Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Расписание заседаний

Экономический суд Витебской области защитил права потерпевших

19 августа 2022  368

7 июня 2022 года в экономическом суде Витебской области рассмотрено дело по иску гражданки Л. (далее - истец 1) и гражданки Б. (далее - истец 2) к гражданину Б. (далее - ответчик 1) и гражданке П. (далее - ответчик 2) об установлении факта ничтожности сделки на основании п. 1 ст. 171 ГК (мнимая сделка).

В обоснование исковых требований истцы указали, что при заключении договора купли-продажи 50% доли в уставном фонде ОДО действия ответчиков не были направлены на действительное отчуждение имущества, а совершены лишь для вида с целью в последующем сделать невозможным арест и обращение взыскания на имущество, принадлежащее лицу, в отношении которого возбуждено уголовное дело.

Ответчики возражали против удовлетворения исковых требований.

Как следует из материалов дела, согласно уставу ОДО его участниками являлись ответчик 1 (50%) и гражданин Б. (50%).

В августе 2021 года ответчик 1 направил извещение второму участнику ОДО о намерении продать долю в уставном фонде. В сентябре 2021 года в связи с отказом от приобретения доли вторым участником ОДО дало согласие на отчуждение доли третьему лицу – ответчику 2. В этот же день между ответчиком 1 (продавец) и ответчиком 2 (покупатель) был заключен договор купли-продажи, согласно которому продавец продает принадлежащую ему долю в уставном фонде ОДО в размере 50% уставного фонда, а покупатель покупает отчуждаемую долю в уставном фонде ОДО, оплачивая продажную (договорную) цену отчуждаемой доли в момент подписания договора. Ответчик 2 уведомил ОДО о состоявшемся приобретении доли в сентябре 2021 года. Государственная регистрация изменений в связи с изменением состава участников ОДО произведена в октябре 2021 года.

Согласно п. 1 ст.171 ГК мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей юридические последствия, ничтожна.

Стороны мнимой сделки скрывают цель ее совершения, а волеизъявление сторон не соответствует их истинной воле. Основанием для признания мнимой сделки ничтожной является несоответствие волеизъявления сторон их действительной воле. При совершении мнимой сделки воля сторон вообще не направлена на достижение правовых последствий, которые должны вытекать из совершенной сделки. Мнимая сделка совершается сторонами только для того, чтобы создать у третьих лиц представление о том, что сделка совершена.

При рассмотрении дела судом установлено, что в августе 2021 года в отношении ответчика 1 возбуждено уголовное дело по части 2 статьи 314 УК (нарушение правил безопасности движения или эксплуатации железнодорожного, воздушного, водного транспорта, повлекшее по неосторожности смерть человека). Потерпевшими по указанному уголовному делу признаны истец 1 и истец 2, которые, получив выписку из ЕГР юридических лиц и индивидуальных предпринимателей о праве собственности ответчика 1 на долю в уставном фонде ОДО, в сентябре 2021 года направили в Генеральную прокуратуру, Следственный комитет ходатайство о запрете на отчуждение имущества, в том числе доли ОДО. В октябре 2021 года истец 1 и истец 2 признаны гражданскими истцами по возбужденному уголовному делу (в рамках уголовного дела подан гражданский иск о возмещении морального и материального вреда). С указанным постановлением ответчик 1 ознакомлен.

В судебном заседании ответчик 1 подтвердил намерение продажи доли в уставном фонде ОДО. Вместе с тем ответчик 1 являлся не только участником ОДО, но и руководителем данной организации. На момент рассмотрения дела он по-прежнему руководил деятельностью ОДО.

Как пояснил ответчик 1, его желание продать долю обусловлено поиском нового участника с целью получить возможность финансирования им данного предприятия, поскольку предприятие «не развивалось и находилось на грани выживания», однако при проведении переговоров с ответчиком 2, как с покупателем, у последнего не выяснялась возможность вложения суммы в определенном размере. Кроме того, согласно бухгалтерскому балансу ОДО за 2021 год по сравнению с 2020 годом возросли размеры выручки от реализации продукции, товаров, работ услуг, размеры прибыли от реализации и текущей деятельности, размеры прочих доходов от текущей деятельности. Также вдвое увеличился размер прибыли, распределенный на выплату дивидендов.

В судебном заседании ответчики пояснили, что денежные средства передавались наличными, о чем в договоре имеются собственноручные записи. Какие-либо иные документы, с достоверностью подтверждающие получение денежных средств ответчиком 1 суду не представлены.

Принимая во внимание конкретные обстоятельства данного дела, экономический суд пришел к выводу, что стороны договора купли-продажи не намеревались создать правовые последствия, характерные для этого договора, так как воля сторон в момент заключения договора была направлена на создание иных правовых последствий для одной из сторон в отношении третьего лица, оформление договора купли-продажи носило формальный характер, у сторон в момент заключения сделки в действительности отсутствовало намерение создать соответствующие договору купли-продажи правовые последствия, а заключение договора купли-продажи 50% доли в уставном фонде ОДО от 6 сентября 2021 года осуществлено после возбуждения уголовного дела в отношении ответчика 1 с целью предотвращения ареста его имущества и исключения возможности последующего обращения взыскания на него, уклонения от возмещения причиненного преступлением морального и материального вреда потерпевшим, являющимся гражданскими истцами по уголовному делу.

На основании вышеизложенного решением суда от 7 июня 2022 года исковые требования об установлении факта ничтожности сделки, в частности договора купли-продажи 50% доли в уставном фонде ОДО, удовлетворены в полном объеме.

Решение экономического суда Витебской области обжаловано в апелляционном порядке и 13 июля 2022 года вступило в законную силу.

 

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации