Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

вчера  92 16 сентября 2019  550 13 сентября 2019  185 11 сентября 2019  896 11 сентября 2019  296 10 сентября 2019  225

Надзорное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь от 07.08.2018 по делу № 02н-788/2018

25 января 2019  614

                      Дело № 02н-788/2018

                        Надзорное определение     

7 августа 2018 года  судебная коллегия по уголовным делам  Верховного Суда Республики Беларусь рассмотрела в открытом судебном заседании  уголовное дело по протесту заместителя  Генерального прокурора Республики Беларусь в отношении  К.

По  приговору суда  Зельвенского района Гродненской области  от  30 августа 2017 года К., ранее судимый, осужден по ч.3 ст. 147 УК на 13 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии в условиях усиленного режима.

В соответствии с ч.1 ст. 106 УК к нему применены принудительные меры безопасности и лечения в виде принудительного амбулаторного наблюдения и лечения  у врача - специалиста в области оказания психиатрической помощи.

В силу ч.1 ст. 107 УК ему назначено принудительное лечение от алкоголизма по месту отбывания наказания.

Разрешены по делу гражданский иск и судьба вещественных доказательств.

Определением судебной  коллегии по уголовным делам Гродненского областного суда от 3 октября 2017 года приговор оставлен без изменения,  а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Постановлением судьи суда Зельвенского района от 10 ноября 2017 года, вынесенным в порядке ст. 402 УПК, установлено исчисление срока назначенного наказания с 5 мая 2017 года.

Постановлением президиума Гродненского областного суда от 11 мая 2018 года протест заместителя Генерального прокурора Республики Беларусь  вопрос  об отмене апелляционного определения в отношении К. и передаче уголовного дела на новое апелляционное рассмотрение оставлен без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда и выступление прокурора отдела Генеральной  прокуратуры  Республики Беларусь,  поддержавшего протест,  судебная коллегия

                                                   установила: 

по приговору К. признан виновным в умышленном причинении тяжкого телесного повреждения, опасного для жизни, совершенном способом, носящим характер мучения и истязания, из хулиганских побуждений, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего.

В протесте заместителя Генерального прокурора Республики Беларусь указывается, что  судом апелляционной инстанции при рассмотрении уголовного дела в полной мере не выполнены требования ч.3 ст. 397 УПК. К. в апелляционной жалобе, наряду с другими доводами,  указал, что не согласен с приговором, назначением принудительных мер безопасности и лечения, предусмотренных ч.1 ст. 107 УК, что при совершении преступления был невменяем. Признавая необоснованными доводы обвиняемого в этой части, суд апелляционной инстанции сослался на заключение амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы от 18 мая 2017 года.  Но с учетом наличия у К. группы инвалидности по психическому заболеванию, регулярного посещения психиатра, его поведения и состояния здоровья после совершения преступления, психиатрической экспертизы от 20 июня 2016 года, проведенной  по другому уголовному делу, доводы осужденного о совершении преступления в состоянии невменяемости судом апелляционной инстанции  в достаточной степени  не проверены. В соответствии с  ч.7 ст. 385 УПК апелляционная инстанция вправе была назначить по делу стационарную судебно-психиатрическую экспертизу, чего сделано не было. Кроме этого суд апелляционной инстанции оставил без оценки то обстоятельство, что по психическому состоянию осужденного не была допрошена его мать.

Ставится вопрос об отмене определения судебной коллегии по уголовным делам Гродненского областного суда от 3 октября 2017 года, постановления судьи суда Зельвенского района от 10 ноября 2017 года, постановления президиума этого же областного суда от 11 мая 2018 года в отношении К. и передаче  уголовного дела на новое апелляционное рассмотрение.

Рассмотрев дело и обсудив протест, судебная коллегия находит, что  протест подлежит удовлетворению.

Согласно ст. 397 УПК в апелляционном определении должны быть изложены содержание доводов лица, подавшего жалобу или принесшего протест, мотивы принятого решения. Если жалоба или протест оставлены без  удовлетворения, указываются основания, по которым доводы, содержащиеся в жалобе или протесте, признаны необоснованными или несущественными.

В силу положений ст. 378 УПК при рассмотрении уголовного  дела в апелляционном порядке суд проверяет законность, обоснованность, справедливость приговора по имеющимся в деле и дополнительно представленным материалам.  Суд не связан с доводами апелляционных жалобы  или протеста и проверяет дело в полном объеме, правильность установления фактических обстоятельств уголовного дела и применения уголовного закона, а также соблюдение при рассмотрении  и разрешении уголовного дела судом первой инстанции норм уголовно-процессуального закона. 

Эти требования уголовно-процессуального закона при рассмотрении настоящего уголовного дела судебной коллегией по уголовным делам Гродненского  областного суда  в полной мере выполнены не были.

В апелляционной жалобе от 8 сентября 2017 года К., наряду с другими доводами, указал о том, что не согласен с применением к нему  ст. 107 УК и постановленный приговор не соответствует требованиям ст. 350 УПК. Он совершил  преступление в состоянии невменяемости, но по делу не проведена дополнительная психиатрическая экспертиза.

Эти доводы К. судом апелляционной инстанции должным образом не проверены.

В  апелляционном определении не содержится ответа на доводы осужденного в отношении  не проведенной по делу  дополнительной психиатрической экспертизы, несоответствия приговора требованиям ст. 350 УПК.

Не соглашаясь с  доводами  К. о совершении преступления в состоянии невменяемости, апелляционная инстанция указала, что эти доводы  опровергаются заключением врачей-психиатров, согласно которому в период времени, относящийся к инкриминируемому деянию, осужденный в состоянии временного расстройства психики не находился, но обнаруживает признаки легкой умственной отсталости, лишающей его возможности в полной мере сознавать значение  своих действий и руководить ими. Как указано в определении, К. совершил преступление, будучи лицом с уменьшенной вменяемостью, поэтому нуждается в применении принудительных мер безопасности и лечения.

В то же время, ссылаясь на заключение врачей-психиатров, фактически на заключение амбулаторной судебно-психиатрической экспертной комиссии, суд апелляционной инстанции  не выяснил и не проверил, в достаточной ли степени исследовано экспертами и судом психическое состояние К., являются ли изложенные в заключении экспертов-психиатров выводы по его психическому состоянию полными, научно обоснованными, мотивированными, правильными  и не содержат ли они противоречий.

В постановлении следователя о назначении судебно-психиатрической экспертизы, наряду с другими, перед экспертами поставлены следующие вопросы:1.Страдал ли К. в период времени, относящийся к  инкриминируемому ему деянию, хроническим, психическим заболеванием, временным расстройством психики, слабоумием  или иным болезненным расстройством психики? 2. Если да, то мог ли он сознавать фактический характер и общественную опасность своих действий или руководить ими? 3. Страдал ли К. в период времени, относящийся к инкриминируемому ему деянию, болезненным психическим расстройством или умственной отсталостью? 4. Если да, то мог ли он в полной мере сознавать значение своих действий и руководить ими? 7-8. Страдает ли К. хроническим алкоголизмом, нуждается ли он в принудительном противоалкогольном лечении, и нет ли противопоказаний к такому лечению?

Опровергая доводы К. о совершении преступления в состоянии невменяемости и оставляя приговор без изменения, судебная коллегия не проверила, содержатся ли в заключении экспертов-психиатров  ответы на 2-й вопрос, поставленный перед ними для разрешения, а если нет, то имеет ли это обстоятельство в данном случае значение для определения психического состояния  осужденного, его вменяемости.

Как указано в экспертном заключении, недостаточная способность обвиняемого к последовательному обдумыванию, планированию, прогнозированию своих поступков и другие имеющиеся у него  особенности, отмеченные экспертами, в период времени, относящийся к инкриминируемому ему деянию, "лишали возможности К. в полной мере сознавать значение своих действий и руководить ими".

Оставляя приговор без изменения, апелляционная инстанция не выяснила, не содержат ли такие выводы экспертов неясности, противоречия и согласуются ли они с  положениями ст. 29 УК.

Из материалов дела следует, что у К. имеются  заболевания.

По заключению экспертов он, как страдающий алкогольной зависимостью, нуждается в применении принудительного противоалкогольного лечения, которое судом в соответствии со ст. 107 УК и применено к нему.

Однако в заключении экспертов не содержится ответа и не указано: не имеется ли противопоказаний у осужденного к такому лечению.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 16 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 28 марта 2013 года №1 "О практике применения судами принудительных мер безопасности и лечения в уголовном производстве", принудительное лечение к лицам, страдающим хроническим алкоголизмом, наркоманией или токсикоманией, может быть применено при постановлении приговора наряду с назначением наказания или применением иных мер уголовной ответственности и допускается при наличии в материалах уголовного дела медицинского заключения о том, что лицо страдает хроническим алкоголизмом,  наркоманией или токсикоманией, нуждается в принудительном лечении в соответствии со ст. 107 УК  и не имеет медицинских противопоказаний к такому лечению.

Соглашаясь с приговором и применением судом к осужденному принудительного противоалкогольного лечения, суд апелляционной инстанции в то же время оставил без внимания отсутствие в заключении экспертов выводов: имеются либо нет противопоказания у осужденного  к такому лечению, и не учел разъяснения по этому вопросу, содержащиеся в п. 16 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 28 марта 2013 года №1  "О практике применения судами принудительных мер безопасности и лечения в уголовном производстве".

Также апелляционной инстанцией оставлено без внимания применение в порядке ст.106 УК к К., осужденному к лишению свободы, принудительных мер безопасности и лечения "в виде принудительного амбулаторного наблюдения и лечения у врача - специалиста в области оказания психиатрической помощи".

Для выяснения вышеуказанных обстоятельств, возникших вопросов, дачи разъяснений по заключению судебно-психиатрической экспертизы,  оценке психического состояния К. суд апелляционной инстанции вправе был вызвать и заслушать экспертов-психиатров, разъяснения которых могли иметь  важное значение для проверки доводов осужденного и выводов судебно-психиатрической экспертизы, суда в отношении вменяемости  последнего и  принятия правильного решения по делу, а при необходимости - решить  вопрос о назначении дополнительной либо стационарной судебно-психиатрической экспертизы в отношении осужденного.

Вышеприведенные обстоятельства, допущенные по делу нарушения не были учтены президиумом областного суда при рассмотрении уголовного дела.

При таких  обстоятельствах определение судебной коллегии по уголовным делам Гродненского областного суда, постановление президиума этого же областного суда  в отношении К.  нельзя признать законными, обоснованными, они подлежит отмене, а дело - передаче на новое  апелляционное рассмотрение.

В связи с отменой судебных решений  подлежит отмене и постановление судьи районного суда.

При новом апелляционном рассмотрении уголовного дела  необходимо учесть вышеизложенное, с учетом полномочий суда апелляционной инстанции проверить  уголовное дело в полном объеме, законность, обоснованность, справедливость приговора  и принять решение по делу, соответствующее   закону.

Руководствуясь ст. 412 УПК, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь

                                       о п р е д е л и л а:

определение судебной коллегии по уголовным делам  Гродненского областного суда от 3 октября 2017 года, постановление судьи суда Зельвенского района от 10 ноября 2017 года, постановление президиума этого же областного суда от 11 мая 2018 года в отношении К. отменить, а уголовное дело передать на новое апелляционное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

Председательствующий:                                                          

Судьи Верховного Суда:                                                                                      

                                             

В очередном выпуске

Мониторинг СМИ

Google переводчик