Главная Верховный Суд Республики Беларусь Пресс-служба Сообщения пресс-службы


Читайте в номере
E-COURT
Электронное
правосудие
Мониторинг СМИ
Все новости
Меню раздела

«Суд да дело». Интервью первого заместителя Председателя Верховного Суда Республики Беларусь Валерия Калинковича изданию «СБ Беларусь сегодня»

Завтра, 22 декабря, Пленум Верховного Суда рассмотрит две важнейшие проблемы, касающиеся осуществления правосудия. Темой Пленума станут вопросы обеспечения права на судебную защиту и культуру судебной деятельности. О насущности предстоящего разговора «СБ» рассказал первый заместитель Председателя Верховного Суда Валерий КАЛИНКОВИЧ.

Фото «СБ Беларусь сегодня»

Публикуем полный текст интервью

— Валерий Леонидович, почему вопросы судебной культуры и доступности правосудия потребовали рассмотрения на Пленуме Верховного Суда?

— На самом деле Верховный Суд не впервые обращается к этим темам. Пленум рассматривал их в 1999 и 2006 годах, принимал соответствующие постановления. В 2012 году вопрос культуры судебной деятельности обсуждался и на Пленуме Высшего Хозяйственного Суда. Но надо понимать, что тогда была абсолютно другая ситуация в законодательстве и в самой судебной системе. В итоге сегодня те постановления просто перестали отвечать требованиям времени. Изменились многие нормативные правовые акты, был воплощен в жизнь конституционный принцип единства судебной системы. Разумеется, потребовалось по–новому взглянуть на такие важные элементы правосудия, как право на судебную защиту и культуру судебной деятельности. Особенно в контексте положений, содержащихся в тех международных актах, которые посвящены общепризнанным стандартам в сфере правосудия.

— Что включается в это понятие — «культура судебной деятельности»?

— Это понятие не имеет законодательного определения, однако в немалой степени влияет на качество правосудия в целом. Так как подразумевает ряд требований: здесь и организация работы по рассмотрению дел, поддержание установленного законом порядка в зале судебного заседания, соблюдение законности при вынесении судебных постановлений, грамотность и своевременность составления процессуальных документов, соблюдение этических норм и правил общения, содержание в надлежащем состоянии помещений суда и т.д. От высокого уровня организации и культуры судебной деятельности зависит, насколько четко будет реализован закрепленный в статье 60 нашей Конституции принцип защиты прав и свобод личности компетентным, независимым и беспристрастным судом. Ведь многие пороки в организации судебной деятельности связаны именно с отсутствием культуры. Бюрократизм, волокита, чванство, злоупотребление властью, а порой откровенная грубость и хамство есть не что иное, как следствие низкого уровня культуры. Культура — это всегда система координат: личных ценностных установок, мировоззренческого опыта, моральных авторитетов. Мы с судьями, работниками судов всех уровней вместе принимаем некие общие ценности и правила — общую систему координат, которая должна стать нашей культурной средой. Речь тут идет не столько о правовых, сколько о нравственных ориентирах.

— Но ведь существует Кодекс чести судьи, принятый в 1997 году, где определены эти ориентиры…

— Да, и там сказано, что «Всегда и везде судья должен вести себя таким образом, чтобы в обществе утверждалась уверенность в его независимости, объективности и беспристрастности при осуществлении правосудия». И в основном, как показывает практика, эти каноны соблюдаются. Тем не менее совсем недавно мы проводили импровизированное исследование, которое показывает, что выполняется это правило не всегда. Попросили людей, непосредственно обращающихся в суды, указать в анкетах на недостатки, которые они замечают. На что чаще всего жаловались? На неуважительное отношение, высокомерие, на то, что судьи порой рассматривают дела в служебных кабинетах, перебивают, допрашивая, не учитывают эмоциональное состояние человека, порой впервые попавшего в суд. Список можно продолжать, а можно объединить одним емким словосочетанием — недостаточный уровень культуры судебной деятельности, проявленный отдельными судебными работниками. Пленум укажет на эти недостатки и пути их исправления.

— К нам в редакцию поступило письмо, в котором человек жаловался не на судью, а на секретаря судебного заседания. Будет ли уделено внимание поведению работников судебного аппарата?

— Да, с руководителями судов будет разговор о том, что требование о неукоснительном соблюдении положений общей и профессиональной этики распространяется не только на самих судей, но и на работников аппаратов судов. К сожалению, еще случаются ситуации, когда целенаправленная работа по упрочению авторитета судебной власти нивелируется проявлением невоспитанности со стороны сотрудника аппарата, будь–то секретарь или даже уборщица. Жалуются, что некоторые из них часто ведут себя чванливо, невежливо, грубо отвечают по телефону. Работники судов на всех уровнях обязаны понимать, что они трудятся в особом месте, где к ним предъявляются особо строгие требования.

— Какими видятся способы влияния на ситуацию?

— Пленум, в частности, обратит внимание судей на необходимость строгого соблюдения правил поведения как в профессиональной деятельности, так и во внеслужебных отношениях. Проблема в том, что еще бытует ошибочное мнение, будто достаточно быть всего лишь высококлассным юристом, чтобы стать хорошим судьей. На самом деле этого мало. Есть еще ряд требований, предъявляемых к личности судьи. Он должен и в зале суда, и во внеслужебное время соответствовать высоким моральным и этическим принципам. Обладать способностью противостоять любому воздействию. К слову, уровень давления на суд многократно возрос с приходом в нашу жизнь интернета. То и дело одна из сторон судебного спора информационно атакует суд, пытаясь склонить его в пользу необходимого этой стороне решения. Появилась еще целая категория граждан, которые пробуют повлиять на суд путем бесконечных жалоб в инстанции, не имеющие никакого отношения к решению судебных конфликтов. Нужно иметь высокую психологическую устойчивость, чтобы суметь в этих условиях сохранить объективность и беспристрастность.

— Да еще и в условиях, когда отнюдь не культурно ведут себя некоторые посетители судебных заседаний…

— А вот эту ситуацию уже никакими постановлениями не изменить. Действительно, многие граждане позволяют себе и в ходе процесса, и после него не стесняться в выражениях, ведут себя откровенно по–хамски. Но как раз в эти моменты и должна проявиться нравственная позиция судьи, который умеет сдерживать эмоции и не поддается на провокации. То есть не опускается до склоки, а собственным примером демонстрирует высокий уровень культуры и тем самым способствует правовому воспитанию граждан. Недаром о судейском корпусе сказано, что он — серьезный воспитательный резерв государства.

— Насколько нашим гражданам доступно правосудие?

— В стране созданы все условия для беспрепятственного обращения граждан и организаций в суд, их участия в судопроизводстве. Строгий контроль в этой сфере привел к значительному сокращению случаев необоснованного отказа в правосудии. Сейчас главное, и Пленум скажет об этом, — не допускать формального подхода к рассмотрению заявлений о возбуждении дел. Например, особо будет указано, что принятие решения об отказе в возбуждении гражданского дела, возвращении либо отказе в принятии заявления по экономическому делу, оставлении заявления без движения, возвращении заявления о совершенном преступлении, которым возбуждается уголовное дело частного обвинения, допускается только в случаях, прямо предусмотренных нормами процессуального законодательства. Отдельно будет указано на недопустимость необоснованных отказов в приеме жалоб как на не вступившие, так и на вступившие в законную силу судебные постановления. Впрочем, доступность правосудия — это не только преодоление формализма. Как театр начинается с вешалки, так и правосудие — с первого впечатления, которое возникает у человека, впервые перешагнувшего порог зала суда. Поэтому одной из задач Верховного Суда остается совершенствование материально–технического оснащения судов, реконструкция и строительство новых зданий. Тут вопрос доступности правосудия приобретает буквальный смысл.

— Что имеется в виду?

— Мы хотим добиться того, чтобы эта доступность обеспечивалась всеми возможными на сегодняшний день средствами. От возможности беспрепятственно побывать в просторном комфортном зале заседаний до возможности дистанционного участия в судебном заседании. Поэтому здания белорусских судов в первую очередь должны не подавлять человека излишней помпезностью, а отличаться многофункциональностью, технологичностью и удобством. Например, безбарьерной средой, обеспечению которой уделяем сейчас особое внимание. Разумеется, хотелось бы по мере сил создать и некую торжественность, которая должна быть присуща зданию, где вершится справедливость. Потому что когда суд, например, в Гомеле, располагается на первом этаже жилого дома, ничего величественного в этом нет.

— Что построено за последние годы?

— За три года построено и введено в эксплуатацию пять новых зданий районных судов — Ушачского, Столинского, Воложинского, Гродненского и Слонимского районов. Сейчас ведется строительство новых зданий. Прежде всего это новое здание Верховного Суда. Также строятся здания судов Брестской области и здание для судов Первомайского и Советского районов Минска. Кроме того, 20 зданий судов капитально отремонтированы.

— Как известно, основные положения реформирования национального правосудия были сформулированы в 2011 году в Послании Президента о перспективах развития системы общих судов. Можно ли сказать, что эта работа близка к завершению?

— Да, по большому счету, судебно–правовая реформа в целом завершена. Наша судебная система стала такой, какой она должна быть в правовом демократическом государстве. Правосудие целиком построено на гуманистических принципах, служит поддержанию законности и правопорядка, разрешению и урегулированию социальных конфликтов, при этом к нему обеспечен равноправный доступ всех граждан страны. Сейчас стоит задача шлифовки, доработки, если хотите — внутренней отделки здания национального правосудия. Ближайший Пленум как раз выполняет одну из таких задач. Завершающим этапом станет вступление в силу новой редакции Кодекса о судоустройстве и статусе судей. Этот основополагающий документ уже принят Национальным собранием и в ближайшее время ожидается его подписание Президентом.

Беседовал Роман РУДЬ

Советская Белоруссия № 245 (25127). Среда, 21 декабря 2016