Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  28324 1 декабря 2022  629
О назначении судебного разбирательства по уголовному делу по обвинению Сазанович Я.С., Навоши Д.А., Занемонской В.И., Высоцкой О.В., Богдановича Д.А. в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.130, ч.3 ст.203-1 УК Республики Беларусь
21 ноября 2022  1406 14 ноября 2022  814 11 ноября 2022  1153 11 ноября 2022  2019

Определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь от 10.09.2021 по делу № 47у2111/А

14 октября 2021  401

                                                                                     Дело № 47у2111/А

                    А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е   О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

10 августа 2021 года судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе обвиняемого И. на приговор судебной коллегии по уголовным делам  областного суда от 14 мая 2021 года, по которому И. осужден по п. 6 ч. 2 ст. 139 УК на 15 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии в условиях усиленного режима.

На основании ч. 1 ст. 107 УК к нему применено принудительное лечение от хронического алкоголизма.

Разрешены вопросы о процессуальных издержках и вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Республики Беларусь, мнение прокурора отдела Генеральной прокуратуры Республики Беларусь, полагавшего приговор изменить, исключить указание об исчислении И. срока отбывания наказания с 14 мая 2021 года и зачете ему в срок наказания время предварительного заключения с 12 августа 2020 года по 13 мая 2021 года из расчета соответствия одного дня содержания под стражей одному дню лишения свободы, исчислять ему срок отбывания наказания с 10 августа 2021 года и согласно п. 2 ч. 1 ст. 75 УК зачесть в срок наказания время содержания под стражей с 12 августа 2020 года по 9 августа 2021 года из расчета соответствия одного дня содержания под стражей полутора дням лишения свободы, в остальной части приговор оставить без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения, судебная коллегия

    У С Т А Н О В И Л А:

по приговору И. признан виновным в умышленном противоправном лишении жизни другого человека (убийстве), совершенном с особой жестокостью.

В апелляционной жалобе обвиняемый просит приговор отменить, производство по делу прекратить. Считает, что приговор не соответствует фактическим обстоятельствам дела, собранным доказательствам суд дал неправильную оценку, виновность его в совершении преступления, предусмотренного п. 6 ч. 2 ст.139 УК, не доказана. Указывает, что он не имел умысла на убийство своей матери Ю., не убивал ее и не причинял ей телесных повреждений, от которых наступила смерть. Он ранее не судим, по месту жительства характеризуется удовлетворительно, жалоб на него не поступало, на профилактических учетах в органах внутренних дел не состоял. После произошедших событий не скрывался. Обнаружив мать без признаков жизни, обратился к родственнице, чтобы она сообщила о случившемся в милицию и вызвала скорую помощь.

Рассмотрев дело, обсудив апелляционную жалобу, судебная коллегия находит, что виновность И. в совершении преступления, за которое он осужден, подтверждена исследованными в судебном заседании и приведенными в приговоре доказательствами.

Как следует из протоколов осмотра места происшествия от 9 августа 2020 года, 10 августа 2020 года и заключений экспертов, на приусадебном участке домовладения обнаружен труп Ю. Следы ее крови и части одной заколки для волос найдены возле трупа и в веранде дома.

Заключениями эксперта установлено, что причиной смерти Ю. явилась механическая асфиксия вследствие сдавления шеи тупым предметом (предметами). Обнаруженные у нее ссадины и кровоподтеки на шее, непрямой перелом правого большого рожка подъязычной кости, точечные кровоизлияния на слизистой оболочке гортани, кровоизлияния в перстневидном хряще с выявленными признаками механической асфиксии возникли не менее чем от однократного сдавления шеи тупым предметом (предметами) незадолго до наступления смерти, имеют признаки тяжких телесных повреждений и состоят в прямой причинной связи с наступлением смерти. Возможность образования механической асфиксии при падении из положения стоя на плоскость или выступающий предмет (в том числе и при неоднократном падении) исключается. Также на трупе Ю. выявлены другие телесные повреждения, которые возникли от не менее 46 травмирующих воздействий.

Согласно заключениям экспертов, на фуфайке и брюках И. выявлены следы крови Ю. При этом следы крови в виде брызг на брюках возникли в результате попадания на них летящих частиц жидкой крови. В подногтевом содержимом с правой и левой руки Ю. обнаружена примесь биологического материала обвиняемого.

Актом освидетельствования от 9 августа 2020 года установлено нахождение И. в состоянии алкогольного опьянения.

В судебном заседании обвиняемый не отрицал, что в вечернее время 8 августа 2020 года после совместного распития спиртных напитков с Ю. у них возник конфликт, в ходе которого он нанес несколько ударов рукой по лицу потерпевшей, а также хватал за шею и душил ее. В последующем обнаружил отсутствие пульса у потерпевшей и сообщил об этом Ф.

При досудебном производстве в ходе проверки показаний на месте обвиняемый продемонстрировал, как он наносил удары Ю. и душил ее за шею.

В соответствии с заключением эксперта при обстоятельствах, указанных И. при проверке показаний на месте, образование у Ю. ссадин и кровоподтеков на шее, непрямого перелома правого большого рожка подъязычной кости, точечных кровоизлияний на слизистой оболочке гортани, кровоизлияния в перстневидном хряще и механической асфиксии, а также ряда других повреждений не исключается.

То, что обвиняемый душил Ю. за шею на приусадебном участке, где в последующем обнаружен ее труп, усматривается из его показаний, данных в ходе предварительного следствия 15 октября 2020 года.

По свидетельству сестры Ю. – Ф., в ночь с 8 на 9 августа 2020 года И. пришел к ней и сообщил о смерти Ю. и нахождении ее с телесными повреждениями в огороде возле их дома.

Об этом Ф. сообщила в милицию по телефону 102, что усматривается из аудиозаписи ее переговоров с помощником дежурного оперативно-дежурной службы РОВД.

Согласно показаниям фельдшера бригады скорой медицинской помощи А. и сотрудника РОВД Х., по прибытии их на место обнаружения трупа там находился обвиняемый, который пояснил, что поссорился с Ю. и душил ее руками.

Из показаний свидетелей К. и Н. следует, что 8 августа 2020 года в вечернее время И. ругался с Ю. во дворе своего дома.

То, что в дневное время 8 августа 2020 года у Ю. не наблюдалось телесных повреждений, показали свидетели К. и М.

В соответствии с заключением комиссии экспертов И. в период времени, относящийся к инкриминируемому деянию, мог сознавать фактический характер, общественную опасность своих действий и руководить ими, в том числе мог в полной мере сознавать значение своих действий и руководить ими, в состоянии аффекта не находился.

Приведенное заключение дано квалифицированными специалистами, достаточно мотивировано, согласуется с материалами уголовного дела, поэтому суд правильно признал обвиняемого вменяемым в отношении содеянного.

Суд всесторонне, полно и объективно проверил эти и другие собранные по делу доказательства, дал им надлежащую оценку в соответствии со ст. 105 УПК и обоснованно признал их в совокупности достаточными для признания И. виновным в совершении убийства с особой жестокостью.

Мотивы, по которым суд принял одни доказательства и отверг другие, в том числе показания обвиняемого о том, что он не причинял части телесных повреждений Ю., не имел умысла на ее убийство и не убивал ее, изложены в приговоре и основаны на материалах дела.

Суд обоснованно признал достоверными те показания обвиняемого, потерпевшей и свидетелей, которые согласуются между собой и с другими доказательствами.

Количество нанесенных И. ударов Ю. и характер причиненных ей телесных повреждений судом достоверно установлены заключениями государственного медицинского судебного эксперта Р.

Заключением данного эксперта также исключена возможность совершения Ю. активных действий после причинения ей телесных повреждений, свидетельствующих о механической асфиксии, которая явилась причиной смерти.

Поэтому приведенные в апелляционной жалобе доводы о том, что Ю. была жива и перемещалась после того, как обвиняемый прекратил душить ее, являются необоснованными.

Исходя из совокупности всех обстоятельств содеянного И., который умышленно нанес Ю. большое количество (не менее 46) ударов по различным частям тела, в том числе в жизненно важный орган – голову, повлекших множество телесных повреждений, и сдавливал ей шею с приложением значительной физической силы, суд пришел к обоснованному выводу о том, что обвиняемый в ходе совершения указанных действий имел умысел на убийство Ю. и сознавал, что причиняет ей особые страдания и мучения, то есть действовал с особой жестокостью.

Показания Ф. о том, что И. сообщил ей об обнаружении Ю. без признаков жизни и попросил вызвать милицию и скорую помощь, не указывая о своей причастности к смерти потерпевшей, свидетельствуют о том, что обвиняемый желал избежать ответственности за содеянное.

Совокупностью доказательств, бесспорно свидетельствующих о совершении И. убийства Ю., суд исключил возможность совершения данного преступления не обвиняемым, а другими лицами.

Учитывая изложенное, содержащиеся в апелляционной жалобе доводы о несоответствии приговора фактическим обстоятельствам дела, неправильной оценке судом доказательств, недоказанности совершения И. преступления, за которые он осужден, являются необоснованными.

Его преступные действия суд правильно квалифицировал по п. 6 ч. 2 ст. 139 УК.

При назначении наказания суд исходил из принципа индивидуализации, учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, мотивы и цели содеянного, данные о личности обвиняемого, не работающего, удовлетворительно характеризующегося по месту жительства, а также наличие отягчающего его ответственность обстоятельства – совершение преступления лицом, находящимся в состоянии алкогольного опьянения.

Суд обоснованно не усмотрел обстоятельств, как перечисленных в ст. 63 УК, так и иных, смягчающих ответственность обвиняемого.

Назначенное ему наказание соответствует целям уголовной ответственности и является справедливым.

Поскольку И. совершил преступление в состоянии алкогольного опьянения, по заключению экспертов страдает синдромом зависимости от алкоголя и нуждается в применении принудительных мер безопасности и лечения, суд обоснованно в соответствии с ч. 1 ст. 107 УК применил к нему принудительное лечение от хронического алкоголизма.

Оснований для отмены приговора, удовлетворения апелляционной жалобы не имеется.

Вместе с тем приговор подлежит изменению по следующим основаниям.

Согласно Закону Республики Беларусь от 26 мая 2021 № 112-З «Об изменении кодексов по вопросам уголовной ответственности», статья 75 УК, предусматривающая правила зачета сроков содержания под стражей и домашнего ареста, изложена в новой редакции.

В частности, п. 2 ч. 1 ст. 75 УК предусмотрено, что один день содержания под стражей соответствует полутора дням лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии в условиях усиленного режима.

Данная  норма   закона, как улучшающая положение обвиняемого,        в силу ч. 2 ст. 9 УК имеет обратную силу.

Поскольку судом постановлено меру пресечения обвиняемому – содержание под стражей оставить до вступления приговора в законную силу, то срок отбывания наказания ему следует исчислять со дня вступления приговора в законную силу и зачесть в этот срок время содержания под стражей в соответствии с положениями п. 2 ч. 1 ст. 75 УК.

Руководствуясь ст. 386 УПК, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь

О П Р Е Д Е Л И Л А:

приговор судебной коллегии по уголовным делам областного суда от 14 мая 2021 года в отношении И. изменить.

Исключить указание об исчислении И. срока отбывания наказания с 14 мая 2021 года и зачете ему в срок наказания время предварительного заключения с 12 августа 2020 года по 13 мая 2021 года из расчета соответствия одного дня содержания под стражей одному дню лишения свободы.

Срок отбывания наказания И. исчислять с 10 августа 2021 года.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 75 УК зачесть ему в срок наказания        в виде лишения свободы время содержания под стражей с 12 августа    2020 года по 9 августа 2021 года из расчета соответствия одного дня содержания под стражей полутора дням лишения свободы.

В остальной части приговор оставить без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Председательствующий                                                        

Судьи                                                                                     

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации