Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  28323 1 декабря 2022  625
О назначении судебного разбирательства по уголовному делу по обвинению Сазанович Я.С., Навоши Д.А., Занемонской В.И., Высоцкой О.В., Богдановича Д.А. в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.130, ч.3 ст.203-1 УК Республики Беларусь
21 ноября 2022  1404 14 ноября 2022  813 11 ноября 2022  1152 11 ноября 2022  2017

Определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Беларусь от 23.12.2020 по делу № 03ап - 44/2020г.

21 января 2021  1221

дело № 03ап - 44/2020г.

О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

23 декабря 2020 года судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Беларусь в составе председательствующего ……., судей коллегии: ……., ……., рассмотрела в открытом судебном заседании в режиме видеоконференцсвязи гражданское дело по апелляционным жалобам истца и его представителя адвоката ……. на решение В-го областного суда от 5 октября 2020 года по иску Ф.О.В. к Б.А.Л. о признании завещания недействительным.

Заслушав доклад председательствующего, объяснения представителя истца Ф.О.В. адвоката ……., поддержавшего доводы жалобы, мнение прокурора управления Генеральной прокуратуры Республики Беларусь ……., полагавшей необходимым решение суда оставить без изменения, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

Ф.О.В. в исковом заявлении указал, что 27 января 2017 года заключил брак с Ю.С.В., с которой ранее в течение пятнадцати лет состоял в фактических брачных отношениях. 7 октября 2015 года Ю.С.В. составила завещание, согласно которому все свое имущество завещала ему. На протяжении последних четырех лет его жена страдала онкологическим заболеванием. В мае 2019 года ей была установлена первая группа инвалидности. В июле 2019 года жена, с ее согласия, была помещена в больницу сестринского ухода в г.Н-ке. 25 августа 2019 года Ю.С.В. умерла. После похорон ему стало известно, что 21августа 2019 года Ю.С.В. забрала из больницы посторонняя ей – Б.А.Л., которая 22 августа 2019 года организовала посещение его жены нотариусом О.Л.С., удостоверившим новое завещание от имени находившейся при смерти Ю.С.В. Согласно этому завещанию свое имущество жена завещает Б.А.Л. При этом ответчик в момент составления и удостоверения завещания также находилась в квартире. Считает, что Ю.С.В. данное завещание не подписывала, так как не могла держать ручку в руках. Имеющиеся в медицинских документах подписи Ю.С.В. свидетельствуют о том, что они выполнены немощным, беспомощным, человеком, тогда как в завещании фамилия, имя, отчество жены, написаны достаточно ровными, четкими и правильными буквами.

Ссылаясь на то, что при составлении завещания был нарушен порядок его удостоверения, в момент совершения сделки Ю.С.В. в силу своего самочувствия и состояния здоровья не могла понимать значение своих действий и руководить ими, завещание сама не подписывала, Ф.О.В. просил признать составленное 22 августа 2019 года от имени Ю.С.В. завещание недействительным.

Решением В-го областного суда от 5 октября 2020 года исковые требования Ф.О.В. оставлены без удовлетворения.

В апелляционных жалобах истец Ф.О.В. и его представитель адвокат С.И.Л. просят об отмене судебного постановления, ссылаясь на его незаконность и необоснованность.

Обсудив доводы апелляционных жалоб, проверив письменные материалы дела, судебная коллегия не находи оснований к отмене решения суда исходя из следующего.

В ходе рассмотрения дела судом установлено, что Ф.О.В. и Ю.С.В. состояли в браке с 27 января 2017 года.

октябре 2015 года у Ю.С.В. было диагностировано онкологическое заболевание, а в мае 2019 года установлена первая группа инвалидности.

8 июля 2019 года Ю.С.В. была помещена в отделение паллиативной помощи БСУ УЗ «Н-я ЦГБ», из которого 21 августа 2019 года на основании заявления Б.А.Л. была перевезена по своему месту жительства в квартиру № … дома № … по ул. М-й в г.Н-к, где 25 августа 2019 года умерла.

В связи со смертью Ющенко С.В. открылось наследство по завещанию от 22 августа 2019 года, согласно которому все свое имущество она завещала Б.А.Л.

18 февраля 2020 года Б.А.Л. приняла наследство путем подачи письменного заявления в нотариальную контору г. Н-а.

Оспаривая завещание Ю.С.В. от 22 августа 2019 года, истец ссылался на допущенные нарушения требований законодательства о его форме и порядку составления, а также то, что в момент совершения сделки Ю.С.В. не могла отдавать отчет своим действиям, руководить ими и самостоятельно подписать завещание.

Однако в нарушение ч.1 ст. 179 ГПК Республики Беларусь истец не представил суду достаточных и достоверных доказательств подтверждающих факты, на которые он ссылался как на основание своих требований.

В судебном заседании ответчица Б.А.Л. указала, что длительное время была знакома с Ю.С.В., оказывала ей помощь в связи с имевшимся у нее онкологическим заболеванием. По просьбе Ю.С.В. она организовала приезд к ней на квартиру 22 августа 2019 года нотариуса О.Л.С., которой в присутствие свидетеля Ж.Т.Л. было совершено нотариальное действие. Факт нахождения Ю.С.В. в момент составления завещания в таком состоянии, при котором она не могла понимать значение своих действий и руководить ими ответчица отрицала.

Допрошенная судом в качестве свидетеля нотариус О.Л.С. показала, что 22 августа 2019 года удостоверяла завещание Ю.С.В. по месту ее жительства. По внешнему виду было видно, что Ю.С.В. тяжело больна, однако она четко высказала свое желание составить завещание в пользу Б.А.Л. Оснований сомневаться в психическом состоянии Ю.С.В, не имелось. Поскольку Ю.С.В. указала, что сама не сможет написать завещание был приглашен свидетель Ж.Т.Л., в присутствии которого Ю.С.В. вновь высказала желание составить завещание в пользу Б.А.Л. После этого она составила от имени Ю.С.В. завещание в пользу Б.А.Л., которое Ю.С.В. прочитала и подписала.

Свидетель Ж.Т.Л. в суде пояснила, что, находясь в квартире Ю.С.В. в качестве сиделки, была приглашена нотариусом в качестве свидетеля. Ю.С.В. в ее присутствии пояснила, что хочет завещать все свое имущество Б.А.Л. Нотариусом было написано завещание, которое Ю.С.В. прочитала и подписала.

Судом по делу были допрошены свидетели К.Г.И., Г.З.А., К.Т.В., З.А.П., Б.В.В., Г.Г.С., Д.В.М., К.О.С., К.Н.М., Ш.А.С., З.О.В., М.А.А., К.Л.Е., М.А.С., З.Н.П., однако никто из них не указывал на то, что на кануне либо в день составления завещания Ю.С.В. находилась в таком состоянии, при котором не могла понимать значение своих действий и руководить ими.

Согласно заключению посмертной комплексной судебной психолого­психиатрической экспертизы от 7 сентября 2020 года Ю.С.В. во время составления завещания 22 августа 2019 года страдала психическим расстройством в форме органического эмоционально лабильного расстройства. Вместе с тем в предоставленной медицинской документации и материалах дела нет объективных сведений о том, что по своему психическому состоянию, с учетом имевшегося у нее психического расстройства и принимаемых ею лекарственных препаратов, Ю.С.В. на момент составления и подписания спорного завещания 22 августа 2019 года не могла понимать значение своих действий и руководить ими. Также отсутствуют данные о таких индивидуально-психологических особенностях Ю.С.В. или о таком ее психическом (эмоциональном) состоянии, которые лишали бы ее способности понимать значение своих действий или руководить ими на момент составления и подписания указанного завещания.

В судебном заседании эксперты-психиатры Ч.Л.В. и О.А.Ю. пояснили, что при проведении экспертизы учитывались физическое состояние здоровья Ю.С.В., прием ею медицинских препаратов, диагностированное при жизни у Ю.С.В. психическое расстройство в форме органического эмоционально лабильного расстройства, степень интоксикации, обусловленной тяжелым заболеванием.

В связи с этим вывод суда об отсутствии оснований для признания недействительным завещания Ю.С.В. в виду того, что в момент совершения сделки она не отдавала отчет своим действиям и не могла ими руководить (ст. 177 ГК Республики Беларусь) является правильным.

Довод жалобы о том, что решение суда об отказе Ф.О.В. в иске о признании завещания недействительным по указанному основанию мотивировано лишь заключением комплексной судебной психолого­психиатрической экспертизы, опровергается мотивировочной частью решения в которой имеется ссылка и на другие представленные суду доказательства.

Кроме того апелляционные жалобы не содержат ссылки на доказательства, которые бы опровергалось правильность решения суда в указанной части.

Не нашел своего подтверждения в ходе рассмотрения дела и довод истца о том, что Ю.С.В. не могла подписать спорное завещание.

Согласно заключению комиссионной судебно-почерковедческая экспертизы от 6 августа 2020 года записи «Ю.С.В.» в двух экземплярах завещания от 22 августа 2019 года, подпись от имени Ю.С.В. в завещании и реестре № 2 для регистрации нотариальных действий за 2019 год (запись № 473) выполнены Ю.С.В. под воздействием сбивающих факторов относительно постоянного характера, в числе которых наличие хронических заболеваний.

В экспертном заключении, а также в своих объяснениях суду эксперты П.Д.Е. и Б.Е.Л. указали о наличии в исследуемых подписях признаков снижения координации движений, замедленности темпа письма, изменения характера нажима, что свидетельствует о необычности процесса письма в момент их выполнения.

Данное обстоятельство факт согласуется с показаниями свидетелей О.Л.С. и Ж.Т.Л. о том, что Ю.С.В. учиняла подписи в полусидящем положении.

Не установлено судом в ходе рассмотрения дела и факта нарушения формы завещания, а также порядка его составления.

Согласно п. 1 ст. 1044 ГК Республики Беларусь завещание должно быть составлено в письменной форме и удостоверено нотариусом. Удостоверение завещания другими лицами допускается в случаях, предусмотренных пунктом 6 статьи 1045, статьей 1047 и пунктом 2 статьи 1048 настоящего Кодекса. Несоблюдение правил настоящего Кодекса о письменной форме завещания и его удостоверении влечет недействительность завещания.

В соответствии с п.п.1 и 2 ст. 1045 ГК Республики Беларусь нотариально удостоверенное завещание должно быть написано завещателем либо записано с его слов в присутствии свидетеля нотариусом.

Завещание, записанное нотариусом со слов завещателя, должно быть полностью прочитано завещателем в присутствии нотариуса и свидетеля до подписания завещания. Если завещатель в силу физических недостатков, болезни или неграмотности не в состоянии лично прочитать завещание, его текст оглашается для него свидетелем в присутствии нотариуса, о чем в завещании делается соответствующая запись с указанием причин, по которым завещатель не смог лично прочитать завещание.

Из материалов дела видно, что завещание Ю.С.В. от 22 августа 2019 года составлено в письменной форме, по просьбе завещателя записано нотариусом в присутствии свидетеля, лично прочитано и подписано завещателем, нотариально удостоверено.

Довод жалобы о том, что завещание было записано нотариусом не в той комнате, в которой находилась Ю.С.В., в данном случае основанием к отмене судебного постановления не является.

Судом с достоверностью установлено, что действительная воля Ю.С.В. относительно распоряжения своим имуществом выяснялась нотариусом в присутствии свидетеля, после чего составленное завещание было прочитано и подписано завещателем.

Положения закона о том, что завещание может быть записано нотариусом со слов завещателя в присутствии свидетеля, не исключает возможности совершения указанных действий, после установления воли наследователя, в ином помещении, чем находится сам завещатель.

Факт отсутствия на одном из экземпляров завещания подписи Ю.С.В. сам по себе не свидетельствует о недействительности завещания и не противоречит Инструкции о порядке удостоверения завещаний и доверенностей, приравниваемых к нотариально удостоверенным, утвержденной постановлением Министерства юстиции Республики Беларусь №3 от 19 февраля 2002 года (в редакции от 13 августа 2007 года №530. Установлено, что на первом экземпляре завещания, находящемся в нотариальной конторе, подпись завещателя присутствует. В обоих экземплярах завещания Ю.С.В. собственноручно выполнена запись своих фамилии, имени и отчества.

Кроме того, указанное обстоятельство не опровергает действительную волю Ю.С.В. завещать все свое имущество ответчице Б.А.Л.

По изложенным основания судебная коллегия полагает, что вынесенное по делу судебное постановление является законным и обоснованным. Оснований к его отмене не имеется.

Руководствуясь п. 1 ст. 423 ГПК Республики Беларусь судебная коллегия

О П Е Д Е Л И Л А:

Решение В-го областного суда от 5 октября 2020 года оставить без изменения, а апелляционные жалобы истца и его представителя – без удовлетворения.

Председательствующий: …….

Судьи коллегии: …….

……..

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации