Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Решение Верховного Суда Республики Беларусь от 22.11.2019 по делу № 12-01/154-2019

3 декабря 2019  9

дело № 12-01/154-2019

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Республики Беларусь

22 ноября 2019 года судебная коллегия по делам интеллектуальной собственности Верховного Суда Республики Беларусь в составе председательствующего судьи ….,

судей …. и ….,

при секретаре судебного заседания ….,

с участием представителя истца (ответчика по встречному иску) – индивидуального предпринимателя Г. – Г.,

третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, на стороне истца (ответчика по встречному иску) – индивидуального предпринимателя П.,

представителей ответчика (истца по встречному иску) – научно-технического производственного кооператива «А» – патентного поверенного К. и адвоката М.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении Верховного Суда Республики Беларусь гражданское дело по иску индивидуального предпринимателя Г. к научно-техническому  производственному кооперативу «А» о взыскании лицензионного вознаграждения и по встречному иску научно-технического  производственного кооператива «А» к индивидуальному предпринимателю Г. об установлении факта  ничтожности сделки,

У С Т А Н О В И Л А:

истец (ответчик по встречному иску) – индивидуальный предприниматель Г. (далее – ИП Г.) – в заявлении суду указал, что 20 января 2014г. заключил с ответчиком (истцом по встречному иску) – научно-техническим производственным кооперативом «А»  (далее – НТПК «А») – лицензионный договор №__ о передаче секретов производства (ноу-хау), в соответствии с которым предоставил последнему неисключительную лицензию на технологию производства изделий медицинского назначения «Н». За использование ноу-хау НТПК «А» обязался выплачивать ИП Г. вознаграждение  в размере 4% от продажной цены продукции по лицензии один раз в месяц не позднее 15 календарных дней, следующих за отчетным периодом. Дополнительным соглашением №_ от 20 декабря 2018г. к указанному договору срок его действия был продлен до 20 января 2024г. По мнению истца (ответчика по встречному иску), в нарушение п.5.1 названного договора ответчик лицензионное вознаграждение выплачивает не в полном размере, вследствие чего на апрель 2019г. образовалась задолженность  в размере 14 936,96 руб. Претензию о погашении названной суммы ответчик оставил без удовлетворения.

Ссылаясь на указанные обстоятельства, ИП Г. просила взыскать с НТПК «А» в ее пользу вознаграждение в размере 14 936,96 руб. и судебные расходы по уплате государственной пошлины в размере 746,88 руб.

Во встречном иске НТПК «А» с учетом последующих изменений и дополнений его предмета и основания, просил установить факт ничтожности  лицензионного договора №__ от 20 января 2014г. о передаче секретов производства (ноу-хау) на основании ст.169 ГК Республики Беларусь как сделки, не соответствующей требованиям законодательства, поскольку указанная в  договоре  в качестве лицензиара ИП П. не является обладателем секретов производства (ноу-хау) и была включена в состав лицензиаров наряду с ИП Г. по просьбе ее отца  - Р., являвшегося на дату заключения этого договора председателем НТПК «А». Также просил установить факт ничтожности дополнительного соглашения №_ от 20 декабря 2018г. к указанному договору, как несоответствующего требованиям ст.1012 ГК Республики Беларусь в части субъектного состава для договоров данного типа, требованиям ст.ст. 161, 163, 422 ГК Республики Беларусь и положениям п.12.2 названного договора, регулирующим порядок внесения в него дополнений, поскольку  дополнительное соглашение не подписано одним из его лицензиаров – ИП П.

Определением судебной коллегии по делам интеллектуальной собственности Верховного Суда Республики Беларусь от 18 ноября 2019г. принят отказ НТПК «А» от иска об установлении факта ничтожности  лицензионного договора №__ от 20 января 2014г. о передаче секретов производства (ноу-хау) и производство по делу в этой части прекращено.

В судебном заседании представитель истца (ответчика по встречному иску) Г. иск поддержал и дал суду объяснения, аналогичные доводам, изложенным в исковом заявлении. Встречный иск не признал, полагая, что отсутствуют правовые основания для его удовлетворения, поскольку действия ИП П., исполнявшей на дату заключения дополнительного соглашения №_ обязанности председателя НТПК «А» и подписавшей договор от имени лицензиата, основаны на положениях Гражданского кодекса Республики Беларусь и уставе НТПК «А». Вследствие этого, по мнению данного представителя, дополнительное соглашение №_ не является ничтожной сделкой. Кроме того, по требованию об установлении факта ничтожности сделки согласно положениям статьи 200 ГК Республики Беларусь, по мнению представителя истца, ответчиком пропущен срок исковой давности, так как лицензионный договор №__ от 20 января 2014г. и дополнительное соглашение к нему продлевают действие ранее заключенного между сторонами договора №_ от 20 января 2009г. по использованию того же объекта интеллектуальной собственности. Представитель истца также полагал,  что в материалы дела не представлены доказательства в подтверждение того, что сведения, составляющие секрет производства (ноу-хау), на дату заключения лицензионного договора №__ от 20 января 2014г. являлись общеизвестными и легкодоступными, вследствие чего утратили свою коммерческую ценность.

Третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований на предмет спора, на стороне истца (ответчика по встречному иску), ИП П. (далее - третье лицо) полагала иск ИП Г. обоснованным и подлежащим удовлетворению, а встречный иск – не подлежащим удовлетворению по основаниям, изложенным представителем истца (ответчика по встречному иску).

Представители ответчика (истца по встречному иску) – НТПК «А» – патентный поверенный К. и адвокат М.  иск ИП Г. не признали, встречный иск поддержали, аргументируя тем, что на дату заключения лицензионного договора №__ от 20 января 2014г. указанный в нем объект – технология производства изделий медицинского назначения «Н» – не являлся секретом производства (ноу-хау). В связи с отсутствием предмета договора, лицензионный договор, по их мнению, является незаключенным. Данные представители также полагали, что  дополнительное соглашение №_ к названному договору является ничтожной сделкой, поскольку оспариваемое соглашение не подписано одним из его лицензиаров – ИП П. В силу изложенного представители НТПК «А» полагали, что правовых оснований для взыскания с их доверителя в пользу ИП Г. вознаграждения за использование секрета производства (ноу-хау) не имеется. Также просили о взыскании с истца в пользу ответчика  судебных расходов по уплате государственной пошлины за подачу встречного иска в размере 1 275 руб.

Заслушав объяснения юридически заинтересованных в исходе дела лиц, показания свидетеля Д., проверив и исследовав письменные доказательства по делу, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с п.1 и п.2 ст.140 ГК Республики Беларусь в редакции от 31 декабря 2013г., действующей на дату заключения лицензионного договора № б/н от 20 января 2014г. о передаче секретов производства (ноу-хау), информация (сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах) охраняется в качестве нераскрытой информации, если она составляет служебную тайну или коммерческую тайну.

В отношении информации может быть установлен режим коммерческой тайны при условии, что составляющие ее сведения не являются общеизвестными или легкодоступными третьим лицам в тех кругах, которые обычно имеют дело с подобного рода сведениями, имеют коммерческую ценность для их обладателя в силу неизвестности третьим лицам, не являются объектами исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и не отнесены в установленном порядке к государственным секретам. Режим коммерческой тайны считается установленным после определения состава сведений, подлежащих охране в режиме коммерческой тайны, и принятия лицом, правомерно обладающим такими сведениями, совокупности мер, необходимых для обеспечения их конфиденциальности.

Сведения, в отношении которых не может быть установлен режим коммерческой тайны, определяются законодательными актами.

Согласно ч. 6 ст.998 ГК Республики Беларусь право промышленной собственности распространяется на секреты производства (ноу-хау).

В силу ст.1010 ГК Республики Беларусь лицо, правомерно обладающее сведениями, составляющими секрет производства (ноу-хау), имеет право на защиту этих сведений от незаконного использования.

Сведения, составляющие секрет производства (ноу-хау), охраняются в режиме коммерческой тайны в случае, если они соответствуют требованиям, определенным пунктом 2 статьи 140 настоящего Кодекса. Право на защиту таких сведений возникает независимо от выполнения в отношении этих сведений каких-либо формальностей (регистрации, получения свидетельства и т.п.).

В соответствии со ст.1012 ГК Республики Беларусь лицо, обладающее секретом производства (ноу-хау), может передать все или часть составляющих его сведений другому лицу по договору.

В ходе судебного разбирательства по делу установлено, что по лицензионному договору №__ от 20 января 2014г. (далее – договор) о передаче секретов производства (ноу-хау) индивидуальные предприниматели Г. и П. (лицензиары) предоставили НТПК «А» (лицензиат) неисключительную лицензию на технологию производства изделий медицинского назначения «Н», а лицензиат обязался выплачивать вознаграждение согласно условиям названного договора, что подтверждается данным договором.

Как следует из п.2.1 договора лицензиату было предоставлено право на производство и продажу названных изделий.

Из данного пункта договора  и приложения №_ к нему, а также  объяснений в судебном заседании представителя истца следует, что секретом производства (ноу-хау) является технология производства «Н», содержащаяся в нормативно-технической документации для промышленного производства и оптовой реализации изделий медицинского назначения «Н», переданной по акту приема-передачи от 20 января 2014г. (приложение №_ к договору).

Согласно названному акту лицензиары передали лицензиату следующие документы:

- технические условия (ТУ BY ….2008) «Н» (далее – технические условия 2008), дата введения в действие 30 декабря 2008г., номер государственной регистрации  №__ от 30 декабря 2008г.;

-  извещения №_ и №_ об изменении вышеназванных технических условий в 2009 и 2013гг.;

-  технологическую инструкцию (ТИ BY …..-2008) «Н» (приготовление, контроль процесса, техника безопасности, применение) (далее – технологическая инструкция 2008), утвержденную Г. 09 июля 2008г.;

-  инструкцию по использованию в медицинской практике «Н» (далее – инструкция по использованию 2008), утвержденную Министерством здравоохранения Республики Беларусь 7 августа 2008г.

Как следует из п.5.1 договора за предоставленное право лицензиат обязался выплачивать каждому лицензиару вознаграждение в размере 4 процентов от продажной цены продукции по лицензии один раз в месяц – не позднее 15 календарных дней, следующих за отчетным периодом.

По условиям договора (п.11.1) срок его действия составляет пять лет со дня его подписания.

Согласно дополнительному соглашению №_ от 20 декабря 2018г. к указанному договору, действие последнего было продлено до 20 января 2024г.

Из объяснений в судебном заседании представителя истца (ответчика по встречному иску) Г. и третьего лица следует, что до заключения лицензионного договора ИП Г. (лицензиар) предоставляла в 2009г. ответчику неисключительную лицензию на секрет производства (ноу-хау), как и по лицензионному договору №__от 20 января 2014г., что подтверждается лицензионным договором №_ от 20 января 2009г., приложением №_ и актом приема-передачи документации от 20 января 2009г. к этому договору.

Также из объяснений названных лиц, лицензионного договора №_ от 20 января 2009г. и приложений к нему следует, что до заключения с ответчиком  указанного договора 2009 года  ИП Г. (лицензиар) с целью получения разрешения на введение в гражданский оборот на территории Республики Беларусь изделий медицинского назначения «Н», обращалась в учреждения и предприятия Министерства здравоохранения Республики Беларусь, уполномоченные на выдачу разрешений на введение указанных изделий в гражданский оборот, и предоставляла последним документы, указанные в актах приемки-передачи нормативно-технической документации от 20 января 2009г. и 2014г. –  технические условия 2008, технологическую инструкцию 2008, инструкцию по использованию 2008 – к лицензионным договорам 2009г. и 2014г., заключенным с ответчиком, которые содержали сведения о технологии производства «Н». При проведении учреждениями и организациями здравоохранения Республики Беларусь клинических испытаний, санитарно-гигиенических экспертиз и выдаче соответствующих актов и государственной регистрации вышеназванных медицинских изделий, работники указанных учреждений и организаций, а также производители и потребители этих изделий имели свободный доступ к сведениям, характеризующим технологию производства  изделий медицинского назначения «Н», производителем которых ответчик являлся с 2009г. При этом меры, необходимые для обеспечения конфиденциальности сведений, переданных по вышеназванным договорам в качестве секретов производства (ноу-хау), как следует из объяснений в судебном заседании юридически заинтересованных в исходе дела лиц, сторонами договоров и третьими лицами, которым предоставлялись эти сведения, не принимались.

В судебном заседании представители ответчика (истца по встречному иску) патентный поверенный К. и адвокат М. не отрицали факт заключения вышеназванных договоров, при этом указали, что сведения, переданные по ним, не подлежат защите как секреты производства (ноу-хау), поскольку являются общеизвестными, в связи с чем утратили коммерческую ценность, а также были доступными третьим лицам, имеющим отношение к ним, так как  ИП Г., как лицензиар по договорам 2009 и 2014гг., не принимала мер для обеспечения их конфиденциальности. Указанные представители также пояснили, что сведения, переданные ИП Г. и указанные в лицензионном договоре в качестве секрета производства (ноу-хау), доводились ответчиком до сведения третьих лиц, в том числе потребителей изделий медицинского назначения «Н» с ведома и согласия лицензиара.

Изложенные сторонами обстоятельства подтверждаются показаниями допрошенного в судебном заседании свидетеля Д. (начальника отдела по производству НТПК «А»), из показаний которого следует, что технология производства изделий медицинского назначения «Н» является стандартизированным процессом, регламентируемым соответствующими ГОСТами и санитарными правилами, в результате которого на основании технических условий и технологической инструкции производится смешение  химических компонентов согласно утвержденной рецептуре с соблюдением их количественного и качественного состава. На каждую партию указанных изделий изготовителем выдается паспорт о соответствии их требованиям технических условий 2008, технологической инструкции 2008 и рецептуре, а также прилагается инструкция по применению наборов сухих солей для приготовления концентрированных гемодиализирующих растворов, утвержденная Министерством здравоохранения Республики Беларусь. Из показаний данного свидетеля также следует, что какие-либо меры по обеспечению конфиденциальности сведений, содержащихся в вышеназванных нормативно-технических документах, а также в товаросопроводительных документах на эти изделия, и относящихся к сведениям, которые были переданы ответчику ИП Г. по лицензионным договорам, как секрет производства (ноу-хау), не принимались.

Показания свидетеля Д. не оспаривались юридически заинтересованными в исходе дела лицами, которые также подтвердили, что технология изготовления изделия «Н», содержащаяся в технической документации (технических условиях 2008, технологической инструкции 2008 и инструкции по использованию 2008), переданной по лицензионным договорам 2009 и 2014гг., с 2008г. практически  не изменялась.

Кроме объяснений представителей юридически заинтересованных в исходе дела лиц, показаний свидетеля Д., вышеизложенные обстоятельства подтверждаются письменными доказательствами:

титульными листами технических условий 2008, содержащими сведения об их рассмотрении и согласовании с 2008г. учреждениями и предприятиями  Министерства здравоохранения Республики Беларусь, и технологической инструкции 2008, утвержденной Г. 09 июля 2008г., содержащей сведения о приготовлении, контроле процесса и технике безопасности при изготовлении указанных изделий;

инструкцией по применению наборов «Н», утвержденной Министерством здравоохранения Республики Беларусь и содержащей сведения о качественном и количественном составе набора изделия,   ионном составе указанного изделия,  способе его приготовления и назначения, а также о соответствии этого набора  требованиям технических условий 2008;

регистрационными удостоверениями, выданными в период с 25 июля 2008г. по 13 июня 2018г. Министерством здравоохранения Республики Беларусь  НТПК «А» в отношении изделий медицинского назначения «Н», содержащими указание на технические условия 2008 и инструкцию по использованию;

 паспортами №__ и №__ от 05 и 14 августа 2019г., содержащими сведения, в том числе о соответствии наборов сухих солей, изготовленных НТПК «А» по рецептуре и технологической инструкции,  требованиям технических условий 2008г. и санитарным правилам;

аналитическими листами входного контроля сырья НТПК «А», содержащими сведения о соответствии сырья, используемого для производства наборов изделия «Н», требованиям ГОСТов.

Оценив объяснения юридически заинтересованных в исходе дела лиц, показания свидетеля Д. в совокупности с представленными по делу письменными доказательствами, судебная коллегия приходит к выводу, что на дату заключения лицензионного договора  №__ от 20 января 2014г. сведения о технологии производства изделий медицинского назначения «Н», переданные по указанному договору, с ведома и согласия истца стали доступными третьим лицам, имеющим отношение к правомерному введению и использованию в гражданском обороте Республики Беларусь вышеназванных изделий медицинского назначения, и меры для обеспечения конфиденциальности этих сведений не принимались.

  Доказательств тому, что переданные по лицензионному договору №__ от 20 января 2014г. сведения являлись секретом производства (ноу-хау), не были доступны третьим лицам и в отношении их соблюдались требования о конфиденциальности, в материалы дела не представлено.

  В соответствии с п.1 ст.402 ГК Республики Беларусь договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

  Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законодательстве как существенные, необходимые или обязательные для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

          В связи с тем, что ИП Г. и ИП П. на дату заключения  лицензионного договора №__ от 20 января 2014г. не являлись лицами, обладающими нераскрытой информацией на технологию производства изделий медицинского назначения «Н», составляющей секреты производства (ноу-хау) и соответствующей требованиям ст.140 ГК Республики Беларусь,  а поэтому не могли передать ответчику право на использование сведений, составляющих предмет лицензионного договора и являющихся его существенным условием, судебная коллегия полагает возможным согласиться с доводом представителей ответчика  о том, что лицензионный договор  №__ от 20 января 2014г. является незаключенным.

Принимая во внимание изложенное, судебная коллегия считает необходимым признать вышеназванный договор незаключенным, то есть договором, не порождающим для сторон каких-либо правовых последствий.

В этой связи коллегия полагает, что отсутствуют  правовые основания для признания ничтожным дополнительного соглашения №_ от 20 декабря 2018г. к указанному договору о продлении срока его  действия.

При таких обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу, что правовых оснований для удовлетворения иска о взыскании с ответчика в пользу истца на основании лицензионного договора №__ от 20 января 2014г. лицензионного вознаграждения и для удовлетворения встречного иска об установлении факта ничтожности дополнительного договора №_ от 20 декабря 2018г. к лицензионному договору №_ от 20 января 2014г. не имеется и в их удовлетворении следует отказать.

В соответствии с ч.1 ст.135 ГПК Республики Беларусь стороне, в пользу которой состоялось решение, суд присуждает за счет другой стороны возмещение всех понесенных ею судебных расходов по делу, хотя бы эта сторона и была освобождена от уплаты их в доход государства. Если иск удовлетворен частично, то указанные в настоящей статье суммы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику - пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

В связи с отказом в удовлетворении иска ИП Г. и встречного иска НТПК «А» судебная коллегия считает, что согласно п.1 ст.135 ГПК Республики Беларусь не подлежат удовлетворению требования сторон о взыскании в их пользу судебных расходов по уплате государственной пошлины за рассмотрение настоящих исков. В этой связи в удовлетворении требования истца (ответчика по встречному иску) о взыскании с ответчика судебных расходов по уплате государственной пошлины в размере 746,88 руб., а также в удовлетворении требования ответчика (истца по встречному иску) о взыскании в его пользу с истца судебных расходов по уплате государственной пошлины в размере 1 275 руб. следует отказать.

Руководствуясь ст.ст.302-306 ГПК Республики Беларусь, судебная коллегия

Р Е Ш И Л А:

в удовлетворении иска индивидуального предпринимателя Г. к научно-техническому производственному кооперативу «А» о взыскании вознаграждения в размере 14 936 рублей 96 копеек и судебных расходов по уплате государственной пошлины за подачу иска отказать.

В удовлетворении встречного иска научно-технического производственного кооператива «А» к индивидуальному предпринимателю Г. об установлении факта ничтожности сделки и взыскании судебных расходов по уплате государственной пошлины по встречному иску отказать.

Решение вступает в законную силу немедленно после его провозглашения, обжалованию и опротестованию в апелляционном порядке не подлежит.

Председательствующий судья                                      

Судьи

                                                                                

                                                                                                       

В очередном выпуске

Мониторинг СМИ

Google переводчик