Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  25713
4 августа 2022  763 4 августа 2022  513 4 августа 2022  553 4 августа 2022  580 28 июля 2022  1783

Решение Верховного Суда Республики Беларусь от 10.06.2020 по делу № 12-01/29-2020

19 июня 2020  2353

дело № 12-01/29-2020

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Республики Беларусь

          10 июня 2020 года Верховный Суд Республики Беларусь в составе           судьи ….,

при секретаре судебного заседания ….,

с участием представителей истца − общества с ограниченной ответственностью «Б» − Г. и М.,

представителя ответчика – частного унитарного предприятия по оказанию услуг «С» − А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении Верховного Суда Республики Беларусь гражданское дело по иску общества с ограниченной ответственностью «Б» к частному унитарному предприятию по оказанию услуг «С» о взыскании предварительной оплаты, штрафа, пени и процентов за пользование чужими денежными средствами,

У С Т А Н О В И Л:

          истец - общество с ограниченной ответственностью «Б» (далее – ООО «Б») – в заявлении указал, что 16 октября 2018 г. между ним и ответчиком - частным унитарным предприятием по оказанию услуг «С» (далее – частное предприятие «С») – был заключен договор № __ на оказание услуг.

          В соответствии с указанным договором ответчик (исполнитель) обязан был по заданию истца (заказчика) оказывать услуги, перечисленные в заказах к договору.

          15 февраля 2019 г. истец произвел по счетам, направленным ответчиком, предварительную оплату в размере 4 530 руб., что составило 100% предварительной оплаты по согласованным заказам.

Услуги должны были быть оказаны ответчиком не позднее 16 мая       2019 г., однако выполнены им не были.

5 июля 2019 г. в адрес ответчика была направлена претензия, в которой истец выразил отказ от исполнения договора и потребовал возврата уплаченной суммы в размере 4 530 руб., а также уплаты неустойки в размере 288,55 руб.

25 июля 2019 г. по инициативе ответчика были проведены переговоры, в ходе которых сторонами было заключено дополнительное соглашение и согласован новый график оказания услуг с указанием сроков и выполнением конкретного объема работ; вышеназванная претензия истцом была отозвана.

В соответствии с дополнительным соглашением от 25 июля 2019 г. в случае нарушения графика выполнения работ (оказания услуг) исполнитель обязуется вернуть заказчику полученную сумму предварительной оплаты в размере 4 350 руб. в течение 14 календарных дней с момента получения письменного требования или 20 календарных дней с момента отправки данного требования, а также выплатить пеню в размере 5% от невозвращенной суммы за каждый день просрочки требования заказчика о возврате предоплаты (оплаты).

Кроме того, в случае нарушений исполнителем условий графика выполнения работ (оказания услуг) он обязуется выплатить заказчику штраф в размере 100% от суммы договора, а также пеню в размере 5% от суммы договора за каждый день просрочки выполнения графика.

В связи с тем, что работы не были выполнены ответчиком в полном объеме и наступила просрочка – 26 дней, истец отказался от исполнения договора и потребовал возврата предварительной оплаты, направив 26 августа 2019 г. в адрес ответчика претензию.

Ссылаясь на вышеуказанные обстоятельства, ООО «Б» просило взыскать с частного предприятия «С» 23 145,45 руб., в том числе 4 530 руб. – предоплата, 4 530 руб. – штраф за нарушение графика выполнения работ, 5 889 руб. – пеня за просрочку выполнения работ на 26 августа 2019 г., 8 154 руб. -  пеня за просрочку  возврата предоплаты на  18 октября 2019 г., 42,45 руб. – проценты за пользование чужими денежными средствами, а также расходы по уплате государственной пошлины в размере 1 157,27 руб.

В судебном заседании представители истца уточнили исковые требования: с учетом выполнения ответчиком работ по техническому внедрению коробочной версии на сервер заказчика (истца), стоимость которых составила 750 руб., просили взыскать с ответчика предоплату в размере 3 780 руб. Кроме того, просили взыскать с ответчика пеню за просрочку  возврата предоплаты - за период с 13 сентября 2019 г. по                      28 октября 2019 г. - в размере 8 694 руб., проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 223,08 руб. за период с 13 сентября 2019 г. по 8 июня 2020 г., поддержав требования о взыскании пени за просрочку выполнения работ в размере 5 889 руб. за период с 1 августа    2019 г. по             26 августа 2019 г., штрафа в размере 4 530 руб. за нарушение графика выполнения работ и взыскании с ответчика расходов по уплате государственной пошлины в размере 1 157,27 руб. В остальной части дали суду объяснения, аналогичные доводам, изложенным в исковом заявлении.

Представитель ответчика иск не признал, пояснив, что в соответствии с заключенным договором ответчиком были частично выполнены работы. В связи с отказом истца от договора ответчик не стал выполнять работы, указанные в графике к дополнительному соглашению от 25 июля   2019 г., а поэтому, по его мнению, ответчик должен возвратить истцу 1 750 руб., с учетом стоимости проделанной ответчиком работы; также полагал, что штрафные санкции, предусмотренные дополнительным соглашением, за невыполнение работ, предусмотренные Графиком выполнения работ, применяться не должны, поскольку итоговый результат в соответствии с данным Графиком должен быть предоставлен заказчику не позднее 14 ноября 2019 г.

Заслушав юридически заинтересованных в исходе дела лиц, проверив и исследовав письменные доказательства по делу, суд приходит к следующему.

 Согласно п.2 и п.3 ст. 391 ГК Республики Беларусь, если иное не предусмотрено законодательными актами, стороны могут заключать договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законодательством (смешанный договор). К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора.

 Условия договора определяются по усмотрению сторон в порядке и пределах, предусмотренных законодательством (статья 392).

  В случаях, когда условия договора предусмотрены нормой, которая применяется постольку, поскольку соглашением сторон не установлено иное (диспозитивная норма), стороны могут своим соглашением установить условие, отличное от предусмотренного в ней, если это не противоречит законодательству. При отсутствии такого соглашения условие договора определяется диспозитивной нормой.

 Согласно п. 1 ст. 656 ГК Республики Беларусь по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику в установленный срок, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его (уплатить цену работы). Работа выполняется за риск подрядчика, если иное не предусмотрено законодательством или соглашением сторон.

В соответствии с п. п. 1, 2 ст. 662 ГК Республики Беларусь в договоре подряда указываются начальный и конечный сроки выполнения работы. По согласованию между сторонами в договоре могут быть предусмотрены также сроки начала и завершения отдельных этапов работы (промежуточные сроки).

Если иное не установлено законодательством или не предусмотрено договором, подрядчик несет ответственность за нарушение как начального и конечного, так и промежуточных сроков выполнения работ.

  Указанные в договоре подряда начальный, конечный и промежуточные сроки выполнения работы могут быть изменены в случаях и порядке, предусмотренных договором.

Согласно п.1 ст. 736 ГК Республики Беларусь заказчик вправе отказаться от договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов.

В силу п. 1 ст. 366 ГК Республики Беларусь за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств.

В ходе судебного разбирательства установлено, что 16 октября 2018 г. между истцом (заказчиком) – ООО «Б» – и ответчиком (исполнителем) – частным предприятием «С» − был заключен договор №__ на оказание услуг.

Согласно указанному договору исполнитель обязуется по заданию заказчика оказывать услуги, перечисленные в заказах к договору, подписанных сторонами, а заказчик обязуется принять результаты работы и оплатить их в соответствии с договором (п.1.1).

В соответствии с п.2.2 договора объемы работ и услуг, а также сроки их выполнения определяются заказчиком по мере возникновения необходимости и согласовываются сторонами письменно в форме заказов, являющихся Приложениями к настоящему договору.

В силу п. 3.2 договора на основе заказа, подписанного обеими сторонами, исполнитель готовит счет на оплату, который направляет заказчику по электронной почте и/или на почтовый адрес.

Оплата работ и услуг производится в следующем порядке:

- предоплата в размере 50% от стоимости заказа в течение 3 банковских дней с момента получения счета заказчиком;

- 50% до полной оплаты не позднее 5 банковских дней с момента подписания акта сдачи-приемки работ и/или услуг обеими сторонами (п.3.3 договора).

Судом установлено, что согласно заказу №_ от 30 октября 2018 г. ответчик должен выполнить работы (услуги) по техническому внедрению коробочной версии на сервер истца; их стоимость составляет 750 руб. Срок реализации - 10 дней.  Исполнитель (ответчик) приступает к оказанию услуг с момента поступления предоплаты в размере 50%. Выполнение заказа – 10 рабочих дней с момента предоставления оборудования и всех настроек со стороны заказчика (истца).

Согласно заказу №_ от 30 октября 2018 г. ответчик должен оказать услуги по обучению сотрудников в течение 8 часов с момента поступления предоплаты на его расчетный счет; стоимость услуг составляет 480 руб.

В соответствии с заказом №_ от 30 октября 2018 г. ответчик должен выполнить работы (услуги) по подготовке технического задания, срок реализации – 30 дней, а также внедрить CRM – срок реализации – 60 дней; стоимость, предусмотренная заказом, составляет 3 300 руб.; ответчик  приступает к оказанию услуг с момента поступления предоплаты в размере 50%. Срок выполнения заказа – 90 дней с момента поступления предоплаты на расчетный счет исполнителя (ответчика).

           Таким образом, стоимость работ и услуг, указанных в заявках, составила 4 530 руб.

 Учитывая вышеизложенное, суд приходит к выводу, что заключенный между сторонами вышеуказанный договор, по правовой природе представляет собой смешанный договор, содержащий в себе обязательства по выполнению подрядных работ (заказ №_, заказ №_) и по возмездному оказанию услуг (заказ №_), и с учетом условий вышеназванных заказов к договору ответчик обязан был приступить к выполнению работ и оказанию услуг с момента поступления предоплаты в размере 50% по каждой заявке, что составляет 2 265 руб. (50% от 4 530 руб.).

Судом также установлено, что платежным поручением № _ от 15 февраля 2019 г. истец перечислил ответчику 4 530 руб. в счет оплаты за техническое внедрение коробочной версии согласно счету №_, №_,№_ от 1 февраля 2019 г.

Как следует из объяснений представителя истца, 100% оплата была произведена ООО «Б» по просьбе ответчика с целью уменьшения сроков исполнения обязательств, предусмотренных договором. Вместе с тем, в соответствии с договором работы и услуги должны были быть выполнены ответчиком не позднее 16 мая 2019 г.

По делу установлено, что 5 июля 2019 г. истец направил в адрес ответчика претензию №_, в которой отказался от договора, указав, что работы не выполнены в полном объеме и наступила просрочка, которая составила 50 дней. Кроме того, истец потребовал произвести возврат предоплаты в размере 4 530 руб., а также уплатить неустойку в размере 288,55 руб.

  В ответе от 11 июля 2019 г. на вышеназванную претензию ответчик указал, что техническое внедрение коробочной версии на сервер заказчика, подготовка технического задания, а также внедрение CRM, не могли быть выполнены в срок, т.к. со стороны заказчика нужная информация для выполнения работ по данным заказам не предоставлялась в согласованные с исполнителем сроки. На дату получения претензии все работы по заказам были выполнены. Ответчик просил перенести срок принятия работ на 19 июля 2019 г.

25 июля 2019 г. в ходе состоявшихся переговоров между сторонами было заключено дополнительное соглашение, согласно которому были внесены изменения (дополнения) в договор на оказание услуг №__ от 16 октября 2018 г.

Так, п.2.2 по тексту договора был изложен в следующей редакции:

«2.2. Объемы работ и услуг, а также сроки их выполнения определяются заказчиком по мере возникновения необходимости и согласовываются сторонами письменно в Графике выполнения работ (оказания услуг) (приложение №_ к настоящему дополнительному соглашению) (далее – приложение №_).

В случае не подписания Графика выполнения работ (оказания услуг) (приложение №_) сторонами в срок не позднее 25 июля 2019 г. или нарушения Графика выполнения работ (оказания услуг) (приложение №_) исполнитель обязуется вернуть полученную сумму предварительной оплаты в размере 4 530 руб. в течение 14 календарных дней с момента получения письменного требования или 20 календарных дней с момента отправки данного требования.

В случае нарушения любого из данных требований исполнитель обязуется выплатить заказчику штраф в размере 100% невыплаченной (невозвращенной) суммы, а также пеню в размере 5% от невозвращенной суммы за каждый день просрочки требования заказчика о возврате предоплаты (оплаты)».

2.2.1. Заказчик подтверждает, что отзывает претензию №__ от 5 июля 2019 г. в адрес исполнителя и считает ее недействительной».

2. п.5.3. по тексту договора изменить и изложить в следующей редакции:

«5.3. В случае нарушения исполнителем условий графика выполнения работ (оказания услуг) (приложение №_) исполнитель обязуется выплатить заказчику штраф в размере 100% суммы договора, а также пеню в размере 5% от суммы договора за каждый день просрочки выполнения работ (оказания услуг) (приложение №_ к настоящему дополнительному соглашению).

  Графиком выполнения работ (оказания услуг) от 25 июля 2019 г., являющимся Приложением №_ к дополнительному соглашению, и подписанным сторонами, было предусмотрено выполнение работ, указанных в пунктах 1-17, и сроки их выполнения.

Исходя из указанных в Графике сроков выполнения работ (оказания услуг), а также объяснений представителей юридически заинтересованных в исходе дела лиц, суд считает, что срок окончания работ (оказания услуг), предусмотренных Графиком, - не позднее 14 ноября 2019 г.

Судом установлено, что истец до окончания срока выполнения работ (оказания услуг), 26 августа 2019 г. направил в адрес ответчика претензию,  указав, что  по состоянию на 26 августа 2019 г. все задания по календарному графику ответчиком не выполнены: пункты 1-9, а также потребовал возврата уплаченной ему суммы в размере 4 530 руб., уплаты штрафа в размере 4 530 руб., пени за просрочку выполнения работ в размере 5 889 руб., проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 30,66 руб.  Кроме того, в претензии истец указал, что при подаче материалов в суд дополнительно будет начислена пеня за каждый день просрочки платежа, штраф в размере 100% невыплаченной (невозвращенной) суммы и пеня в размере 5% от невозвращенной суммы за каждый день просрочки требования заказчика о возврате предоплаты. 

Судом также установлено, что до подписания сторонами дополнительного соглашения к договору и Графика выполнения работ (оказания) услуг ответчиком были выполнены работы по техническому внедрению коробочной версии на сервер заказчика - по заказу №__ на сумму 750 руб., о чем 4 апреля 2019 г. им был составлен акт, который направлен истцу заказным письмом 30 апреля 2019 г., а 3 мая 2019 г. он был ему вручен, но им не подписан.

Указанные обстоятельства подтверждаются объяснениями представителя ответчика, а также квитанцией от 30 апреля 2019 г. об отправлении истцу заказного письма,  актом  №_ от 4 апреля 2019 г. по заказу №_ от 30 октября 2018 г. к договору № _ от 16 октября 2018 г. с отметкой о вручении акта 3 мая 2019 г.

В судебном заседании представители истца признали факт выполнения работ, указанных в заказе №_ на сумму 750 руб., ссылаясь на  п. 3.5 договора, в соответствии с которым, если в течение 10 рабочих дней с даты передачи исполнителем акта сдачи-приемки работ, указанный акт не будет подписан со стороны заказчика, и от заказчика не поступит мотивированного письменного отказа, то работы, услуги считаются принятыми надлежащим образом.

В судебном заседании представители истца пояснили, что отказ от исполнения договора был вызван тем, что на момент направления ответчику претензии – 26 августа 2019 г. им не были выполнены задания (работы)  по согласованному  календарному Графику, в частности пункты 1-9 Графика, в связи с чем не могли быть выполнены в срок и задания, предусмотренные в остальных пунктах Графика.

Вышеуказанные обстоятельства фактически не оспаривались и представителем ответчика, который в судебном заседании также пояснил, что после получения от истца уведомления об отказе от исполнения договора, ответчик прекратил выполнять работы, указанные в Графике.

Учитывая, что истец не приступал своевременно к исполнению договора подряда, и окончание работ к сроку было явно невозможно, суд считает, что в соответствии с п.2 ст. 669 ГК Республики Беларусь, истец обоснованно отказался от исполнения договора. Также истец обоснованно, в соответствии со ст.736 ГК Республики Беларусь, отказался от договора и в части возмездного оказания услуг, которые, как установлено судом из объяснений представителей юридически заинтересованных в исходе дела лиц, оказаны истцу не были.

Оценив доводы представителей сторон в совокупности с имеющимися в материалах дела доказательствами, суд приходит к выводу о том, что требования истца о взыскании с ответчика предоплаты в размере 3 780 руб., штрафа за нарушение графика выполнения работ в размере 4 530 руб., пени за просрочку выполнения работ по состоянию на 26 августа 2019 г. в размере 5 889 руб.,  пени за просрочку возврата предоплаты по состоянию на 28 октября 2019 г. в размере 8 694 руб. являются обоснованными, поскольку расчет указанных сумм произведен истцом в соответствии с условиями дополнительного соглашения, исходя из периода просрочки выполнения работ и периода возврата предоплаты, размера пени, составляющей 5%, а также с учетом выполненной ответчиком работы на сумму 750 руб.

 Суд, решая вопрос о размере пени и штрафа, подлежащих взысканию с ответчика в пользу истца, принимает во внимание установленные по делу обстоятельства, связанные с исполнением договора и Графика выполнения работ (оказания услуг), отсутствие для истца тяжелых последствий вследствие нарушения ответчиком срока исполнения обязательств, и полагает, что размер пени - 5% от суммы договора за каждый день просрочки выполнения Графика и 5% от невозвращенной суммы за каждый день просрочки требования о возврате предоплаты (оплаты), а также штрафа в размере 100% суммы договора, являются достаточно высокими.

В целях устранения явной несоразмерности пени и штрафа последствиям нарушения обязательства, суд считает необходимым уменьшить на основании ч.1 ст.314 ГК Республики Беларусь размер пени и штрафа, взыскав с ответчика в пользу истца пеню за просрочку выполнения работ в размере 1 000 руб., пеню в размере 1 500 руб.  за просрочку возврата предоплаты и штраф в размере 750 руб., отказав истцу в остальной части этих требований. 

Проверив расчет процентов за пользование чужими денежными средствами, представленный истцом, суд считает его правильным, поскольку  произведен в соответствии с требованиями п.1 ст. 366 ГК Республики Беларусь,  с учетом суммы в размере 3 780 руб., которая ответчиком не была возвращена,  количества дней удержания выплаты этой  суммы (270 дней – с 13 сентября 2019 г. по 8 июня 2020 г.), количества дней в году - 366 и с учетом ставки рефинансирования  на день вынесения решения - 8%, а поэтому с ответчика в пользу истца подлежат взысканию проценты в размере 223,08 руб. 

Исходя из вышеизложенного заявленные истцом требования подлежат удовлетворению в размере 7 253,08 руб. (3780 +1000 +1500 + 750 +223,08).

Доводы представителя ответчика о том, что штрафные санкции, предусмотренные дополнительным соглашением, за невыполнение работ, указанных в Графике выполнения работ, применяться не должны, поскольку итоговый результат в соответствии с данным Графиком должен быть предоставлен заказчику не позднее 14 ноября 2019 г., суд считает несостоятельными, поскольку  основанием отказа истца от исполнения договора явилось несвоевременное исполнение ответчиком договора и невозможность окончания им работ к сроку. 

Кроме того, несостоятельны и доводы представителя ответчика о том, что с учетом фактически понесенных ответчиком затрат (стоимости выполненных работ), ответчик должен возвратить истцу предоплату в размере 1 750 руб., т.к. доказательств, с достоверностью подтверждающих указанное обстоятельство, суду не представлено.

В соответствии со ст. 135 ГПК Республики Беларусь стороне, в пользу которой состоялось решение, суд присуждает за счет другой стороны возмещение всех понесенных ею судебных расходов по делу, хотя бы эта сторона и была освобождена от уплаты их в доход государства. Если иск удовлетворен частично, то указанные в настоящей статье суммы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику – пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

Согласно представленному в материалы дела платежному поручению   №_ от 18 октября 2019 г. истцом при подаче искового заявления была уплачена государственная пошлина в размере 1 157,27 руб. (5% от 23 145,45 руб.).

В связи с тем, что требования истца подлежат удовлетворению в размере 7 253,08 руб., с ответчика в пользу истца следует взыскать в возврат государственной пошлины 362,65 руб. (5% от 7 253,08 руб.), отказав в остальной части этого требования.

Руководствуясь ст.ст. 302-306 ГПК Республики Беларусь, суд

Р Е Ш И Л:

взыскать с частного унитарного предприятия по оказанию услуг «С» в пользу общества с ограниченной ответственностью «Б» предоплату в размере 3 780 руб., штраф в размере 750 руб., пеню за просрочку выполнения работ в размере 1 000 руб., пеню за просрочку возврата предоплаты в размере 1 500 руб., проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 223,08 руб., в возврат государственной пошлины 362,65 руб.,  а всего – 7 615 (семь тысяч шестьсот пятнадцать) рублей 73 копейки, отказав в остальной части иска и возмещения расходов по уплате государственной пошлины.

 Решение вступает в законную силу немедленно после его оглашения, обжалованию и опротестованию в апелляционном порядке не подлежит.

  Судья                                                                              

 

 

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации