Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  28324 1 декабря 2022  626
О назначении судебного разбирательства по уголовному делу по обвинению Сазанович Я.С., Навоши Д.А., Занемонской В.И., Высоцкой О.В., Богдановича Д.А. в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.130, ч.3 ст.203-1 УК Республики Беларусь
21 ноября 2022  1405 14 ноября 2022  814 11 ноября 2022  1153 11 ноября 2022  2018

Определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь от 25.05.2021 по делу № 47У218/А

30 июля 2021  849

                                                                                Дело № 47У218/А

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е   О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

25 мая 2021 года судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе обвиняемого З. на приговор  областного суда от 23 марта 2021 года, согласно которому З. осужден по ч.1 ст. 14 и п. 16 ч. 2 ст. 139 УК с учетом требований ч.2 ст.65 УК на 17 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии в условиях особого режима.

В соответствии с ч.ч.1,2 ст.107 УК к З. применено принудительное лечение от хронического алкоголизма по месту отбытия наказания.

По делу разрешены вопросы о вещественных доказательствах и процессуальных из­держках.

Заслушав доклад судьи Верховного Суд, мнение прокурора отдела Генеральной прокуратуры Республики Беларусь, полагавшего необходимым приговор оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

по приговору суда обвиняемый З. признан виновным в покушении на убийство потерпевшего Х., совершенном лицом, ранее совершившим убийство, за исключением убийства, предусмотренного ст.ст.140-143 УК.

В апелляционной жалобе и дополнении к ней обвиняемый З. высказывает просьбу об изменении приговора, переквалификации совершенного им деяния на ст. 152 УК и назначении наказания в пределах санкции указанной статьи. Указывает, что два удара ножом он нанес потерпевшему с целью самообороны в момент борьбы, поскольку тот превосходил его по силе и применил в отношении него удушающий прием, освободиться от которого другим способом он не мог. Нож применил только для того, чтобы прекратить драку. У него не было умысла на убийство. Показания свидетелей, на которые сослался в приговоре суд, противоречивы и не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Свидетель Н. видел только окончание конфликта, как они дрались на боку, то есть лицом друг к другу, а не так, как утверждает потерпевший Х., который заинтересован поддерживать версию покушения на его убийство, и который выше его ростом и больше весом. Показания свидетеля А. в суде проверены не были, поскольку она не явилась в суд. Она была пьяна и могла все перепутать. Он сам прекратил нанесение потерпевшему ударов еще до того, как была вызвана скорая помощь и милиция. Ему никто не мешал довести умысел на убийство до конца, если бы он у него был.

Рассмотрев дело, обсудив апелляционную жалобу, судебная коллегия находит, что оснований для ее удовлетворения не имеется.

Выводы суда о виновности обвиняемого З. в совершении преступления и его юридической квалификации, изложенные в приговоре, являются законными и обоснованными. Они основаны на совокупности исследованных в судебном заседании допустимых, достоверных и достаточных доказательств, которые в приговоре приведены.

Факт причинения обвиняемым потерпевшему ранений ножом в область задней поверхности грудной клетки слева при обстоятельствах, изложенных в приговоре, автором апелляционной жалобы не оспаривается и подтверждается приведенными в приговоре показаниями свидетелей, письменными материалами дела и вещественными доказательствами.

Совершение обвиняемым покушения на убийство потерпевшего Х. в приговоре должным образом мотивировано.

Судом установлено и не отрицается самим обвиняемым, что тот нанес потерпевшему не менее 2 ударов ножом в область задней поверхности грудной клетки слева, причинив (наряду с иными телесными повреждениями), согласно выводам экспертов:

колото-резаную рану на задней поверхности грудной клетки слева в проекции 6-го межреберья, проникающую в левую плевральную полость с повреждением левого легкого, которая относится к категории тяжких телесных повреждений по признаку опасности для жизни;

колото-резаную рану на задней поверхности грудной клетки слева в проекции 6-го ребра, не проникающую в левую плевральную полость, относящуюся к легким телесным повреждениям по признаку кратковременного расстройства здоровья.

Доводы, согласно которым, нанося потерпевшему ножом такие удары, З. желал причинения лишь тяжких телесных повреждений, опровергаются фактическими данными о характере и параметрах орудия преступления наряду с локализацией ударов и приведенными последствиями причиненных в результате этих ударов ранений.

Эти доказательства обоснованно признаны свидетельством того, что обвиняемый осознавал возможность повреждения ножом жизненно-важных органов в левой половине грудной клетки, то есть о наличии у него умысла на убийство.

По этой причине доводы, касающиеся наличия у обвиняемого неиспользованных возможностей по реализации лишения потерпевшего жизни уже после нанесения ножевых ранений не ставят под сомнение вывод суда, согласно которому обвиняемый не довел это преступление до конца по причине своевременного оказания потерпевшему медицинской помощи.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 2 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 17.12.2002 №9 «О судебной практике по делам об убийстве (ст.139 УК)», покушение на убийство имеет место тогда, когда виновный сознавал общественную опасность своего действия (бездействия), предвидел наступление смерти другого человека и желал этого, но смертельный исход не наступил по независящим от него обстоятельствам.

Деяние обвиняемого по настоящему делу соответствует приведенным в этих разъяснениях условиям его квалификации как покушение на убийство.

Суд пришел к правильному выводу, что нанесение ударов ножом в места расположения жизненно важных органов свидетельствует о наличии умысла обвиняемого на лишение жизни потерпевшего, который он не довел до конца, поскольку ему была своевременно оказана квалифицированная медицинская помощь.

Доводы апелляционной жалобы, касающиеся необходимости квалификации содеянного как совершенного с превышением пределов необходимой обороны, также необоснованны.

Они опровергаются показаниями потерпевшего Х., согласно которым во время конфликта и драки он ударов обвиняемому не наносил, не душил, угроз убийством в его адрес не высказывал. Кроме того, Х. не считает себя  физически сильнее обвиняемого, который причинил ему и другие повреждения, включая вывих зубов.

По заключениям экспертов, не исключена возможность образования двух колото-резаных ран на задней поверхности грудной клетки слева у Х. при обстоятельствах, указанных им при допросе. Также не исключена возможность образования указанных колото-резаных ран и ушибленной раны подбородочной области с неполным вывихом 32-41 зубов при обстоятельствах, указанных им при проверке показаний на месте с его участием.

Показаниями потерпевшего о нанесении обвиняемым удара кулаком в область подбородка и ударов ножом в заднюю область грудной клетки слева согласуются с выводами экспертов и с показаниями очевидцев произошедшего - свидетелей А. и Н., а потому обоснованно признаны достоверными.

Поскольку свидетель А. не явилась в суд по причинам, исключающим явку, ее показания на досудебном производстве в суде были проверены, исследованы в ходе судебного разбирательства и обоснованно положены в основу выводов суда.

Свидетель Н. являлся очевидцем, как двое мужчин держали друг друга и боролись лежа на боку, а женщина в это время пыталась их разнять. Мужчина, лежавший на левом боку, немного приподнялся и нанес два удара ножом в область спины находившемуся около него другому мужчине.

Согласно выводам экспертов, не исключена возможность образования двух колото-резаных ран на задней поверхности грудной клетки слева у Х. при обстоятельствах, изложенных свидетелем Н. при допросе в качестве свидетеля и продемонстрированных им при проведении следственного эксперимента.

По показаниям свидетеля М., такие же сведения свидетель Н. сообщил ему сразу после произошедшего.

Показания потерпевшего и свидетеля Н. опровергают доводы апелляционной жалобы о том, что потерпевший душил обвиняемого, то есть о наличии у З. оснований для защиты от общественно-опасного посягательства.

Суд в приговоре мотивировал вывод о невозможности в положении лежа на спине достать нож с заднего кармана брюк и нанести удары.

Кроме того, у обвиняемого не обнаружено каких-либо телесных повреждений в области шеи.

Сам обвиняемый, выдвигая доводы о самообороне, в то же время не отрицает, что у него возник конфликт с потерпевшим по причине того, что он считал А. своей девушкой, и что этот конфликт перерос в их обоюдную драку.

Его показания относительно драки с потерпевшим с учетом приведенных мотивов к ее возникновению фактически не согласуются с необходимостью отражения со стороны потерпевшего какого-либо общественно-опасного посягательства.

То обстоятельство, что часть обнаруженных у обвиняемого телесных повреждений образовались от действий потерпевшего, также согласуется с его же оценкой конфликта как обоюдной драки и не является основанием для вывода о наличии в действиях обвиняемого признаков необходимой обороны.

Не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и доводы обвиняемого о том, что он не мог без ножа дать отпор потерпевшему, о чем свидетельствуют, помимо ножевых ран, иные телесные повреждения, обнаруженные у потерпевшего, в том числе, неполный вывих 32 -41 зубов.

Согласно акту медицинского освидетельствования, на момент задержания З. находился в состоянии алкогольного опьянения. Концентрация этилового спирта в выдыхаемом воздухе составила 1,6.

В связи с изложенным оснований для переквалификации действий обвиняемого на ст. 152 УК, как об этом высказана просьба в апелляционной жалобе, не имеется.

Суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о доказанности виновности обвиняемого З. в покушении на умышленное противоправное лишение жизни другого человека, совершенное лицом, ранее совершившим убийство, и правильно квалифицировал его действия по ч.1 ст.14 и п.16 ч. 2 ст. 139 УК Республики Беларусь.

Основываясь на заключении экспертов, суд обоснованно признал его вменяемым в отношении содеянного, пришел к выводу об отсутствии у него состояния аффекта как побудительного мотива для совершения им указанного деяния и признал нуждающимся в применении принудительных мер безопасности и лечения, применяемых к лицам, страдающим хроническим алкоголизмом.

Назначенное З. наказание соответствует тяжести содеянного и данным, характеризующим его личность, является справедливым.

З. является лицом без определенного места жительства и работы, состоит на учете у врача-нарколога.

Обстоятельствами, отягчающими ответственность обвиняемого, суд обосновано признал совершение им преступления как лицом, находящимся в состоянии алкогольного опьянения, и лицом, ранее совершившим преступления.

Решая вопрос о виде рецидива в действиях обвиняемого, суд правильно сослался на то, что в его действиях содержится особо опасный рецидив преступлений в силу п. 2 ч. 3 ст. 43 УК, поскольку он совершил особо тяжкое преступление, будучи ранее осужденным и отбывавшим наказание в виде лишения свободы за особо тяжкое преступление.

Наказание З. правильно назначено с учетом требований ч. 2 ст. 65 УК.

Оснований для отмены либо изменения приговора не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 386 УПК, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор областного суда от 23 марта 2021 года в отношении З. оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Председательствующий   

Судьи Верховного Суда                                                        

                                                                                      

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации