Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 01.09.2021 по делу № 152-9/2019

14 сентября 2021  302

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

                                                       01.09.2021                                                            

Дело № 152-9/2019

г. Минск

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь,  рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу государственного объединения «Б» на решение экономического суда Брестской области от 24.05.2021 и постановление апелляционной инстанции этого суда от 05.07.2021 по делу № 152-9/2019 по иску иностранного общества с ограниченной ответственностью «А» к государственному производственному проектно-строительному унитарному предприятию «О» о взыскании 803 495 рублей неустойки, третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований на предмет спора, на стороне ответчика: государственное унитарное дорожно-строительное предприятие «ДСПМК», коммунальное унитарное дочернее предприятие «У», государственное унитарное проектно-изыскательское предприятие «И»,

с участием представителей государственного объединения «Б» - адвоката М. (доверенность), начальника управления П. (доверенность), ведущего юрисконсульта П. (доверенность), иностранного общества с ограниченной ответственностью «А» - адвоката М. (доверенность),

УСТАНОВИЛА:

Решением экономического суда Брестской области от 24.05.2021 по делу № 152-9/2019 с государственного производственного проектно-строительного унитарного предприятия «О» (далее – УП «О») в пользу иностранного общества с ограниченной ответственностью «А» (далее – ИООО «А») взыскано 40 124,45 рублей пени, 29 969,63 рублей расходов по оплате за проведение исследования, 4 757,29 рублей расходов на оплате за проведение судебной экспертизы, 8 160 рублей расходов по государственной пошлине, а всего  83 011,37 рублей; в остальной части в удовлетворении иска отказано.

Постановлением апелляционной инстанции экономического суда Брестской области от 05.07.2021 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе государственное объединение «Б» (как правопреемник УП «О» в связи с реорганизацией путем преобразования) просит принятые судебные постановления в части удовлетворения иска отменить и принять новое постановление об отказе истцу в иске в полном объеме.

Государственное объединение «Б» считает, что судом допущено неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела, поскольку ответчик выполнял только часть работ на рассматриваемом объекте в соответствии с указаниями заказчика, который не разрешил выполнить устройство верхнего слоя дорожного покрытия, предусмотренное проектом, в связи с чем ответчик выдал гарантии на все виды работ, за исключением асфальтобетонного покрытия.

По мнению заявителя кассационной жалобы, представленными по делу доказательствами не подтверждено наличие вины ответчика в разрушении дорожного покрытия, и заключением эксперта данный факт достоверно не установлен, поскольку как указано в заключении после корректировки проекта с исключением верхнего слоя покрытия защитный слой износа предусмотрен не был и не выполнялся.

Заявитель кассационной жалобы указывает, что суд также не учел, что после приемки в эксплуатацию однослойного дорожного покрытия инструкция по его эксплуатации заказчиком разработана не была. Считает, что судом неправильно применены нормы материального права.

Государственное объединение «Б» также не согласно, что за основу для расчета пени судом принята стоимость устранения недостатков в размере 802 489 рублей, поскольку она является стоимостью капитального ремонта с устройством новых асфальтобетонных слоев либо других защитных слоев, которые ответчиком изначально не выполнялись и истцом не оплачивались.

Согласно отзыву на кассационную жалобу ИООО «А» просит принятые по делу судебные постановления оставить без изменения, а кассационную жалобу ответчика – без удовлетворения.

В судебном заседании представители государственного объединения «Б» поддержали кассационную жалобу по изложенным в ней доводам. Представитель ИООО «А» в судебном заседании поддержал доводы отзыва на кассационную жалобу.

В соответствии с частью третьей статьи 293 ХПК дело рассматривается в отсутствие представителей УП «Д», УП «У», УП «И», извещенных надлежащим образом о времени и месте проведения судебного заседания.  

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь, заслушав пояснения представителей сторон, изучив материалы дела, проанализировав доводы кассационной жалобы и отзыва на нее, проверив законность и обоснованность судебных постановлений, считает, что оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется.

Согласно статье 297 ХПК основаниями для изменения или отмены судебных постановлений суда, рассматривающего экономические дела, первой и (или) апелляционной инстанций являются необоснованность судебных постановлений, нарушение либо неправильное применение норм материального и (или) процессуального права.

Как следует из материалов дела, заключенным между УП «Объединение» как подрядчиком и ИООО «А» как заказчиком договором строительного подряда № 80 от 12.01.2016 было предусмотрено выполнение строительных, специальных, монтажных работ основного периода строительства объекта «Агропредприятие по производству зерна и датской беконной свинины мощностью 6000 тонн мяса в живом весе в год и подъездная дорога к нему, вблизи деревни У. первоначальной приблизительной стоимостью работ 122 240 000 000 рублей, до деноминации, без учета стоимости оборудования (далее – договор подряда).

Пунктом 8.6. договора подряда на принятые в эксплуатацию объекты и выполненные строительные работы определен гарантийный срок пять лет. При этом подрядчик гарантирует достижение объектом указанных в проектной документации показателей и возможность эксплуатации объекта в соответствии с договором на протяжении гарантийного срока, несет ответственность за недостатки (дефекты), обнаруженные в пределах гарантийного срока, если не докажет, что они произошли вследствие естественного износа объекта или его частей, неправильной его эксплуатации или неправильности инструкции по его эксплуатации, разработанной самим заказчиком или привлеченными им третьими лицами, ненадлежащего ремонта объекта, произведенного самим заказчиком или привлеченными им третьими лицами – пункт 8.10. договора подряда – пункт 8.10. договора подряда.

Разделом 11 договора подряда согласована ответственность сторон за ненадлежащее исполнение условий договора, включая ответственность подрядчика за несвоевременное устранение дефектов, указанных в актах заказчика, в том числе выявленных в период гарантийного срока в виде пени в размере 2% стоимости работ по устранению дефектов за каждый день просрочки, начиная со дня окончания указанного в акте срока.

Приказом ИООО «А» от 23.07.2018 утвержден акт приемки в эксплуатацию рассматриваемого объекта – 4-й пусковой комплекс, законченный строительством.

В гарантийном паспорте объекта строительства, датированном 23.07.2018, подписанном подрядчиком и субподрядчиками, сделана отметка о том, что гарантийный срок составляет пять лет, за исключением асфальтобетонного покрытия, уложенного в один слой.

26.03.2019 заказчиком с участием представителей УП «О» и субподрядчика – УП «Д» составлен дефектный акт на гарантийный ремонт с указанием, что в процессе эксплуатации объекта в период гарантийного срока при визуальном осмотре (обследовании) выявлены дефекты нижнего слоя асфальтобетонного покрытия и множественные разрушения. В частности, на площадке № 37 по ГП обнаружены раковины, трещины, выкрашивания, разуплотнения асфальтобетона и просадки; на объездной дороге вокруг фермы – продольные трещины, сетки трещин, разуплотнения асфальтобетона, обкрашивание кромок покрытия, просадки с сеткой трещин и колейность; на территории фермы – переувлажнение, размокание и разуплотнение нижних слоев основания, просадки, дефекты верхнего слоя из отсева щебня, а также ряд дефектов кровель.

Указанный дефектный акт подписан подрядчиком и субподрядчиком с приложением, в котором отражено несогласие с наличием гарантийных обязательств по изложенным недостаткам со ссылкой на гарантийный паспорт объекта, в котором содержится отметка о том, что на асфальтобетонное покрытие гарантия не распространяется, а также указание о том, что причиной обнаруженных дефектов является решение заказчика об укладке асфальтобетонного покрытия в один слой и факты проезда тяжеловесной техники по кромкам и обочине покрытия, что ведет к их разрушению.

Со ссылкой на неустранение подрядчиком отраженных в дефектном акте от 26.03.2019 дефектов в указанный в акте двухнедельный срок заказчик на основании пункта 11.2. договора подряда обратился в суд с требованием о взыскании пени за несвоевременное устранение дефектов по пунктам 1, 2, 3 дефектного акта за период с 10.04.2019 по 27.05.2019 в размере 803 495,62 рубля. В процессе судебного разбирательства судом было принято к рассмотрению уменьшение исковых требований до 802 498 рублей, рассчитанных истцом исходя из стоимости работ по устранению дефектов в размере 802 489 рублей.  

Признавая уточненные исковые требования законными и обоснованными, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что поскольку у ответчика как подрядчика на основании заключенного сторонами договора подряда возникло обязательство устранить выявленные в период гарантийного срока дефекты, возникшие вследствие некачественного выполнения работ, и ответчик данное обязательство своевременно не исполнил, требование о взыскании договорной пени является законным и обоснованным. При этом уменьшение пени до 40 124,45 рублей по правилам статьи 314 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК) является мотивированным, учитывает обстоятельства дела, эксплуатацию объекта истцом, баланс имущественных интересов сторон, а также период просрочки, за который начислена пеня.

Оставляя решение суда первой инстанции без изменений, суд апелляционной инстанции также установил наличие причинно-следственной связи между допущенными ответчиком отступлениями от проектно-сметной документации при выполнении рассматриваемых работ на объекте и отраженными в дефектном акте и зафиксированными в процессе осмотров недостатками, указав, что ответчиком наличие иных причин образования дефектов не доказано.

Указанные выводы судебных инстанций основаны на всестороннем и полном исследовании представленных по делу доказательств, включая договор подряда, акт приемки объекта в эксплуатацию, содержание дефектного акта от 26.03.2019 и приложения к нему, переписку сторон, заключение специалиста РУП «М» № 8 от 06.09.2019, при подготовке которого были привлечены специалисты лаборатории дорожных конструкций дорожного управления ГП «Н», подготовившие Отчет по проведению обследования на объекте, а также получен технический отчет по инженерно-геодезическим изысканиям по объекту, выполненный ООО «Г», а также заключения судебной строительно-технической экспертизы ООО «С» № 156/1-02/20 от 18.09.2020 и № 956/1-12/20Д от 27.04.2021.

К возникшим в период гарантийного срока эксплуатации объекта правоотношениям сторон судом также обоснованно применены положения статей 311, 676, 677, 710 ГК, пунктов 66, 67, 85 Правил заключения и исполнения договоров строительного подряда, утвержденных постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 15.09.1998 № 1450 в редакции постановления от 30.06.2011 № 875, с изменениями и дополнениями (далее – Правила), устанавливающие ответственность подрядчика за недостатки (дефекты), обнаруженные в пределах гарантийного срока в случае, если подрядчиком не доказано наличие независящих от него причин образования таких недостатков (дефектов).

Утверждения в кассационной жалобе о том, что перечисленные в дефектном акте недостатки не связаны с качеством выполненных ответчиком работ, а возникли вследствие указаний истца о выполнении покрытия в один слой, невыполнения самим истцом устройства второго слоя, и последующей неправильной эксплуатацией объекта, не могут быть признаны обоснованными, поскольку положения статьи 710 ГК возлагают бремя доказывания наличия иных обстоятельств непосредственно на подрядчика, а в опровержение выводов заключения специалиста и судебной экспертизы о несоответствии уложенного асфальтобетонного покрытия в один слой требованиям проектной документации ответчик доказательств, отвечающих критериям относимости и допустимости, не представил.

При этом как указал суд апелляционной инстанции на основании установленных по делу обстоятельств, при устройстве однослойного покрытия даже без слоя износа, но в соответствии с проектно-сметной документацией, образование исследованных дефектов и повреждений, отраженных в дефектном акте на гарантийный ремонт от 26.03.2019, было бы невозможным.  В то же время толщина слоев конструкции дорожной одежды, устройство которой выполнялось ответчиком, не соответствует проектному решению; ни в одной из точек вскрытия дорожной одежды проектная толщина слоев дорожной одежды не была соблюдена проектная толщина.

Доводы заявителя кассационной жалобы о неверном определении судом стоимостной базы для начисления пени не могут быть признаны обоснованными, поскольку основой расчета согласно пункту 11.2. договора подряда, соответствующего пункту 85 Правил, выступает стоимость работ по устранению дефектов. При этом нормы действующего законодательства не предусматривают обязательность полного тождества и идентичности состава работ, выполненных подрядчиком с отступлениями от проекта и ТНПА, с работами, необходимыми для устранения выявленных в период гарантийного срока дефектов.

В этой связи принятие за основу расчета выводов эксперта, согласно которым наиболее актуальным и целесообразным способом устранения дефектов и повреждений является капитальный ремонт с усилением и восстановлением свойств асфальтобетонного покрытия способом холодной регенерации с устройством новых конструктивных асфальтобетонных слоев, либо других защитных слоев в совокупности с планировкой территории фермы, является обоснованным.

При этом суд кассационной инстанции также отмечает, что истцом ответчику неоднократно предлагалось самостоятельно устранить обнаруженные в период гарантийного срока недостатки (дефекты), что также может минимизировать последующие связанные с этим негативные последствия для ответчика.  

Ссылки государственного объединения «Б» на некорректность дефектного акта от 26.03.2019, от подписания которого отказался представитель технического надзора, на результат рассмотрения спора не влияют, поскольку, как правильно указал суд апелляционной инстанции со ссылкой на положения пункта 52 Правил и постановление Министерства архитектуры и строительства Республики Беларусь от 17.10.2011 № 48 участие данного специалиста обязательным не являлось.

Кроме того, дефектный акт оценен судебными инстанциями с точки зрения соответствия его содержания по перечисленным в нем дефектам фактическому состоянию объекта в процессе его эксплуатации, что подтверждено также осмотрами и обследованиями объекта специалистами и экспертами с участием представителей сторон, и соответствия либо несоответствия приложения к акту, в котором отражены возражения подрядчика и субподрядчика, поддержанные в ходе судебного разбирательства, фактическим обстоятельствам дела.

Утверждения заявителя кассационной жалобы о том, что в отношении работ по асфальтобетонному покрытию он не гарантировал качество работ, что отражено в гарантийном паспорте объекта от 23.07.2018, и часть работ по благоустройству согласно дополнительному соглашению № 12 от 10.07.2017 отнесена к выполнению хозяйственным способом заказчиком, не могут исключать ответственность подрядчика, поскольку ни Правила (пункты 66, 67), ни условия договора подряда (пункт 8.6.) не предусматривают право подрядчика исключить из общего гарантийного пятилетнего срока эксплуатации объекта какой-либо выполненный им либо привлеченным им субподрядчиком вид работ. При этом Акт приемки в эксплуатацию законченного возведением 4-го пускового комплекса объекта представителем ответчика подписан.

В этой связи с учетом предмета доказывания по делу суд, оценив представленные доказательства по правилам статьи 108 ХПК с точки зрения относимости, допустимости, достоверности каждого доказательства в отдельности, а также достаточности и взаимной связи доказательств в их совокупности, установил в качестве причин возникновения в пределах пятилетнего срока эксплуатации объекта недостатков (дефектов) ненадлежащее качество строительных работ по устройству дорожного покрытия объездной дороги вокруг фермы, площадки № 37 по генплану, проездов по территории фермы.

Каких-либо доводов, основанных на доказательствах, которые, учитывая пределы рассмотрения дела в суде кассационной инстанции по правилам статьи 294 ХПК, имели бы юридическое значение для переоценки выводов судов первой и апелляционной инстанций, влияли бы на оценку законности и обоснованности обжалуемых судебных постановлений, либо опровергали выводы суда, кассационная жалоба не содержит. В ходе рассмотрения дела судебными инстанциями правильно применены нормы материального и процессуального права, выводы суда соответствуют установленным по делу обстоятельствам, в связи с чем принятые по делу судебные постановления подлежат оставлению без изменения.

В связи с отказом в удовлетворении кассационной жалобы понесенные заявителем расходы по уплате государственной пошлины при её подаче на основании статьи 133 ХПК относятся на ответчика.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 294, 296, 298 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь, судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь  

ПОСТАНОВИЛА:

Решение экономического суда Брестской области от 24.05.2021 и постановление апелляционной инстанции этого суда от 05.07.2021 по делу № 152-9/2019 оставить без изменения, а кассационную жалобу государственного объединения «Б» – без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу с момента его принятия, может быть обжаловано (опротестовано) в порядке надзора в соответствии со статьями 300-304 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь.

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации