Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 10.01.2019 по делу № 142-17/2018/371А/1657К

23 января 2019  543

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

10.01.2019

Дело № 142-17/2018/371А/1657К

г. Минск

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь, рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «К» на решение экономического суда Минской области от 09.10.2018 и постановление апелляционной инстанции этого суда от 20.11.2018 по делу №142-17/2018 по иску общества с ограниченной ответственностью «К» к открытому акционерному обществу «С» о взыскании 117 596,44 рублей основного долга, 46 691,01 рублей пени, 17 516,86 рублей процентов за пользование чужими денежными средствами, третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований на предмет спора, на стороне истца - открытое акционерное общество «М», общество с ограниченной ответственностью «П»,

с участием представителей общества с ограниченной ответственностью «К» - юрисконсульта М. (доверенность от 02.01.2019), открытого акционерного общества «С» - начальника юридического отдела Ш. (доверенность № 4 от 02.01.2019),

УСТАНОВИЛА:

Решением экономического суда Минской области от 09.10.2018 обществу с ограниченной ответственностью «К» отказано в удовлетворении исковых требований к открытому акционерному обществу «С» о взыскании 117 596,44 рублей основного долга, 46 691,01 рублей пени, 17 516,86 рублей процентов за пользование чужими денежными средствами.

Постановлением апелляционной инстанции экономического суда Минской области от 20.11.2018 решение суда первой инстанции оставлено без изменений.

В кассационной жалобе общество с ограниченной ответственностью «К» (далее – ООО «К») просит указанные судебные постановления отменить и удовлетворить заявленные исковые требования в полном объеме, указывая на неверные выводы суда об истечении по заявленным требованиям срока исковой давности.

По мнению заявителя кассационной жалобы, судебными инстанциями не был принят во внимание ряд фактов, свидетельствующих о признании ответчиком долга, в том числе, не оспаривание списания денежных средств налоговым органом в счет задолженности перед истцом, отражение проведенных списаний в своем бухгалтерском учете, и подписание актов сверок.

Заявитель кассационной жалобы считает, что судом не проверены обстоятельства отражения долга перед истцом в процессе инвентаризации активов и обязательств организации как кредиторской задолженности, не списания данной задолженности в связи с истечением срока исковой давности, и не включения ее в состав доходов, что также подтверждает прерывание срока исковой давности.

Представитель ООО «К» в судебном заседании поддержал кассационную жалобу по изложенным в ней доводам.

Представитель ОАО «С» считает решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции законными и обоснованными, а кассационную жалобу не подлежащей удовлетворению.

С учетом предмета судебного разбирательства и собранных по делу доказательств, в соответствии с частью третьей статьи 293 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – ХПК) дело рассматривается в отсутствие представителей открытого акционерного общества «М» (далее – ОАО «М») и общества с ограниченной ответственностью «П» (далее – ООО «П»), извещенных надлежащим образом о времени и месте проведения судебного разбирательства.

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь, заслушав пояснения представителей сторон, изучив материалы дела, проанализировав доводы кассационной жалобы, проверив законность и обоснованность судебных постановлений, считает, что кассационная жалоба подлежит удовлетворению частично, а обжалуемые постановления подлежат отмене в части, по следующим основаниям.

Согласно части первой статьи 297 ХПК основаниями для изменения или отмены судебных постановлений суда, рассматривающего экономические дела, первой и (или) апелляционной инстанций являются необоснованность судебных постановлений, нарушение либо неправильное применение норм материального и (или) процессуального права.

В соответствии с частью третьей статьи 297 ХПК нормы материального права считаются нарушенными или неправильно примененными, если суд, рассматривающий экономические дела:

не применил законодательство, подлежащее применению;

применил законодательство, не подлежащее применению;

неправильно истолковал законодательство.

Как следует из материалов дела, на основании заключенного между ОАО «М» как поставщиком и ОАО «С» как покупателем договора поставки № 0203/2/16-17сзр от 03.02.2012, ОАО «М» в адрес ОАО «С» был поставлен товар, оплата по которому должна была быть произведена в течение 160 календарных дней с момента получения товара на складе поставщика путем оплаты стоимости товара исходя из курса доллара США на дату оплаты, в сумме, эквивалентной стоимости товара в долларах США на дату поставки.

В последующем ОАО «М» как кредитором и ОАО «С» как новым кредитором был заключен договор уступки требования № КУ-05.01.15/4-КАЦ от 05.01.2015, по которому кредитор уступил новому кредитору принадлежащее ему право требования, вытекающее из исполнения ОАО «С» обязательств по оплате товара по ТН от 29.03.2013, от 26.04.2013, от 19.07.2013, от 28.08.2013 на общую сумму, эквивалентную 63 589,74 долларов США.

Согласно пункту 2 договора уступки с даты подписания сторонами настоящего договора к новому кредитору переходит право требовать от ОАО «С» исполнения оплаты задолженности за поставленный товар, а также пени и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Письмом от 05.01.2015 ООО «К» уведомило ОАО «С» о состоявшейся уступке права требования, предложив исполнить обязательство по оплате.

Согласно представленным выпискам по счету ИМНС в период с октября 2016 года по май 2017 года производилось списание денежных средств с расчетного счета филиала А. ОАО «С» как дебитора ООО «К» в счет погашения обязательств перед бюджетом ООО «К»; представленный истцом реестр платежей ответчик не оспаривал.

Со ссылкой на не исполнение ОАО «С» обязательств по оплате полученного по договору поставки товара, ООО «К» как новый кредитор по договору уступки от 05.01.2015 обратился в суд с требованием о взыскании задолженности за поставленный товар, а также пени и процентов за пользование чужими денежными средствами, рассчитанными за период просрочки оплаты с 15.08.2015 по 14.08.2018.

Отказывая в удовлетворении заявленных исковых требований в полном объеме, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что по всем заявленным исковым требованиям ко дню обращения с иском в суд истек срок исковой давности, о применении которого было заявлено ответчиком, что согласно статье 200 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК) является основанием для отказа в иске.

При этом суд первой инстанции установил, что трехлетний срок исковой давности по оплате последней поставки по ТТН от 28.08.2013 при сроке оплаты до 04.02.2014 истек 05.02.2017, а списание задолженности налоговым органом не прерывает течения срока исковой давности, поскольку не свидетельствует о признании долга, и акт сверки взаимных расчетов подписан не уполномоченным лицом.

С выводами суда первой инстанции согласился и суд апелляционной инстанции, указав, что взыскание налога, сбора (пошлины), пени со счетов дебиторов плательщика не может быть расценено как действие самого обязанного лица по признанию им долга.

Выводы судебных инстанций об истечении срока исковой давности в отношении требований о взыскании задолженности за поставленный товар в белорусских рублях в сумме, эквивалентной 56 790,67 долларов США, являются обоснованными, основанными на нормах законодательства и соответствуют представленным по делу доказательствам.

Как следует из условий договора поставки и представленных ТТН, установленный статьей 197 ГК срок исковой давности для оплаты последней партии товара истек 05.02.2017, в то время как рассматриваемое исковое заявление было направлено истцом в суд 15.08.2018, т.е. за пределами трехлетнего срока исковой давности.

Согласно материалам дела, истец выступал кредитором ответчика на основании договора уступки требования № КУ-05.01.15/4-КАЦ от 05.01.2015, заключенного с ОАО «М», а в соответствии со статьей 202 ГК перемена лиц в обязательстве не влечет изменения срока исковой давности и порядка его исчисления.

Доводы кассационной жалобы относительно отражения стоимости неоплаченного истцу товара в бухгалтерском учете ответчика как кредиторской задолженности, и не отражения ее как дохода на дату, следующую за днем истечения срока исковой давности, а также ссылки на не принятие судом мер по анализу бухгалтерского учета ответчика, на правильность выводов судебных инстанций не влияют, поскольку в порядке статьи 204 ГК указанные обстоятельства не могут быть оценены как совершение обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга в период течения трехлетнего срока исковой давности.

Утверждения в кассационной жалобе о том, что факт взыскания в период 2015 – 2017 годов с истца денежных средств за счет ответчика как дебитора истца по обязательствам последнего по уплате обязательных платежей в бюджет свидетельствует о признании долга ответчиком, что прерывает течение срока исковой давности, являются безосновательными, поскольку для прерывания течения срока исковой давности на основании части первой статьи 204 ГК требуется совершение непосредственно обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга.

Как правильно указал суд апелляционной инстанции, установленный статьей 58 Налогового кодекса Республики Беларусь порядок взыскания налога, сбора (пошлины), пени за счет средств дебиторов плательщика – организации не предполагает наличия воли организации – дебитора плательщика, и не свидетельствует о совершении им каких-либо действий, направленных на оплату, поскольку такое взыскание производится в бесспорном порядке на основании решения руководителя налогового органа, вынесенного на основании справки наличия дебиторской задолженности у плательщика, оформленной налоговым органом на основании документов, представленных плательщиком.

Кроме того, в порядке бесспорного взыскания была списана только часть задолженности ответчика перед истцом, что также не может свидетельствовать о признании ответчиком долга в остальной части неоплаченной суммы.

Доказательств того, что до истечения трехлетнего срока исковой давности ответчик совершали какие-либо действия, свидетельствующие о признании долга в сумме, эквивалентной 56 790,67 долларов США, истцом не представлено.

Принимая во внимание, что представленные акты сверок взаимных расчетов по состоянию на 01.10.2018 составлены за пределами срока исковой давности, а в порядке статьи 353 ГК доказательств исполнения в пользу ООО «П» ответчиком не представлено, оценка судебными инстанциями актов сверок взаимных расчетов на правильность выводов суда об истечении срока исковой давности не влияет.

В связи с истечением срока исковой давности по требованию о взыскании 117 596,44 рублей основного долга, в силу положений статьи 208 ГК выводы суда об истечении срока исковой давности в части взыскания пени и процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленных на неоплаченную сумму долга, являются правильными.

Вместе с тем, как основания для отказа в удовлетворении иска в части взыскания пени и процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленных истцом на задолженность, которая была взыскана в бесспорном порядке с ответчика как дебитора истца налоговым органом, выводы судебных инстанций об истечении срока исковой давности нельзя признать правомерными.

Как следует из приложения к исковому заявлению, расчет штрафных санкций на суммы, взысканные в бесспорном порядке налоговым органом, произведен истцом с 15.08.2015 по 15.05.2017, т.е. в пределах трехлетнего срока, рассчитанного до даты поступления искового заявления в суд -15.08.2018, а взысканные налоговым органом денежные средства явились для ответчика оплатами в пользу истца по договору уступки требования от 05.01.2015, что повлекло уменьшение задолженности ответчика перед истцом по расчетам по договору уступки требования.

Из представленных по делу доказательств следует, что расчет пени и процентов, право на взыскание которых также было уступлено истцу по рассматриваемому договору уступки требования от 05.01.2015, по основному долгу, взысканному в бесспорном порядке, произведен истцом правильно, с учетом пени согласно пункту 4.2. договора поставки в размере 0,15% от стоимости неоплаченного товара за каждый день просрочки, и размера процентов, начисленных на суммы произведенных оплат по ставкам рефинансирования Национального банка, действующим на момент платежей.

Таким образом, при принятии обжалуемых судебных постановлений в части отказа во взыскании 8 172,38 рублей пени и 1 297,12 рублей процентов за пользование чужими денежными средствами положения статей 200, 208 ГК об истечении срока исковой давности применены судом неправильно, поскольку в отношении данной части исковых требований срок исковой давности не истек, а заявленные требования на основании положений статей 311, 366 ГК являются законными и обоснованными, в связи с чем в данной части принятые по делу судебные постановления подлежат отмене с принятием нового постановления об удовлетворении исковых требований в данной части.

В соответствии со статьей 133 ХПК в связи с частичным удовлетворением кассационной жалобы судебные расходы ООО «К», понесенные по оплате государственной пошлины за подачу иска и за подачу апелляционной и кассационной жалоб, подлежат перераспределению между сторонами пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 283, 294, 296 - 298 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь, судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь

ПОСТАНОВИЛА:

Решение экономического суда Минской области от 09.10.2018 и постановление апелляционной инстанции этого суда от 20.11.2018 по делу № 142-17/2018 отменить в части отказа обществу с ограниченной ответственностью «К» в удовлетворении иска о взыскании с открытого акционерного общества «С» 9 469,50 рублей, из которых пеня – 8 172,38 рублей, проценты за пользование чужими денежными средствами – 1 297,12 рублей.

Взыскать с открытого акционерного общества «С» в пользу общества с ограниченной ответственностью «К» 9 469,50 рублей, из которых пеня – 8 172,38 рублей, проценты за пользование чужими денежными средствами – 1 297,12 рублей, а также 309,61 рублей в счет возмещения расходов истца по уплате государственной пошлины. Выдать судебный приказ.

В остальной части решение экономического суда Минской области от 09.10.2018 и постановление апелляционной инстанции этого суда от 20.11.2018 по делу № 142-17/2018 оставить без изменения.

Взыскать с открытого акционерного общества «С» в пользу общества с ограниченной ответственностью «К» 371,52 рубля в счет возмещения расходов по уплате государственной пошлины за подачу апелляционной и кассационной жалоб. Выдать судебный приказ.

Постановление вступает в законную силу с момента его принятия, может быть обжаловано (опротестовано) в порядке надзора в соответствии со статьями 300-304 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь.

В очередном выпуске

Мониторинг СМИ

Google переводчик