Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  25558
4 августа 2022  598 4 августа 2022  428 4 августа 2022  461 4 августа 2022  505 28 июля 2022  1680

Определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Беларусь от 18.10.2019 по делу № 03н-1372/2019

18 ноября 2019  1404

Судья …………..                                                                                                        Дело № 03н-1372/2019

Судья докладчик …………...

Судья докладчик на президиуме …………..

О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

18 октября 2019 года судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Беларусь в составе председательствующего …………, судей …………. и ………….. рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по протесту заместителя Генерального прокурора Республики Беларусь на определение судебной коллегии по гражданским делам Минского городского суда от 18 марта 2019 года, постановление президиума М-о городского суда от 14 августа 2019 года по жалобе В.Т.В. на решение комиссии по назначению пенсий при администрации С-о района г.М.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Республики Беларусь ………..., мнение прокурора управления Генеральной прокуратуры Республики Беларусь …………., поддержавшего доводы протеста, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

В жалобе и в судебном заседании В.Т.В. указала, что в период с 10 июня 1991 года по 31 июля 2001 года работала в УЗ «2-я ГКБ г.М.» врачом-онкологом онкологического отделения. В связи с наличием специального стажа работы с особыми условиями труда согласно Списку №2 решением от 25 марта 2016 года управления социальной защиты администрации С-о района г.М. ей с 17 февраля 2016 года была назначена пенсия по возрасту за работу с особыми условиями труда.

Решением комиссии по назначению пенсий при администрации
С-о района г.М. от 14 июня 2018 года указанное решение отменено и назначена пенсия по возрасту с даты достижения общеустановленного пенсионного возраста.

Основанием для отмены решения о назначении досрочной пенсии по возрасту явились результаты проверки, проведенной  комитетом по труду, занятости и социальной защите М-о горисполкома на предмет оценки достоверности сведений о её трудовой деятельности, отраженных в уточняющей справке. Принимая решение об отсутствии оснований для назначения пенсии по возрасту за работу с особыми условиями труда, комиссия по назначению пенсий при администрации С-о района г.М. исходила из того, что первичными документами нанимателя не подтверждена её занятость в течение полного рабочего дня только лечением онкологических больных с применением химиотерапевтических препаратов, оперативными вмешательствами и манипуляциями.

Вместе с тем, комиссией по назначению пенсий при администрации С-о района г.М. не учтено, что в 1994 и 1997 годах проводились аттестации, по результатам которых должность врача-онколога онкологического отделения была включена в перечень рабочих мест, дающих право на пенсию по возрасту за работу с особыми условиями труда. Табелем учета рабочего времени подтверждается выполнение ею работы по должности врача-онколога полный рабочий день.

  Решение комиссии по назначению пенсий при администрации
С-о района г.М. от 14 июня 2018 года было обжаловано в комитет по труду, занятости и социальной защите М-о горисполкома, который в удовлетворении жалобы отказал.

Полагая, что решение комиссии по назначению пенсий при администрации С-о района г.М. от 14 июня 2018 года противоречит законодательству, просила его отменить.

Решением суда С-о района г.М. от 21 ноября 2018 года в удовлетворении жалобы В.Т.В. отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам М-о городского суда от 18 марта 2019 года решение суда отменено и вынесено новое решение, которым жалоба В.Т.В. признана обоснованной, а решение комиссии по назначению пенсий при администрации С-о района г.М. от 14 июня 2018 года – неправомерным.

Постановлением президиума того же суда от 14 августа 2019 года определение судебной коллегии оставлено без изменения.

В протесте заместителя Генерального прокурора Республики Беларусь ставится вопрос об отмене определения судебной коллегии по гражданским делам М-о городского суда от 18 марта 2019 года и постановления президиума того же суда от 14 августа 2019 года и оставлении в силе решения суда С-о района г.М. от 21 ноября 2018 года. По мнению прокурора представленные по делу доказательства факт работы В.Т.В. с особыми условиями труда полный рабочий день не подтверждают, а ссылка судебной коллегии по гражданским делам М-о городского суда на п.п.1.1 п.1 Директивы Президента Республики Беларусь от 27 декабря 2006 года №2 «О дебюрократизации государственного аппарата и повышении качества обеспечения жизнедеятельности населения» является необоснованной, поскольку в данном случае неясность или нечеткость предписаний правового акта отсутствует. Кроме того, судебными инстанциями необоснованно проигнорирована позиция Министерства труда и социальной защиты Республики Беларусь, как государственного органа, регулирующего спорные правоотношения и осуществляющего контроль в сфере их применения, о том, что отсутствие первичных документов о занятости работника полный рабочий день в особых условиях труда не дает оснований для подтверждения права на пенсию по возрасту с особыми условиями труда.  

Судебная коллегия, проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, пришла к выводу о том, что оспариваемые судебные постановления соответствуют требованиям законодательства, оснований для их отмены не имеется.

В силу Инструкции о порядке применения списков производств, работ, профессий, должностей и показателей, дающих право на пенсию по возрасту за работу с особыми условиями труда, утвержденных постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 25 мая 2005 года N 536", утвержденной постановлением Министерства труда и социальной защиты Республики Беларусь от 14 июля 2005 N 86, из числа работников онкологических и гематологических учреждений (подразделений) право на пенсию по возрасту за работу с особыми условиями труда по Списку N 2(пункт 3.5.2 подраздела 3.5 раздела III) имеют работники, непосредственно занятые лечением онкологических и гематологических больных с применением химиотерапевтических препаратов, оперативными вмешательствами и манипуляциями, трансплантацией костного мозга, клиническими лабораторными исследованиями, а также уходом за больными (уборка палат, санузлов, помывка больных, замена постельного и нательного белья, раздача пищи, кормление тяжелобольных, транспортировка и сопровождение больных из приемного покоя, а также на различные процедуры и обследования) при условии их занятости на указанных работах в течение полного рабочего дня (п.21).

Судом установлено, что В.Т.В. с 10 июня 1991 года по 31 июля 2001 года работала в УЗ «2-я ГКБ г.М.» врачом-онкологом онкологического отделения. Нанимателем в 1994 и 1997 годах проводились аттестации, по результатам которых должность врача-онколога была включена в перечень рабочих мест, дающих право на пенсию по возрасту за работу с особыми условиями труда. В период своей работы в онкологическом отделении УЗ «2-я ГКБ г.М.» В.Т.В. выполняла операции онкологическим больным и использовала при лечении пациентов отделения противоопухолевые химиопрепараты.

Таким образом, В.Т.В., как практикующий врач-онколог онкологического отделения, имела право на пенсию по возрасту за работу с особыми условиями труда при условии занятости на этих работах полный рабочий день.

В подтверждение специального стажа работы В.Т.В. работодателем была предоставлена справка по утвержденной Министерством труда и социальной защиты форме. Из названной справки следует, что В.Т.В. в качестве врача-онколога в периоды с 1 января 1993 года по 27 августа 1996 года, с 1 сентября 1997 года по 20 сентября 1997 года, с 31 декабря 1997 года по 8 марта 1998 года, с 26 марта 1998 года по 31 июля 2001 года полный рабочий день была непосредственно занята обслуживанием больных в онкологическом отделении.

Из материалов дела также видно, что Министерством здравоохранения Республики Беларусь порядок учета времени занятости работников отрасли во вредных и (или) опасных условий не регламентировался.

Из записей в трудовой книжке и приказов о приеме на работу и увольнении с работы, из штатных расписаний, табелей учета рабочего времени, личной карточки Ф-Т-2, лицевых счетов за 1993-2001 годы следует, что В.Т.В. по должности врача-онколога работала на полную ставку.

Администрацией УЗ «2-я ГКБ г.М.» суду предоставлены документы о выполнении В.Т.В. во время работы в онкологическом отделении операций онкологическим больным и о производстве процедур с химиопрепаратами. При этом, нанимателем не указывалось на необходимость исключения каких-либо рабочих дней из периодов, подлежащих включению в специальный стаж.

Проверка достоверности сведений о работе В.Т.В. факт её занятости полный рабочий день в особых условиях труда не опровергла.

Кроме того, такой факт подтверждается представленными нанимателем результатами аттестаций рабочего места, проведенных в соответствии с Порядком аттестации рабочих мест по условиям труда, действовавшим в 1994 и 1997 годах.  

Учитывая изложенное, вывод судебной коллегии по гражданским делам и президиума М-о городского о достаточности сведений, предоставленных УЗ «2-я ГКБ г.М.» для назначения В.Т.В. пенсии по возрасту с особыми условиями труда, является правомерным.

Письменные документы Министерства труда и социальной защиты Республики Беларусь судебными инстанциями были исследованы наряду с другими доказательствами, имеющимися по делу. При этом, факты, входящие в предмет доказывания, судами апелляционной и надзорной инстанций установлены полно и правильно, представленным доказательствам дана надлежащая оценка, судебные постановления вынесены на основании подлежащих применению норм закона, что соответствует ч.1 ст.241 ГПК Республики Беларусь.

Ссылка в определении судебной коллегии по гражданским делам Минского городского суда на п.п.1.1 п.1 Директивы Президента Республики Беларусь от 27 декабря 2006 года N 2 "О дебюрократизации государственного аппарата и повышении качества обеспечения жизнедеятельности населения" выводам об обоснованности жалобы В.Т.В. на решение комиссии по назначению пенсий при администрации С-о района г.М. не противоречит.

При таких обстоятельствах судебная коллегия Верховного Суда Республики Беларусь оснований к отмене опротестованных судебных постановлений не находит.

Руководствуясь п. 1 ст. 447 ГПК Республики Беларусь, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

определение судебной коллегии по гражданским делам М-о городского суда от 18 марта 2019 года и постановление президиума того же суда от 14 августа 2019 года оставить без изменения, а протест заместителя Генерального прокурора Республики Беларусь – без удовлетворения.

Председательствующий:                                                ……………

Судьи коллегии:                                                              ……………

                                                                       ……………

Копия верна:

Судья                                                                                ……………

 

 

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации