Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  26425 вчера  230 23 сентября 2022  367 13 сентября 2022  611 6 сентября 2022  353 5 сентября 2022  418

Определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь от 27.07.2020 по делу № 02ау-98/2020

3 сентября 2020  411

                                                                                         Дело №02ау-98/2020

                    АПЕЛЛЯЦИОННОЕ  ОПРЕДЕЛЕНИЕ

27 июля 2020 года судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе обвиняемого Б. на приговор судебной коллегии по уголовным делам областного суда от 17 апреля 2020 года, по которому Б. осужден по п.п.6, 16 ч.2 ст.139 УК на 22 года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии в условиях особого режима.

Разрешен вопрос о процессуальных издержках и вещественных доказательствах.

Заслушав доклад председательствующего – судьи Верховного Суда, мнение старшего прокурора отдела Генеральной прокуратуры Республики Беларусь, полагавшего приговор изменить, внести во вводную часть приговора сведения о судимости обвиняемого Б. от 19 марта 1999 года с учетом изменений, внесенных постановлением президиума областного суда от 24 июля 2020 года, в остальной части приговор оставить без изменения, а апелляционную жалобу обвиняемого - без удовлетворения, судебная коллегия

                                         УСТАНОВИЛА:

по приговору суда обвиняемый Б. признан виновным в умышленном противоправном лишении жизни другого человека (убийстве), совершенном с особой жестокостью, лицом, ранее совершившим убийство, за исключением убийства, предусмотренного статьями 140-143 Уголовного кодекса.

В апелляционной жалобе обвиняемый Б., не отрицая причинение телесных повреждений потерпевшему З., указывает, что цели убийства не преследовал и таких обстоятельств судом не установлено. С потерпевшим он был в дружеских отношениях, а удары руками и ногами, обутыми в резиновые сапоги, наносил З., поскольку застал его в постели со своей сожительницей Л. После избиения оставил потерпевшего лежащим на веранде и в дальнейшем каких-либо мер, которые способствовали бы наступлению смерти З., не предпринимал. По мнению обвиняемого, данные обстоятельства свидетельствуют о неосторожном отношении с его стороны к наступившей смерти З., поэтому просит переквалифицировать действия с п.п. 6, 16 ч.2 ст.139 УК на ч.3 ст.147 УК. Также просит исключить из приговора отягчающее вину обстоятельство – совершение преступления лицом, находящимся в состоянии алкогольного опьянения, поскольку алкоголь он употребил уже после избиения потерпевшего. Его противоправные действия были вызваны аморальным поведением З., в связи с этим просит признать данное обстоятельство в качестве смягчающего ответственность.

Рассмотрев дело и обсудив апелляционную жалобу, судебная коллегия находит, что виновность Б. в совершении преступления материалами дела доказана, а доводы жалобы являются необоснованными по следующим основаниям.

Так, в ходе предварительного расследования и в судебном заседании обвиняемый Б. не отрицал, что 4 января 2020 года, находясь по месту своего жительства в доме по ул.П. в д.М.Л., в ходе конфликта из-за ревности подверг избиению З. При этом многочисленные удары наносил руками и ногами по различным частям тела.

В ходе проверки показаний на месте обвиняемый продемонстрировал обстоятельства причинения телесных повреждений З.

Показания обвиняемого по факту смерти З. судом всесторонне исследованы и получили надлежащую оценку в приговоре.

Так, заключением судебно-медицинского эксперта установлены количество, характер, локализация и механизм возникновения телесных повреждений у потерпевшего, причина его смерти, наступившей в результате сочетанной тупой травмы туловища, головы и верхних конечностей, проявившейся множественными двусторонними переломами ребер, с разрывами пристеночной плевры и повреждением обоих легких, развитием двустороннего пневмоторакса и двустороннего гемоторакса, кровоизлияниями и разрывами селезенки и левой почки с развитием скопления крови в брюшной полости, переломами левой ключицы и тела грудины, множественными кровоподтеками, кровоизлияниями в мягкие ткани головы и туловища, ссадинами и ушибленными ранами головы и туловища, кровоподтеками и ссадинами верхних конечностей, которые осложнились развитием травматического шока.

Выявленные экспертом на трупе З. многочисленные телесные повреждения образовались прижизненно незадолго до наступления смерти от не менее 21 (двадцати одного) травматического воздействия тупого твердого предмета, имеют признаки тяжких телесных повреждений и состоят в причинной связи с наступившей смертью.

Возможность образования телесных повреждений в области головы (кровоподтеков, ссадин, ушибленных ран, переломов костей лицевого отдела черепа) и туловища (переломов ребер с обеих сторон с повреждением легких, перелома грудины, разрыва селезенки, ссадин и кровоподтеков туловища) у потерпевшего не исключается при обстоятельствах указанных обвиняемым в ходе проверки показаний на месте.

Суд пришел к обоснованному выводу о том, что все указанные телесные повреждения, обнаруженные на трупе З., причинены обвиняемым.

Как следует из показаний свидетеля Л., 4 января 2020 года она, З. и Б. употребляли спиртное. Спустя некоторое время Б. ушел на работу, а вернувшись, застал ее и З. лежавшими на кровати. После этого Б. стянул З. с кровати и начал избивать, нанося удары руками и ногами по голове и туловищу, а затем вытянул его на улицу. Видела З. лежащим без движения.

Согласно показаниям свидетеля Д., 4 января 2020 года она находилась в доме у Б. и слышала, как последний избивает З. Было нанесено не менее десяти глухих ударов. Зайдя в комнату, увидела лежащего на полу З., а рядом стоящего Б.

По показаниям свидетелей – сотрудников РОВД  Ш. и К. следует, что 4 января 2020 года около 23 часов на веранде дома Б. был обнаружен труп З. с многочисленными телесными повреждениями. Из объяснений Б. поняли, что к их причинению причастен обвиняемый.

В ходе осмотра места происшествия были изъяты одежда потерпевшего и обвиняемого, пара резиновых сапог, смыв вещества бурого цвета.

По выводам эксперта кровь на брюках и сапогах, изъятых у Б., могла произойти от потерпевшего З.

Совокупность исследованных при судебном разбирательстве доказательств позволила суду прийти к обоснованному выводу об умышленном характере действий Б., направленных на лишение жизни З. с особой жестокостью.

При этом суд правильно исходил из того, что об умысле на совершение убийства с особой жестокостью свидетельствует нанесение обвиняемым многочисленных ударов руками и ногами в места расположения жизненно важных органов – не менее восьми в область головы, не менее одного в область шеи и не менее восьми в область туловища, от которых З. скончался на месте преступления.

Множественность причиненных телесных повреждений, которые были нанесены прижизненно, как и способ их нанесения, также свидетельствуют о том, что обвиняемый понимал, что от его действий потерпевший испытывает особые страдания.

Доводы жалобы о том, что смертельные телесные повреждения З. получены при иных обстоятельствах, поскольку он мог совершать активные действия, что подтверждается заключением эксперта, являются необоснованными.

Так, из показаний обвиняемого следует, что после избиения З. он оставил его на веранде.

Из протокола осмотра места происшествия и показаний свидетелей Ш. и К. усматривается, что труп З. был обнаружен на веранде, то есть в том месте, где он был оставлен Б.

Обстоятельств, которые свидетельствовали бы о передвижении З. после его избиения обвиняемым и получения телесных повреждений в другом месте, судом не установлено.

Поскольку ранее Б. приговором районного суда от 15 января 2004 года осуждался по ч.1 ст.139 УК за убийство, то его действия по п.6 и п.16 ч.2 ст.139 УК судом квалифицированы правильно.

По заключению экспертной комиссии Б. в период времени, относящийся к инкриминируемому ему деянию, несмотря на выявленное у него психическое расстройство личности, мог сознавать значение своих действий и руководить ими. Он не находился в состоянии физиологического аффекта или иного эмоционального состояния, которое могло оказать существенное влияние на его сознание и поведение.

С учетом компетентного мнения комиссии специалистов, аргументированности их выводов, суд обоснованно признал Б. в отношении содеянного вменяемым.

Наказание Б. назначено в соответствии с требованиями ст.62 УК об индивидуализации наказания, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о личности, обстоятельств, отягчающих ответственность.

Из показаний обвиняемого, свидетеля Л. усматривается, что до совершения Б. преступления они употребляли спиртное.

По результатам освидетельствования Б. установлено наличие состояния алкогольного опьянения.

При таких обстоятельствах суд обоснованно признал в качестве обстоятельства, отягчающего ответственность обвиняемого – совершение преступления лицом, находящимся в состоянии алкогольного опьянения.

Оснований для его исключения из приговора, о чем указывается в жалобе, не имеется.

Обстоятельств, смягчающих ответственность обвиняемого, в том числе и тех, о которых указывается в жалобе, по делу не установлено.

Поскольку Б. совершено особо тяжкое преступление, предусмотренное п.п. 6, 16 ч.2 ст.139 УК, и он ранее осуждался и отбывал наказание в виде лишение свободы за особо тяжкое преступление, то в его действиях судом обоснованно признано наличие особо опасного рецидива преступлений и наказание назначено с учетом требований установленных ч.2 ст.65 УК.

Назначенное наказание соответствует целям уголовной ответственности и является справедливым.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора не допущено.

Вместе с тем приговор подлежит изменению по основанию, предусмотренному п.1 ч.1 ст.389 УПК, исходя из следующего.

Постановлением президиума областного суда от 24 июля 2020 года приговор районного суда от 19 марта 1999 года изменен и действия Б. переквалифицированы с ч.3 ст.87 УК 1960 года на ч.2 ст.205 УК 1999 года как кража, совершенная с проникновением в жилище, по которой назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 4 года с отбыванием в исправительной колонии в условиях общего режима.

В этой связи во вводную часть приговора следует внести соответствующие изменения.

Руководствуясь ст.386 УПК, судебная коллегия

                                         ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор судебной коллегии по уголовным делам областного суда от 17 апреля 2020 года в отношении Б. изменить.

Указать во вводной части приговора сведения о судимости от 19 марта 1999 года с учетом изменений, внесенных постановлением президиума областного суда от 24 июля 2020 года, а именно:

- 19 марта 1999 года районным судом по ч.2 ст.205 УК 1999 года к 4 годам лишения свободы.

В остальной части приговор оставить без изменения, а жалобу обвиняемого – без удовлетворения.

Председательствующий

                                                        

Судьи                                                                                       

                                             

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации