Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

сегодня  184 сегодня  110 22 мая 2019  117 22 мая 2019  502 21 мая 2019  140 17 мая 2019  512

Постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 16.01.2019 по делу № 17-15/2018/1307А/1654К

23 января 2019  269

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

16.01.2019

Дело № 17-15/2018/1307А/1654К

г. Минск

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь,

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу закрытого акционерного страхового общества «Т» на решение экономического суда города Минска от 08.10.2018 и постановление апелляционной инстанции этого суда от 15.11.2018 по делу № 17-15/2018/1307А по иску частного торгового унитарного предприятия «Р» к закрытому акционерному страховому обществу «Т» о взыскании 582 969,25 белорусских рублей, в том числе 346 417,98 рублей страхового возмещения, 185 680,03 рублей пени, 50 871,24 рублей процентов за пользование чужими денежными средствами, по встречному иску закрытого акционерного страхового общества «Т» к частному торговому унитарному предприятию «Р» о признании договора страхования недействительным и взыскании 31 777,65 белорусских рублей, в том числе 28 870,80 рублей выплаченного страхового возмещения, 33 094,64 рублей процентов за пользование чужими денежными средствами,

с участием представителей закрытого акционерного страхового общества «Т» – ведущего юрисконсульта К. (доверенность № 39/18 от 23.07.2018, копия в деле), частного торгового унитарного предприятия «Р» - адвоката О. (доверенность от 30.10.201, копия в деле),

УСТАНОВИЛА:

экономический суд города Минска решением от 08.10.2018, оставленным в силе постановлением апелляционной инстанции от 15.11.2018, исковые требования частного торгового унитарного предприятия «Р» (далее – частное предприятие «Р») удовлетворил частично, взыскав с закрытого акционерного страхового общества «Т» (далее – ЗАСО «Т») в пользу частного предприятия «Р» 342 633,05 рублей страхового возмещения, 62 353,01 рублей пени и 50 871,24 рублей процентов за пользование чужими денежными средствами за период просрочки с 22.04.2017 по 08.10.2018, а всего – 455 857,30 рублей. Во взыскании 3 784,93 рублей страхового возмещения и 123 327,02 рублей пени отказано. Судом также принят отказ частного предприятия «Р» от взыскания 1 231,22 рублей страхового возмещения, производство по делу данной части прекращено.

В удовлетворении встречного иска ЗАСО «Т» о признании договора страхования недействительным и о взыскании 28 870,80 рублей выплаченного страхового возмещения, 33 094,64 рублей процентов за пользование чужими денежными средствами отказано.

В кассационной жалобе ЗАСО «Т» просит вынесенные судебные постановления отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Заявитель считает необоснованными утверждения страхователя о согласовании страховщиком действительной стоимости имущества, а также выводы экспертного заключения № 28/2018 от 13.04.2018 и отказ суда в проведении комплексной экспертизы. Полагает, что выплаченное страховое возмещение соответствует рыночной стоимости имущества с накопленным износом 88% и с учетом его эксплуатации. ЗАСО «Т» не согласно также с отнесением на него расходов в сумме 800 рублей по оплате услуг ООО «П», оказанных частному предприятию «Р» по оценке имущества. В судебном заседании представитель ЗАСО «Т» доводы, изложенные в кассационной жалобе, поддержал.

Представитель частного предприятия «Р» в отзыве на кассационную жалобу и в судебном заседании просил в удовлетворении жалобы отказать.

Настоящее постановление вынесено после перерыва, объявленного в судебном заседании 10.01.2019.

Изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы и отзыва на нее, выслушав пояснения явившихся в судебное заседание лиц, судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь пришла к следующему.

Как усматривается из материалов дела, 05.03.2016 между частным предприятием «Р» (страхователь) и ЗАСО «Т» (страховщик) на условиях Правил № 5 добровольного страхования имущества юридического лица (далее – Правила № 5) сроком с 05.03.2016 по 04.03.2017 заключен договор страхования имущественных интересов страхователя, связанных с гибелью или повреждением вибропогружателя Foster 4200, 2002 года выпуска (страховой полис серии ТС № 0286966). Согласно условиям договора и действительная (страховая) стоимость имущества, и страховая сумма (лимит ответственности) составляет 200 000 долларов США. При этом при заключении договора страхователь в подтверждение стоимости страхуемого имущества в размере 200 000 долларов США предоставил справку от 18.02.2016, а страховщик дополнительных документов или информации, подтверждающих такую стоимость, не запросил.

В ночь на 18.05.2016 застрахованное имущество было повреждено в результате пожара. На основании заявления страхователя от 19.05.2016, акта осмотра № С1-884 от 23.05.2016, акта № 1 о страховом случае от 18.04.2017 ЗАСО «Т» выплатило 21.04.2017 частному предприятию «Р» страховое возмещение в размере 28 870,80 белорусских рублей. В доплате страхователю страхового возмещения до действительной стоимости погибшего имущества, определенной договором страхования, страховщик со ссылкой на заключение об оценке № 7/1648-2 от 24.06.2013, подготовленное Минским отделением Белорусской промышленно-торговой палатой (далее – БелТПП), отказал.

Исходя из материалов дела, факт гибели (наличия экономической нецелесообразности восстановления) застрахованного имущества сторонами не оспаривается. Однако страховщик не согласен с действительной стоимостью вибропогружателя, указанной с договоре страхования, считая, что договор заключен под влиянием обмана, так как страхователь предоставил ложные сведения о стоимости имущества без предоставления подтверждающих документов, и умолчал об имевшихся у него документах (в частности, о наличии заключения БелТПП от 24.06.2013).

Суд первой инстанции, отказывая ЗАСО «Т» в удовлетворении требования о признании договора страхования недействительным, правильно применил к спорным правоотношениям положения статей 167, 180, 834, 835 ГК, постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 28.10.2005 № 26 «О некоторых вопросах применения хозяйственными судами законодательства, регулирующего недействительность сделок» и пришел к обоснованному выводу об отсутствии доказательств умышленного и целенаправленного введения страховщика в заблуждение истца относительно обстоятельств, имевших значение для заключения оспариваемой сделки.

Как уже отмечалось, при заключении договора страховщик принял документы страхователя, дополнительных документов не потребовал, принимаемое на страхование имущество не осматривал и не оценивал и произвел расчет страховой премии исходя из заявленной страхователем действительной стоимости имущества. Ранее в 2015 году страховщик также принимал данное имущество на страхование при установлении действительной (страховой) стоимости в 220 000 долларов США. Справка страхователя от 18.02.2016 и факт не предоставления страховщику заключения БелТПП, производившей оценку вибропогружателя в июне 2013 года для целей внесения в виде неденежного вклада в уставный фонд юридического лица, являются недостаточными доказательствами для утверждения об умышленных и целенаправленных действиях страхователя по введению страховщика в заблуждение относительно стоимости имущества или его обмана.

Соответственно, отсутствовали основания для возврата ЗАСО «Т» выплаченного частному предприятию «Р» страхового возмещения в размере 28 870,80 белорусских рублей и 33 094,64 рублей процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 22.04.2017 по 08.10.2017.

Взыскивая с ЗАСО «Т» в пользу частного предприятия «Р» 342 633,05 белорусских рублей страхового возмещения, суд принял во внимание заключение судебной экспертизы от 13.07.2018 № 28/2018, проведенной РУП «Б» в соответствии с определением суда, и положения пунктов 4.4, 8.2.1.1. и 8.4 Правил № 5, устанавливающих порядок определения ущерба при гибели застрахованного имущества (с учетом действительной стоимости имущества на день страхового случая за вычетом стоимости годных остатков и курса доллара США на день составления акта о страховом случае при уплате страховой премии и выплате страхового возмещения в белорусских рублях).

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь не усматривает оснований для иных выводов в части определения размера страхового возмещения по данному страховому случаю.

Так, согласно заключению от 13.07.2018 № 28/2018 действительная стоимость неповрежденного вибропогружателя Foster 4200, 2002 года выпуска на день наступления страхового случая могла составлять 198 000 долларов США без учета НДС; действительная стоимость остатков вибропогружателя Foster 4200, годных к реализации на дату проведения экспертизы, составляет 654 доллара США без учета НДС. Не противоречит такая оценка и заключению ООО «П» от 01.03.2018 № 11ю-Ж, которым действительная стоимость имущества на день заключения договора страхования определена в размере 220 793 долларов США без учета НДС.

Достоверных и достаточных доказательств, опровергающих определенную экспертом РУП «Б» стоимость застрахованного и погибшего имущества, в материалах дела не имеется.

Как уже отмечалось, оценка вибропогружателя БелТПП производилась в белорусских рублях для целей внесения в виде неденежного вклада в уставный фонд юридического лица (288 708 000 рублей) и использовалась при ввозе имущества на территорию Республики Беларусь при таможенном оформлении. При этом экспертом применялся затратный метод, а из содержания отчета невозможно однозначно сделать вывод о составе оцениваемого вибропогружателя с учетом приведенных технических характеристик.

Выводы ООО «С» в заключении № 94/03/2 о действительной стоимости имущества в размере 24 378,68 белорусских рублей основаны на ранее предоставленных документах, размер вреда определялся через выделение стоимости поврежденной части и также затратным методом. При этом наличие достоверной информации о стоимости восстановления (замещения) объекта из заключения не усматривается. По этой причине признал невозможным использование затратного метода при оценке действительной стоимости имущества эксперт РУП «Б».

При таких обстоятельствах экономический суд города Минска обоснованно не принял во внимание заключения экспертов БелТПП и ООО «С» и отказал в назначении комплексной экспертизы, так как достаточных оснований сомневаться в выводах экспертного заключения РУП «Б» с учетом всех материалов дела не имелось.

На основании пунктов 8.1, 8.12 Правил № 5, статьи 311 ГК суд первой инстанции правильно определил начало просрочки исполнения обязательства ЗАСО «Т» по выплате страхового возмещения в сумме 342 633,05 белорусских рублей (с 22.04.2014) и обоснованно признал право страхователя на требование об уплате пени в размере 183 309,75 рублей, а с учетом статьи 314 ГК постановил к взысканию 62 353,01 рублей.

Однако по причине неправильного толкования нормы материального права (статьи 366 ГК) и без учета всех обстоятельств дела суд первой инстанции при определении подлежащих взысканию с ЗАСО «Т» процентов за пользование чужими денежными средствами неверно определил базу в белорусских рублях для исчисления процентов.

Начисление процентов на подлежащую оплате сумму в белорусских рублях, определенную по официальному курсу соответствующей валюты на день вынесения решения судом, производится лишь в случае, установленном законодательством. В данном случае стороны согласовали порядок определения размера подлежащего выплате в белорусских рублях страхового возмещения в договоре. И в соответствии с этим соглашением пересчет одной валюты в другую осуществляется по установленному Нацбанком Республики Беларусь официальному курсу на день составления Акта о страховом случае (пункт 8.4).

Соответственно, подлежали взысканию проценты в сумме 50 221,56 белорусских рублей (342 633,05* 10% / 365 дней * 535 дней). Во взыскании 649,68 рублей (50871,24-50 221,56) частному предприятию «Р» надлежало отказать.

Решение суда от 08.10.2018 в этой части подлежит изменению.

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь усматривает также неправильное применение экономическим судом города Минска положений статьи 126 ХПК при отнесении к судебным издержкам расходов истца по добыче доказательств, обосновывающих исковые требования. Оплата услуг эксперта, с которым частным предприятием «Р» заключен договор в целях определения размера вреда, в сумме 800 рублей в данном случае судебными расходами не является. Суд первой инстанции неправомерно возложил такие расходы истца на ответчика. Поэтому доводы кассационной жалобы в этой части следует признать обоснованными.

Согласно статье 297 ХПК основаниями для изменения или отмены судебных постановлений суда, рассматривающего экономические дела, первой и (или) апелляционной инстанций являются необоснованность судебных постановлений, нарушение либо неправильное применение норм материального и (или) процессуального права.

По настоящему делу судами первой и апелляционной инстанций допущено неправильное применение норм материального и процессуального права в части при полном исследовании всех существенных обстоятельств и правильной их оценке, в связи с чем обжалуемые судебные постановления подлежат изменению.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 294, 296, 298, Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь, судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь,

ПОСТАНОВИЛА:

решение экономического суда города Минска от 08.10.2018 и постановление апелляционной инстанции этого суда от 15.11.2018 по делу № 17-15/2018/1307А изменить.

Изложить абзацы второй, третий и шестой резолютивной части решения от 08.10.2018 в следующей редакции:

«Взыскать с закрытого акционерного страхового общества «Т» в пользу частного торгового унитарного предприятия «Р» 342 633,05 белорусских рублей страхового возмещения, 62 353,01 белорусских рублей пени, 50 221,56 белорусских рублей процентов за пользование чужими денежными средствами, а всего – 455 207,62 белорусских рублей.

В удовлетворении исковых требований частного торгового унитарного предприятия «Р» к закрытому акционерному страховому обществу «Т» в части взыскания 3 784,93 белорусских рублей страхового возмещения, 123 327,02 белорусских рублей пени и 649,68 белорусских рублей процентов за пользование чужими денежными средствами отказать.

Взыскать с закрытого акционерного страхового общества «Т» в пользу частного торгового унитарного предприятия «Р» 3 689,75 белорусских рублей расходов на оказание юридической помощи, 463,86 белорусских рублей расходов на проведение экспертизы.»

В остальной части решение от 08.10.2018 и постановление от 15.11.2018 по делу № 17-15/2018/1307А оставить без изменения.

Поручить экономическому суду города Минска выдать поворотный судебный приказ в измененной части судебных постановлений на сумму 1 449,68 белорусских рублей.

Постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь вступает в законную силу с момента его принятия, но может быть обжаловано в порядке надзора в соответствии со статьями 300-304 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь.

В очередном выпуске

Мониторинг СМИ

Google переводчик