Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  28244
О назначении судебного разбирательства по уголовному делу по обвинению Сазанович Я.С., Навоши Д.А., Занемонской В.И., Высоцкой О.В., Богдановича Д.А. в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.130, ч.3 ст.203-1 УК Республики Беларусь
21 ноября 2022  1228 14 ноября 2022  752 11 ноября 2022  1088 11 ноября 2022  1871 8 ноября 2022  1095

Определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь от 19.03.2021 по делу № 103У203/А

14 июля 2021  546

                                                                                   Дело № 103У203/А

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е  О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

19 марта 2021 года судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе обвиняемого Г. на приговор  областного суда от 14 января 2021 года, по которому Г. осужден по п.6 ч.2 ст.139 УК на 15 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии в условиях усиленного режима.

В соответствии с ч. 1 ст. 106 УК в отношении Г., совершившего преступление в состоянии уменьшенной вменяемости, применены принудительные меры безопасности и лечения по месту отбывания наказания.

В соответствии с ч.1 ст.107 УК к Г. применены принудительные меры безопасности и лечения от хронического алкоголизма.

По приговору разрешены вопросы о вещественных доказательствах, имуществе, на которое наложен арест, и процессуальных издержках.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда, а также мнение прокурора отдела Генеральной прокуратуры Республики Беларусь, полагавшего приговор оставить без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

по приговору Г. признан виновным в умышленном противоправном лишении жизни другого человека (убийстве), совершенном с особой жестокостью.

В апелляционной жалобе обвиняемый Г. просит приговор отменить и производство по делу прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления.

В обоснование жалобы обвиняемый указывает, что в материалах уголовного дела отсутствуют доказательства, подтверждающие его виновность в инкриминируемом преступлении. Умышленного убийства своей жены – Г.Р. не совершал и не избивал ее палкой, изъятой с места происшествия. Данный предмет орудием преступления не является. Вместе с тем признает, что 21 июля 2020 года в доме по месту жительства распивал совместно с женой спиртные напитки. Утверждает, что потерпевшая выходила из дома во двор, а вернулась уже с телесными повреждениями, затем упала в спальне.

Рассмотрев дело, обсудив апелляционную жалобу, судебная коллегия находит, что виновность Г.  в совершении убийства с особой жестокостью Г.Р. при указанных в приговоре обстоятельствах исследованными доказательствами подтверждена.

Доводы апелляционной жалобы об отсутствии в действиях обвиняемого состава инкриминируемого преступления и необходимости прекращения производства по делу являются необоснованными.

Судом установлено, что в период с 13 часов 38 минут до 21 часа 17 минут 21 июля 2020 года Г., находясь в состоянии алкогольного опьянения в доме по месту жительства, в ходе ссоры на почве личных неприязненных отношений со своей женой Г.Р., действуя с особой жестокостью, с целью убийства нанес ей не менее 25 ударов деревянной палкой (поленом) и неустановленными твердыми тупыми предметами в область головы, туловища и конечностей.

В результате этих действий потерпевшей была причинена сочетанная травма головы, туловища и конечностей, осложнившаяся кровопотерей и шоком, от которой наступила ее смерть на месте происшествия.

Изложенные выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на совокупности достаточных, допустимых и достоверных доказательств, которые получили надлежащую оценку в приговоре.

В судебном заседании Г. признал, что 21 июля 2020 года в доме по месту жительства вдвоем с женой распивал спиртные напитки. В ходе возникшей ссоры нанес потерпевшей несколько ударов рукой. Вместе с тем утверждал, что многочисленные телесные повреждения жена получила не от его действий, а когда выходила из дома.

Судом в приговоре были проанализированы все показания Г. при досудебном производстве об обстоятельствах происшедшего, в том числе, данные на начальном этапе расследования на допросе в качестве подозреваемого от 23 июля 2020 года.

В ходе этого допроса, не отрицая наличия конфликта с женой после совместного распития спиртных напитков, а также применения в отношении нее физического насилия, Г., ссылаясь на запамятование дальнейшего развития событий, ничего не сообщал о том, что потерпевшая выходила из дома и через некоторое время вернулась избитая. Из этих же показаний обвиняемого следует, что во время ссоры с Г.Р. в помещении дома находилась деревянная палка.

Сопоставив показания обвиняемого с другими исследованными доказательствами, суд пришел к обоснованному выводу о совершении Г. убийства своей жены именно при указанных в приговоре обстоятельствах, используя в качестве орудия преступления деревянную палку (полено).

Так, из показаний свидетеля Н. усматривается, что 21 июля 2020 года в дневное время, когда он отправился в лес, в доме по месту жительства оставались его бабка Г.Р. и обвиняемый. По возвращении около 19 часов в этот день он увидел возле дома находящегося в состоянии алкогольного опьянения Г., на руках которого была кровь, а в помещении спальни - лежащую на полу с телесными повреждениями потерпевшую. Осмотрев дом, в помещении, где на полу лежала бабка, он обнаружил деревянную палку со следами крови, которую впоследствии отнесли в сарай.       

Из показаний свидетеля Г.А., входившего в состав бригады скорой медицинской помощи, усматривается, что по прибытии в 21 час 50 минут 21 июля 2020 года в дом была обнаружена в одной из жилых комнат лежащая на полу с многочисленными кровоподтеками и ссадинами потерпевшая, которая не подавала признаков жизни.

В ходе осмотра места происшествия установлено, что в доме в помещении спальни на полу находится труп Г.Р. с многочисленными телесными повреждениями. В хозяйственной постройке на придомовой территории обнаружена и изъята деревянная палка длиной 57 сантиметров с наслоением вещества бурого цвета, имеющая в поперечном сечении треугольную форму.

По заключению судебно-медицинских экспертов смерть Г.Р. наступила от сочетанной травмы головы, туловища и конечностей, сопровождавшейся кровоизлияниями в мягкие ткани, с образованием обширных гематом обоих бедер, ранами, кровоподтеками и ссадинами головы, туловища и конечностей, ушибами легких, осложнившейся кровопотерей и шоком.

Все обнаруженные у потерпевшей телесные повреждения образовались в результате не менее двадцати пяти травматических воздействий твердого тупого предмета (предметов), давностью до одних суток к моменту наступления смерти, состоят с ней в прямой причинной связи и имеют признаки тяжких телесных повреждений.

Установленные при экспертизе трупа Г.Р. телесные повреждения, в том числе кровоподтеки полосовидной формы, могли образоваться от действия твердого тупого предмета с продолговатой травмирующей поверхностью, что не исключает причинение их деревянной палкой (поленом), изъятой в ходе осмотра места происшествия 21 июля 2020 года.

Образование всех установленных телесных повреждений при падении (падениях) на плоскости, с учетом их характера и локализации, следует исключить.

При проведении медико-криминалистических и судебно-генетических экспертиз установлено, что на изъятых в ходе осмотра места происшествия предметах одежды потерпевшей, на деревянной палке (полене), на одежде и обуви обвиняемого обнаружена кровь Г.Р. Кроме этого, на деревянной палке (полене) выявлен смешанный след из крови и эпитательных клеток Г. и потерпевшей.

Медико-криминалистическим исследованием также установлено, что потеки крови на деревянной палке (полене) могли образоваться как при стекании жидкой крови под действием силы тяжести, инерционной деформации других следов в результате резких движений палкой, так и при ударах по поверхности, покрытой жидкой кровью.

Суд первой инстанции, оценив собранные доказательства в их совокупности, в том числе экспертные заключения о количестве, локализации, характере и механизме образования обнаруженных у потерпевшей телесных повреждений, пришел к обоснованному выводу о недостоверности показаний обвиняемого о получении данных телесных повреждений Г.Р. во время ее нахождения во дворе дома в результате падений.   

Приведенными выше экспертными заключениями в совокупности с другими указанными в приговоре доказательствами опровергаются и доводы жалобы Г. о том, что изъятая с места происшествия деревянная палка (полено) не является орудием совершения преступления.

Причастность других лиц к причинению потерпевшей телесных повреждений проверена и материалами дела не подтверждена. 

Таким образом, суд пришел к правильному выводу о наличии в действиях Г. инкриминируемого состава преступления и умысла на убийство своей жены с особой жестокостью.

Устанавливая указанный умысел обвиняемого, суд исходил из совокупности всех обстоятельств содеянного, учитывал способ и орудие совершения преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений, а также его последующее поведение.

Так, суд обоснованно учел, что Г. нанес потерпевшей не менее 25 ударов деревянной палкой (поленом) и неустановленными твердыми тупыми предметами в область головы, туловища и конечностей, причинив множество прижизненных телесных повреждений, отнесенных в совокупности к категории тяжких, в виде обширных гематом, ран, кровоподтеков и ссадин, осложнившихся кровопотерей и травматическим шоком.

  Умышленно нанося большое количество телесных повреждений, Г. сознавал общественно опасный характер своих действий, направленных на лишение жизни Г.Р., а также особо жестокий характер избранного им способа убийства, заведомо связанный с причинением потерпевшей особых страданий.

Исследованное судом предшествующее поведение обвиняемого и потерпевшей свидетельствовало о наличии между ними неприязненных отношений.

Из материалов дела также усматривается, что после совершения противоправных действий Г. не оказал потерпевшей никакой помощи, не предпринял мер по вызову медицинских работников, высказывался о желании ее смерти.

В судебном заседании не было установлено и обстоятельств, свидетельствующих о наличии со стороны Г.Р. общественно опасного посягательства, от которого обвиняемый имел бы право защищаться путем причинения ей вреда.

Содеянное Г. суд правильно квалифицировал по п.6 ч.2 ст.139 УК.

По заключению экспертов, проводивших комплексную              психолого-психиатрическую экспертизу, в период времени, относящийся к инкриминируемому деянию, у Г. отсутствовали психотические переживания и расстройства сознания, его психическое состояние не лишало его способности к осознанно волевой регуляции своего поведения.

По выводам экспертов Г. нуждается в применении принудительных мер безопасности и лечения в соответствии со ст. 106 УК, а также как страдающий хроническим алкоголизмом – соответствующих мер лечения, предусмотренных ч.1 ст. 107 УК.

Оценив заключение экспертов в совокупности с другими доказательствами, а также поведением обвиняемого при досудебном производстве и в судебном заседании, суд обоснованно признал Г. в отношении содеянного вменяемым.

Наказание обвиняемому назначено в соответствии с требованиями ст.62 УК, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о его личности и всех установленных обстоятельств.

Определенное наказание является справедливым и отвечает целям уголовной ответственности.    

Обстоятельства уголовного дела исследованы объективно, всесторонне и полно.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, не допущено.

Руководствуясь ст.386 УПК, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь

о п р е д е л и л а:

приговор областного суда от 14 января 2021 года в отношении Г. оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Председательствующий

                                                       

Судьи                                                                                        

                                                                                                    

 

                  

 

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации