Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  28168
О назначении судебного разбирательства по уголовному делу по обвинению Сазанович Я.С., Навоши Д.А., Занемонской В.И., Высоцкой О.В., Богдановича Д.А. в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.130, ч.3 ст.203-1 УК Республики Беларусь
21 ноября 2022  991 14 ноября 2022  717 11 ноября 2022  1048 11 ноября 2022  1748 8 ноября 2022  1049

Определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь от 02.06.2020 по делу № 02ау – 81 / 2020

6 августа 2020  330

        Дело № 02ау – 81 / 2020

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

12 июня 2020 года судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе обвиняемого на приговор Минского городского суда от 30 марта 2020 года, которым С. осуждён по п.6 ч.2 ст.139 УК на 16 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии в условиях усиленного режима.

Приговором разрешены гражданский иск потерпевшей, а также вопросы о судьбе вещественных доказательств и процессуальных издержках.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда, объяснение потерпевшей К. А., просившей приговор оставить без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения, мнение старшего прокурора отдела Генеральной прокуратуры Республики Беларусь, полагавшего апелляционную жалобу оставить без удовлетворения, а приговор – без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

С. по приговору суда признан виновным в убийстве с особой жестокостью К., совершённом в период времени с 16 часов до 17 часов 45 минут 5 августа 2019 года в ходе ссоры, возникшей на почве личных неприязненных отношений. 

В апелляционной жалобе и дополнении к ней обвиняемый, не отрицая факт причинения именно им телесных повреждений потерпевшему, от которых наступила его смерть, утверждает, что в его действиях имела место необходимая оборона, пределы которой он превысил. Полагает, что суд, отвергая его доводы об обороне, не учёл факт наличия у него самого трёх ранений, которые могли образоваться от острого предмета, обладающего колюще-режущими свойствами, данных, отрицательно характеризующих личность погибшего К., ранее неоднократно привлекавшегося к административной и уголовной ответственности, как вспыльчивого человека, теряющего контроль над своими словами. Считает, что судом не учтены данные, характеризующие его личность и индивидуально-психологические особенности, то обстоятельство, что ему в 2014 году уже причинялись ножевые ранения, в связи с которыми он получал экстренную медицинскую помощь и являлся потерпевшим по уголовному делу. Полагает, что показаниями Г., видевшего у него во время движения в автомобиле только одну рану, не опровергнуты доводы о травмировании его потерпевшим К. уже на автостоянке в г. Минске, которое вынудило его обороняться, а локализация ранений у погибшего в области задней поверхности грудной клетки не исключает состояния необходимой обороны. Считает неправильным вывод суда о том, что принадлежавший погибшему нож к моменту продолжения конфликта на автостоянке находился у него – обвиняемого. Не соглашается с выводом суда об отсутствии наличности посягательства на него со стороны К. Просит об изменении приговора и переквалификации содеянного на ст.143 УК.

Рассмотрев дело, обсудив апелляционную жалобу обвиняемого, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Виновность обвиняемого в совершённом с особой жестокостью убийстве К. доказана.

Заключениями судебно-медицинского эксперта установлены количество, характер, локализация причинённых телесных повреждений, время, механизм их образования и степень тяжести, а также причина смерти К., которой явились множественные проникающие и непроникающие колото-резаные, резаные ранения головы, грудной клетки, верхних конечностей с повреждением оболочек и вещества правой височно-теменной области головного мозга, пристеночной плевры, обоих лёгких, сердечной сорочки, правого желудочка сердца, диафрагмы, большого сальника, мягких тканей головы, туловища и конечностей, осложнившихся развитием кровопотери, шока, отёка лёгких и головного мозга. При этом экспертом установлено наличие значительного количества проникающих и непроникающих ранений в области задней поверхности грудной клетки.

Объективность фиксации телесных повреждений на трупе, достоверность выводов судебно-медицинского эксперта о прижизненном характере выявленных на трупе повреждений, их количестве сомнений не вызывают. Заключения являются научно обоснованными и мотивированными, выводы эксперта в жалобе обвиняемым не оспариваются.

Обвиняемый не отрицал в ходе досудебного производства и в судебном заседании, что именно он, нанеся удары ножом, обнаруженным впоследствии на месте происшествия, причинил 5 августа 2019 года телесные повреждения К., от которых наступила его смерть.

Факт совершения убийства К. именно обвиняемым подтверждён показаниями свидетеля Г., являвшегося очевидцем начала конфликта в автомобиле в пути следования от места работы в г. Минск, в ходе которого С. уже причинил потерпевшему часть телесных повреждений, а также обнаружившего убитого потерпевшего, около которого находился обвиняемый, возвратившись из магазина на стоянку автомобиля, где оставались в его отсутствие С. и К.

Признание обвиняемым сразу же после произошедшего факта совершённого им убийства потерпевшего подтверждено также показаниями свидетелей Н., Д., Б., К., П. и других, слышавших соответствующие заявления и признания С. о совершённом убийстве.

Наличие на одежде обвиняемого и смывах с его рук биологического материала (крови), произошедшего от погибшего, также подтверждает его причастность к убийству.  

Суд пришёл к обоснованному выводу о том, что все телесные повреждения, обнаруженные на теле К., причинены только обвиняемым. Вывод суда основан на анализе всех обстоятельств дела, сопоставлении показаний обвиняемого, свидетелей и других доказательств.

Причастность других лиц к травмированию потерпевшего исключается.

Действиям обвиняемого судом дана правильная юридическая оценка.

Доводы апелляционной жалобы обвиняемого о его защите от противоправных действий К. судебная коллегия отвергает. Аналогичные доводы приводились обвиняемым в суде первой инстанции, они всесторонне проверены судом и правильно признаны необоснованными, поскольку опровергаются совокупностью получивших надлежащую оценку доказательств.

В соответствии с ч.1 ст.34 УК каждый гражданин имеет право на защиту от общественно опасного посягательства. Это право принадлежит лицу независимо от возможности избежать посягательства либо обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.

Не является преступлением действие, совершенное в состоянии необходимой обороны, то есть при защите жизни, здоровья, прав обороняющегося или другого лица, интересов общества или государства от общественно опасного посягательства путем причинения посягающему вреда, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны.

Исходя из требований ст.34 УК при оценке вопроса о правомерности обороны необходимо исходить из наличия либо отсутствия совокупности условий, относящихся к посягательству, одними из которых являются наличность посягательства и своевременность защиты.

Посягательство считается наличным как в момент его осуществления, когда выполняется действие, направленное на причинение вреда, так и при реальной угрозе его немедленного осуществления.

Материалы дела не свидетельствуют о том, что со стороны К. имело место посягательство, вынудившее обвиняемого обороняться. Более того, из показаний свидетелей Г. и А. следует, что на протяжении поездки в автомобиле именно обвиняемый грубо нецензурно оскорблял потерпевшего, провоцировал конфликт, в результате чего К. приставил нож к шее С., возможно, ранив его при этом. Однако впоследствии нож находился у обвиняемого, который ранил К. во время движения и оставил нож у себя.

Также свидетель Г. показал, что, когда он уходил в магазин, К. просил у остававшегося с ним в автомобиле обвиняемого отдать нож, на что тот ответил отказом. Данное обстоятельство свидетельствует об отсутствии ножа у потерпевшего, что опровергает утверждение С. об угрозе ему ножом со стороны К.   

Совокупность исследованных доказательств позволила суду сделать обоснованный вывод о том, что выявленные у обвиняемого телесные повреждения образовались ещё до прибытия в г. Минск и к этому времени конфликт между обвиняемым и потерпевшим был исчерпан. Поэтому наличие телесных повреждений у обвиняемого обоснованно не признано обстоятельством, подтверждающим его право на необходимую оборону.

Количество, характер, локализация причинённых потерпевшему телесных повреждений, значительная часть из которых находится на задней поверхности грудной клетки, факт нанесения ногой ударов лежавшему на земле без движения смертельно травмированному потерпевшему в совокупности с другими установленными судом обстоятельствами бесспорно свидетельствуют, что действия обвиняемого были обусловлены не опасением за свою жизнь и здоровье и необходимостью защищаться, а агрессией, вызванной состоянием алкогольного опьянения и возникшей на этой почве у него неприязни к К. При этом судебная коллегия учитывает также необоснованность ссылки обвиняемого в жалобе на то, что он опасался вспыльчивого, агрессивного потерпевшего, который, якобы, является лицом, неоднократно привлекавшимся к уголовной ответственности. Такое утверждение обвиняемого голословно, не основано на фактических обстоятельствах дела. Более того, из обоснованно признанных судом достоверными показаний свидетелей следует, что, напротив, именно потерпевший в пути следования их в г. Минск неоднократно пытался успокоить неправильно себя ведущего обвиняемого.

Таким образом, суд пришёл к правильному выводу об отсутствии противоправного посягательства со стороны потерпевшего К. на обвиняемого, которое бы вынуждало и давало ему право на необходимую оборону.

Необходимым условием признания действий лица необходимой обороной является действительность посягательства, посягательство должно быть действительным, а не мнимым. Поэтому предположение обвиняемого о том, что потерпевший, возможно, его начнёт бить, не может быть признано обстоятельством, дающим право на необходимую оборону. Обвиняемый не находился как в состоянии действительной, реальной, так и мнимой обороны. Поэтому оснований для квалификации действий С. по ст.143 УК не имеется.

Суд обоснованно указал, что особая жестокость, с которой совершено убийство К., выразилась в нанесении большого количества ударов ножом в жизненно важные области тела и причинении множественных телесных повреждений потерпевшему в процессе лишения его жизни, причинявших особые страдания.  

Действия С. по п.6 ч.2 ст.139 УК квалифицированы судом правильно.

Психическое состояние обвиняемого исследовано судом с достаточной полнотой. Нет оснований сомневаться в правильности вывода стационарной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертной комиссии о том, что обвиняемый мог сознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, поскольку не страдал и не страдает каким-либо хроническим психическим заболеванием, лишающем его возможности сознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, не находился в состоянии временного расстройства психики или состоянии аффекта, а находился в состоянии острой неосложнённой алкогольной интоксикации. Поэтому суд обоснованно признал С. вменяемым.

Наказание С. назначено с учётом требований ст.62 УК в пределах санкции закона и соответствует тяжести совершённого им преступления, сопряжённого с умышленным лишением жизни человека, и данным, характеризующим его личность. Отягчающим ответственность обвиняемого обстоятельством суд обоснованно признал совершение преступления лицом, находящимся в состоянии алкогольного опьянения. В достаточной мере учтены и смягчающие ответственность обвиняемого обстоятельства, которыми суд признал наличие на иждивении двоих малолетних детей и частичное возмещение ущерба.

На основании изложенного, руководствуясь ст.386 УПК, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Минского городского суда от 30 марта 2020 года в отношении С. оставить без изменения, а апелляционную жалобу обвиняемого – без удовлетворения.

Председательствующий:                                                   

Судьи Верховного Суда:                                                   

                                                                                             

 

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации