Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Расписание заседаний

Возможные пути развития принципа состязательности при унификации и совершенствовании гражданского процесса

20 октября 2021  617

Э. Король, судья экономического суда Гродненской области, кандидат юридических наук

Источник опубликования: Судовы веснік. – 2020. – № 1. – С. 32–35.

В настоящее время ведется работа над проектом единого процессуального кодекса, регулирующего судопроизводство по гражданским и экономическим делам (далее – единый кодекс), что открывает возможность для совершенствования и дальнейшего развития многих процессуальных норм. В материале высказывается мнение о необходимости расширения состязательных начал гражданского процесса, в том числе посредством законодательного стимулирования процессуальной активности сторон при собирании и представлении доказательств.

В Конституции Республики Беларусь (ст. 115), а также принятых в развитие ее положений ГПК и ХПК закреплено, что судопроизводство осуществляется на основе принципов состязательности и равенства сторон. При этом процессуальные кодексы раскрывают содержание принципа состязательности в разном объеме.

Так, ст. 19 ГПК ограничивается указанием на то, что гражданские дела рассматриваются на основе состязательности и равенства сторон в процессе; в споре между собой стороны обязаны добросовестно пользоваться принадлежащими им материальными и процессуальными правами и исполнять процессуальные обязанности.

В свою очередь, ст. 19 ХПК раскрывает содержание принципа состязательности более полно и емко, указывая на следующие элементы состязательного начала хозяйственного процесса:

  • лица, участвующие в деле, обязаны обосновать свои требования и возражения;
  • лица, участвующие в деле, вправе знать об аргументах друг друга до начала судебного разбирательства;
  • каждому лицу, участвующему в деле, гарантируется право представлять доказательства в суд и другой стороне по делу, а также право заявлять ходатайства, высказывать свои мнения и доводы, давать пояснения по всем возникающим в ходе рассмотрения дела вопросам, связанным с представлением доказательств;
  • лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий;
  • суд осуществляет руководство судебным процессом, создает лицам, участвующим в деле, условия для представления доказательств, активного участия в их исследовании и сопоставлении, в установлении фактических обстоятельств, а также для правильного применения законов и иных нормативных правовых актов при рассмотрении дела.

Принцип состязательности означает, что каждая из сторон должна обосновать свои требования и возражения относимыми и допустимыми доказательствами. Из этого следует, что собирать доказательства, наполнять ими дело в обоснование своих доводов и возражений обязаны сами стороны. Суд в необходимых случаях может оказать содействие в получении доказательств, когда их самостоятельное получение вызывает затруднение у сторон.

Как отмечается в юридической литературе, сущность принципа состязательности состоит в том, что стороны состязаются перед судом, убеждая его при помощи различных доказательств в своей правоте в споре. Состязательность предполагает возложение бремени доказывания на сами стороны и снятие по общему правилу с суда обязанности по сбору доказательств (1).

_____________________________________

1 Арбитражный процесс: учебник / А.В. Абсалямов, И.Г. Арсенов, Е.А. Виноградова и др.; отв. ред. В.В. Ярков. М., 2010 //СПС «КонсультантПлюс: Россия» [Электронный ресурс] / ЗАО «КонсультантПлюс». М., 2020. – Здесь и далее прим. авт.

Отметим, что и гражданское, и хозяйственное процессуальное законодательство возлагает на суд обязанность принимать все меры для всестороннего, полного и объективного выяснения действительных обстоятельств дела, наделяя суд правом не только создавать условия для представления сторонами доказательств и оценивать исключительно те доказательства, которые представлены сторонами в обоснование их доводов и возражений, но и самостоятельно, а в определенных случаях – по своей инициативе собирать их (требовать явки сторон для дачи объяснений, истребовать письменные доказательства, назначать экспертизу, вызывать специалиста для дачи консультации, свидетелей и т. п.).

В связи с изложенным в контексте разработки проекта единого кодекса видится два основных направления развития принципа состязательности:

  1. определение момента (срока) полного раскрытия всех доказательств по делу сторонами и последствий нарушения ими установленного срока;
  2. уточнение (усиление или минимизация) роли сторон и суда в наполнении дела доказательствами.

■ Принцип состязательности требует от сторон спора раскрывать друг другу свои доказательства в полном объеме заблаговременно до начала рассмотрения дела по существу. Вместе с тем в ГПК положения, касающиеся момента раскрытия доказательств, изложены, скорее, фрагментарно: в п. 2 ч. 1, п. 3 ч. 2 ст. 260-1 указывается лишь на то, что доказательства представляются сторонами при подготовке дела к судебному разбирательству.

В отличие от ГПК, в ХПК момент раскрытия доказательств определен более конкретно: лица, участвующие в деле, вправе знать об аргументах друг друга до начала судебного разбирательства (ч. 3 ст. 19); каждое лицо, участвующее в деле, должно раскрыть доказательства, на которые оно ссылается как на основание своих требований
и возражений, перед другими лицами, участвующими в деле, до завершения подготовки дела к судебному разбирательству или в пределах срока, установленного судом (ч. 4 ст. 100).

Таким образом, все доказательства должны быть раскрыты в полном объеме до начала судебного разбирательства, как правило, до завершения подготовки дела к разбирательству, которая оканчивается проведением подготовительного судебного заседания. Добросовестное исполнение сторонами данной обязанности, с одной стороны, позволяет суду ознакомиться с аргументами лиц, участвующих в деле, и имеющимися у них доказательствами, с другой – дает возможность участникам процесса окончательно сформировать правовую позицию до начала рассмотрения дела по существу.

Однако нормы, закрепляющие момент раскрытия доказательств, в полной мере не работают, поскольку, во-первых, в процессуальном законодательстве порядок раскрытия доказательств детально не регламентирован, во-вторых, эффективные санкции за нераскрытие доказательств отсутствуют. По сути, в настоящее время санкции, которым может быть подвергнута недобросовестная сторона, заключаются в уплате судебных расходов (ст.ст. 138, 139 ГПК, ст. 133-1 ХПК), в том числе в связи с сокрытием или слишком поздним предъявлением доказательств, непредставлением истребованных судом документов, нарушением срока представления доказательств, необходимых для рассмотрения дела.

В связи с изложенным полагаем, что дальнейшее развитие принципа состязательности требует применения более действенных механизмов противодействия умышленному нераскрытию доказательств в установленный срок. Одним из них может стать введение судебных штрафов за непредставление или несвоевременное представление доказательств без уважительных причин. Такой подход закреплен в Арбитражном процессуальном кодексе и Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации (далее – АПК РФ и ГПК РФ соответственно).

Стоит, на наш взгляд, обсудить и возможность применения более кардинальной меры – запрета использовать нераскрытые доказательства при рассмотрении дела по существу, если уважительные причины их несвоевременного раскрытия суду и второй стороне по делу ко дню завершения подготовки дела к судебному разбирательству или в установленный судом срок отсутствуют. Названную меру предусматривает, например, ст. 73 Гражданского процессуального кодекса Республики Казахстан (далее – ГПК РК). В целях сравнительно-правового анализа приведем основные положения указанной нормы:

  • доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле, суду первой инстанции на стадии подготовки дела к судебному разбирательству;
  • доказательства могут быть представлены на стадии судебного разбирательства, если невозможность их представления на стадии подготовки дела к судебному разбирательству будет обоснована лицами, их представившими;
  • непредставление суду имеющихся у сторон доказательств исключает возможность представления этих доказательств суду апелляционной, кассационной инстанций;
  • лицо вправе ссылаться только на те доказательства, которые были раскрыты в ходе подготовки дела к судебному разбирательству либо в ходе судебного разбирательства, в случаях, установленных названной статьей;
  • если сторона удерживает у себя истребуемое судом доказательство и не представляет его по запросу суда в установленный судом срок, предполагается, что содержащиеся в нем сведения направлены против интересов этой стороны и считаются ею признанными.

■ Второе из обозначенных выше направлений развития принципа состязательности в контексте разработки единого кодекса сводится к поиску ответа на вопрос о роли сторон и степени активности суда в собирании доказательств для установления истины по делу.

Заметим, что ХПК предусматривает весьма активную роль экономического суда в данном процессе и наделяет его широкими полномочиями. Эти полномочия раскрываются через право экономического суда по собственной инициативе истребовать письменные доказательства (ч. 8 ст. 84 ХПК), назначать экспертизу (ч. 1 ст. 92 ХПК), привлекать специалистов (ч. 1 ст. 96-1 ХПК). В силу ч. 7 ст. 100 ХПК экономический суд вправе истребовать любые относимые и допустимые доказательства, если он сочтет невозможным рассмотрение дела на основании имеющихся доказательств. Такое же право есть и у суда апелляционной инстанции при невозможности рассмотрения дела на основании имеющихся доказательств (ч. 1 ст. 277 ХПК).

В отличие от ХПК, ГПК не наделяет суд таким широким кругом возможностей в плане процессуальной активности по сбору доказательств, суд лишь оказывает содействие сторонам в их представлении. Так, согласно ч. 3 ст. 179 ГПК, если доказательств, представленных юридически заинтересованными в исходе дела лицами, недостаточно, суд предлагает им представить дополнительные доказательства. Однако, если для названных лиц представление дополнительных доказательств невозможно, суд на основании их ходатайств содействует в истребовании таких доказательств.

В соответствии со ст. 20 ГПК обязанность представить необходимые для установления истины по делу доказательства лежит на сторонах, третьих лицах и других юридически заинтересованных в исходе дела лицах. Для всестороннего, полного, объективного выяснения всех обстоятельств, имеющих существенное значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, суд содействует указанным лицам по их ходатайству в истребовании доказательств, когда представление таких доказательств для них невозможно.

С позиции реализации принципа состязательности, предполагающего процессуальную активность именно сторон, а не суда, нормы ГПК представляются более удачными.

Примечательно, что гражданское и арбитражное процессуальное законодательство Российской Федерации освободило суд от обязанности собирать доказательства: суд вправе предложить представить необходимые доказательства, но не может обязать это сделать (ч. 2 ст. 57 ГПК РФ, ч. 2 ст. 66 АПК РФ).

Такой же подход закреплен и в гражданском процессуальном законодательстве Республики Казахстан (ст. 73 ГПК РК). Кроме того, в п. 3 ст. 15 названного Кодекса прямо установлено, что суд полностью освобожден от сбора доказательств по собственной инициативе в целях установления фактических обстоятельств дела, однако по мотивированному ходатайству стороны оказывает ей содействие в получении необходимых материалов в порядке, предусмотрен-
ном Кодексом.

Таким образом, в отличие от представленных выше подходов к вопросу активности суда в сборе доказательств, закрепленных в ГПК Республики Беларусь, процессуальном законодательстве Российской Федерации и Республики Казахстан, в рамках белорусского хозяйственного процессуального законодательства экономический суд не просто содействует участникам процесса в собирании доказательств и в случае их недостаточности разъясняет участникам право представления дополнительных доказательств, а сам собирает их, фактически выступая в качестве субъекта доказывания. По нашему мнению, подобный подход не в полной мере согласуется с декларируемой состязательностью хозяйственного процесса.

■ Вместе с тем развитие принципа состязательности невозможно без одновременной корректировки процессуального законодательства по вопросу установления судом объективной истины по делу. Если, принимая решение, суд будет исходить исключительно из того, смогла доказать сторона на основании представленных ею доказательств свои требования или нет, логичным представляется изменение тех критериев оценки законности и обоснованности судебных постановлений, которые связаны с недостаточной доказательственной активностью суда.

Так, в настоящее время в силу ст. 280 ХПК и ст. 424 ГПК основаниями к отмене или изменению решения суда первой инстанции являются, в частности, неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела (в формулировке ГПК – фактов, входящих в предмет доказывания по делу); недоказанность обстоятельств, имеющих значение для дела, которые суд, рассматривающий экономические дела, посчитал установленными (по ГПК – неподтвержденность фактов, положенных в основу решения, достаточными и достоверными доказательствами).

Если приведенные основания для отмены судебного постановления, равно как и задача установления судом объективной истины по делу, сохранятся в неизменном виде, развитие состязательности процесса посредством ограничения активной роли суда в сборе доказательств будет затруднено.

Отметим, что отдельные процессуалисты критикуют принцип объективной истины, полагая, что он не соответствует основным тенденциям развития современного процессуального законодательства, в котором стандарт доказывания не преследует цель установить объективную истину (2).

_____________________________________

2 Панкова О.В. Принципы состязательности и объективной истины как фундаментальные начала осуществления правосудия по делам об административных правонарушениях // Административное право и процесс. 2019. № 7. С. 43–46.

В современной доктрине обосновывается принцип юридической, а не объективной истины по делу3. Так, в соответствии с принципом юридической истины суд разрешает дело на основании представленных сторонами доказательств, не вмешиваясь в процесс доказывания, но определяя предмет доказывания, распределяет между сторонами обязанности по доказыванию, по их ходатайству содействует в истребовании необходимых доказательств. Принцип юридической истины не входит в противоречие с принципом состязательности и определяет, что суд может отказать в удовлетворении иска, например, за недоказанностью, но сам не будет принимать мер к установлению всех обстоятельств дела (объективной истины). Суд исследует обстоятельства дела лишь в пределах доказательственной информации, представленной сторонами.

_____________________________________

3 См., например: Арбитражный процесс: учебник / отв. ред. В.В. Ярков.

По пути отказа от требования установления судом объективной истины по делу пошли российский и казахстанский законодатели в упоминавшихся выше процессуальных кодексах. Например, в п. 4 ст. 15 ГПК РК закреплено, что суд основывает решение лишь на тех доказательствах, участие в исследовании которых на равных основаниях было обеспечено каждой из сторон.

В научной литературе также отмечается, что процесс будет основан на состязательном начале, если «предоставить суду право судить о правоте требований сторон только на основе того, что будет предоставлено сторонами»4.

_____________________________________

4 Фокина М.А. К 150-летию Судебных уставов Российской империи 1864 года: историко-правовой очерк реформы гражданского судопроизводства в России // Современное право. 2015. № 1. С. 72.

Таким образом, для развития цивилистического процесса, в том числе в странах, с которыми Республику Беларусь связывают наиболее тесные экономические и политические отношения, характерна общая тенденция расширения состязательных начал судопроизводства.

В то же время, полагаем, развивать нормы о состязательности судопроизводства в едином кодексе следует с учетом особенностей субъектного состава спорящих лиц, возможно, сохранив в определенных случаях право суда на сбор доказательств в целях обеспечения защиты и восстановления нарушенного права гражданина (граждан), при этом полностью лишив процессуальной активности экономический суд в самостоятельном собирании доказательств по делу. Кроме того, состязательность процесса может быть ограничена при рассмотрении дел, возникающих из административно-правовых отношений (то есть споров частных лиц с государством), ввиду того, что в таких спорах отсутствует фактическое равенство сторон.

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации