Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  28342 1 декабря 2022  710
О назначении судебного разбирательства по уголовному делу по обвинению Сазанович Я.С., Навоши Д.А., Занемонской В.И., Высоцкой О.В., Богдановича Д.А. в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.130, ч.3 ст.203-1 УК Республики Беларусь
21 ноября 2022  1443 14 ноября 2022  824 11 ноября 2022  1165 11 ноября 2022  2063

Определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Беларусь от 23.10.2019 по делу № 03аг-37/2019

13 ноября 2019  2831

                                                                                  Дело №03аг-37/2019

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

23 октября 2019 года судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Беларусь в составе председательствующего ……..., судей ……….. и ………... рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе представителя ответчика Р.С.А. – А.В.А. на решение Г-о областного суда от 8 июля 2019 года по иску К.В.В. к Р.С.А. о взыскании денежной компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Республики Беларусь ………..., мнение прокурора управления Генеральной прокуратуры Республики Беларусь ………….., полагавшей необходимым решение суда оставить без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

К.В.В. в исковом заявлении указал, что 2 июня 2018 года во время задержания Р.С.А., совершившего во невменяемом состоянии общественно опасные деяния, последний нанес ему удар топором в голову. В результате содеянного ответчиком ему, истцу, были причинены тяжкие телесные повреждения, по поводу которых он длительное время находился на лечении, перенес сложную операцию. В связи с полученной травмой заключением МРЭК ему с 25 сентября 2018 года бессрочно установлена 3-я группа инвалидности. Вследствие совершенных Р.С.А. противоправных действий он претерпел физические и нравственные страдания, до настоящего времени испытывает психологическое напряжение и физиологические неудобства. Ссылаясь на указанные обстоятельства, К.В.В. просил взыскать с ответчика денежную компенсацию причиненного ему морального вреда в размере 50 000 рублей и возмещение понесенных им судебных расходов в сумме 130 рублей.

Решением Г-о областного суда от 8 июля 2019 года постановлено: взыскать с Р.С.А. в пользу К.В.В. 30 000 рублей в счет возмещения морального вреда и 130 рублей в возмещение судебных расходов по делу.

В апелляционной жалобе представитель ответчика Р.С.А. – А.В.А. указывает, что денежная компенсация морального вреда не может быть взыскана с Р.С.А., поскольку в момент совершения общественно опасного деяния он в силу своего психического состояния не понимал значение своих действий. Полагает, что доводы истца о последствиях причиненной ему травмы достоверными доказательствами не подтверждены; при определении размера компенсации морального вреда не учтены все обстоятельства дела. Просит решение суда отменить, приняв по делу новое решение об отказе К.В.В. в иске.

Исследовав материалы дела, проверив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии со ст. 152 ГК Республики Беларусь если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в иных случаях, предусмотренных законодательством, гражданин вправе требовать от нарушителя денежную компенсацию указанного вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Из материалов дела видно, что 2 июня 2018 года во время задержания К.В.В. Р.С.А., ранее совершившего общественно опасное деяние, последний нанес истцу удар топором в голову.

В результате удара К.В.В. были причинены открытый вдавленный перелом лобной кости, эпидуральное кровоизлияние в лобной области, рубленная рана лобной области слева, которые относятся к категории тяжких телесных повреждений по признаку опасности для жизни.

Поскольку в момент совершения общественно опасного деяния Р.С.А. в силу имевшегося у него психического заболевания находился в состоянии невменяемости, определением судебной коллегии по уголовным делам Г-о областного суда от 15 января 2019 года он был освобожден от уголовной ответственности за содеянное и в отношении него применены принудительные меры безопасности и лечения в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре со строгим наблюдением.

В связи с полученными телесными повреждениями истец К.В.В. со 2 по 15 июня и с 20 июня по 9 июля 2018 года находился на стационарном лечении в нейрохирургическом отделении Г-й областной клинической больницы, где ему была проведена операция по удалению вдавленных отломков лобной кости.

В последующем К.В.В. продолжал лечение амбулаторно у невролога и хирурга в филиале № 4 учреждения «Г-я центральная городская поликлиника» с диагнозом: состояние после удаления вдавленных отломков лобной кости; незамещенный аутотрансплантом костный дефект лобной области слева (площадью 6,32 кв.см.)

3 октября 2018 года К.В.В. был освидетельствован Г-й городской МРЭК, которой истцу установлена 3-я группа инвалидности без срока очередного переосвидетельствования; причина наступления инвалидности - травма, полученная 2 июня 2018 года. В связи с имеющимся расстройством здоровья истцу определены особые требования к условиям труда и установлен ряд ограничений в трудоустройстве.

Указанные обстоятельства подтверждаются приобщенной к делу копией определения Г-о областного суда от 15 января 2019 года о применении к Р.С.А. принудительных мер безопасности и лечения; заключением проведенной в отношении К.В.В. судебно-медицинской экспертизы от 10 июля 2018 года; медицинской картой, оформленной на имя истца в Г-й областной клинической больнице; материалами освидетельствования К.В.В. во МРЭК.

Учитывая, что общественно опасными действиями Р.С.А. был причинен вред здоровью истца, относящемуся к числу нематериальных благ гражданина, суд обоснованно в соответствии со ст. 152 ГК признал за К.В.В. право на возмещение морального вреда.

В силу п. 1 ст. 947 ГК Республики Беларусь дееспособный гражданин, причинивший вред в таком состоянии, когда он не мог понимать значение своих действий или руководить ими, не отвечает за причиненный им вред.

Однако, если вред причинен жизни или здоровью потерпевшего, суд может с учетом имущественного положения потерпевшего и причинителя вреда, а также других обстоятельств возложить обязанность по возмещению вреда полностью или частично на причинителя вреда.

Из материалов дела видно, что у Р.С.А. имеется на праве собственности автомобиль, бытовая техника и другое имущество, подвергнутое аресту в ходе расследования уголовного дела, за счет которого истцу может быть выплачено возмещение причиненного ему морального вреда.

Поскольку, таким образом, ответчиком Р.С.А., находившимся в состоянии невменяемости, причинен вред здоровью К.В.В. и у ответчика имеется имущество, на которое может быть обращено взыскание, суд пришел к правильному выводу о возможности в соответствии с п. 1 ст. 947 ГК возложить на Р.С.А. по требованию истца обязанность по возмещению морального вреда, причиненного его действиями потерпевшему.

В связи с этим доводы апелляционной жалобы представителя ответчика А.В.А. о недопустимости взыскания с Р.С.А. причиненного им истцу вреда являются несостоятельными.

Определяя размер компенсации морального вреда, суд обоснованно учел тяжесть и последствия причиненных ответчиком К.В.В. телесных повреждений. При этом суд верно исходил из того, что полученная истцом травма представляла опасность для его жизни, восстановление здоровья истца требовало продолжительного и сложного лечения, связанного с оперативным вмешательством.

Причиненные К.В.В. телесные повреждения повлекли за собой стойкую утрату истцом трудоспособности, в связи с чем ему бессрочно установлена инвалидность, сопряженная с рядом ограничений в осуществлении профессиональной деятельности.

При определении суммы возмещения морального вреда суд также исходил из степени перенесенных потерпевшим физических и нравственных страданий, обусловленных указанными выше обстоятельствами. Были учтены и конкретные обстоятельства, при которых причинен вред, в частности - неспособность ответчика Р.С.А. в момент причинения вреда в силу состояния здоровья понимать значение своих действий и руководить ими.

В то же время суд учел материальное положение обеих сторон, наличие у ответчика реальной возможности выплатить истцу денежную компенсацию морального вреда за счет имеющегося у него имущества.

Принимая во внимание указанные обстоятельства, а также исходя из требований разумности и справедливости, суд верно определил размер подлежащего возмещению ответчиком истцу К.В.В. морального вреда в сумме 30 000 рублей.

Решение суда об удовлетворении иска К.В.В. соответствует установленным по делу фактам и представленным сторонами доказательствам, которым в решении дана надлежащая оценка. Нормы материального права, регулирующие возмещение морального вреда, при разрешении спора судом применены правильно.

Поскольку заявленные К.В.В. исковые требования решением суда удовлетворены, суд в соответствии с ч. 1 ст. 135 ГПК Республики Беларусь правомерно взыскал в его пользу с ответчика понесенные истцом по делу судебные расходы в сумме 130 рублей, связанные с оплатой помощи представителя по составлению искового заявления.

На основании изложенного и руководствуясь п. 1 ст. 423 ГПК Республики Беларусь, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Г-о областного суда от 8 июля 2019 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу представителя ответчика Р.С.А. – А.В.А. - без удовлетворения.

Председательствующий:                                            ………….

Судьи:                                                                         ……….….

                                                                                           …………..

                          

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации