Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Расписание заседаний

Принудительное лицензирование на объекты промышленной собственности

Фармацевтическое предприятие в течение года производит лекарство, ничего не зная о том, что на аналогичный лекарственный препарат на имя другой организации три года назад Национальным центром интеллектуальной собственности выдан белорусский патент. После предъявления этой организацией претензий по поводу нарушения прав патентообладателя, фармацевтическое предприятие пожелало заключить с патентообладателем лицензионный договор, однако получило отказ со ссылкой на то, что патентообладатель сам активно занимается производством и реализацией лекарственного препарата с использованием патента. Кроме того, патентообладатель грозит привлечением к ответственности в связи с нарушением его исключительного права. Может ли в такой ситуации суд понудить ответчика выдать принудительную неисключительную лицензию на производство лекарственного препарата при обращении с подобным иском, каковы условия и порядок ее выдачи?

Институт принудительного лицензирования предусмотрен международным патентным правом (статья 5А Парижской конвенции по охране промышленной собственности 1883 года, статья 31 Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности 1994 года), законодательствами в сфере промышленной собственности большинства государств мира, однако предоставление принудительных лицензий является крайне редким явлением как в практике иностранных государств, так и в национальной практике.

Выдача принудительной лицензии на объект промышленной собственности является формой ограничения исключительных прав патентообладателя, может быть осуществлена судом против его воли, в связи с чем не должна необоснованным образом ущемлять его интересы и наносить ущерб деятельности, связанной с использованием защищенного патентом объекта. Предоставление принудительных лицензий должно соотноситься с интересами по обеспечению потребностей внутреннего рынка любой страны.

Основания и порядок предоставления принудительной лицензии, действие которой должно распространяться на территории Беларуси (территория действия патента), в отношении защищенных патентами изобретения, полезной модели, промышленного образца предусмотрены статьей 38 Закона Республики Беларусь от 16 декабря 2002 г. № 160-З «О патентах на изобретения, полезные модели, промышленные образцы» (в ред. Закона Республики Беларусь от 15.07.2010 № 167-З).

Строго регламентируя основания и порядок выдачи принудительной лицензии, законодатель тем самым гарантирует соблюдение баланса интересов и патентообладателя, и будущего пользователя объекта промышленной собственности.

В соответствии с вышеназванной статьей при неиспользовании или недостаточном использовании патентообладателем изобретения в течение пяти лет, а полезной модели, промышленного образца в течение трех лет с даты публикации сведений о патенте любое лицо, желающее и готовое использовать запатентованные изобретение, полезную модель, промышленный образец, в случае отказа патентообладателя от заключения лицензионного договора может обратиться в суд с заявлением о предоставлении ему принудительной неисключительной лицензии. Если патентообладатель не докажет, что неиспользование или недостаточное использование изобретения, полезной модели, промышленного образца обусловлено уважительными причинами, суд предоставляет указанную лицензию с определением пределов использования, размеров, сроков и порядка платежей.

Таким образом, законодательство Республики Беларусь предусматривает возможность предоставления принудительной лицензии не в любом случае и не в любое время, а лишь при неиспользовании или недостаточном использовании патентообладателем без уважительных причин запатентованного изобретения в течение пяти лет, а полезной модели, промышленного образца в течение трех лет с даты публикации сведений о патенте, что привело к недостаточному предложению соответствующих товаров, работ или услуг на рынке.

Одним из оснований для предоставления принудительной неисключительной лицензии также является отказ патентообладателя от заключения с заинтересованным лицом лицензионного договора несмотря на то, что предлагаемые условия лицензионного договора соответствуют установившейся практике.

Лицо же, претендующее на использование объекта промышленной собственности, должно не только желать, но и быть готовым использовать охраняемый объект, то есть иметь достаточные инвестиции, обладать необходимыми материальными, производственными, финансовыми, кадровыми ресурсами, а также разрешениями, сертификатами и иными документами компетентных государственных органов.

При достаточности использования патентообладателем запатентованного объекта промышленной собственности, доказанности уважительности причин неиспользования либо недостаточности использования, при обращении за выдачей лицензии до истечения пятилетнего либо трехлетнего срока, при неготовности заинтересованного лица к использованию охраняемого объекта предоставление принудительной лицензии исключается.

Следует отметить, что институт принудительного лицензирования в сфере промышленной собственности рассчитан на добросовестных пользователей, желающих и готовых использовать запатентованные изобретение, полезную модель, промышленный образец путем заключения с правообладателем, не использующим их без уважительных причин в течение определенных законом сроков, лицензионного договора на определенных условиях, от чего последний отказывается. То есть переговорный процесс пользователя с правообладателем должен предшествовать началу использования либо приготовлению к использованию объекта промышленной собственности.

В описанной же ситуации пользователь уже начал использовать запатентованное техническое решение до обращения к патентообладателю с вопросом о заключении лицензионного договора, признавая это обстоятельство и ссылаясь на незнание о наличии выданного патента, что свидетельствует о ненадлежащем осуществлении им патентного поиска, повлекшем нарушение исключительного права патентообладателя.

В этой связи у правообладателя имеется законное основание для защиты нарушенного права, и его отказ от заключения лицензионного договора в этом случае вполне объясним. Кроме того, патентообладатель свободен в выборе третьих лиц, с которыми он желает заключить договор исключительной либо неисключительной лицензии.

В возникшей ситуации следует не усугублять конфликт, а пытаться его погасить путем ведения серьезного переговорного процесса с правообладателем по поводу возможного заключения лицензионного договора, дающего право на использование запатентованного объекта промышленной собственности на законном основании.
 

 

В очередном выпуске

Мониторинг СМИ

Google переводчик