Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

20 сентября 2019  138 16 сентября 2019  576 13 сентября 2019  191 11 сентября 2019  907 11 сентября 2019  302 10 сентября 2019  226

Определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь от 11.01.2019 по делу № 02ау-9/2019 г.

25 января 2019  505

                                                                         Дело № 02ау-9/2019 г.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

11 января 2019 года судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам обвиняемого и его защитника - адвоката на приговор Гомельского областного суда от 15 октября 2018 года,  по которому

К., ранее не судимый,

осужден по п.6 ч.2 ст.139 УК на 14 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии в условиях усиленного режима.

Взыскано с К. в пользу С. в счет возмещения материального вреда, связанного с погребением, 615 рублей 27 копеек, в счет возмещения морального вреда 3 000 рублей, а также в доход государства 104 рубля 26 копеек госпошлины и 601 рубль 54 копейки процессуальных издержек.

Для добровольного исполнения приговора в части гражданского иска К. установлен срок 1 месяц.

Решен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда, мнение старшего прокурора отдела Генеральной прокуратуры Республики  Беларусь, полагавшего необходимым приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы – без удовлетворения,  судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

К. признан виновным в умышленном противоправном лишении жизни другого человека (убийстве), совершенном с особой жесткостью.

В апелляционной жалобе обвиняемый К. указал на строгость назначенного ему наказания. Просит назначить ему более мягкое наказание.

В апелляционной жалобе адвокат указала, что умысла на лишение жизни потерпевшей у К. не было. Об этом свидетельствуют обстоятельства произошедшего, показания обвиняемого, его поведение после нанесения ударов своей жене. Нанося удары потерпевшей босой ногой в левый бок, К. не мог предположить, что в результате может наступить ее смерть. По мнению адвоката, суд необоснованно, как на доказательство виновности К., сослался на его объяснение от 6 апреля 2018 года, поскольку, как это указывается в жалобе, объяснение не относится к источникам доказательств. Кроме того, адвокат обращает внимание на акт освидетельствования от 6 апреля 2018 года, согласно которому обвиняемый находился в состоянии алкогольного опьянения. Также адвокат, ссылаясь на заключение судебно-медицинской экспертизы от 23 мая 2018 года, полагает, что органом предварительного расследования и судом не установлено, при каких именно обстоятельствах потерпевшая К. получила весь комплекс телесных повреждений.

Не установлено наличие в действиях обвиняемого и обстоятельств, свидетельствующих о проявлении им особой жестокости.

Считает, что К. совершил умышленно причинение тяжкого телесного повреждения, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшей.

Просит приговор изменить, переквалифицировать действия К. с п.6 ч.2 ст.139 УК на ч.3 ст.147 УК и снизить меру наказания.

Рассмотрев дело, обсудив апелляционные жалобы, судебная коллегия находит виновность обвиняемого К. в совершении преступления, за которое он осужден, материалами дела доказанной.

Из показаний свидетелей Б. и Б. усматривается, что на протяжении дня 5 апреля 2018 года они совместно с К. распивали спиртные напитки. Когда вечером они уходили из квартиры К., каких-либо видимых телесных повреждений у потерпевшей они не видели.

Свидетель К. пояснила, что 5 апреля 2018 года, начиная примерно с 19.30, слышала доносящиеся из квартиры К. женские крики, а также глухие стуки. Шум прекратился около 22.00.

Из рапорта ст.оперуполномоченного Б., протокола осмотра места происшествия, показаний свидетеля Б. следует, что  5 апреля 2018 года по месту жительства К. обнаружен труп К. с телесными повреждениями.

В соответствии с заключением эксперта при исследовании трупа К. установлено наличие многочисленных кровоподтеков, ссадин, переломов грудины и ребер, разрывов внутренних органов. Непосредственной причиной смерти К. явилась тупая травма живота, сопровождавшаяся кровоизлиянием в мягкие ткани передней брюшной стенки, разрывами брыжейки тонкого кишечника и ветвей брыжеечной артерии, кровоизлиянием в стенку толстой кишки, кровоизлиянием и разрывом селезенки в области ворот с последующим развитием обильной кровопотери.

В судебном заседании судебно-медицинский эксперт Л. подтвердил свои выводы.

Заключениями судебно-биологической и судебно-генетической экспертиз установлено наличие крови К. на смыве с левой стопы К., биологического материала потерпевшей в подногтевом содержимом левой руки обвиняемого.

К. как в ходе предварительного расследования, так и в судебном заседании не отрицал, что наносил удары К. по различным частям тела, в том числе левой рукой в туловище и ногой в бок, когда она уже лежала на полу.

По заключению стационарной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы у К. в период времени, относящийся к инкриминируемому ему деянию, и в настоящее время диагностируется психическое расстройство - легкая умственная отсталость. Однако обвиняемый мог и может в настоящее время сознавать фактический характер, общественную опасность и значение своих действий и руководить ими. В состоянии аффекта не находился.

С учетом изложенного, выводы суда о вменяемости К. не вызывают сомнений в своей достоверности.

Всесторонне, полно и объективно исследовав указанные выше и другие собранные по делу доказательства, дав им надлежащую оценку, суд обоснованно признал К. виновным в умышленном противоправном лишении жизни другого человека (убийстве), совершенном с особой жесткостью, и правильно квалифицировал его преступные действия по п.6 ч.2 ст.139 УК.

Вопреки доводам жалобы защитника судом достоверно установлено, что весь комплекс телесных повреждений К. причинил обвиняемый.

Из первоначальных пояснений обвиняемого усматривается, что он избил К., нанеся ей неоднократные удары рукой и ногой по различным частям тела.

В ходе проверки показаний на месте обвиняемый продемонстрировал обстоятельства нанесения им ударов потерпевшей.

По заключению судебно-медицинского эксперта разрыв селезенки, переломы 8,9,10 ребер по задне-подмышечной линии слева и 9,10,11,12 ребер по лопаточной линии слева могли образоваться при обстоятельствах, указанных обвиняемым при проведении проверки его показаний на месте.

При этом судебно-медицинский эксперт исключил возможность образования телесных повреждений, имевшихся у К., от собственной руки потерпевшей и сделал вывод о том, что все телесные повреждения у К. не могли возникнуть одномоментно при падении с высоты собственного роста, так как они расположены на разных участках и в разных плоскостях волосистой части головы, лица, грудной клетки, подвздошных областей, верхних и нижних конечностей.

 Доводы жалобы защитника о том, что в действиях обвиняемого отсутствуют особая жестокость и умысел на убийство К., нельзя признать обоснованными.

Нанесение обвиняемым большого количества ударов руками и ногами по различным частям тела, в том числе и в область расположения жизненно важных органов – грудь, живот, голову, характер телесных повреждений – субарахноидальные кровоизлияния в области больших полушарий головного мозга, переломы грудины и ребер, тупая травма живота с разрывами внутренних органов с развитием обильной кровопотери свидетельствуют об умысле К. на убийство потерпевшей с особой жестокостью.

При таких обстоятельствах оснований для переквалификации действий обвиняемого на ч.3 ст.147 УК, о чем указывается в жалобе защитника, не имеется.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, судом не допущено. Суд обоснованно, в силу ч.1 ст.100 УПК, сослался как на доказательство виновности К. на его первоначальные пояснения, которые получены в порядке, предусмотренном ст.173 УПК. Добровольность пояснений и достоверность изложенных в них фактических данных К. в судебном заседании не отрицал. 

Наказание обвиняемому назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о его личности, обстоятельства, смягчающего его ответственность.

Совершение К. преступления в состоянии алкогольного опьянения обоснованно судом признано обстоятельством, отягчающим его ответственность.

Оснований считать назначенное К. наказание чрезмерно суровым не имеется. Оно соответствует целям уголовной ответственности и является справедливым.

Руководствуясь ст.386 УПК Республики Беларусь, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А :

приговор Гомельского областного суда от 15 октября 2018 года в отношении К. оставить без изменения, а апелляционные жалобы его и адвоката – без удовлетворения.

Председательствующий:                                                                

Судьи Верховного Суда                                                                                  

В очередном выпуске

Мониторинг СМИ

Google переводчик