Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  25712
4 августа 2022  763 4 августа 2022  512 4 августа 2022  552 4 августа 2022  580 28 июля 2022  1783

Определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь от 17.04.2020 по делу № 02ау-45/2020г.

24 июля 2020  525

                                                                               Дело №02ау-45/2020г.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

17 апреля 2020 года судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Республики Беларусь рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе обвиняемого Н. на приговор судебной коллегии по уголовным делам Могилевского областного суда от 14 февраля 2020 года, по которому Н. осужден по п.п.12 и 15 ч.2 ст.139 УК к наказанию в виде лишения свободы на срок 15 лет с отбыванием в исправительной колонии в условиях усиленного режима.

Гражданские иски, вопросы о процессуальных издержках, вещественных доказательствах и имуществе, на которое наложен арест, разрешены.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда, мнение прокурора отдела Генеральной прокуратуры Республики Беларусь, полагавшего, что приговор подлежит изменению и исключению из его описательно-мотивировочной части при описании преступного деяния, признанного доказанным указания на Б. как на лицо, с которым Н. реализовал преступный умысел, направленный на убийство, заменив указанием на лицо, уголовное дело в отношении которого прекращено в связи со смертью, просившего в остальной части приговор оставить без изменения, а апелляционную жалобу обвиняемого – без удовлетворения, судебная коллегия

у с т а н о в и л а:

Н. признан виновным в умышленном противоправном лишении жизни (убийстве) З., сопряженном с разбоем, совершенном группой лиц 12 марта 2001 года.

В апелляционной жалобе обвиняемый Н. просит об отмене приговора и прекращении производства по делу по п.п.12 и 15 ч.2 ст.139 УК в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности.

В обоснование такой просьбы в жалобе указано, что уголовное дело по факту убийства З. было возбуждено 12 марта 2001 года и неоднократно приостанавливалось в связи с неустановлением лица, совершившего преступление. 3 сентября 2019 года он был задержан и 12 сентября 2019 года ему было предъявлено обвинение. С момента совершения преступления прошло более 18 лет, за этот период он не совершал преступлений, вел законопослушный образ жизни, от органов уголовного преследования не скрывался. Он положительно характеризуется, имеет на иждивении несовершеннолетнего ребенка, признал вину в полном объеме, частично возместил ущерб. Суд, не найдя оснований для освобождения его от уголовной ответственности, не учел положений, предусмотренных ч.5 ст.83 УК.

В дополнении к апелляционной жалобе, поступившем в суд апелляционной инстанции, Н. полагает, что к нему должны быть применены положения ч.1 ст.83 УК. Также указано, что ему назначено наказание без учета требований ст.69 УК. Обстоятельств, отягчающих его ответственность, судом не установлено, а смягчающими - признаны его чистосердечное раскаяние в содеянном и наличие на иждивении несовершеннолетнего ребенка. Однако не учтено, что он активно способствовал раскрытию преступления, изобличил иных участников преступления, добровольно возместил имущественный вред. Поэтому считает, что ему не может быть назначено наказание в виде лишения свободы сроком более 12 лет 6 месяцев.

Рассмотрев уголовное дело, обсудив апелляционную жалобу и дополнение к ней, судебная коллегия находит, что виновность Н. в совершении преступления, за которое он осужден, является доказанной.

После разъяснения Н. права отказаться от дачи показаний и о том, что все сказанное может быть использовано против него, обвиняемый, полностью признав себя виновным, в судебном заседании дал подробные показания о том, что совместно с Б., уголовное дело в отношении которого прекращено в связи со смертью, договорились о проникновении в жилище З. с целью завладения ее имуществом и ее убийстве в процессе нападения. С этой целью они запаслись перчатками, чтобы не оставлять следов, взяли с собой шнур, заранее завязанный петлей. Примерно в 7 часов 30 минут 12 марта 2001 года пришли в подъезд, где располагалась квартира потерпевшей, проверили лестничные марши, чтобы исключить появление случайных свидетелей, после чего позвонили в квартиру. Поскольку З. знала его, открыла входную дверь, а Б. ворвался в квартиру и повалил потерпевшую на пол. З. стала оказывать сопротивление, и Б. самостоятельно не мог с ней справиться, попросив у него помощи. В то время, как Б. удерживал З. на полу, зажимая ей рот, он достал из кармана Б. приготовленную ранее веревку с петлей. Поскольку не смог распутать веревку, снял с руки одну перчатку, после чего они веревку набросили потерпевшей на голову и с силой затянули на шее З. Вдвоем тянули веревку каждый за свободный конец петли до тех пор, пока потерпевшая не перестала подавать признаков жизни. При этом Б. уперся ногой в ее спину, прижимая к полу. Его стало тошнить и он ушел в туалет, возвратившись, вместе с Б. обыскали зал и спальню с целью отыскания золотых изделий. Количество, стоимость похищенных изделий, а также размер похищенных денежных средств, принадлежащих З., не отрицал.

В ходе досудебного производства Н. в целом даны аналогичные показания, в том числе в ходе проверки показаний на месте и следственного эксперимента.

Эти показания Н. судом обоснованно признаны достоверными доказательствами его виновности, поскольку они последовательны и нашли подтверждение в иных исследованных доказательствах, в частности в сведениях, содержащихся в протоколе осмотра места происшествия, в показаниях потерпевшей В. о перечне и стоимости похищенного у ее матери З. имущества и денежных средств, в заключениях судебно-медицинских экспертиз, в которых констатируются обнаруженные при исследовании трупа З. телесные повреждения и сделан вывод о том, что смерть З. наступила в результате механической асфиксии вследствие удавления петлей, и о том, что при обстоятельствах, продемонстрированных Н. в ходе следственного эксперимента, возможно наступление смерти потерпевшей.

Согласно заключениям эксперта, биологический материал неустановленного лица мужского генетического пола, примесь которого была выявлена на незапятнанных участках веревки (шнура), изъятой с места происшествия, мог произойти от Н. либо от другого биологического родственника указанного лица по мужской линии, а такой материал на окурке сигареты, изъятом там же, происходит от Б.

Совокупность этих и иных исследованных доказательств явилась достаточной для вывода о виновности Н. и правильности квалификации его действий по п.п.12 и 15 ч.2 ст.139 УК.

Судом исследовано психическое здоровье Н. и, основываясь на выводах, изложенных в заключении стационарной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы, а также его поведения в судебном заседании, Н. обоснованно в отношении содеянного признан вменяемым.

Назначенное ему наказание по своему виду и сроку соразмерно содеянному, данным, характеризующим личность, поэтому отвечает целям уголовной ответственности.

Доводы жалобы Н. об отмене приговора и прекращении производства по делу в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности судебная коллегия признает необоснованными.

В соответствии с ч.5 ст.83 УК вопрос о применении сроков давности к лицу, совершившему преступление, за которое ему может быть назначено наказание в виде пожизненного заключения или смертной казни, разрешается судом. Если суд не найдет возможным освободить указанное лицо от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности, пожизненное заключение или смертная казнь не могут быть применены, а назначается лишение свободы.

С учетом тяжести совершенного Н. преступления, относящегося к категории особо тяжких, а также наступления тяжких последствий, суд не нашел оснований для освобождения Н. от уголовной ответственности.

Оснований считать, что данный вывод суда является неправильным, не имеется.

Вопреки утверждению в жалобе, положения ч.1 ст.83 УК к Н. применены быть не могут.

В соответствии с ч.2 ст.69 УК правила, предусмотренные частью первой настоящей статьи, не применяются в отношении лица, совершившего особо тяжкое преступление, сопряженное с умышленным лишением жизни человека при отягчающих обстоятельствах.

В силу названных требований закона к Н. положения ч.1 ст.69 УК применены быть не могут.

При этом чистосердечное раскаяние Н. в содеянном, наличие на его иждивении малолетнего ребенка, о которых упоминается в жалобе, судом признаны обстоятельствами, смягчающими его ответственность, и учтены в достаточной степени при назначении наказания.

Вместе с тем приговор подлежит изменению.

В соответствии с ч.1 ст.301 УПК судебное разбирательство уголовного дела проводится только в отношении обвиняемого и лишь по тому обвинению, которое ему предъявлено в установленном настоящим Кодексом порядке.

Согласно предъявленному Н. обвинению, он обвинялся в совершении преступления, предусмотренного п.п.12 и 15 ч.2 ст.139 УК, группой лиц с иным лицом.

Поэтому указание на Б. как на лицо, с которым Н. реализовал преступный умысел, направленный на убийство, подлежит исключению из описательно-мотивировочной части приговора при описании преступного деяния, признанного доказанным. При этом следует указать на лицо, в отношении которого уголовное преследование прекращено в связи со смертью.

  В приговоре содержится ссылка на постановление от 6 декабря 2012 года, которым уголовное преследование в отношении Б. прекращено в связи со смертью.

Однако процессуальное решение с такой датой в деле отсутствует, но имеется постановление аналогичного содержания от 6 декабря 2019 года (т.8 л.д.113).

Поэтому в этой части приговор также подлежит изменению.

Руководствуясь ст.386 УПК, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь

о п р е д е л и л а:

приговор судебной коллегии по уголовным делам Могилевского областного суда от 14 февраля 2020 года в отношении Н. изменить, исключив из его описательно-мотивировочной части:

при описании преступного деяния, признанного доказанным, указание на Б. как на лицо, с которым Н. реализовал преступный умысел, направленный на убийство, заменив указанием на лицо, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи со смертью,

указание на постановление от 6 декабря 2012 года, которым уголовное преследование в отношении Б. прекращено в связи со смертью, заменив указанием на такое постановление от 6 декабря 2019 года.

В остальной части приговор оставить без изменения, а апелляционную жалобу обвиняемого – без удовлетворения.

Председательствующий                                              

Судьи                                                                               

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации