Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  28495 6 декабря 2022  305 1 декабря 2022  1296
О назначении судебного разбирательства по уголовному делу по обвинению Сазанович Я.С., Навоши Д.А., Занемонской В.И., Высоцкой О.В., Богдановича Д.А. в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.130, ч.3 ст.203-1 УК Республики Беларусь
21 ноября 2022  1670 14 ноября 2022  895 11 ноября 2022  1233

Решение Верховного Суда Республики Беларусь по делу № 12-01/159-2020

30 октября 2020  1622

Дело № 12-01/159-2020

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Республики Беларусь

11 сентября 2020 года Верховный Суд Республики Беларусь в составе судьи ….,

при секретаре судебного заседания ….,

с участием ответчика – индивидуального предпринимателя К.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении Верховного Суда Республики Беларусь гражданское дело по иску частного сервисного унитарного предприятия «А» к индивидуальному предпринимателю К. о расторжении договора, взыскании предварительной оплаты и процентов за пользование чужими денежными средствами,

установил:

         

истец – частное сервисное унитарное предприятие «А» (далее – частное предприятие «А») – в исковом заявлении просил расторгнуть заключенный между ним и ответчиком – индивидуальным предпринимателем К. (далее – ИП К.) – договор №__ от 18 апреля 2018 года в связи с существенным нарушением ответчиком договора и взыскать в свою пользу с ответчика оплаченные ему по договору в качестве предоплаты за создание веб-сайта в сети Интернет 400 рублей, проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 58 рублей 98 копеек, а также возместить судебные расходы по оплате государственной пошлины и услуг адвоката.

Заявленные требования истец аргументировал тем, что ответчик в установленный договором срок работы по договору не выполнил и не представил их истцу, как заказчику, в добровольном порядке расторгнуть договор и возвратить сумму предоплаты отказался.

В предварительном судебном заседании представители истца – частного предприятия «А» – Г. и адвокат А. в связи с изменением на дату рассмотрения дела ставки рефинансирования, которая составляет 7,75% годовых, и увеличения количества дней просрочки возврата предоплаты уточнили исковое требование о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами и просили взыскать с ответчика в пользу истца проценты за пользование чужими денежными средствами за период с 1 июня 2018 года по 27 августа 2020 года в размере 69 рублей 47 копеек. В остальной части требования поддержали в полном объёме, дав суду объяснения, аналогичные доводам, изложенным в исковом заявлении.  

Представители истца – частного предприятия «А», надлежащим образом извещённые о времени и месте судебного разбирательства, в судебное заседание не явились; в заявлении суду от 27 августа 2020 года уточнённые требования поддержали в полном объёме и просили рассмотреть дело в их отсутствие.

В судебном заседании ответчик – ИП К. – иск не признал и просил суд отказать истцу в его удовлетворении в полном объёме, поскольку, по его мнению, указанные в Приложении №_ к вышеназванному договору работы и услуги, за исключением работ по созданию видеоролика, были им выполнены в срок и надлежащим образом, однако не сданы истцу в установленном договором порядке.

Заслушав объяснения ответчика – ИП К., проверив и исследовав письменные и вещественное доказательство по делу, суд приходит к следующему.

Согласно ст.290 ГК Республики Беларусь обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями законодательства, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычно предъявляемыми требованиями.

В силу п.1 и п.3 ст.408 ГК Республики Беларусь акцептом признается ответ лица, которому адресована оферта, о ее принятии. Акцепт должен быть полным и безоговорочным.

Совершение лицом, получившим оферту, в срок, установленный для ее акцепта, действий по выполнению указанных в ней условий договора (отгрузка товаров, предоставление услуг, выполнение работ, уплата соответствующей суммы и т.д.) считается акцептом, если иное не предусмотрено законодательством или не указано в оферте.

В соответствии с п.2 ст.420 ГК Республики Беларусь по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только:

1) при существенном нарушении договора другой стороной;

2) в иных случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными актами законодательства или договором.

Существенным признается нарушение договора одной из сторон, влекущее для другой стороны такой ущерб, в результате которого она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

В силу ст.422 ГК Республики Беларусь соглашение об изменении или расторжении договора совершается в той же форме, что и договор, если из законодательства, договора не вытекает иное.

Требование об изменении или расторжении договора может быть заявлено стороной в суд только после получения отказа другой стороны на предложение изменить или расторгнуть договор либо неполучения ответа в срок, указанный в предложении или установленный законодательством либо договором, а при его отсутствии - в тридцатидневный срок.

Согласно п.5 ст.423 ГК Республики Беларусь если основанием для расторжения или изменения договора послужило существенное нарушение договора одной из сторон, другая сторона вправе требовать возмещения убытков, причиненных расторжением или изменением договора.

В соответствии с ч.1 и ч.2 п.1 ст.366 ГК Республики Беларусь за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется ставкой рефинансирования Национального банка Республики Беларусь на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части, за исключением взыскания долга в судебном порядке, когда суд удовлетворяет требование кредитора исходя из ставки рефинансирования Национального банка на день вынесения решения.

Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законодательством или договором.

Согласно п.1 ст.656 ГК Республики Беларусь по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику в установленный срок, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его (уплатить цену работы). Работа выполняется за риск подрядчика, если иное не предусмотрено законодательством или соглашением сторон.

В силу п.1 ст.733 ГК Республики Беларусь по договору возмездного оказания услуг одна сторона (исполнитель) обязуется по заданию другой стороны (заказчика) оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

Судом в ходе судебного разбирательства установлено, что между истцом и ответчиком был заключен договор №__ от 18 апреля 2018 года, по условиям которого ответчик – ИП К., как исполнитель, обязался выполнить работы и оказать истцу – частному предприятию «А», как заказчику, услуги, перечисленные в Приложении №_ к договору, а именно: работы по созданию интернет-сайта стоимостью 745 рублей и видеоролика о предприятии заказчика стоимостью 180 рублей, услуги по созданию группы в социальной сети «ВКонтакте» стоимостью 80 рублей и приобретению от имени заказчика услуг хостинга сроком на 1 год стоимостью 50 рублей, а всего – на общую сумму 1055 рублей (пп.1.1 договора; Приложение №_ к договору).

Также согласно пп.2.1, 2.6 договора ответчик обязался разработать и исполнить согласованное с заказчиком техническое задание; не позднее 3 дней после передачи отчёта и материалов по выполненным работам (оказанным услугам) предоставить заказчику в двух экземплярах для подписания акта выполненных работ.

Истец, в свою очередь, обязался по договору в разумные сроки предоставить ответчику необходимую информацию и документы для выполнения работ; принять и оплатить выполненные работы (оказанные услуги) посредством подписания соответствующего акта в течение 3 дней после передачи ему исполнителем отчёта о выполненной работе (пп.2.7-2.8, 3.1-3.2 договора).

Согласно объяснениям ответчика – ИП К. – и представителей истца – частного предприятия «А» – Г. и адвоката А., данных ими в предварительном судебном заседании, указанный договор был заключен путём обмена подписанными сторонами в односторонне порядке экземплярами договора, а также совершения истцом, как заказчиком, действий по частичному выполнению условий договора, связанных с оплатой ответчику по договору 400 рублей, что подтверждается платёжным поручением №_ от 19 апреля 2018 года. Поэтому указанный договор в силу положений п.1 и п.3 ст.408 ГК Республики Беларусь следует считать заключенным сторонами 19 апреля 2018 года.

В соответствии с пп.1.2 договора срок выполнения работ по договору – не более 30 рабочих дней, который, согласно объяснениям сторон, подлежал исчислению с 19 апреля 2018 года по 1 июня 2018 года. При этом договор действует до полного исполнения сторонами принятых на себя обязательств по договору (пп.5.1 договора).

Судом установлено и не оспаривалось ответчиком в судебном заседании, что предусмотренное пп.2.1 договора техническое задание, в том числе на создание интернет-сайта, им, как исполнителем, не разрабатывалось и на бумажном или иных носителях истцу, как заказчику, для согласования не представлялось. Также в соответствии с пп.2.6 договора ответчиком истцу не были представлены отчёт и материалы по выполненным работам (оказанным услугам), а также соответствующий акт для его подписания истцом либо подготовки в письменной форме в установленный договором срок мотивированного отказа от его подписания (пп.2.7-2.8 договора).

Из исследованной в судебном заседании переписки директора частного предприятия «А» Г. и ответчика – ИП К. – в мессенджере «Viber» в связи с исполнением сторонами указанного договора следует, что с даты заключения договора по июль 2018 года Г. регулярно выяснял у ответчика, когда им будут выполнены работы по договору. Поскольку принятые на себя обязательства по договору ответчиком не исполнялись, 25 июля 2018 года Г. потребовал возвратить истцу сумму предоплаты и просил о встрече. Данное требование он неоднократно заявлял ответчику, в том числе: 27 июля 2018 года, 3 и 11 августа 2018 года, 1 и 3 октября 2018 года. В своих ответах на письменные обращения представителя истца ответчик указывал, что: «…практически всё уже сделано» (письмо от 06.06.2018г.); «…я сейчас на учёбе» (письмо от 03.08.2018г.); «…у меня ещё отпуск» (письмо от 15.08.2018г.); «… болел; постараюсь начать уже на этой неделе» (письмо от 01.10.2018г.).

Данная переписка, представленная истцом суду в качестве доказательства по делу, не оспаривалась ответчиком в судебном заседании.

В связи с тем, что ответчик не исполнял условия договора, частное предприятие «А» 8 августа 2018 года заключило договор с другим лицом – обществом с ограниченной ответственностью «С», которое, в том числе, разработало для истца интернет-сайт и передало его истцу по актам выполненных работ, что подтверждается соответствующими договором и актами.

На письменную претензию истца, в которой содержались требования о расторжении договора №__ от 18 апреля 2018 года, возврате предоплаты по договору и выплате истцу процентов за пользование чужими денежными средствами, полученную ответчиком 6 ноября 2018 года, последний в устной форме отказал представителю истца в заявленных требованиях, в письменной форме ответ в адрес истца не направил.

Доводы ответчика – ИП К. – о том, что обязательства по договору им были выполнены (за исключением создания видеоролика) в полном объёме и в установленный договором тридцатидневный срок со дня его заключения, суд признаёт несостоятельными, поскольку они опровергаются вышеизложенными доказательствами, которые не оспаривались ответчиком в судебном заседании.

Допустимых доказательств, с достоверностью свидетельствующих о выполнении ответчиком указанных в Приложении №_ к договору №__ от 18 апреля 2018 года работ (услуг), суду не представлено.

Осмотренный в судебном заседании проект интернет-сайта, расположенный по адресу: http://.....ru, не является достоверным доказательством выполнения ответчиком обязательств по договору, поскольку в установленные договором срок и порядке ответчиком истцу для приёмки не представлялся, имеет незавершённые (неактивные) разделы, а также иные (отличающиеся по содержанию от ранее представленных ответчиком в материалы дела на бумажном носителе скриншотов якобы созданного им по договору сайта) файлы, что свидетельствует об их создании по истечении срока выполнения работ, в том числе, после предъявления истцом исковых требований и дачи суду представителями истца объяснений о том, что представленные ответчиком файлы интернет-сайта (как результат выполненных им работ по договору) по тексту и изобразительным элементам совпадают со страницами сайта субъекта хозяйствования Российской Федерации и содержат информацию, не относящуюся к деятельности истца.                 

Являются несостоятельными доводы ответчика и о том, что истец не выполнял условия пп.2.4 договора о предоставлении исполнителю необходимой для исполнения договора информации, что, по мнению ответчика, лишает права истца ссылаться на несвоевременное выполнение работ по созданию интернет-сайта.

В соответствии с пп.2.4 договора исполнитель запрашивает информацию у заказчика соответствующим запросом.

В судебном заседании ответчик – ИП К. – пояснил, что каких-либо запросов о предоставлении ему дополнительной информации не составлял и в адрес истца не направлял, что подтвердили в предварительном судебном заседании представители истца. Из вышеуказанной переписки в мессенджере «Viber» также не следует, что ответчику от истца требовалась дополнительная информация для исполнения договора. Кроме того, указанный довод ответчика противоречит его правовой позиции по делу и объяснениям о том, что работы по созданию интернет-сайта были выполнены им в тридцатидневный срок со дня заключения договора.

Согласно пп.2.5 договора ИП К., как исполнитель, в случае необходимости, имел право пересогласовать сроки выполнения работ (услуг) путём заключения дополнительного соглашения. Вместе с тем, таких предложений от сторон не последовало.

Доказательств, свидетельствующих об отсутствии вины ответчика в неисполнении обязательств по договору, суду не представлено.

Суд считает, что вышеуказанными действиями ответчик допустил существенное нарушение договора, в результате которого истец в значительной степени лишился того, на что вправе был рассчитывать при заключении договора, и ему причинён реальный ущерб в виде невозвращённой ответчиком суммы денежных средств, оплаченных истцом по договору, поэтому исковые требования о расторжении договора и взыскании предоплаты по договору подлежат удовлетворению .

В силу п.1 ст.366 ГК Республики Беларусь в связи с неправомерным удержанием ответчиком выплаченных ему по договору в качестве предоплаты денежных средств в размере 400 рублей на него возлагается обязанность уплатить истцу проценты на сумму этих средств исходя из ставки рефинансирования Национального банка Республики Беларусь на день вынесения решения.

Согласно представленному истцом расчёту размер процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 1 июня 2018 года по 27 августа 2020 года составляет 69 рублей 47 копеек.

Проверив правильность расчёта процентов за пользование чужими денежными средствами, суд признаёт его обоснованным, поскольку он произведен истцом в соответствии с требованиями действующего законодательства, и считает возможным положить его в основу решения.

Принимая во внимание указанные обстоятельства, суд считает необходимым в соответствии с пп.1 п.2 ст.420 ГК Республики Беларусь расторгнуть договор №__ от 18 апреля 2018 года и взыскать с ответчика – ИП К. – в пользу истца – частного предприятия «А» – предоплату по указанному договору в размере 400 рублей, проценты за пользование чужими денежными средствами за период с 1 июня 2018 года по 27 августа 2020 года в размере 69 рублей 47 копеек.

В соответствии со ст.135 ГПК Республики Беларусь стороне, в пользу которой состоялось решение, суд присуждает за счет другой стороны возмещение всех понесенных ею судебных расходов по делу, хотя бы эта сторона и была освобождена от уплаты их в доход государства.

В связи с удовлетворением исковых требований в полном объёме с ответчика – ИП К. – в пользу истца – частного предприятия «А» –  в возврат уплаченной им государственной пошлины подлежат взысканию 1 373 рубля 47 копеек (1 350 рублей – требование нематериального характера; 23 рубля 47 копеек – 5% цены иска материального характера).

Согласно ч.1 ст.124 ГПК Республики Беларусь стороне, в пользу которой состоялось решение, суд присуждает возмещение понесенных расходов по оплате помощи представителя за счёт другой стороны исходя из сложности дела и времени, затраченного на его рассмотрение.

В подтверждение понесенных частным предприятием «А» расходов по оплате помощи его представителя – адвоката А. – суду представлены: заключенный между истцом и адвокатом А. договор на оказание юридической помощи №_ от 6 апреля 2020 года и платёжное поручение №_ от 13 апреля 2020 года, по которому истец оплатил адвокату 300 рублей; договор №_ от 29 апреля 2020 года и платёжные поручения №_ от 19 мая 2020 года, № _ от 10 июня 2020 года, по которым истец оплатил адвокату 400 рублей; договор №_ от 17 июля 2020 года, акты приёмки выполненных работ от 31 июля 2020 года и 27 августа 2020 года, платёжные поручения №_ от 22 июля 2020 года и №_ от 25 августа 2020 года, по которым истец оплатил адвокату за оказание юридической помощи 800 рублей, а всего – на общую сумму 1 500 рублей.

Требование истца о возмещении расходов, понесенных им по оплате услуг адвоката А. по договору №_ от 6 апреля 2020 года в размере 300 рублей, удовлетворению не подлежит, поскольку из указанного договора следует, что по этому договору оказывались истцу услуги по составлению иного искового заявления (о взыскании денежной суммы с ООО «Э»). В платёжном поручении №_ от 13 апреля 2020 года также отсутствует ссылка на данное дело.      

Остальная часть вышеуказанных расходов связана с составлением адвокатом по данному делу процессуальных документов, её участием в судебных заседаниях в экономическом суде Гродненской области и в последующем (после передачи дела на рассмотрение Верховному Суду Республики Беларусь) в судебной коллегии по делам интеллектуальной собственности. 

Учитывая изложенные обстоятельства, уровень сложности дела и объём времени, затраченного на его рассмотрение, как в экономическом суде Гродненской области, так и в Верховном Суде Республики Беларусь, суд считает необходимым взыскать с ИП К. в пользу частного предприятия «А» в возмещение расходов по оплате услуг адвоката 1 200 рублей, отказав истцу в остальной части требования.

Представленный ответчиком суду в качестве вещественного доказательства USB-флеш-накопитель «GOOD DRIVE fresa», содержащий копии изготовленных им файлов, следует хранить в материалах дела.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.302-306 ГПК Республики Беларусь, суд

решил:

исковые требования частного сервисного унитарного предприятия «А» удовлетворить.

Расторгнуть договор №_ от 18 апреля 2018 года, заключенный между частным сервисным унитарным предприятием «А» и индивидуальным предпринимателем К.

Взыскать с индивидуального предпринимателя К. в пользу частного сервисного унитарного предприятия «А» предварительную оплату по указанному договору в размере 400 рублей, проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 69 рублей 47 копеек, в возмещение расходов по оплате государственной пошлины 1 373 рубля 47 копеек, помощи представителя 1 200 рублей, а всего –  3 042 (три тысячи сорок два) рубля 94 (девяносто четыре) копейки, отказав в остальной части требования о возмещении расходов по оплате помощи представителя.

Вещественное доказательство – USB-флеш-накопитель «GOOD DRIVE fresa» – хранить в материалах дела.

Решение вступает в законную силу немедленно после его провозглашения, обжалованию и опротестованию в апелляционном порядке не подлежит.

Судья                                                                                             

 

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации