Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Расписание заседаний

Применение конституционного принципа состязательности при рассмотрении гражданских дел в контексте унификации процессуального законодательства

20 октября 2021  489

Р. Филипчик, судья Верховного Суда Республики Беларусь, кандидат юридических наук, заслуженный юрист Республики Беларусь

Источник опубликования: Судовы веснік. – 2020. – № 1. – С. 28–31.

Унификация гражданского процессуального и хозяйственного процессуального законодательства позволит сконцентрировать все процессуальные нормы в одном правовом акте, восполнить имеющиеся пробелы, устранить неточности и коллизии в регулировании порядка рассмотрения гражданских и экономических дел. Одной из важных составляющих глобальной задачи реконструкции гражданского процесса является поиск оптимального варианта закрепления в едином процессуальном кодексе, регулирующем судопроизводство по гражданским и экономическим делам, основополагающих принципов судопроизводства, который отвечал бы современному состоянию развития правосудия и уровню правосознания общества.

Право на справедливое судебное разбирательство, предусмотренное в ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, заключенной в г. Риме 04.11.1950, включает и право на состязательное и публичное разбирательство дела независимым и беспристрастным судом в разумный срок.

Обеспечение доступного и справедливого правосудия, осуществляемого в разумные сроки с соблюдением процессуальных норм компетентным и независимым судом, является безусловным условием развития демократического правового социального государства, основанного на приоритете прав и свобод человека.

Конституцией Республики Беларусь каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод компетентным, независимым и беспристрастным судом в определенные законом сроки (ст. 60).

Гарантированное Конституцией право на судебную защиту реализуется через процессуальные законы. При этом сама последовательность гражданского процесса носит отнюдь не произвольный, а логически обоснованный, закономерный характер.

В гражданском и хозяйственном процессе имеется много общих институтов. Однако значительное число положений ГПК и ХПК серьезно «конкурируют» друг с другом.

В ходе работы над проектом единого процессуального кодекса, регулирующего судопроизводство по гражданским и экономическим делам (далее – единый кодекс), следует уделить пристальное внимание закреплению в нем основополагающих принципов судопроизводства, отражающих общепризнанные в сообществе демократических государств стандарты справедливого судебного разбирательства, без соблюдения которых судопроизводство не вправе претендовать на роль правосудия. В частности, речь идет о принципах состязательности и равенства сторон.

Особое значение принципа состязательности подчеркивается тем, что он закреплен в Конституции Республики Беларусь. В силу положений ст. 115 Основного Закона правосудие осуществляется на основе состязательности и равенства сторон в процессе. Этот принцип судопроизводства развивает положение о равноправии граждан, содержащееся в ст. 22 Конституции, согласно которой все равны перед законом и имеют право без всякой дискриминации на равную защиту прав, свобод и законных интересов.

Во исполнение Основного Закона принцип состязательности закреплен во всех процессуальных кодексах и реализуется в ст.ст. 19, ч. 2 ст. 269 ГПК, ст.ст. 15, 19, 176 ХПК.

Состязательность неотделима от цели судопроизводства – полного и всестороннего установления спорных фактов и прав для вынесения законного и обоснованного решения или иного судебного постановления (ст.ст. 5, 266 ГПК).

В мире существуют две основные модели состязательности процесса – англо-саксонская и континентальная. В англо-саксонской системе права принцип состязательности предполагает пассивную роль суда, главной задачей которого выступает контроль за соблюдением сторонами процессуальных норм. Континентальная система права позволяет суду совершать активные действия по установлению истины, содействовать сторонам в реализации их процессуальных прав и обязанностей.

Состязательность неразрывно связана с правом на защиту и является важнейшей его гарантией. В юридической литературе обоснованно отмечается, что принцип состязательности, охватывающий своим содержанием и равенство сторон в процессе, является важнейшим принципом судопроизводства, обеспечивающим защиту прав, свобод и законных интересов граждан. Равенство сторон в процессе заключается в том, что в споре между собой стороны обязаны добросовестно пользоваться принадлежащими им материальными и процессуальными правами и исполнять процессуальные обязанности (ст. 19 ГПК, ст. 18 ХПК). Представляется, что эти принципы проникнуты гуманизмом, заботой о человеке, его правах и интересах и являются эффективным средством установления объективной истины в судебном разбирательстве.

Исходя из содержания ст.ст. 179, 269, 273 ГПК, ст.ст. 100, 101 ХПК можно выделить следующие элементы судебной состязательности:

– выполнение нейтральным, беспристрастным судом функции разрешения спора на основе доказательств, предъявляемых сторонами и другими участниками процесса;

– обязанность сторон и других лиц, участвующих в деле, представлять доказательства по делу в подтверждение своих доводов и возражений;

– процессуальный формализм в вопросах доказательств и доказывания (подразумевается регулирование вопросов о распределении бремени доказывания, относимости, допустимости доказательств и др.).

Развитие положений о состязательности в гражданском процессе шло по спирали в соответствии с диалектическим законом отрицания отрицания: сначала классическая и наивная состязательность, затем ее отрицание (в инквизиционном процессе, где суд был особенно активен), наконец возрождение в качестве конституционного основополагающего принципа современного судопроизводства*.

_____________________________________

* Судебная власть / Абова Т.Е., Абросимова Е.Б. [и др.]; отв. ред. Петрухин И.Л. М., 2003. С. 260. – Прим. авт.

Конституционное значение состязательности состоит именно в равновеликих процессуальных возможностях по отстаиванию своей правоты в споре, защите прав и законных интересов и равноправии сторон, что является базисом для отправления правосудия.

В процессуальном законе содержание состязательности раскрывается через отдельные процессуальные действия: представление доказательств; заслушивание участников процесса; участие сторон во всех процессуальных действиях, совершаемых судом; высказывание стороной мнения по любому вопросу, имеющему значение для правильного разрешения дела, и др.

Процесс может быть признан состязательным лишь при условии сохранения в нем обязанности субъектов состязания доказать факты и соответствующие обстоятельства. При этом правила распределения обязанностей по доказыванию, доказательственные презумпции должны устанавливаться исходя из характера доказываемых обстоятельств, позиции сторон, а также с учетом того, какая сторона может располагать необходимыми доказательствами или объективно находится в преимущественном положении при их получении. Выполнение судом по тем или иным мотивам функций представления доказательств по делу вместо той или иной стороны недопустимо, поскольку будет противоречить конституционным принципам правосудия.

Таким образом, под состязательностью следует понимать порядок разбирательства гражданских дел, при котором каждая сторона отстаивает свои права, представляя доказательства и непосредственно участвуя в их исследовании судом, обосновывает факты, имеющие значение для правильного разрешения дела. При этом сторона обязана добросовестно пользоваться своими процессуальными правами, предоставленными в условиях состязательности.

■ Несмотря на конституционное регулирование рассматриваемого принципа, единого понимания конкретного содержания состязательности в науке гражданского процессуального права так и не достигнуто. Дискуссии ведутся по вопросам о допустимой степени активности суда, а также об оптимальном уровне активности сторон в процессе (о границах возлагаемой на них обязанности по представлению доказательств при рассмотрении гражданских дел).

Рассуждая о разумной активности суда, следует помнить, что в современном состязательном процессе суд не должен оставаться безынициативным участником судопроизводства, пассивно наблюдающим за состязанием сторон. В состязательном процессе суд занимает особое положение: он не вправе брать на себя функции ни одной из сторон, ставить своими действиями какую-либо из них в преимущественное или худшее положение, но обязан создавать равные условия для реализации ими своих процессуальных прав и обязанностей.

В силу положений ГПК (ст.ст. 179, 262) и ХПК (ст. 170) суд осуществляет руководство процессом, разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения процессуальных действий, оказывает содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств дела и правильного применения законов и иных нормативных правовых актов при рассмотрении и разрешении дел.

В обоснование своих требований и возражений стороны и другие участники процесса представляют имеющиеся у них доказательства. Суд, уполномоченный решать вопрос достаточности доказательств, вправе предложить им представить дополнительные доказательства тогда, когда это требуется по обстоятельствам дела. При этом, если для участников процесса представление дополнительных доказательств невозможно либо затруднительно, суд по их ходатайству содействует в истребовании таких доказательств. В ходатайстве об истребовании доказательств должно быть не только обозначено испрашиваемое доказательство, но и указаны место его нахождения, причины, препятствующие самостоятельному получению доказательства, а также то, какие обстоятельства, имеющие значение для дела, могут быть установлены или опровергнуты этим доказательством.

При необходимости суд выдает стороне или другому участнику процесса запрос на получение соответствующих доказательств. Должностные лица и граждане, у которых находится нужное стороне доказательство, обязаны представить его по требованию суда (ст. 179 ГПК). Аналогичная норма имеется и в ХПК (ст. 101).

Таким образом, в современном цивилистическом процессе в Республике Беларусь суд по своей инициативе не собирает доказательства, но создает условия для их представления сторонами и способствует их получению.

Изложенное позволяет утверждать, что роль суда в процессе является активной, поскольку основанием такой активности служит прямое указание закона либо возникшая в ходе рассмотрения дела необходимость, обусловленная задачами гражданского судопроизводства. Например, в силу положений ст. 262 ГПК суд уточняет предмет доказывания, определяет состав юридически заинтересованных и юридически не заинтересованных в исходе дела лиц, принимает меры к примирению сторон, может признать обязательной явку истца или ответчика и др.

Фактически суд использует механизмы уравнивания возможностей участников процесса по представлению доказательств и аргументированию своей позиции.

■ Как видим, именно суд проводит принцип состязательности в жизнь, обеспечивает защиту прав и законных интересов участников процесса принятием законного и справедливого судебного решения.

В этой связи встает правомерный вопрос: сохранять ли такое положение вещей в едином кодексе или пойти по другому пути, возложив обязанность представления доказательств только на участников процесса, исключив право суда на их истребование?

Представляется, что именно вышеописанный «смешанный» подход к активности суда и роли участников процесса, который сложился в Республике Беларусь, будет в большей степени отвечать цели обеспечения эффективности судебной защиты.

Вместе с тем, на наш взгляд, уместной и полезной будет дискуссия о дальнейшем развитии в едином кодексе принципа состязательности и повышении активности сторон как одной из составляющих указанного принципа.

Заметим, что для усиления активности сторон недостаточно наделить их правами, возложить на них обязанности по доказыванию – требуется смоделировать гражданский процесс таким образом, чтобы отсутствие активности участников процесса напрямую влияло на исход разрешения дела.

Так, в п. 7 ст. 262 ГПК заложен подход, согласно которому в случае необходимости суд предлагает истцу и ответчику представить дополнительные доказательства и разъясняет им, что непредставление доказательств в установленный судьей срок не препятствует рассмотрению дела по имеющимся в деле доказательствам. Однако более глубокого процессуального развития эта норма не получила.

Полагаем, при подготовке проекта единого кодекса следует закрепить в нем положения, усиливающие активную роль сторон в процессе судебного разбирательства. Но делать это необходимо с учетом субъектного состава спорящих лиц при разрешении гражданских и экономических дел.

Решение данного вопроса должно увязываться, на наш взгляд, с развитием института представительства, который по своей сути непосредственно связан с принципом состязательности и в основе своей опирается на конституционный принцип обеспечения права на юридическую помощь.

Статьей 62 Конституции определено, что каждый имеет право на юридическую помощь для осуществления и защиты прав и свобод, в том числе право пользоваться в любой момент помощью адвокатов и других своих представителей в суде. В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается за счет государственных средств.

Причиной, препятствующей полноценной реализации этой нормы, служит не только отсутствие закона, предусматривающего лишь квалифицированное (профессиональное) представительство сторон в суде, но и различия в финансовых возможностях участников процесса.

Практика показывает, что юридические лица для подготовки заявления в суд, представления доказательств, участия в судебном разбирательстве, как правило, используют квалифицированных юристов (юрисконсультов, адвокатов), в то время как граждане в большинстве своем сами защищают свои права в суде, в лучшем случае предварительно получив юридическую консультацию. Поэтому, когда в суде по гражданскому делу с одной стороны выступает представителем адвокат, а другая сторона представляет свои интересы без помощи квалифицированного юриста, у последней сразу обнаруживаются пробелы как в формировании правовой позиции по делу, так и в пояснениях по исследуемым фактам, в представлении доказательств, то есть в обеспечении защиты своей позиции. Порой это выглядит как «театр одного актера»: правовые доводы приводит только одна сторона, другая же уповает на эмоции. Однако в процессе крайне важно, чтобы стороны имели равные возможности представлять и исследовать доказательства, приводить аргументы профессионально и убедительно, отстаивать свою позицию, опираясь на правовые нормы и их системный анализ.

Такая ситуация, безусловно, понуждает суд к более активной роли. В подобных случаях суду приходится предлагать стороне представить дополнительные доказательства, привлекать специалистов и экспертов, признавать чью-то явку обязательной и т. п., что не вполне сочетается с принципом состязательности, хотя и не влияет на законность судебного постановления.

В этой связи представляется, что при обсуждении вопроса о дальнейшем развитии принципа состязательности в гражданском процессе целесообразно одновременно обсудить вопрос о закреплении в едином кодексе положений о квалифицированном представительстве для юридических лиц и расширении возможностей обеспечения юридической помощью за счет государственных средств граждан, нуждающихся в социальной поддержке. Подобная практика успешно применяется, например, в судах Германии, Франции. Такое решение вопроса стало бы шагом вперед, способствовало бы оптимизации процедуры рассмотрения гражданских дел и обеспечению эффективной защиты прав и законных интересов участников процесса.

■ При совершенствовании процессуальных норм о состязательности нельзя оставить без внимания вопросы о добросовестности участников процесса и возможных мерах противодействия недобросовестному поведению, злоупотреблению процессуальными правами.

Существуют различные точки зрения ученых и практиков на этот счет, однако большинство из них указывает на необходимость закрепления в процессуальных законах положений о недопустимости злоупотребления процессуальными правами и санкций за недобросовестное процессуальное поведение.

В настоящее время обязанность сторон добросовестно пользоваться принадлежащими им процессуальными правами и исполнять процессуальные обязанности установлена в ст. 19 ГПК и ст. 18 ХПК, а в последней также закреплена презумпция добросовестности участников судопроизводства. Однако эти положения также нуждаются в дальнейшем развитии в едином кодексе.

Если участники процесса злоупотребляют процессуальными правами, чем препятствуют принятию законного и обоснованного судебного решения, а также совершают другие действия вопреки интересам правосудия, то суд, исходя из принципов судопроизводства, должен противодействовать подобным злоупотреблениям, для чего ему нужны соответствующие процессуальные инструменты. Причем, поскольку установление факта злоупотребления процессуальными правами необходимо в интересах не только правосудия, но и участвующих в деле лиц, логичным представляется решение этого вопроса, в том числе терминологическое, на законодательном уровне.

Резюмируя, отметим, что только добросовестная состязательность сторон, своевременное раскрытие ими имеющихся доказательств, в том числе досудебный обмен состязательными бумагами и представление суду соответствующих письменных возражений, касающихся обстоятельств дела, будут способствовать повышению эффективности правосудия и обеспечению вынесения законных и справедливых судебных решений.

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации