Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  28324 1 декабря 2022  631
О назначении судебного разбирательства по уголовному делу по обвинению Сазанович Я.С., Навоши Д.А., Занемонской В.И., Высоцкой О.В., Богдановича Д.А. в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.130, ч.3 ст.203-1 УК Республики Беларусь
21 ноября 2022  1407 14 ноября 2022  814 11 ноября 2022  1153 11 ноября 2022  2020

Определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь от 07.08.2020 по делу № 02ау-112/2020 г.

21 января 2021  280

Дело 02ау-112/2020 г.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

7 августа 2020 года судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе обвиняемого Г.П. на приговор судебной коллегии по уголовным делам областного суда от 14 мая 2020 года, которым Г.П. осужден по ч.1 ст. 14, п.16 ч.2 ст. 139 УК к лишению свободы сроком на 17 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии в условиях особого режима.

Разрешен вопрос о вещественных доказательствах по делу.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда, мнение прокурора управления Генеральной прокуратуры Республики Беларусь, полагавшего приговор оставить без изменения, а апелляционную жалобу обвиняемого - без удовлетворения, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

по приговору суда Г.П. признан виновным в покушении на умышленное противоправное лишение жизни Г.А. 7 сентября 2019 года в доме в г. М., лицом, ранее совершившим убийство.

В апелляционной жалобе и дополнении к ней обвиняемый указывает, что при его допросах на предварительном следствии было нарушено его право на защиту. Следователем не изъяты видеозаписи с камер наблюдения, установленных на соседнем здании областного управления фонда социальной защиты. Не установлены подростки, которые находились в беседке около подъезда дома, в котором жил потерпевший. У него не было умысла на убийство Г.А. Полагает, что свидетель Г.В. дал ложные показания. Причиной, по которой возник конфликт, было его желание вступиться за подростков, которым угрожала опасность со стороны потерпевшего и свидетеля С.С. Преступление было совершено им в состоянии необходимой обороны. Потерпевший оговаривает его, так как сам напал на него и наносил удары тростью и ему были причинены телесные повреждения. При назначении наказания суд в полной мере не учел его положительные характеристики. Просит приговор изменить, переквалифицировать его действия на ст. 147 УК или ст. 152 УК.

Рассмотрев дело, обсудив доводы апелляционной жалобы и дополнения к ней, судебная коллегия считает, что она не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Выводы суда о доказанности виновности обвиняемого в совершении преступления соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам и основаны на проверенных судом доказательствах, должный анализ и оценка которым даны в приговоре.

Как на предварительном следствии, так и в судебном заседании обвиняемый не отрицал, что 7 сентября 2019 года в вечернее время он на лестничной площадке между 2 и 3 этажом в подъезде дома, где проживал потерпевший, встретился с ним. Г.А. неожиданно стал избивать его тростью. После чего он достал из кармана нож и, обороняясь от Г.А., нанес не более 5 ударов в ответ, и ушел с места происшествия.

Судом проверялись показания обвиняемого о том, что он находился в состоянии необходимой обороны, и они обоснованно признаны недостоверными, так как опровергаются собранными по делу доказательствами.

Так, из показаний Г.А. усматривается, что, когда он спускался по лестнице на улицу, чтобы разрешить конфликт между С.С. и Г.П., встретился с обвиняемым. Последний, ничего не говоря, начал наносить ему удары, как ему показалось, «розочкой», а затем ножом по различным частям тела. После чего он потерял сознание.

Свидетель С.С. показал, что около 20 часов рядом с подъездом дома, где проживал потерпевший, у него произошел конфликт с Г.П., в ходе которого обвиняемый нанес ему удар ножом в область локтя правой руки. Опасаясь за свою жизнь, он убежал. Через некоторое время он вернулся к подъезду и увидел, как Г.П. быстро уходил. На лестничной площадке между 2 и 3 этажами, которая была вся в крови, он обнаружил Г.А. Не исключает, что, выйдя из подъезда, попросил двух парней вызвать скорую помощь для получившего ножевые ранения Г.А.

Показания потерпевшего и указанного свидетеля являются последовательными, оснований сомневаться в их объективности и достоверности у суда не было. С целью устранения некоторых незначительных противоречий в их показаниях судом были исследованы их показания в ходе досудебного производства им дана оценка в приговоре.

Поэтому доводы жалобы обвиняемого об его оговоре потерпевшим и свидетелем являются необоснованными.

Как усматривается из показаний свидетелей М.Т. и С.Д., они по просьбе С.С. вызвали скорую помощь и в подъезде дома обнаружили потерпевшего, который был весь в крови.

По заключению судебно-медицинского эксперта у Г.А. имели место: резаная рана передней поверхности грудной клетки с повреждением мышц и неполным пересечением хрящевых тканей 5-6 ребер справа; колото-резаные раны грудной клетки (1 проникающая в полость грудной клетки слева, 2 непроникающие); резаная рана шеи; рана на левом плечевом суставе, которые относятся к категории тяжких телесных повреждений по признаку опасности для жизни. Телесные повреждения могли образоваться в результате не менее 8 травмирующих воздействий.

Нельзя признать состоятельными доводы обвиняемого о нахождении его в состоянии необходимой обороны.

В соответствии с ч.2 ст. 34 УК не является преступлением действие, совершенное в состоянии необходимой обороны, то есть при защите жизни, здоровья, прав обороняющегося или другого лица, интересов общества или государства от общественно опасного посягательства путем причинения посягающему вреда, если при этом не было допущено превышение пределов необходимой обороны.

Из показаний потерпевшего Г.А., признанных судом достоверными, усматривается, что он не наносил первым Г.П. ударов тростью либо другими предметами.

Как на предварительном следствии, так и в судебном заседании Г.П. не мог объяснить механизм образования у него резаных ран правой голени и левого предплечья. Не исключал возможности получения их в результате обоюдной драки.

То обстоятельство, что резаные раны получены обвиняемым имевшимся у него ножом, изъятым в ходе следствия, подтверждается заключением судебно - медицинской генетической экспертизы №27-10.1-4 /1256 от 16 октября 2019 года.

Согласно выводам эксперта, биологический материал (кровь, клетки) на смывах с правой, левой рук Г.А., на клинке, рукоятке ножа может быть образован в результате смешения биологического материала (крови, клеток) Г.А. и Г.П.

С учетом также состояния здоровья потерпевшего, нахождения его в сильной степени алкогольного опьянения (3,08 промилле) суд правильно пришел к выводу, что со стороны потерпевшего не было общественно опасного посягательства на жизнь и здоровье Г.П.

Судом проверялись показания обвиняемого о том, что он пытался предотвратить противоправные действия со стороны С.С. в отношении несовершеннолетних детей, которые находились в беседке. Однако эти утверждения не нашли своего подтверждения в судебном заседании и обоснованно признаны судом недостоверными.

Отсутствие в материалах уголовного дела видеозаписи с камер наружного наблюдения здания областного управления фонда социальной защиты не ставит под сомнение выводы суда о виновности обвиняемого в совершенном преступлении.

Не являются состоятельными и доводы жалобы Г.П. об оговоре его свидетелем Г.В. Указанный свидетель не допрашивался в судебном заседании и в приговоре суда нет ссылки на его показания.

Судебная коллегия находит, что при постановлении приговора судом выполнены требования п. 4 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 28 сентября 2001 года № 9 «О приговоре суда». Суд дал оценку доказательствам с учетом требований ст. 105 УПК об их относимости, допустимости и достоверности, а всем собранным доказательствам в совокупности с точки зрения достаточности для разрешения дела. Принятие одних и признание недостоверными других доказательств судом мотивированы в приговоре.

Нанося потерпевшему значительное количество ударов ножом и другим предметом в жизненно важные органы- грудную клетку и шею, обвиняемый, ранее осуждавшийся за убийство, действовал с прямым умыслом на лишение жизни последнего, однако не довел свой преступный умысел до конца по независящим от него обстоятельствам, правильно установленных судом. Поэтому его действия судом обоснованно квалифицированы по ч.1 ст.14 и п.16 ч.2 ст. 139 УК, а доводы его жалобы о переквалификации его действий на ст. 147 УК являются несостоятельными.

Доводы жалобы обвиняемого направлены на переоценку исследованных судом доказательств и не опровергают выводы суда об его виновности в совершении преступления, за которое он осужден.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, в том числе и права на защиту, о чем Г.П. указывает в жалобе, судом не допущено.

При назначении наказания обвиняемому суд в полном объеме учел характер и степень общественной опасности совершенного им преступления, данные о личности, в том числе и на которые указывает обвиняемый в жалобе.

Совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения судом обоснованно признано обстоятельством, отягчающим ответственность.

Поэтому назначенное Г.П. наказание является справедливым.

При проверке материалов уголовного дела судебная коллегия не установила оснований для отмены либо изменения приговора суда, предусмотренных ст. 389 УПК.

Руководствуясь ст. 386 УПК, судебная коллегия,

О П Р Е Д Е Л И Л А:

приговор судебной коллегии по уголовным делам областного суда от 14 мая 2020 года в отношении Г.П. оставить без изменения, а его апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации