Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь от 21.01.2020 по делу № 02ау-8 / 2020

31 января 2020  895

                                                                                         Дело №02ау-8 / 2020

                А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е    О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

21 января 2020 года судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам обвиняемых Г. и Н. на приговор судебной коллегии по уголовным делам Гомельского областного суда от 23 октября 2019 года, по которому

Г. осужден по ч.2 ст.205 УК на 2 года лишения свободы, по ч.2 ст.206 УК на 3 года лишения свободы, по п.п.6,10,15 ч.2 ст.139 УК на 20 лет лишения свободы, по ч.1 ст.14, ч.2 ст.218 УК на 5 лет лишения свободы и в соответствии с ч.3 ст.72 УК по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний на 21 год лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии в условиях строгого режима.

Н. осуждена по ч.2 ст.205 УК на 1 год лишения свободы, по ч.2 ст.206 УК на 2 года лишения свободы, по п.п.6,10,15 ч.2 ст.139 УК на 17 лет лишения свободы, по ч.1 ст.14, ч.2 ст.218 УК на 3 года лишения свободы и в соответствии с ч.3 ст.72 УК по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний на 18 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии в условиях общего режима.

Постановлено взыскать с Г. и Н. в доход государства процессуальные издержки в размере 662 рубля 28 копеек с каждого.

Разрешен вопрос о судьбе вещественных доказательств по делу.

Заслушав доклад председательствующего - судьи, мнение прокурора отдела Генеральной прокуратуры Республики Беларусь, полагавшей оставить апелляционные жалобы обвиняемых без удовлетворения, а приговор суда - без изменения, судебная коллегия

                                              у с т а н о в и л а:

по приговору суда обвиняемые Г. и Н. признаны виновными в краже, совершенной группой лиц, а Г., кроме того, повторно; в грабеже, соединенном с насилием, не опасным для жизни и здоровья потерпевшего, совершенном повторно, группой лиц, с проникновением в жилище;  в убийстве, совершенном группой лиц, с особой жестокостью, лица в связи с выполнением им общественного долга, а также в покушении на умышленное уничтожение имущества, совершенное общественно опасным способом, повлекшем причинение ущерба в крупном размере.

В апелляционной жалобе и дополнении к ней обвиняемый Г. указывает, что участия в краже денег у потерпевшего К. 5 ноября 2018 года не принимал. Направляясь в дом потерпевшего вечером 6 ноября 2018 года, умысла на хищение с проникновением в жилище не имел, насилия к нему не применял, денежные средства похитил незаметно для потерпевшего. Объяснение К. об открытом похищении имущества было дано им в состоянии алкогольного опьянения до возбуждения уголовного дела, его речь была неразборчивой. Поэтому данное объяснение не заслуживает доверия и не должно приниматься во внимание. Телесные повреждения в виде ушибов К. мог получить при иных обстоятельствах. Участия в убийстве К. он не принимал. Ножевое ранение причинил в то время, когда потерпевший был мертв в результате действий Н. После этого он совершил кражу денег потерпевшего, а Н. - телефона и обогревателя. Передавая Н. банку с бензином, не знал, что она использует бензин для поджога дома. Сам участия в этом не принимал. Признательные показания в ходе досудебного производства давал ввиду применения недозволенных методов ведения следствия. Н. к совершению преступлений не принуждал, она действовала самостоятельно и оговаривает его. С учетом изложенного просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение.  

В апелляционной жалобе обвиняемая Н. не оспаривает виновности в совершении преступлений. Указывает о совместном их совершении с Г., который выполнял при этом активную роль и оказывал на нее влияние. В содеянном она чистосердечно раскаялась и активно способствовала раскрытию преступлений.  С учетом смягчающих ответственность обстоятельств просит о смягчении назначенного ей наказания.

В возражении на апелляционные жалобы обвиняемых потерпевшая К. считает приговор суда законным и обоснованным, а доводы обвиняемых, приведенные ими в жалобах, необоснованными. Поэтому просит оставить их апелляционные жалобы – без удовлетворения.     

Рассмотрев дело, обсудив апелляционные жалобы и возражение на них, судебная коллегия находит, что виновность обвиняемых в совершении преступлений, за которые они осуждены, материалами дела доказана, а доводы их апелляционных жалоб являются необоснованными по следующим основаниям.

Сам Г. в ходе досудебного производства на допросах в качестве подозреваемого не отрицал своей причастности к совершению преступлений и при проверке показаний на месте с применением звуко- и видеозаписи с участием защитника и понятых рассказал и продемонстрировал действия свои и Н. во время их совершения (т.2 л.д.7-53).

В судебном заседании он вначале также заявил о полном признании своей вины, однако при даче показаний стал ссылаться на то, что им и Н. был совершен не грабеж, а кража, что ножевое ранение шеи потерпевшего было причинено им, когда тот был уже мертв от действий Н., что участия в поджоге дома он не принимал.     

Вместе с тем в подтверждение виновности Г. в совершении преступлений суд, наряду с показаниями самого Г. в ходе досудебного производства, обоснованно сослался на показания его сожительницы - обвиняемой Н.

Н., в частности, показала в суде, что она и Г. знали, что 5 ноября 2018 года К. получил пенсию. Увидев, как К. вышел из магазина, договорились похитить у него деньги. Г. стал отвлекать его, а она в это время похитила деньги в сумме примерно 200 рублей. Через некоторое время потерпевший обнаружил хищение и забрал у нее свои деньги. На следующий день вечером они пришли домой к К., где Г. применил к нему физическое насилие. Несмотря на возражение со стороны К., они забрали бутылку водки 0,2 л, небольшую сумму денег и ушли. В дальнейшем распивали спиртное. В ночь на 7 ноября 2018 года, узнав, что К. сообщил о них в милицию, взяли нож и направились домой к К., где убили его, нанеся ножом телесные повреждения в области шеи. Уходя, похитили 45 рублей, обогреватель и другое имущество. Через некоторое время, взяв банку с бензином и спички, вернулись обратно, облили бензином лежавший на полу труп К. и подожгли спичками. Свою окровавленную одежду они в последующем уничтожили.

Показания Н. о совместном с Г. совершении преступлений обоснованно признаны достоверными. Оснований для оговора ею Г., как и оговора Г. самого себя в ходе досудебного производства, судом не установлено. Ее показания объективно подтверждаются иными доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Так, выпиской со счета подтверждено, что 5 ноября 2018 года К. действительно получил пенсию.

Согласно показаниям свидетеля Р., К., придя вечером 6 ноября 2018 года в магазин, сообщил о совершенном хищении его имущества. Он не мог вставить батарею в свой телефон, поэтому просил у нее телефон, чтобы позвонить в милицию.

В своем сообщении в милицию, аудиозапись которого приобщена к материалам уголовного дела, К. прямо указал о похищении у него обвиняемыми в этот день денег в сумме 60 рублей и бутылки водки с применением к нему физического насилия.

Это же следует из показаний свидетеля Щ., беседовавшего с К. в связи с его сообщением в милицию, из выписки из медкарты К., который в 1 час 40 минут 7 ноября 2018 года обращался в больницу в связи с применением к нему обвиняемыми физического насилия, а также из объяснения К., о котором обвиняемый Г. указывает в своей жалобе.

Обстоятельства, изложенные К. в этом объяснении, согласуются с иными доказательствами, поэтому, вопреки доводам апелляционной жалобы Г., суд обоснованно сослался на него в приговоре.

Таким образом, утверждение Г. о совершении им и Н. вечером 6 ноября 2018 года кражи, а не грабежа является необоснованным. Исходя из фактического характера действий обвиняемых суд сделал правильный вывод о наличии в их действиях квалифицирующего признака грабежа, совершенного с проникновением в жилище. Направляясь к К. домой, они имели умысел на хищение имущества с проникновением в жилище и довели его до конца, открыто похитив там деньги и водку с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшего.

Доводы Г. о его невиновности в убийстве К. также являются несостоятельными.

Как следует из показаний Н., узнав о сообщении К. в милицию, она и Г., взяв нож, пришли к потерпевшему и убили его.

Утверждение Г. в жалобе о причинении им К. ножевого ранения шеи в то время, когда тот был мертв, опровергается как показаниями обвиняемой Н., так и показаниями самого Г. в ходе досудебного производства, в которых он указывал о причинении такого ранения, когда К. еще был жив.

Об участии Г. в лишении жизни К., кроме того, свидетельствуют и последующие действия его и Н., направленные на сокрытие следов преступления путем поджога дома, уничтожения своей окровавленной одежды.

При этом свидетель С. подтвердила в суде показания, данные в ходе досудебного производства, о том, что именно по просьбе внука - обвиняемого Г. сожгла одежду его и Н.

Заключением пожарно-технической экспертизы подтверждено, что причиной возникновения пожара действительно явился занесенный источник зажигания, как об этом и указывала обвиняемая Н.

При осмотре места происшествия обнаружены множественные следы крови потерпевшего, в том числе в виде брызг на полу, двери и обоях.

Установить причину и давность наступления смерти К. эксперту не представилось возможным в силу значительного воздействия на труп высокой температуры и открытого пламени до состояния обугливания кожных покровов, мягких тканей и выгорания значительной части кожных покровов, внутренних органов и костей скелета.

Вместе с тем при исследовании трупа обнаружены резаные повреждения на передней поверхности шеи и правой боковой поверхности нижней челюсти, прямые переломы рожков щитовидного хряща.

Оценив в совокупности исследованные в судебном заседании доказательства, суд пришел к обоснованному выводу, что обвиняемые совершили убийство К. группой лиц в связи с выполнением им общественного долга. При этом они, находясь в состоянии алкогольного опьянения, проявили особую жестокость, о чем свидетельствуют характер обнаруженных на трупе К. телесных повреждений и способ лишения его жизни.

Скрывая следы преступления, обвиняемые Г. и Н. совершили действия, направленные на умышленное уничтожение общественно опасным способом домовладения, в котором ими было совершено убийство К., вместе с имуществом последнего. Для этого облили пол и труп К. легковоспламеняющейся жидкостью и подожгли спичками.

Указанные действия, как следует из показаний Н., были совершены обвиняемыми совместно и согласованно между собой, поэтому доводы Г. о его невиновности в совершении данного преступления являются необоснованными. То обстоятельство, что сам поджог осуществила непосредственно Н., в данном случае не влияет на юридическую оценку действий Г., совершавшего их с единым с Н. умыслом, направленным на сокрытие следов преступления путем уничтожения домовладения вместе с трупом.

Поскольку преступные действия не были доведены до конца по независящим от обвиняемых причинам – ввиду своевременно предпринятых мер по ликвидации возгорания, о чем свидетельствуют показания свидетелей Ж., то суд обоснованно признал их виновными в покушении на умышленное уничтожение имущества, совершенное общественно опасным способом, повлекшем причинение ущерба в крупном размере.

Преступные действия обвиняемых судом квалифицированы правильно.

 С учетом заключений судебных психолого-психиатрических экспертных комиссий Г. и Н. обоснованно признаны вменяемыми в отношении содеянного. Каким-либо хроническим психическим заболеванием, слабоумием, временным расстройством психики они не страдали, могли сознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, в состоянии аффекта не находились.  

Судебное разбирательство дела проведено достаточно полно и объективно. Существенных нарушений уголовно-процессуального закона не допущено. Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела.  

Подвергать сомнению данную судом оценку доказательств и установленных обстоятельств оснований не имеется.

 Фактов искусственного создания оснований для привлечения обвиняемых к уголовной ответственности не установлено. 

Что касается наказания, то оно назначено каждому из обвиняемых в соответствии с требованиями ст.62 УК и является справедливым.

Исходя из принципа индивидуализации наказания, суд учел характер и степень общественной опасности преступлений, одно из которых относится к категории особо тяжких, связанных с лишением жизни человека, мотивы и цели содеянного, данные, характеризующие личности каждого из обвиняемых.

Г. совершил преступные действия в состоянии алкогольного опьянения, ранее неоднократно судим, в его действиях признано наличие опасного рецидива преступлений, поэтому при назначении ему наказания судом учитывались требования ч.2 ст.65 УК.

Н. ранее также привлекалась к уголовной ответственности, воспитанием ребенка не занималась, преступные действия совершила в состоянии алкогольного опьянения. После совершения преступлений скрывалась вместе с Г. В ходе допроса в качестве подозреваемой с участием защитника прямо указывала, что к участию в убийстве потерпевшего обвиняемый Г. ее не принуждал (т.2 л.д.110). В судебном заседании отказывалась от дачи показаний и дала их только после дачи показаний Г. При этом также стремилась уменьшить свою роль в совершенных преступлениях.

При таких обстоятельствах ее доводы об активном способствовании раскрытию преступлений и чистосердечном раскаянии в содеянном являются необоснованными.

Считать назначенное ей судом наказание явно несправедливым вследствие строгости оснований не имеется.

По изложенным мотивам апелляционные жалобы обвиняемых не подлежат удовлетворению.

Руководствуясь ст.386 УПК, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь

                                      о п р е д е л и л а:

приговор судебной коллегии по уголовным делам Гомельского областного суда от 23 октября 2019 года в отношении Г. и Н. оставить без изменения, а апелляционные жалобы – без удовлетворения.

Председательствующий                                                          

Судьи 

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации