Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  28324 1 декабря 2022  631
О назначении судебного разбирательства по уголовному делу по обвинению Сазанович Я.С., Навоши Д.А., Занемонской В.И., Высоцкой О.В., Богдановича Д.А. в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.130, ч.3 ст.203-1 УК Республики Беларусь
21 ноября 2022  1407 14 ноября 2022  814 11 ноября 2022  1153 11 ноября 2022  2020

Решение Верховного Суда Республики Беларусь по делу № 1ИГИП2186 от 07.09.2021

15 октября 2021  1586

                                                                                            дело № 1ИГИП2186

                    Р Е Ш Е Н И Е

                                Именем Республики Беларусь

7 сентября 2021 года Верховный Суд Республики Беларусь в составе  судьи ….,

при секретаре судебного заседания ….,

с участием представителей истца ‒ частного торгового унитарного предприятия «Д» − Б., К.,

          рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении Верховного Суда Республики Беларусь гражданское дело по иску частного торгового унитарного предприятия «Д» к обществу с ограниченной ответственностью «А» о взыскании неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами,

У С Т А Н О В И Л:

истец – частное торговое унитарное предприятие «Д»  (далее – частное предприятие «Д») ‒ в заявлениях в экономический суд г.Минска просил о взыскании с ответчика ‒ общества с ограниченной ответственностью «А» (далее ‒ ООО «А») 7 099 руб. 94 коп., из которых 6 677 руб. ‒ неосновательное обогащение, 422 руб. 94 коп. – проценты за пользование чужими денежными средствами. Также просил взыскать с ответчика в его пользу в счёт возмещения судебных расходов по уплате государственной пошлины 725 руб.  и расходов по оплате юридических услуг в размере 600 руб.

Требования истец аргументировал со ссылкой на ст.971, 976 ГК Республики Беларусь (далее ‒ ГК) тем, что 6 677 руб. он перечислил на расчётный счёт ответчика в качестве предоплаты за услуги по обслуживанию сайта и систему управления интернет-магазином согласно счетам № __ и №__ от 25 августа 2020 г. при отсутствии соответствующих договорных отношений. Ответчик услуги истцу не оказывал. Акты сдачи-приёмки выполненных работ (оказанных услуг) и акты приёма-передачи  имущественных или неимущественных прав на объект авторского права и результат интеллектуальной деятельности стороны не подписывали. Поэтому, по мнению истца, полученные ответчиком денежные средства в силу названных норм являются неосновательным обогащением ответчика и подлежат возврату. Полагал, что вследствие неправомерного удержания данных денежных средств, с ответчика на основании ст. 366 ГК подлежат взысканию проценты за пользование чужими денежными средствами за период с 27 августа 2020 г. по 24 мая 2021 г.  в размере 422 руб. 94 коп.

Определением экономического суда г.Минска от 16 июня 2021г. дело передано по подсудности Верховному Суду Республики Беларусь и 13 июля 2021 г. принято к производству Верховного Суда Республики Беларусь.

В заявлении суду от 5 августа 2021 г. и в ходе предварительного судебного заседания, представитель истца ‒ частного предприятия «Д» ‒ Б., поддержав исковые требования о взыскании неосновательного обогащения в сумме 6 677 руб. и процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 27 августа 2020 г. по 24 мая 2021 г. в размере 422 руб. 94 коп., уточнила требования в части аргументации иска и размера судебных расходов. Указала, что между сторонами были подписаны договоры от 19 августа 2020 г. №__ на создание интернет-представительства и №__ поддержки интернет-представительства. На основании направленного ответчиком счёта от 25 августа 2020 г. №__ об оплате 6072 руб. за систему управления интернет-магазином автозапчастей (программа «В») и счёта от 25 августа 2020 г.     №__ об оплате  605 руб. за обслуживание сайта, истец платёжным поручением от 26 августа 2020 г. №_ уплатил сумму 6677 руб., как предоплату за услуги по обслуживанию сайта, управление интернет-магазином согласно указанным счетам. Однако истец полагает, что указанная сумма была перечислена ответчику необоснованно, без наличия каких-либо оснований для этого. По мнению истца, вышеуказанный договор на создание интернет-представительства, представляющий собой смешанный договор, содержащий элементы договора подряда и лицензионного договора, а также договор поддержки интернет-представительства, являющийся по своей правовой природе договором возмездного оказания услуг, фактически заключены не были  и ответчиком не исполнялись,  так как между сторонами не были согласованы существенные условия этих договоров, в частности, наряду с иными, не был согласован предмет договоров. Просила также взыскать с ответчика судебные расходы по оплате государственной пошлины за рассмотрение судебной коллегией по делам интеллектуальной собственности Верховного Суда Республики Беларусь настоящего иска в размере 355 руб.

Ответчик в процессе подготовки дела к судебному разбирательству  направил в суд (поступило в Верховный Суд Республики Беларусь 6 августа 2021 г.) возражения (отзыв) против иска, в которых утверждал, что во исполнение заключённых 19 августа 2020 г. с  частным предприятием «Д» договора №__ на создание интернет-представительства, являющегося, по мнению ответчика, лицензионным договором, и договора №__ поддержки интернет-представительства, являющегося договором обслуживания, ответчиком было создано интернет-представительство истца и размещено на сервере по адресу https://....by, а неисключительное право  на программное обеспечение «В»  (далее ‒ программа «В»), на базе которого создано интернет-представительство истца,  было передано истцу путём направления всех необходимых данных и доступов по электронной почте 28 августа 2020 г.  В этот же день  в адрес истца  был направлен акт сдачи-приёмки работ от 28 августа 2020 г., который истец не подписал и мотивированный отказ от приёмки работ не направил. В последующем, в соотвествии с договором обслуживания, истец неоднократно обращался к ответчику по вопросу обслуживания созданного интернет-представительства, что следует из представленной суду электронной переписки, и все его заявки были выполнены. Ответчик полагал, что условия вышеназванных договоров были согласованы между сторонами в процессе  указанной переписки, истец знал об объёме оказываемых ответчиком услуг из информации, размещённой на интернет-сайте ответчика. По мнению ответчика, все обязательства по заключённым договорам им выполнены.

В судебном заседании представитель истца ‒ частного предприятия «Д» ‒ Б., поддержав в полном объёме исковые требования, дала пояснения аналогичные доводам, указанным в заявлении суду от 5 августа 2021 г. Утверждала, что фактически истец, подписывая вышеуказанные договоры, предполагал получить от ответчика разработанное программное обеспечение сайта интернет-магазина по продаже запчастей для автомобилей (далее ‒ ПО сайта интернет-магазина запчастей), взаимодействующее с имеющимися у истца программами и соответствующее требованиям истца, и которое в последующем должно было обслуживаться ответчиком. Предполагалось также, что ПО сайта интернет-магазина запчастей должно было быть разработано на базе программы «В», право на использование которой имел ответчик, предоставивший возможность истцу ознакомиться с демо-версией (бесплатной, базовой версией этой программы). Однако, подписав договоры, стороны так конкретно и не согласовали их предмет, не оговорили объём выполняемых работ по требованию заказчика  (истца), никакого  технического задания на разработку ПО сайта интернет-магазина не составлялось, какие-либо приложения к договору, где бы уточнялся предмет договоров, объём выполняемых работ, оказываемых услуг, срок их выполнения, передача имущественных прав на конкретный объект авторского права с указанием способов его использования, срока, территории и стоимость использования прав, стороны не подписывали и не согласовывали. Из электронной переписки, представленной в материалы дела, следует, что лишь в июне 2020 г. ответчик предоставил истцу возможность ознакомления с демо-версией программы «В» и, в последующем, технические работники частного предприятия «Д» в электронной переписке с техническими работниками правообладателя этой программы ‒ компании «Т», являющейся резидентом Российском Федерации ‒ выясняли вопросы функционала данной программы. Считала, что сумма 6 677 руб., которая была перечислена истцом по счетам ответчика как предоплата по фактически незаключенным вышеназванным договорам, является неосновательным обогащением ответчика ‒ ООО «А», о чём последний знал и должен был знать с момента зачисления указанных средств на его расчётный счёт. Просила также взыскать судебные расходы истца по оплате оказанных ему юридических услуг в размере 900 руб. 

Представитель истца  К., подтвердив пояснения представителя истца Б., пояснил, что, являясь программистом  частного предприятия «Д», в процессе электронной переписки с работниками российской компании «Т», изучались возможности программы «В», доступ к демо-версии которой был предоставлен в июне 2020 г., с целью формирования конкретных задач для разработчика (ответчика ООО «А») ПО  сайта интернет-магазина запчастей. Никакое программное обеспечение ответчиком не разрабатывалось и истцу не передавалось, так как между истцом и ответчиком не был определён объём необходимых работ и технические требования к подлежащему разработке ПО сайта интернет магазина запчастей. 

В судебное заседание ответчик ‒ ООО «А» ‒ не явился. В  возражениях против иска с учётом уточнений, поступивших в Верховный Суд Республики Беларусь 26 августа 2021г. электронной корреспонденций и 30 августа 2021 г.  ‒ почтовой корреспонденцией с территории Российской Федерации,  настаивал на исполнении ответчиком ‒ ООО «А» ‒ обязательств по договорам и о согласованности между сторонами  их существенных условий, ссылаясь при этом на электронную переписку, в том числе на анкету частного предприятия «Д» на установку интернет-магазина на его сайт….by, которая была  направлена истцом на электронный адрес ответчика, указанный в договоре.

Выслушав представителей истца, исследовав письменные доказательства, представленные сторонами, суд приходит к следующему.

Согласно п.1 ст. 390, п.2 ст. 391 ГК договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей.

Если иное не предусмотрено законодательными актами, стороны могут заключать договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законодательством (смешанный договор). К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора.

В силу ч.1 ст. 401 ГК при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

В соответствии с п.1 ст. 402 ГК договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законодательстве как существенные, необходимые или обязательные для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Согласно абз.11 п.5 ст. 6 Закона Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах» (далее ‒ Закон) объектами авторского права являются компьютерные программы.

   В соответствии с п.1 ст. 971 ГК Республики Беларусь лицо, которое без установленных законодательством или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 978 настоящего Кодекса.

 Правила, предусмотренные настоящей главой, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

 В ходе судебного разбирательства установлено, что согласно свидетельству о государственной регистрации и выписке из Единого государственного регистра юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (далее ‒ ЕГР) Минским горисполкомом 14 августа 2009 г.   внесена запись в ЕГР о государственной регистрации частного предприятия  «Д» (истца) с регистрационным номером №__. Основным видом деятельности частного предприятия «Д» является оптовая торговля автомобильными деталями, узлами и принадлежностями для автомобилей.

Из выписки из ЕГР о юридическом лице по состоянию на 28 мая 2021 г. и на 31 августа 2021 г. следует, что Минским горисполкомом 19 августа 2013 г. внесена запись в ЕГР о государственной регистрации ООО «А»   (ответчика) с регистрационным номером __. Основной вид деятельности указанного общества ‒ издание программного обеспечения.

Далее  судом установлено, что 19 августа 2020 г. ООО «А» в лице его директора Г. и частным предприятием  «Д»  в лице его директора Л. были подписаны договор №__  на создание интернет-представительства (далее ‒ договор № 1, договор на создание интернет-представительства) и договор №__ поддержки интернет-представительства (далее ‒ договор № 2, договор поддержки интернет-представительства).

В соответствии с пунктами 1.1, 1.2, 1.3., 1.4., 1.5 главы 1 договора № 1, озаглавленной как «предмет договора», исполнитель (ответчик ‒ ООО «А») обязуется передать заказчику (истцу ‒ частному предприятию «Д») совокупность программных средств и отображаемой в различном виде информации, предназначенной для публикации в сети Интернет, представляющей собой информационное представительство и интернет-магазин заказчика в сети Интернет (п.1.1.). Заказчик обязуется в установленные договором сроки принять работу и оплатить её (п.1.2.). При создании интернет-представительства заказчику передаются неисключительные права на использование программы «В». Исполнитель владеет правами на программу «В» на основании лицензионного договора с компанией «Т» (резидент Российской Федерации) (п.1.3.). Обладателем исключительных прав на программное обеспечение, указанное в п.1.1. (далее ‒ ПО) настоящего договора, является исполнитель ‒ ООО «А». Заказчику передаются неисключительные права на информационное представительство и интернет-магазин (п.1.4.). Заказчик соглашается с тем, что никакое ПО не свободно от ошибок (п.1.5.).

Согласно п.2.1. договора исполнитель обязан выполнить работы,    предусмотренные в п.1.1. договора, в объёме и сроки, согласованные                 сторонами в приложении № 1 к настоящему договору; передать результат работ заказчику по акту  сдачи-приёмки работ.

В силу п. 4.1., п.4.2.1 договора стоимость работ по договору составляет       6 072 руб. и оплата производится в размере 100% от суммы 6072 руб. в течение 5-ти рабочих дней с даты подписания договора. Согласно п. 4.4., п.4.5. стоимость неисключительных прав на программное обеспечение, названное в п.1.3. настоящего договора, включается в стоимость, указанную в п. 4.1. договора. В случае неоплаты аванса, предусмотренного п. 4.2.1 договора, в течение 20 дней с момента подписания договора исполнитель вправе отказаться от исполнения договора в одностороннем порядке.

В соответствии с п. 5.2., 5.4. договора срок выполнения работ по настоящему договору согласовывается сторонами в приложении № 1, являющимся неотъемлемой частью настоящего договора. Сроки устанавливаются в рабочих днях и начинают течь с момента оплаты заказчиком аванса, предусмотренного п.4.2.1. договора. Неисключительные права на программы для ЭВМ, указанные в п.1.3. договора, переходят заказчику после полной оплаты работ в соответствии с разделом 4 договора.

Согласно п.1.1., п.1.6 договора поддержки интернет-представительства  (договор № 2) заказчик (истец) поручает, а исполнитель (ответчик) принимает на себя обязательства по размещению и хранению информационного ресурса заказчика на интернет-сервере, обязательства по осуществлению абонентского обслуживания информационного представительства заказчика. Заказчик обязуется оплатить оказанные услуги в полном объёме в соответствии с условиями настоящего договора.

Суд, толкуя условия вышеназванного договора № 1, принимая во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений, учитывая другие условия договора и смысл договоров в целом, приходит к выводу, что по смыслу договора № 1 действия сторон  были направлены  на получение истцом результата деятельности ответчика (создание информационного представительства, интернет-магазина), которая должна была осуществляться в объёме и сроки, согласованные  с заказчиком (истцом), с последующей передачей ответчиком результата деятельности и прав  на его использование заказчику (истцу), а последний должен был принять созданный в соответствии с требованиями заказчика результат, получить права на его использование  с оплатой денежных средств.

Суд также по аналогичным правилам, толкуя условия договора № 2, считает, что по смыслу договора ответчик обязался обслуживать тот результат его деятельности, который был бы им создан при выполнении работ по договору № 1, за что истец ежемесячно должен был оплачивать ответчику  оказанные услуги.

Как следует из объяснений в ходе судебного разбирательства представителей истца Б. и К., подписав указанные договоры, истец имел намерение получить от ответчика  разработанное на базе программы «В» (право на использование которого имелось у ответчика, по его утверждению) ПО сайта интернет-магазина запчастей, находящееся в последующем на обслуживании у ответчика. Технические требования к этому программному обеспечению, т.е. конкретизация предмета договора, объём выполняемых работ, сроки выполнения работ, подлежали согласованию сторонами в приложении к договору №1, однако так и не были согласованы. Пояснили, что на имя истца ранее в Торговом реестре Республики Беларусь  был  зарегистрирован 23 марта 2016 г. интернет-магазин по торговле автозапчастями по адресу  www…..by. Истец также является владельцем домена ….by. Вместе с тем, подписывая договоры, истец имел намерение получить новое, более современное, интегрированное с имеющимися у него программами ПО сайта интернет-магазина запчастей.

Суд, оценивая вышеназванные договоры, считает, что по своей правовой сути договор № 1 (создания интернет-представительства) является смешанным договором, содержащим элементы договора подряда в части, касающейся выполнения работы по договору и её сдачи заказчику, который регулируется нормами главы 37 ГК,  и элементы лицензионного договора о передаче прав на объекты  авторского права, в том числе  созданные в процессе выполнения работ, что регулируется  нормами Закона Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах»; а договор № 2 (поддержки интернет-представительства) является договором возмездного оказания услуг, что регулируется главой 39 ГК.  

В соответствии с п.1 ст. 656, ч.1 п.1 ст. 662  ГК по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику в установленный срок, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его (уплатить цену работы). Работа выполняется за риск подрядчика, если иное не предусмотрено законодательством или соглашением сторон.

В договоре подряда указываются начальный и конечный сроки выполнения работы. По согласованию между сторонами в договоре могут быть предусмотрены также сроки начала и завершения отдельных этапов работы (промежуточные сроки).

Из смысла указанных норм существенными условиями договора подряда являются его предмет, объём (состав) выполняемых работ и срок их выполнения.

Как следует из подписанного между сторонами договора о создании интернет-представительства, в нём не согласован его конкретный предмет. Из  п. 1.1 не ясно: какой результат должен получить заказчик (истец) ‒ частное предприятие «Д» ‒ по результатам выполнения работ ответчиком ‒ ООО «А». Результаты работ в договоре поименованы как интернет-магазин заказчика и как информационное представительство, называемое в последующем в договоре как интернет-сайт (п.3.2. договора). Из текста договора также следует, что в п.1.1. речь идёт о неком программном обеспечении, обладателем исключительных прав на которое становится ответчик, а истцу передаются неисключительные права на информационное представительство и интернет-магазин (п.1.4.).

 В тоже время согласно п.2.1.1., п. 5.2., п.2.2.1 ответчик ‒                                      ООО «А» ‒ обязался выполнить работы, предусмотренные п. 1.1. договора, в объёме и сроки, согласованные сторонами в приложении № 1, являющимся неотъемлемой частью настоящего договора; а заказчик (истец) обязался предоставить ответчику согласованные требования к информационному  ресурсу в техническом задании.

Однако, как установлено судом, требования заказчика (истца) к результату работ, их объёмы, срок выполнения, не согласованы с ответчиком  ни в условиях договора, ни в приложении к нему; каких-либо приложений, согласованных сторонами, к договору не имеется; техническое задание также не составлялось и не согласовывалось.

Таким образом, анализ условий договора о создании представительства  (договор № 1) не позволяет суду прийти к выводу о том, что его сторонами определён объект, в том числе объект интеллектуальной собственности, который подлежит созданию истцом и передаче ответчику; форма, в которой должен быть выражен такой объект, и его характеристики; срок передачи указанного объекта.

Суд также полагает, что о несогласованности между сторонами условий договора подряда, а именно его предмета, свидетельствуют и доводы ответчика, который в возражениях (отзывах) на иск утверждал, что договор на создание интернет-представительства является лицензионным договором о передаче неисключительных прав на программу «В».

В судебном заседании представители истца настаивали, что какие-либо обязательства по подписанному договору о создании интернет-представительства (договор № 1) ответчиком ‒ ООО «А» ‒ не исполнялись, поскольку между сторонами не были согласованы ни существенные условия договора подряда, ни лицензионного договора.

Суд, также считает, что в договоре о создании интернет-представительства, который ответчик именует как лицензионный договор, не согласованы и существенные условия лицензионного договора.

 В силу  п.1, п.3, ч.1 п.4, п.1 ст. 5 Закона по лицензионному договору автор или иной правообладатель (лицензиар) предоставляют пользователю (лицензиату) право использования объекта авторского права или смежных прав.

В лицензионном договоре должны быть предусмотрены конкретные способы использования объекта авторского права или смежных прав.

По договору простой (неисключительной) лицензии лицензиар предоставляет лицензиату право использования объекта авторского права или смежных прав с сохранением за лицензиаром права использования объекта авторского права или смежных прав и права выдачи лицензии другим лицам.

Лицензионный договор предполагается возмездным, если иное не предусмотрено этим договором. Вознаграждение определяется в лицензионном договоре в процентах от дохода за соответствующий способ использования объекта авторского права или смежных прав либо в виде фиксированной суммы или иным способом.

 Лицензионный договор должен, а лицензионный договор, заключенный автором, может содержать условия о сроках их действия и о территории, на которой допускается использование объекта авторского права или смежных прав.

По смыслу закона существенными условиями лицензионного договора являются указание на определённый объект авторского права, право использования которого предоставляется лицензиату; указание конкретных способов использования произведения, т.е. объём имущественных прав, которые передаются правообладателем (лицензиаром) для использования пользователю (лицензиату); срок, в течение которого лицензиат вправе использовать объект авторского права определёнными способами; условие  о территории, на которой допускается использование объекта авторского права; условие о размере вознаграждения (порядке его определения) для возмездного лицензионного договора.

Так, из условий договора о создании интернет-представительства не понятно, на какой объект либо на какие объекты авторского права ответчик ‒ ООО «А» ‒ передаёт право использования и объём передаваемых имущественных прав (способы использования), на какой срок передаются права  и на какую территорию; стоимость передаваемых прав либо порядок её определения.

Суд считает, что упоминание в указанном договоре о передаче неисключительных прав на программу «В», на информационное представительство, на интернет-магазин (п.1.3, п.1.4.), а также указание в п.4.1. договора о  том, что стоимость работ по договору в размере 6 072 руб. включает стоимость неисключительных прав на программу «В» (размер платы за выполнение работ и размер вознаграждения за предоставление права использования объекта интеллектуальной собственности не разделены и не указан способ определения этого вознаграждения) не свидетельствует о заключении лицензионного договора в соответствии с действующим законодательством и согласовании всех его существенных условий.

Довод ответчика о том, что истцом по счёту №__ от 25 августа 2020 г. оплачена стоимость за передачу прав на программу «В» в размере 6 072 руб., не свидетельствует о согласовании в договоре о создании интернет- представительства всех вышеназванных существенных условий лицензионного договора, в котором указано, что 6 072 руб. составляет стоимость работ по договору и эта сумма является авансом. Более того, в возражениях  (отзывах) на иск от 10 июня 2021 г. ответчик указал, что по названному договору им было создано интернет- представительство истца и размещено на сервере по адресу https://....by, а в возражениях на иск от 6 августа 2021 г.  утверждал, что созданное интернет-представительство было размещено им по иному адресу - https://....by, о чём в адрес истца был направлен акт сдачи-приёмки работ от 28 августа 2020 г.; неисключительное право на программу «В»  передано истцу 28 августа 2020 г. путём направления всех необходимых данных и доступов по электронной почте. Вместе с тем в подтверждение указанного каких-либо достоверных доказательств ответчиком суду не представлено, в том числе суду не представлено созданное, по утверждению ответчика, интернет-представительство  на любом материальном носителе.

В судебном заседании представители истца, отвергая доводы ответчика, пояснили, что на указанных сайтах https://....by, https://....by, принадлежащих истцу, никакого программного обеспечения ответчиком не размещалось и не могло размещаться, так как это невозможно без предоставления  ответчику соответствующих технических доступов и, более того, объёмы работ и технические требования для создания программного обеспечения с ответчиком согласованы не были. Утверждали, что в целях предложения своих услуг и их рекламы, 19 июня 2020 г.  ответчик электронной почтой направил в адрес истца лишь коммерческое предложение, а также для изучения информацию о продукте, техническую документацию о программе «В» и её возможностях, а также предоставил логин и пароль для доступа в демо-версию программы «В», что подтверждается электронной перепиской с ответчиком в период июня 2020 г., с целью ознакомления с  возможностями указанной программы и её функционалом. Иных данных и доступов ответчик истцу не предоставлял.

Таким образом, суд приходит к выводу, что договорные отношения на основании подписанного между истцом и ответчиком договора о создании Интернет-представительства (договор № 1) не возникли, поскольку указанный смешанный договор, включающий элементы договора подряда и лицензионного договора, является не заключённым, так как между сторонами не согласованы существенные условия ни договора подряда, ни лицензионного договора. 

Далее судом установлено, что вышеуказанный договор поддержки интернет-представительства (договор № 2), который был подписан между сторонами в тот же день, что и договор создания интернет-представительства  (договор № 1) – 19 августа 2020 г., по своей правовой природе является договором возмездного оказания услуг, поскольку по смыслу договора ответчик обязался обслуживать тот результат его деятельности, который был бы им создан при выполнении работ по договору № 1, за что истец ежемесячно должен был оплачивать ответчику  оказанные услуги.

В судебном заседании представитель истца Боброва Н.В., поддерживая иск, утверждала, что данный договор поддержки интернет-представительства является незаключённым ввиду несогласованности между сторонами предмета договора, так как данный договор был подписан между сторонами с целью оказания услуг по обслуживанию объекта интеллектуальной собственности, который должен был быть создан по договору № 1, однако конкретно этот объект между сторонами так и не был согласован, и договор на его создание фактически не заключён.

Согласно п.1 ст. 733 ГК по договору возмездного оказания услуг одна сторона (исполнитель) обязуется по заданию другой стороны (заказчика) оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

Из смысла указанной нормы следует, что существенными условиями договора возмездного оказания услуг является совершение исполнителем определенных действий или осуществление определенной деятельности по заданию заказчика.

Согласно п.п. 1.1-1.6 договора поддержки-интернет представительства,  заказчик (истец) поручает, а исполнитель (ответчик) принимает на себя обязательства по размещению и хранению информационного ресурса заказчика на интернет-сервере, обязательства по осуществлению абонентского обслуживания информационного представительства заказчика ( п.1.1.). В связи с потребностью заказчика в проведении обновления проекта, исполнитель производит расчёты обновления проекта в рамках услуги «План проведения проекта». В рамках настоящего договора исполнитель производит расчёт доработки интернет-представительства в рамках услуги «План ведения проекта». В рамках настоящего договора исполнитель производит доработки интернет-представительства заказчика в соответствии с расчётами. В рамках настоящего договора исполнитель по согласованию с заказчиком вправе подключать/ отключать дополнительные услуги и выполнять работы, которые оплачиваются заказчиком отдельно на основании выставленного счёта. Заказчик обязуется оплатить оказанные услуги в полном объёме в соответствии с условиями настоящего договора.

Суд, анализируя условия договора по правилам ч.1 ст. 401 ГК, считает, что в данном случае между сторонами не согласован предмет договора, так как между сторонами конкретно не согласованы содержание и объём услуг, которые должен оказать исполнитель (ответчик) заказчику (истцу). Указание на то, что исполнитель принимает на себя обязательство по размещению неопределённого, как установлено, информационного ресурса заказчика на интернет-сервере (не определён) и обязательства по осуществлению абонентского обслуживания, также, как установлено, неопределённого представительства заказчика, указание о проведении исполнителем неких действий в рамках «Плана проведения проекта», не свидетельствуют о согласовании предмета договора возмездного оказания услуг в соответствии с требованиями действующего законодательства.

Довод ответчика о том, что интернет-магазин на базе программы «В» был создан и обслуживался им в соответствии с договором поддержки интернет-представительства, условия которого согласованы между сторонами, не подтверждён допустимыми и достоверными доказательствами.

При таких обстоятельствах суд считает, что при подписании договора  поддержки интернет-представительства, являющегося по своей правовой природе договором возмездного оказания услуг, между сторонами не согласован его предмет, вследствие чего данный договор также является незаключённым.

Ввиду вышеизложенного, суд считает, что поскольку стороны, подписав 19 августа 2020 г. договор создания интернет-представительства и договор поддержки интернет-представительства, не согласовали их существенные условия, то данные договоры являются незаключёнными, вследствие чего договорных отношений между сторонами не возникло.

Довод ответчика о том, что все существенные условия договоров были согласованы в электронной переписке между сторонами и исполнялись ответчиком, а также, что о согласовании условий договора свидетельствуют действия истца по оплате выставленных ответчиком счетов, является не состоятельным.

Как установлено судом, представленная на бумажном носителе электронная переписка между работниками (программистами)  частного предприятия  «Д» и работниками службы технической поддержки  компании «Т» ‒ резидента Российской Федерации, как пояснили представители истца, о разъяснении вопросов о возможностях программы «В», не свидетельствует о согласовании существенных условий вышеназванных договоров между истцом - частным предприятием «Д и  ответчиком ‒ ООО «А».

Не свидетельствуют о согласовании существенных условий договоров от 19 августа 2020 г., в том числе их предмета, никакие другие действия, совершённые сторонами после его подписания: внесение истцом 26 августа 2020 г. предоплаты (аванса) в общей сумме 6677 руб. на основании счётов ответчика от 25 августа 2020 г. №_ и №_; акт об оказании услуг №_ от 28 августа 2020 г. ООО «А», направленный истцу по электронной почте 15 октября 2020 г. работником компании «Т»   (резидент Российской Федерации) и не подписанный истцом. Ни один из названных документов не содержит прямой отсылки к указанным договорам, не характеризует договоры как исполненные сторонами в соответствии с согласованными в установленном законодательстве порядке условиями договоров. Иных доказательств ответчиком суду не представлено.

При таких обстоятельствах суд приходит к выводу, что поскольку между сторонами не возникло договорных отношений, то сумма в размере 6 677 руб., перечисленная истцом по платёжному поручению №__ от 26 августа 2020 г. ответчику, является в силу ч.1 ст. 971 ГК неосновательным обогащением.

Ввиду указанного, исковое требование частного предприятия «Д» о взыскании в его пользу с ответчика неосновательного обогащения в размере 6 677 руб. подлежит удовлетворению.

Истцом также заявлены ко взысканию с ответчика 422 руб. 94 коп. ‒ проценты за пользование чужими денежными средствами на сумму неосновательного обогащения 6 677 руб. за период с 27 августа 2020 г. по        24 мая 2021 г.

 Согласно п.2 ст. 976 ГК на сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами (статья 366) с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств.

В силу п.1 ст. 366 ГК за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется ставкой рефинансирования Национального банка Республики Беларусь на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части, за исключением взыскания долга в судебном порядке, когда суд удовлетворяет требование кредитора исходя из ставки рефинансирования Национального банка на день вынесения решения.

  Таким образом, требование истца о взыскании с ответчика процентов на основании п.1 ст. 366 ГК на сумму неосновательного обогащения является обоснованным.

Суд считает, что ответчик ‒ ООО «А» ‒ должен был узнать, исходя из установленных обстоятельств дела, о необоснованном получении от истца денежных средств в размере 6 677 руб. с момента зачисления их на счёт, вследствие чего период с 27 августа 2020 г. по 24 мая 2021г. (окончание периода определено истцом), за который подлежат начислению проценты за пользование чужими денежными средствами на сумму неосновательного обогащения, также заявлен истцом обоснованно.

Определяя размер подлежащих взысканию с ответчика процентов за пользование чужими денежными средствами, суд соглашается с расчётом, произведённым истцом, по которому размер процентов за указанный период составляет 422 руб. 94 коп. Судом учтено, что сумма процентов рассчитана истцом, о чём он указал в судебном заседании, с учётом ставки рефинансирования Национального банка Республики Беларусь 8,5%, действующей на 24 мая 2021 г., и требования об изменении суммы процентов с учетом ставки рефинансирования, которая увеличилась на день вынесения решения, истцом не заявлялись.

Таким образом, суд считает, что требование истца о взыскании в его пользу с ответчика процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 422 руб. 94 коп. за период с 27 августа 2020 г. по 24 мая 2021г. подлежит удовлетворению в полном объёме.

В соответствии со ст. 135 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь (далее ‒ ГПК) стороне, в пользу которой состоялось решение, суд присуждает за счёт другой стороны возмещение всех понесенных ею судебных расходов по делу, хотя бы эта сторона и была освобождена от уплаты их в доход государства. Если иск удовлетворён частично, то указанные в настоящей статье суммы присуждаются истцу пропорционально размеру исковых требований, а ответчику - пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

В силу ст. 114, п. 6 ст. 116 ГПК судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела.

Согласно платёжному поручению №__ от 13 августа 2021 г. за рассмотрение Верховным Судом Республики Беларусь искового заявления частного предприятия «Д» к ООО «А» истцом уплачена государственная пошлина в размере 355 руб.

Поскольку требования истца удовлетворены в полном объёме, с ответчика ‒ ООО «А» ‒ в пользу истца ‒ частного предприятия «Д» ‒ следует взыскать расходы по уплате государственной пошлины в размере 355 руб. ((6 677 + 422 руб. 94 коп.) х 5%).

В судебном заседании представителем истца ‒ частного предприятия «Д» ‒ Б. также заявлены требования о взыскании с ответчика расходов в размере 1200 руб., которые понесены истцом в связи с оплатой юридической помощи по составлению документов, связанных с рассмотрением настоящего дела. Данные расходы, по мнению истца, являются необходимыми ввиду отсутствия в штате предприятия юридической службы.

 В силу п.8 ст. 116 ГПК к издержкам, связанным с рассмотрением дела, кроме названных в п.1-7 указанной статьи, относятся другие расходы, признанные судом необходимыми.

В подтверждение понесённых расходов по оказанию юридической помощи истцом суду представлены: 1) специальное разрешение (лицензия)  Министерства юстиции Республики Беларусь №__ на право осуществления деятельности по оказанию юридических услуг на имя Б.; 2) договор на оказание юридических услуг от 24 марта 2021 г. № _, заключённый частным предприятием «Д» с индивидуальным предпринимателем Б., имеющей специальное разрешение (лицензию) на право осуществления деятельности по оказанию юридических услуг; 3) акт сдачи-приёмки оказанных услуг от 8 июня 2021 г., согласно которому ИП Б. оказала услугу по подготовке претензии в порядке досудебного урегулирования спора в адрес ООО «А» о возврате неосновательного обогащения, стоимость услуги составила 250 руб.; подготовила исковое заявление в экономический суд г.Минска о взыскании неосновательного обогащения с ООО «А», стоимость услуги 350 руб. ; 4) акт сдачи-приёмки оказанных услуг   от 3 августа 2021 г. №_, согласно которому ИП Б. подготовила уточнения к исковому заявлению частного предприятия «Д» о взыскании неосновательного обогащения с ООО «А», стоимость услуги 300 руб.; акт сдачи-приёмки оказанных услуг №_ от  9 августа 2021 г., согласно которому ИП Б. подготовила возражения на отзыв ООО «А» на исковое заявление о взыскании неосновательного обогащения, стоимость услуги 300 руб.; 5) платёжные поручения от 15 июня 2021 г. № _, от 5 августа 2021 г.             №_, от 25 августа 2021 г. №_ об уплате частным предприятием «Д» на счёт ИП Б. соответственно 600 руб., 300 руб. и 300 руб.

Согласно выписке из ЕГР по состоянию на 19 августа 2021 г. Минским горисполкомом 18 сентября 2014 г. произведена регистрация Б. в качестве индивидуального предпринимателя; наименование деятельности – прочая деятельность в области права.

  Суд, разрешая вопрос о взыскании судебных издержек на оплату юридических услуг, считает, что в данном случае необходимыми расходами, связанными с рассмотрением настоящего дела, с учётом конкретных обстоятельств дела, характера спора и объёма оказанных юридических услуг, является сумма в размере 400 руб.

 Суд  также учитывает, что согласно приказу от 10 июня 2021 г. директора частного предприятия «Д» Б. была принята на работу на указанное предприятие на должность помощника директора. Согласно п.3.1 должностной инструкции, которая была обозрена судом в ходе судебного разбирательства, в обязанности Б., как помощника директора, входило представление интересов предприятия по доверенности во всех судебных органах Республики Беларусь.

 Таким образом, на момент составления уточнения к исковому заявлению частного предприятия «Д» и возражений на отзыв ООО «А» (5 августа 2021 г.) Б. являлась работником данного предприятия и в последующем представляла его интересы, как истца, в предварительном судебном заседании 16 августа 2021 г. и в ходе судебного разбирательства, вследствие чего исполняла свои трудовые обязанности и реализовывала права истца (частного предприятия «Д»), предоставленные ему  гражданским процессуальным кодексом (уточнение исковых требований, подготовка письменных возражений на отзыв ответчика).

          Ввиду вышеизложенного, с ответчика ‒ ООО «А» ‒ в пользу истца ‒ частного предприятия «Д» ‒ в возмещение расходов по оказанию юридической помощи следует взыскать 400 руб., отказав в удовлетворении требований о взыскании судебных расходов в остальной части в размере 800 руб.

На основании вышеуказанного, руководствуясь ст.ст. 302-304, ч.1 ст. 306 ГПК Республики Беларусь, суд 

                                                                                                Р Е Ш И Л:

 взыскать с общества с ограниченной ответственностью «А» в пользу частного торгового унитарного предприятия «Д»  неосновательное обогащение в размере 6 677 рублей, проценты за пользование чужими денежными средствами за период с 27 августа 2020 г. по 24 мая 2021 г. в размере 422 рублей 94 копеек, в возмещение расходов по оплате государственной пошлины в размере 355 рублей и по оплате юридической помощи в размере 400 рублей, а всего ‒ 7 854 (семь тысяч восемьсот пятьдесят четыре) рубля 94 копейки, отказав во взыскании судебных расходов в размере 800 рублей.

 Решение вступает в законную силу немедленно после его провозглашения, обжалованию и опротестованию в апелляционном порядке не подлежит.

Судья                                                                              

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации