Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  28323 1 декабря 2022  625
О назначении судебного разбирательства по уголовному делу по обвинению Сазанович Я.С., Навоши Д.А., Занемонской В.И., Высоцкой О.В., Богдановича Д.А. в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.130, ч.3 ст.203-1 УК Республики Беларусь
21 ноября 2022  1404 14 ноября 2022  813 11 ноября 2022  1152 11 ноября 2022  2017

Определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь от 27.10.2020 по делу № 02ау-184/2020

14 января 2021  289

Дело № 02ау-184/2020

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

27 октября 2020 года судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе обвиняемого К. на приговор судебной коллегии по уголовным делам городского суда от 25 августа 2020 года, по которому К. осужден по п. 15 ч. 2 ст. 139 УК на 23 года лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии в условиях особого режима.

В соответствии со ст. 107 УК к нему применено принудительное лечение от хронического алкоголизма по месту отбывания наказания.

Постановлено взыскать с К. в пользу В.Г. компенсацию морального вреда в размере 1 000 рублей и возмещение материального ущерба в размере 2 140 рублей 17 копеек, а также в доход государства пошлину в размере 188 рублей.

Разрешены вопросы о процессуальных издержках, вещественных доказательствах и имуществе, на которое наложен арест.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Республики Беларусь, мнение прокурора отдела Генеральной прокуратуры Республики Беларусь, полагавшего апелляционную жалобу оставить без удовлетворения, а приговор – без изменения, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

К. признан виновным в умышленном противоправном лишении жизни другого человека (убийстве), лицом, ранее совершившим убийство.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней обвиняемый просит приговор изменить, переквалифицировать его действия с п. 15 ч. 2 ст. 139 УК на ч. 3 ст. 147 УК, по которой назначить наказание, учесть его состояние здоровья и преклонный возраст. Утверждает, что он не имел умысла на убийство В.Н. Последняя во время возникшей между ними ссоры вела себя агрессивно, оскорбляла, унижала его. В связи с этим он, снизив контроль за своими действиями, желая напугать В.Н., схватил нож и начал хаотично размахивать им перед потерпевшей, нанеся ей удары. После произошедшего В.Н. отказалась от вызова для нее скорой медицинской помощи. Не ожидая серьезных последствий, он лег спать. Когда проснулся, обнаружил В.Н. без сознания, пытался для нее вызвать скорую медицинскую помощь и позвать на помощь соседей, а также обратился в больницу. Считает, что суд необоснованно отверг его показания и квалифицировал его действия как убийство.

Рассмотрев дело, обсудив апелляционную жалобу, судебная коллегия находит, что виновность К. в совершении преступления, за которое он осужден, подтверждена исследованными в судебном заседании и приведенными в приговоре доказательствами.

Как следует из показаний потерпевшей В.Г., ее дочь В.Н. проживала совместно с обвиняемым.

К.В. показал, что 29 декабря 2019 года он приходил к обвиняемому, и последний находился в квартире вдвоем с В.Н.

Из протокола осмотра места происшествия и таблицы фотоснимков к нему усматривается, что 30 декабря 2019 года в указанной квартире обнаружен труп потерпевшей.

Согласно заключению эксперта, причиной смерти В.Н. явились приникающая в правую плевральную полость колото-резаная рана правой половины грудной клетки с повреждением правого легкого и переломом 5-го ребра справа, колото-резаная рана правой боковой поверхности шеи, которые осложнились острой кровопотерей. Данные телесные повреждения образовались в результате двух травматических воздействий предмета (предметов), обладающего (обладающих) колюще-режущими свойствами. Возможность их образования в результате падения на плоскости исключается.

В судебном заседании К. не отрицал, что 29 декабря 2019 года он в указанной квартире в ходе ссоры, возникшей с В.Н. после совместного распития спиртных напитков, нанес последней два удара ножом в область туловища и шеи. Затем он лег спать, а когда проснулся ночью, обнаружил потерпевшую, лежавшую на полу, без признаков жизни.

В ходе досудебного производства в письменном заявлении от 30 декабря 2019 года К. сообщил о нанесении им 2-х ударов ножом в область шеи и груди В.Н.

При проверке показаний на месте обвиняемый показал действия с ножом, которые он произвел в области шеи и груди В.Н.

нанесения потерпевшей ударов ножом К. продемонстрировал в ходе следственного эксперимента.

Согласно заключению эксперта, образование телесных повреждений на шее и передней поверхности грудной клетки В.Н. в результате ударов ножом, продемонстрированных обвиняемым в ходе следственного эксперимента, не исключается.

показаний сотрудника милиции Л. усматривается, что К. при обнаружении в квартире трупа В.Н. находился в состоянии алкогольного опьянения и не отрицал своей причастности к смерти потерпевшей.

В соответствии с заключением комиссии экспертов К. в период времени, относящийся к инкриминируемому деянию, мог сознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, в том числе мог в полной мере сознавать значение своих действий и руководить ими, в состоянии аффекта не находился.

Содержащиеся в заключении выводы сделаны комиссией квалифицированных специалистов и достаточно мотивированы, в связи с чем ставить их под сомнение оснований не имеется.

Учитывая это заключение, другие материалы уголовного дела, поведение обвиняемого в ходе судебного разбирательства, суд обоснованно признал его вменяемым в отношении содеянного.

Суд всесторонне, полно и объективно проверил собранные по делу доказательства, дал им правильную оценку в соответствии со ст. 105 УПК и пришел к обоснованному выводу о достаточности их для установления виновности К. в убийстве, совершенном лицом, ранее совершившим убийство.

Мотивы, по которым суд принял одни доказательства и отверг другие, в том числе показания обвиняемого о том, что он не имел умысла на убийство В.Н., приведены в приговоре и основаны на материалах дела.

При этом правильно признаны достоверными лишь те показания К., которые согласуются с другими доказательствами.

Количество нанесенных обвиняемым ударов и характер причиненных В.Н. телесных повреждений судом достоверно установлены на основании заключений экспертов.

Исходя из совокупности всех обстоятельств содеянного К., который умышленно нанес В.Н. два удара ножом в область жизненно важных органов – туловища и шеи, причинив телесные повреждения, сопровождавшиеся острой кровопотерей, и непосредственно после совершения указанных действий не оказывал потерпевшей медицинскую помощь, не принимал мер для оказания ей такой помощи другими лицами, суд пришел к обоснованному выводу о том, что обвиняемый имел умысел на убийство потерпевшей.

Данный вывод не ставят под сомнение действия К. по обращению к медицинским работникам после наступления смерти потерпевшей.

С учетом изложенного приведенные в жалобе доводы об отсутствии у обвиняемого умысла на убийство В.Н. являются необоснованными.

Из материалов дела не усматривается противоправных либо аморальных действий В.Н., повлиявших на совершение обвиняемым преступления.

Преступные действия К. суд правильно квалифицировал по п. 16 ч. 2 ст. 139 УК.

При назначении наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, мотивы и цели содеянного, данные, характеризующие личность обвиняемого, его возраст, семейное положение, наличие хронических заболеваний, неоднократные привлечения к административной ответственности, обстоятельства, отягчающие ответственность, – совершение преступления лицом, находящимся в состоянии алкогольного опьянения и ранее совершившим преступления, отсутствие смягчающих ответственность обстоятельств, а также то, что совершенное деяние образует особо опасный рецидив преступлений.

Назначенное К. наказание соответствует целям уголовной ответственности и является справедливым.

Приведенные в жалобе доводы о необходимости смягчения ему наказания являются необоснованными.

Гражданские иски потерпевшей В.Г. о возмещении имущественного ущерба и морального вреда, причиненных преступлением, разрешены в соответствии с требованиями закона.

Поскольку обвиняемый совершил преступление в состоянии алкогольного опьянения и по заключению экспертов страдает синдромом зависимости от алкоголя, нуждается в принудительных мерах безопасности и лечения, применяемых к лицам, страдающим хроническим алкоголизмом, суд в соответствии со ст. 107 УК применил к нему принудительное лечение от хронического алкоголизма.

Решение по гражданским искам потерпевшей В.Г. к К. о материальном возмещении морального вреда и возмещении материального ущерба судом достаточно мотивировано. Данные иски разрешены в соответствии с законом.

Приговор является законным и обоснованным.

Оснований для удовлетворения апелляционной жалобы не имеется.

Руководствуясь ст. 386 УПК, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь

О П Р Е Д Е Л И Л А:

приговор судебной коллегии по уголовным делам городского суда от 25 августа 2020 года в отношении К. оставить без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации