Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  28494 6 декабря 2022  302 1 декабря 2022  1294
О назначении судебного разбирательства по уголовному делу по обвинению Сазанович Я.С., Навоши Д.А., Занемонской В.И., Высоцкой О.В., Богдановича Д.А. в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.130, ч.3 ст.203-1 УК Республики Беларусь
21 ноября 2022  1668 14 ноября 2022  894 11 ноября 2022  1232

Определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь от 12.11.2019 по делу № 02 ау-144/ 2019 г.

6 декабря 2019  719

               Дело №02 ау-144/ 2019 г.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

12 ноября 2019 года судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе обвиняемого Т. на приговор Витебского областного суда от 8 августа 2019 года, которым Т. осужден по: п.п.2, 6, 12 ч.2 ст.139 УК на 17 лет лишения свободы, ч.3 ст.207 УК – 10 лет лишения свободы, ч.1 ст.14, ч.2 ст.212 УК – 2 года лишения свободы.

На основании ч.3 ст. 72 УК по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно Т. определено 18 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии в условиях усиленного режима.

В соответствии со ст.107 УК к Т. применено принудительное лечение от хронического алкоголизма по месту отбывания наказания.

Гражданский иск и вопрос о вещественных доказательствах по делу разрешены.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда, мнение прокурора отдела Генеральной прокуратуры Республики Беларусь, полагавшей апелляционную жалобу оставить без удовлетворения, а приговор – без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Т. признан виновным в умышленном противоправном лишении жизни другого человека (убийстве), заведомо престарелого, совершенном с особой жестокостью, сопряженном с разбоем; в применении насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, с целью непосредственного завладения имуществом (разбое), с причинением тяжкого телесного повреждения; в покушении на хищение имущества путем введения в компьютерную систему ложной информации, совершенном повторно, сопряженном с несанкционированным доступом к компьютерной информации.

В апелляционной жалобе и дополнении к ней обвиняемый Т., не оспаривая факта причинения потерпевшему М. телесных повреждений, указывает, что не согласен с приговором. Считает квалификацию действий по п.п.2,6, 12 ч.2 ст.139, ч.3 ст.207 УК, ч.1 ст.14 и ч.2 ст.212 УК неправильной, назначенное наказание чрезмерно строгим. Обращает внимание, что избивать М. начал не с целью завладения его имуществом, а в связи с тем, что потерпевший толкнул С. Считает незаконным осуждение по ч.3 ст.207 УК, ч.1 ст.14 и ч.2 ст.212 УК, поскольку банковскую карту и куртку взял с согласия потерпевшего, а пин-код карты последний продиктовал ему сам. Указывает, что квалификацию действий по п.6 ч.2 ст.139 УК не оспаривает. Просит приговор изменить, исключить из обвинения при осуждении за убийство пункты 2 и 12 ч.2 ст.139 УК, оправдать по ч.3 ст.207, ч.1 ст.14 и ч.2 ст.212 УК, наказание снизить.

Рассмотрев дело, обсудив апелляционную жалобу, судебная коллегия находит, что виновность обвиняемого в совершении преступлений, за которые осужден, подтверждается совокупностью исследованных судом доказательств.

Сам Т. не отрицал, что смерть М. наступила от его действий. Однако утверждал, что не имел умысла на завладение его имуществом. Показал, что 31 декабря 2018 года совместно с С. и потерпевшим в доме последнего употребляли спиртное, а когда оно закончилось, решили приобрести еще за денежные средства потерпевшего, находящиеся на его банковской карте. Потерпевший вышел в другую комнату за картой, а возвращаясь, толкнул С. Это ему не понравилось и он избил потерпевшего. Удары наносил руками, ногами и стеклянной бутылкой. После этого М. сам назвал ему пин-код своей карты. Он взял карту, одел куртку потерпевшего и поехал к банкомату, однако снять деньги не смог из-за недостаточности средств. Утверждал, что банковскую карту и куртку потерпевшего взял с разрешения последнего, а пин-код последний назвал сам.

Вместе с тем из показаний очевидца – свидетеля С. следует, что М. ее не толкал, и что Т., избивая потерпевшего, требовал сообщить пин-код банковской карты последнего. Когда М. продиктовал пин-код, Т. взял банковскую карту потерпевшего и уехал снимать деньги для покупки спиртного. Вернувшись, обвиняемый сказал, что на карте не оказалось достаточных средств, и продолжил избивать потерпевшего. Потерпевший просил не бить его, говорил, что у него есть вторая банковская карта, однако обвиняемый не смог ее найти. Уходя от потерпевшего, Т. забрал с собой куртку последнего.

Показания свидетеля С. согласуются с иными доказательствами по делу.

Как следует из протокола устного заявления Т. от 8 января 2019 года, первоначально он сам указывал, что избил М. с целью завладения его банковской картой и находящимися на ней денежными средствами.

Свидетели Р-в и Р-к показали, что вечером 31 декабря 2018 года совместно с Т., С. и потерпевшим М. распивали спиртное в доме последнего. На момент их ухода в доме оставались С. и Т., сам М. не жаловался на здоровье, видимых телесных повреждений у него не было.

Труп М. обнаружен свидетелями К. и Д. 7 января 2019 года, согласно показаниям которых они зашли в дом М., обеспокоившись тем, что он длительное время не выходил из дома, а входная дверь, несмотря на зимнее время, была приоткрыта.

Как следует из протокола осмотра места происшествия, труп М. обнаружен лежащим на кровати, куда по показаниям обвиняемого Т. и свидетеля С. они положили его после избиения обвиняемым.

Смерть М., согласно заключению судебного медицинского эксперта, наступила от тупой сочетанной травмы грудной клетки, головы, шеи, живота, поясничной области, верхних и нижних конечностей, приведшей к развитию травматического шока. Телесные повреждения, входящие в комплекс тупой сочетанной травмы, могли образоваться от не менее 60 травматических воздействий, из которых: в область головы – не менее 15, в область шеи – не менее 1, в область грудной клетки – не менее 11, в область живота – не менее 2, в область поясницы, верхних и нижних конечностей – не менее 31.

  Согласно выводам экспертов по результатам проведения биологической и генетической судебных экспертиз, на брюках и обуви обвиняемого, а также деревянном полене обнаружена кровь М., что согласуется с показаниями С. о нанесении погибшему ударов ногами и деревянным поленом.

Попытки обвиняемого снять денежные средства с использованием банковской карты потерпевшего зафиксированы на видеозаписи камерой видеонаблюдения.

Похищенная куртка М. изъята у Т. в ходе обыска, проведенного по месту его жительства.

Приведенные объективные данные бесспорно свидетельствуют о применении насилия обвиняемым Т. в отношении потерпевшего М. с целью завладения его имуществом.

Согласно заключениям амбулаторной комплексной судебной психолого-психиатрической и дополнительной амбулаторной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертиз, обвиняемый в период инкриминируемых ему деяний по своему психическому состоянию (с учетом выявленной у него легкой умственной отсталости) мог сознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Правильность выводов экспертов сомнений не вызывает. С учетом имеющихся в деле данных о психическом состоянии обвиняемого и приведенных экспертных исследований суд обоснованно признал Т. вменяемым в отношении содеянного.

Указанным и иным приведенным в приговоре доказательствам суд дал оценку и пришел к обоснованному выводу о виновности обвиняемого Т. в убийстве заведомо престарелого, совершенном с особой жестокостью, сопряженном с разбоем; в применении насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, с целью непосредственного завладения имуществом (разбое), с причинением тяжкого телесного повреждения; в покушении на хищение имущества путем введения в компьютерную систему ложной информации, совершенном повторно, сопряженном с несанкционированным доступом к компьютерной информации. Его преступные действия правильно квалифицированы судом по п.п.2, 6, 12 ч.2 ст.139, ч.3 ст.207, ч.1 ст.14, ч.2 ст.212 УК.

Вывод суда о доказанности виновности обвиняемого в совершении указанных преступлений соответствует установленным по делу фактическим обстоятельствам, основан на проверенных судом доказательствах, должный анализ и оценка которым даны в приговоре.

Характер, количество, локализация телесных повреждений на трупе М., способ совершения убийства, заведомо связанный с причинением потерпевшему особых страданий путем нанесения большого количества ударов (не менее 60 травматических воздействий) по различным частям тела, в том числе в жизненно важные органы – голову, грудную клетку, позволили суду прийти к правильному выводу о совершении обвиняемым убийства с особой жестокостью.

Учитывая, что обвиняемый применил к потерпевшему насилие с целью завладения его имуществом, при этом, воспользовавшись примененным насилием, фактически завладел курткой потерпевшего, предпринял попытки с использованием банкомата завладения денежными средствами потерпевшего, находившимися на текущем (расчетном) банковском счете последнего, суд обоснованно признал его виновным в совершении разбоя и покушения на хищение имущества путем введения в компьютерную систему ложной информации, совершенного повторно, сопряженного с несанкционированным доступом к компьютерной информации. Поэтому оснований для оправдания Т. по ч.3 ст.207 и ч.1 ст.14, ч.2 ст.212 УК, как и о переквалификации его действий на ст.205 УК, о чем содержится просьба в жалобе, не имеется.

Доводы обвиняемого о том, что он взял имущество потерпевшего с разрешения последнего, а насилие применил, разозлившись, что тот толкнул С., опровергаются показаниями свидетеля С. о том, что М. не толкал ее, а Т., избивая М., требовал назвать пин-код банковской карты.

Учитывая, что С. сообщила обвиняемому возраст потерпевшего, суд обоснованно признал его виновным в убийстве престарелого лица.

Вывод суда о достоверности показаний свидетеля С. является правильным, надлежаще мотивирован, сделан на основе анализа всех полученных доказательств в их совокупности. Вопреки доводам жалобы показания свидетеля не содержат существенных противоречий. Имеющиеся незначительные расхождения в ее показаниях получили оценку суда и обоснованно признаны несущественными. Считать оценку суда ее показаний неправильной, на что указывается в жалобе, оснований не имеется. Выводы суда достаточно мотивированы и являются убедительными.

В ходе расследования дела и судебного разбирательства причастность иных лиц к совершению преступных действий в отношении М. не установлена.

Нарушений требований норм УПК, влекущих отмену приговора либо ставящих под сомнение достоверность доказательств, подтверждающих виновность обвиняемого, по делу не установлено.

При назначении наказания обвиняемому суд учел характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, мотивы и цели содеянного, данные о его личности, отягчающие его ответственность обстоятельства, конкретные обстоятельства дела.

Наказание обвиняемому назначено в пределах санкции уголовного закона, отвечает целям уголовной ответственности, является справедливым. Поэтому доводы жалобы обвиняемого о чрезмерной строгости назначенного ему наказания являются несостоятельными.

Оснований для удовлетворения апелляционной жалобы и отмены либо изменения приговора судебная коллегия не находит.

Руководствуясь ст.386 УПК, судебная коллегия

                                           ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Витебского областного суда от 8 августа 2019 года в отношении Т. оставить без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Председательствующий                                                

Судьи         

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации