Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  28342 1 декабря 2022  715
О назначении судебного разбирательства по уголовному делу по обвинению Сазанович Я.С., Навоши Д.А., Занемонской В.И., Высоцкой О.В., Богдановича Д.А. в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.130, ч.3 ст.203-1 УК Республики Беларусь
21 ноября 2022  1444 14 ноября 2022  825 11 ноября 2022  1165 11 ноября 2022  2064

Определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь от 22.10.2019 по делу № 02ау-143/2019

14 ноября 2019  841

                                                                                         Дело №02ау-143/2019

                А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е    О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

22 октября 2019 года судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам обвиняемого П. на  приговор судебной коллегии по уголовным делам Витебского  областного суда от 26 июля 2019 года, по которому П. осужден по п.6 ч.2 ст.139 УК на 20 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии в условиях особого режима.

Разрешен вопрос о судьбе вещественных доказательств по делу.

Заслушав доклад председательствующего - судьи Верховного Суда, мнение заместителя начальника отдела Генеральной прокуратуры Республики Беларусь, полагавшей оставить апелляционные жалобы обвиняемого без удовлетворения, а приговор суда - без изменения, судебная коллегия

                                              у с т а н о в и л а:

по приговору суда обвиняемый П. признан виновным в убийстве с особой жестокостью А., совершенном в состоянии алкогольного опьянения 10 марта 2019 года в г.Витебске.

В апелляционных жалобах обвиняемый просит приговор изменить, переквалифицировать его действия на ч.3 ст.147 УК и снизить наказание, либо приговор отменить, направив дело в орган предварительного расследования. При этом указывает, что его действиям дана неверная юридическая оценка, поскольку умысла на убийство А. он не имел. Она своим поведением спровоцировала в нем чувство ревности и гнев, поэтому он потерял контроль над своими действиями. Увидев, что А. не подает признаков жизни, делал ей массаж сердца и искусственное дыхание, затем сообщил о содеянном в милицию, попросив вызвать скорую помощь. Считает, что предварительное следствие и судебное разбирательство проведены неполно и необъективно. Во время предварительного следствия был утерян его мобильный телефон, он не был надлежащим образом ознакомлен с материалами уголовного дела. В отношении него не была проведена комплексная стационарная психолого-психиатрическая экспертиза. Судом отклонено его ходатайство об исследовании переписки А. с другими мужчинами, не полно исследованы данные, характеризующие его личность, во вводной части приговора не указано о наличии на его иждивении несовершеннолетнего ребенка.

Рассмотрев дело и обсудив апелляционные жалобы, судебная коллегия находит, что виновность обвиняемого П. в совершении преступления, за которое он осужден, подтверждена совокупностью исследованных в судебном заседании и надлежаще оцененных судом доказательств.

 Обвиняемый П. в ходе досудебного производства и судебного разбирательства не отрицал, что смерть А., с которой он поддерживал близкие отношения, наступила от его действий.

 Не отрицает этого он и в своих апелляционных жалобах.

 Согласно его показаниям, 9 марта 2019 года, находясь в квартире по месту жительства А., вместе с ней и ее матерью употребляли спиртное. Сидя у него на коленях, А. стала переписываться по телефону, пытаясь найти контакты своего прежнего парня. За это он столкнул А. с колен, отчего она ударилась о холодильник, и пошел спать. На следующий день утром А., ее мать и пришедшая к ним Я. попросили его сходить за спиртным. Приобретя 2 бутылки водки, вместе с Б. вернулся в квартиру, где снова употребляли спиртное. После ухода Б. и матери А., он пошел в душ, попросив А. никуда не уходить. Однако, выйдя из душа, обнаружил, что в квартире никого нет, пропал его телефон. Через некоторое время А. вернулась домой в состоянии сильного алкогольного опьянения с «подбитым глазом». На его вопросы та не отвечала, поэтому, схватив ее за волосы, нанес ей несколько ударов кулаком в живот. После ее падения на пол продолжил наносить удары руками и ногами по различным частям тела. Кроме того, нанес ей бутылкой по голове один или два удара, отчего бутылка разбилась. Увидев кровь, и то, что А. лежит без движения, перенес ее на диван, где делал массаж сердца и искусственное дыхание. Затем с ее телефона позвонил в милицию и попросил вызвать скорую помощь.

Потерпевшая Г. (мать погибшей), свидетели Я. и Б. подтвердили указанные обвиняемым обстоятельства, предшествовавшие совершению преступления.

В протоколе осмотра места происшествия зафиксировано нахождение на диване трупа А. с признаками насильственной смерти, наличие множественных следов ее крови на полу, стене и на иных предметах, двух пучков ее волос на кухне, разбитой бутылки из-под водки «Сваяк» в прихожей возле входа на кухню, на одном из фрагментов которой экспертом также выявлены следы ее крови и волосы.

Согласно заключениям судебно-медицинских экспертов, смерть   А. наступила от закрытой тупой травмы живота с повреждением органов брюшной полости и забрюшинного пространства, проявившейся кровоизлияниями под капсулу печени с разрывами и размозжением ткани, в ткань селезенки, под капсулу поджелудочной железы, сальниковую сумку, в области привратника желудка, 12-типерстной кишки, околопочечную жировую клетчатку и капсулу почки, иных ее органов. Данная травма образовалась от не менее 5-ти травмирующих воздействий руками и ногами в область живота А. На ее трупе обнаружены множественные телесные повреждения головы в виде кровоподтеков, ссадин и ран с линейным переломом затылочной кости, которые образовались от не менее 9-ти травмирующих воздействий руками, ногами и стеклянной бутылкой, а также иные телесные повреждения, которые образовались от не менее 15 травмирующих воздействий твердыми тупыми предметами.

В ходе экспертного исследования одежды обвиняемого П. на его фуфайке, брюках и носках обнаружены следы крови А., в том числе в виде брызг на фуфайке и брюках. Ее биологический материал (кровь, клетки) также обнаружен в биологическом материале подногтевого содержимого обеих рук обвиняемого. 

О виновности обвиняемого П., кроме того, свидетельствуют  показания свидетелей Щ., Ш. и К., которые общались с обвиняемым непосредственно после совершенного им преступления, записи его разговоров с сокамерниками, полученными при проведении ОРМ, в которых он указывал об убийстве А. на почве неприязненных отношений, возникших из-за того, что та забрала его телефон.

Об этом же обвиняемый П. указывал и в своем сообщении о содеянном по телефону в милицию.   

Согласно заключению судебной психолого-психиатрической экспертной комиссии, обвиняемый П. во время совершения преступления в состоянии аффекта не находился. Каким-либо хроническим психическим заболеванием, слабоумием, временным расстройством психики не страдал, мог сознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, поэтому обоснованно признан судом вменяемым в отношении содеянного.

Вопреки доводам жалобы указанное заключение является полным и обоснованным. При даче заключения эксперты располагали всеми необходимыми для этого данными. Подвергать сомнению правильность выводов экспертов оснований не имеется. Поэтому утверждение обвиняемого о необходимости проведения в отношении него аналогичной экспертизы в стационарных условиях является необоснованным.  

Суд дал оценку доказательствам в их совокупности, признал их достоверными и пришел к обоснованному выводу о виновности обвиняемого П. в убийстве с особой жестокостью А., поскольку, нанося множество ударов, в том числе в жизненно-важные органы, он сознавал, что своими действиями причиняет ей особые мучения и страдания, и действовал с умыслом на ее убийство.

Поэтому его преступные действия правильно квалифицированы судом по п.6 ч.2 ст.139 УК, а доводы жалоб об отсутствии такого умысла являются необоснованными.

Судебное разбирательство дела проведено достаточно полно и объективно, выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Необходимости в исследовании в судебном заседании переписки по телефону А. не имелось, поэтому такое ходатайство обвиняемого обоснованно было отклонено судом. Данное обстоятельство не повлияло на правильность вывода суда относительно мотивов совершения обвиняемым указанного преступления. Исходя из совокупности исследованных в судебном заседании доказательств, суд пришел к обоснованному выводу, что преступление совершено обвиняемым в ходе ссоры на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений и из ревности.  

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона по делу также не допущено. Вопреки доводам жалобы обвиняемый по окончании предварительного следствия был ознакомлен с материалами уголовного дела с участием защитника. Материалы по факту пропажи мобильного телефона обвиняемого были выделены из настоящего уголовного дела. Согласно копии постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 11 июля 2019 года, приобщенной по ходатайству защитника обвиняемого к материалам уголовного дела в ходе судебного разбирательства, принятыми мерами розыска установить местонахождение указанного телефона не представилось возможным.    

 Что касается наказания, то оно назначено обвиняемому П. в соответствии с требованиями ст.62 УК и является справедливым.

Исходя из принципа индивидуализации наказания, суд учел характер и степень общественной опасности преступления, мотивы и цели содеянного, данные, характеризующие личность обвиняемого, смягчающие и отягчающие его ответственность обстоятельства.

В действиях обвиняемого обоснованно признано наличие особо опасного рецидива преступлений, поэтому срок наказания ему определен в соответствии с требованиями ч.2 ст.65 УК.

В материалах уголовного дела, исследованных в судебном заседании, содержатся данные, характеризующие личность обвиняемого, которые также учтены судом при назначении ему наказания.

Наличие на его иждивении малолетнего ребенка признано смягчающим его ответственность обстоятельством.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения приговора, поэтому жалобы обвиняемого П. не подлежат удовлетворению.

Руководствуясь ст.386 УПК, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь

о п р е д е л и л а:

приговор судебной коллегии по уголовным делам Витебского областного суда от 26 июля 2019 года в отношении П. оставить без изменения, а его апелляционные жалобы – без удовлетворения.

Председательствующий                                                          

Судьи                                                                                        

                                                                                                   

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации