Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  28129
О назначении судебного разбирательства по уголовному делу по обвинению Сазанович Я.С., Навоши Д.А., Занемонской В.И., Высоцкой О.В., Богдановича Д.А. в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.130, ч.3 ст.203-1 УК Республики Беларусь
21 ноября 2022  850 14 ноября 2022  690 11 ноября 2022  1010 11 ноября 2022  1651 8 ноября 2022  1006

Определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь от 05.03.2021 по делу № 2-30/2021/А

3 июня 2021  717

                                                                           Дело №2-30/2021/А

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

5 марта 2021 года судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам обвиняемого Б.В. и его защитника – адвоката Д. на приговор судебной коллегии по уголовным делам областного суда от 8 декабря 2020 года, которым Б.В. осужден по ч.2 ст.339 УК к 3 годам лишения свободы, по п.6 ч.2 ст.139 УК к 17 годам лишения свободы.

На основании ч.3 ст.72 УК по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно Б.В. назначено наказание в виде 18 лет лишения свободы в исправительной колонии в условиях строгого режима.

В силу ч.ч.1 и 2 ст.107 УК к Б.В. применено принудительное противоалкогольное лечение.

Взысканы с Б.В. в доход государства процессуальные издержки в сумме 1624 рубля 71 копейка.

Разрешены вопросы о вещественных доказательствах и имуществе, на которое наложен арест.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Республики Беларусь, мнение прокурора отдела Генеральной прокуратуры Республики Беларусь, полагавшего приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения, судебная коллегия

у с т а н о в и л а:

по приговору суда Б.В. признан виновным в умышленном противоправном лишении жизни другого человека (убийстве), совершенном с особой жестокостью, а также в умышленных действиях, грубо нарушающих общественный порядок и выражающих явное неуважение к обществу, сопровождающихся применением насилия, совершенных повторно.

В апелляционной жалобе обвиняемый указал, что с приговором не согласен, во время совместного распития спиртных напитков с потерпевшим никаких ссор и конфликтов не было, к причинению А. телесных повреждений, повлекших его смерть, не причастен. Никакого мотива, повода и желания лишить жизни А. у него не было. Выводы суда о том, что им была проявлена особая жестокость, являются предположительными и не подтверждены объективными доказательствами. Не отрицая нанесения потерпевшему ударов ладонями рук (оплеухи, пощечины, хлопки), утверждает, что делал это с целью привести А. в чувство и сходить с ним в магазин за спиртным. Обращает внимание, что потерпевший из-за сильного алкогольного опьянения много раз падал, ударялся при падении различными частями тела, в результате чего им могли быть получены многие из имевшихся телесных повреждений. На момент его ухода, около 20 часов вечера, А. был жив, что подтверждается пояснениями свидетелей. Полагает, что после того, как он расстался с потерпевшим, последний мог быть избит другими лицами, или попасть в ДТП. Считает, что свидетель З. и потерпевший Б. оговаривают его. Б. он 28 мая 2020 года на улице не избивал, конфликт между ними произошел 23 мая 2020 года в доме Б.

Просит приговор отменить, производство по делу прекратить.

Адвокат Д. в апелляционной жалобе и дополнении к ней указал, что с приговором не согласен, считает его незаконным, поскольку вина Б.В. в совершении инкриминируемых деяний доказана не была, судом дана неверная оценка исследованным в судебном заседании доказательствам.

Полагает, что показания Б.В., в которых он последовательно утверждал о своей непричастности к смерти А., не опровергнуты. Показаниями свидетелей Г.Г., Г.О. и П. подтверждается, что около 22 часов А. был жив, телесных повреждений у последнего они не наблюдали, а Б.В. рядом с ним не было. Надлежащая оценка показаниям данных свидетелей судом не дана.

Считает, что показания указанных свидетелей в совокупности с пояснениями эксперта и заключениями судебно-медицинских экспертиз о времени причинения А. телесных повреждений и наступления его смерти исключают возможность совершения Б.В. инкриминируемых ему действий в отношении потерпевшего.

Указывает, что от действий Б.В., который не отрицал, что причинял телесные повреждения А., смерть последнего наступить не могла. Не установлено, как и при каких обстоятельствах на куртке Б.В. оказалась кровь потерпевшего. Утверждение Б.В. о том, что этой курткой ранее пользовался А., у которого часто были кровотечения, не опровергнуто. Больше ни на каких предметах одежды и обуви Б.В. биологических следов потерпевшего не обнаружено. Доказательством невиновности Б.В. является и тот факт, что у него не выявлено телесных повреждений, которые свидетельствовали бы о причинении им телесных повреждений А.

Непосредственных очевидцев причинения Б. телесных повреждений не имеется. Показания Б. об обстоятельствах причинения ему телесных повреждений Б.В. непоследовательны и противоречивы. Судом не проверены пояснения Б.В. о наличии между ним и Б. личных неприязненных отношений.

Просит приговор отменить, производство по делу прекратить.

Рассмотрев дело, обсудив апелляционные жалобы, судебная коллегия находит, что виновность Б.В. в совершении преступлений, за которые он осужден, установлена, а доводы жалоб являются необоснованными.

Оснований не согласиться с мотивированной оценкой судом совокупности приведенных в приговоре доказательств с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, а также достаточности для разрешения вопросов, входящих в предмет доказывания, не имеется.

Судом установлено, что Б.В. 28 мая 2020 года около 14 часов, находясь в состоянии алкогольного опьянения возле дома в аг. К., грубо нарушая общественный порядок и проявляя явное неуважение к обществу, умышленно из хулиганских побуждений избил Б., причинив ему легкие телесные повреждения, не повлекшие за собой кратковременного расстройства здоровья.

В судебном заседании Б.В. вину в содеянном не признал и показал, что 28 мая 2020 года Б. не избивал, проходя по улице и заметив последнего, обругал его за то, что 23 мая Б. взял у него 10 рублей на приобретение спиртных напитков и не вернул.

Данные показания обвиняемого были проверены судом надлежащим образом и обоснованно признаны недостоверными.  

Из показаний потерпевшего Б. следует, что 28 мая 2020 года, когда он возвращался из магазина домой, к нему подошел Б.В. и попросил денег. После того, как он отказал, Б.В. ударил его рукой в грудь и потребовал сходить в магазин и купить ему бутылку водки. На его отказ обвиняемый нанес ему несколько ударов рукой в голову. Затем к ним подошел Г., после чего Б.В. ушел.

Вопреки доводам жалоб оснований не доверять показаниям Б. не имеется. Они подтверждаются пояснениями свидетеля Г., который непосредственно после происшедшего подошел к Б. и Б.В., в результате чего обвиняемый покинул место происшествия, показаниями свидетелей К., В., Г.Г., З. о наличии телесных повреждений у потерпевшего, заключением судебно-медицинского эксперта о том, что обнаруженные у Б. кровоподтеки в левой височной и околоушной областях, на левой ушной раковине и на левой боковой поверхности шеи, в центральной части передней поверхности грудной клетки и на левом плече, относятся к телесным повреждениям, не повлекшим за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты трудоспособности, могли образоваться 28 мая 2020 года от не менее трех травматических воздействий, то есть при обстоятельствах, указанных потерпевшим.

Изложенная Б.В. версия о наличии между ним и Б. неприязненных отношений, на что обращается внимание в апелляционных жалобах, объективными данными не подтверждена.

С учетом изложенного суд обоснованно признал Б.В. виновным в умышленных действиях, грубо нарушающих общественный порядок и выражающих явное неуважение к обществу, сопровождающихся применением насилия, совершенных повторно, и правильно квалифицировал его действия по ч.2 ст.339 УК.

Также судом установлено, что обвиняемый, находясь 31 мая 2020 года в период времени с 16 часов до 21 часа 30 минут в том же населенном пункте в доме, а также во дворе и прилегающей к нему территории, будучи в состоянии алкогольного опьянения на почве личных неприязненных отношений в процессе ссоры, возникшей после совместного распития спиртных напитков, умышленно с особой жестокостью лишил жизни А., нанеся ему руками и ногами не менее 73 травматических воздействий, причинив тяжкие телесные повреждения, от которых потерпевший умер на месте происшествия.

Отрицая свою причастность к смерти потерпевшего, Б.В. суду пояснил, что 31 мая 2020 года в течение дня вместе с А. и З. употребляли спиртные напитки. По пути домой А., находясь в состоянии сильного алкогольного опьянения, неоднократно падал. Находясь в доме, потерпевший также несколько раз падал на пол. Ему (Б.В.) хотелось еще выпить, поэтому он стал приводить А. в чувство, чтобы сходить вместе в магазин, так как у потерпевшего была банковская карточка, по которой его (обвиняемого) не обслужили. А. он нанес несильные удары руками и ногами по голове и ребрам, облил водой из ведра. После этого втроем, он, З. и А., вышли из дома. При этом З. куда-то исчез, а А. вновь стал падать на землю. Поскольку ему надоело возиться с А., нанес ему два удара ногами по ягодицам и около 20 часов 30 минут ушел домой. Смерть А. от его ударов наступить не могла. Предполагает, что потерпевшего избили третьи лица, или же его могла сбить автомашина.

Указанные показания Б.В. с достаточной полнотой были исследованы в ходе судебного разбирательства и в совокупности с другими доказательствами получили объективную оценку, нашедшую свое отражение в приговоре. О непричастности обвиняемого к смерти А. они не свидетельствуют.

Так, согласно показаниям свидетеля З., 31 мая 2020 года он совместно с Б.В. и А. распивали спиртные напитки. После того, как алкоголь закончился, Б.В. захотел в магазине купить бутылку водки, однако продавец алкоголь ему не продала из-за принадлежности банковской карточки А. После этого, находясь в доме А., обвиняемый, разозлившись на то, что А. не хотел идти вместе с ним в магазин за спиртным, начал избивать его. На его (свидетеля) просьбу успокоиться, Б.В. нанес и ему удары, после чего, испугавшись происшедшего, З. ушел из дома А.

Из протокола осмотра места происшествия усматривается, что во дворе дома А. обнаружен его труп с многочисленными телесными повреждениями. По месту жительства потерпевшего выявлены следы крови, изъяты одежда, обувь, полотенце, наволочка и другие предметы со следами крови, бутылки из-под спиртного.

В соответствии с выводами судебно-медицинских биологической и генетической экспертиз биологический материал (кровь, клетки) А. обнаружен на куртке Б.В. и в подногтевом содержимом обеих рук обвиняемого.

Механизм образования крови потерпевшего на куртке Б.В. установлен судебно-криминалистической экспертизой.

Достоверность выводов указанных экспертиз сомнений не вызывает. О том, что в момент причинения телесных повреждений А. данная куртка была одета на обвиняемом, последний указал в ходе его допроса 3 июня 2020 года в присутствии защитника.  

По заключениям судебно-медицинских экспертиз на трупе А. обнаружены: в области головы – закрытая черепно-мозговая травма в виде кровоизлияний в кожно-мышечный лоскут затылочной области, центральной части теменной области, в височные мышцы, под мягкую мозговую оболочку, под соединительную оболочку правого глаза, перелома костей носа с кровоизлиянием в подкожную клетчатку, множественных ссадин, кровоподтеков, ушибленной раны на слизистой оболочке нижней губы; в области шеи – множественные ссадины, перелом в месте сочленения правого большого рога подъязычной кости с телом, переломы верхних рогов щитовидного хряща на уровне оснований и левого верхнего рога щитовидного хряща в верхней трети; в области туловища – множественные ссадины правой и левой дельтовидных областей, на грудной клетке, кровоподтеки и ссадины в левой и правой поясничных областях, в проекции крестца, в правой подвздошной области, размозжение с отслойкой подкожно-жировой клетчатки и мышц грудной клетки слева в боковых отделах, массивное кровоизлияние в подкожно-жировую клетчатку и мышцы грудной клетки и поясничной области, перелом тела грудины, множественные двусторонние переломы ребер с разрывами межреберных мышц и повреждениями пристеночной плевры, разрывы легких с кровоизлияниями в плевральные области, разрыв печени, перелом правого поперечного отростка 4-го поясничного позвонка; в области верхних и нижних конечностей – множественные кровоподтеки и ссадины.

Обнаруженные при исследовании трупа А. телесные повреждения образовались от ударных, ударно-скользящих, скользящих травматических воздействий твердым тупым предметом (предметами) и сдавлений мягких тканей и частей тела, имеют признаки тяжких по признаку опасности для жизни и находятся в причинной связи со смертью А., которая наступила на месте происшествия от сочетанной тупой травмы головы, шеи, туловища, верхних и нижних конечностей, характеризующейся множественными переломами костей скелета, разрывами легких и печени, повреждениями мягких покровов тела, осложнившейся травматическим шоком, кровоизлияниями в плевральные полости, пневмотораксом, подкожной эмфиземой (скоплением воздуха в плевральных полостях и подкожной клетчатке).

Телесные повреждения образовались не менее чем от 73 травматических воздействий (12 – в область головы; 3 – в область шеи; 26 – в область туловища; 32 – по конечностям) в результате ударов ногами и руками во временном интервале около 6-18 часов, предшествовавших наступлению смерти потерпевшего, которая наступила приблизительно с 3 до 9 часов 1 июня 2020 года.

При этом, по выводам судебно-медицинского эксперта, комплекс телесных повреждений, выявленных при проведении экспертизы трупа А., в целом мог образоваться при обстоятельствах, указанных в допросе Б.В. от 3 июня 2020 года и при проведении проверки показаний на месте с его участием.

Как усматривается из показаний обвиняемого, данных им в ходе данных процессуальных действий, после совместного распития спиртных напитков с З. и А., находясь в доме последнего, разозлившись на то, что А. не идет в магазин за спиртным, начал избивать его. Наносил удары потерпевшему руками в голову и по туловищу, хватал обеими руками за шею, неоднократно сбрасывал с дивана на пол. Затем, находясь во дворе домовладения, избил лежащего на земле А. ногами, после чего ушел, оставив потерпевшего лежащим на земле со спущенными штанами и трусами, которые сползли, когда он тащил А. по земле и асфальтированной дорожке.

Вопреки доводам жалоб, судом тщательным образом проанализированы показания Б.В., данные им как в ходе досудебного следствия, так и в судебном заседании, и сделан обоснованный вывод о их противоречивости.

Поэтому, в силу требований закона, судом признаны достоверными его показания в той части, которая соответствует установленным фактическим обстоятельствам дела и подтверждается другими исследованными доказательствами, в том числе и указанными экспертными заключениями.

Дана судом надлежащая оценка и версиям обвиняемого и его защитника о том, что А. мог быть избит другими лицами или его мог сбить автомобиль.

Установлено, что труп А. обнаружен во дворе домовладения, то есть фактически в том же месте, где по пояснениям Б.В. он его оставил лежащим на земле, и где его видели после этого свидетели Г.Г., Г.О., П.

Согласно же пояснениям в судебном заседании судебно-медицинского эксперта М., обнаруженные при исследовании трупа А. телесные повреждения не характерны для дорожно-транспортного происшествия.

Доводы жалоб о том, что Б.В. нанес А. небольшое количество ударов с незначительной силой, а также о том, что обнаруженные у потерпевшего тяжкие телесные повреждения могли быть причинены в результате неоднократных падений на плоскости, опровергаются выводами судебно-медицинских экспертиз, из которых усматривается, что А. были причинены закрытая черепно-мозговая травма, разрывы легких и печени, переломы костей носа, подъязычной кости, грудины, повреждения органов шеи, множественные двусторонние переломы ребер, многочисленные кровоизлияния, кровоподтеки и ссадины, которые не могли образоваться в результате падения на плоскости, а образовались не менее чем от 73 ударных, ударно-скользящих травматических воздействий руками и ногами, а также сдавлений частей тела.

Кроме того, свидетель З. опроверг показания Б.В. о падениях А. по пути к дому последнего. Оснований сомневаться в достоверности показаний свидетеля З. не имеется.

Тот факт, что свидетели Г.Г., Г.О., П. видели живого А. в период времени с 20 часов 30 минут до 21 часа 30 минут лежащим на траве во дворе своего дома, и при этом свидетель П. предлагал ему свою помощь, чтобы добраться до дома, выводы судебно-медицинских экспертиз о времени причинения А. телесных повреждений и времени наступления его смерти не опровергает. Указанные свидетели не были осведомлены о том, что А. был избит, считали, что он находится в состоянии алкогольного опьянения и к кожным покровам потерпевшего не присматривались. В этой связи соответствующие доводы апелляционных жалоб следует признать необоснованными.

Вопрос о психическом состоянии обвиняемого был исследован в ходе судебного разбирательства. Содержание экспертного заключения свидетельствует, что Б.В. страдал и страдает психическим расстройством (заболеванием) в форме диссоциального расстройства личности и синдрома зависимости от алкоголя, однако степень указанных психических расстройств не столь значительна и не лишала его возможности во время совершения инкриминируемых деяний сознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В состоянии аффекта обвиняемый не находился. Таким образом, судом он признан вменяемым обоснованно.

Таким образом, всесторонне, полно и объективно исследовав указанные выше и другие собранные по делу доказательства, дав им надлежащую оценку, суд обоснованно признал Б.В. виновным в умышленном противоправном лишении жизни другого человека (убийстве), совершенном с особой жесткостью, и правильно квалифицировал его действия по
п.6 ч.2 ст.139 УК.

Нанесение обвиняемым большого количества ударов руками и ногами по различным частям тела, в том числе и в области расположения жизненно важных органов – грудь, живот, голову, характер телесных повреждений – закрытая черепно-мозговая травма, разрывы легких и печени, переломы костей носа, подъязычной кости, грудины, повреждения органов шеи, множественные двусторонние переломы ребер, многочисленные кровоизлияния свидетельствуют об умысле Б.В. на убийство потерпевшего с особой жестокостью.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, судом не допущено. Судом были приняты все меры для обеспечения состязательности и равноправия сторон. Заявленные сторонами ходатайства разрешены в установленном законом порядке и по ним приняты обоснованные решения. Исследование судом первоначального объяснения Б.В., в котором он отрицал как наличие конфликта между ним и А., так и нанесение последнему каких-либо ударов, проведено в рамках предоставленных суду полномочий в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Фактов, свидетельствующих о необъективном и предвзятом ведении следствия, об искусственном создании в отношении Б.В. обвинения, не установлено.

Наказание обвиняемому назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о его личности.

Совершение Б.В. преступных деяний в состоянии алкогольного опьянения, лицом, ранее совершившим какое-либо преступление обоснованно судом признаны обстоятельствами, отягчающими его ответственность.

Назначенное обвиняемому наказание соразмерно содеянному, соответствует требованиям ст.62 УК и является справедливым.

На основании изложенного, руководствуясь ст.386 УПК, судебная коллегия

                                               о п р е д е л и л а:

приговор судебной коллегии по уголовным делам областного суда от 8 декабря 2020 года в отношении Б.В. оставить без изменения, а апелляционные жалобы – без удовлетворения.

 Председательствующий                                                                      

 Судьи                                                                                          

              

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации