Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  28495 6 декабря 2022  305 1 декабря 2022  1296
О назначении судебного разбирательства по уголовному делу по обвинению Сазанович Я.С., Навоши Д.А., Занемонской В.И., Высоцкой О.В., Богдановича Д.А. в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.130, ч.3 ст.203-1 УК Республики Беларусь
21 ноября 2022  1670 14 ноября 2022  895 11 ноября 2022  1233

Определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь от 15.11.2019 по делу № 02н-918/2019

6 декабря 2019  1273

Дело № 02н-918/2019

  О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

15 ноября 2019 года судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении Ф. по протесту заместителя Генерального прокурора Республики Беларусь.

По приговору суда Климовичского района от 27 декабря 2018 года Ф.  признан невиновным и оправдан по ч. 1 ст. 174 УК за отсутствием в его действиях состава преступления.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Могилевского областного суда от 14 марта 2019 года приговор оставлен без изменения, а апелляционный протест государственного обвинителя – без удовлетворения.

Постановлением президиума Могилевского областного суда от 6 сентября 2019 года протест заместителя Генерального прокурора Республики Беларусь, в котором ставился вопрос об отмене приговора и апелляционного определения и передаче уголовного дела на новое судебное разбирательство, оставлен без удовлетворения.

Заслушав доклад председательствующего – судьи Верховного Суда, выступление прокурора отдела Генеральной прокуратуры Республики Беларусь, поддержавшей протест, судебная коллегия

                                            у с т а н о в и л а:

органом уголовного преследования Ф. обвинялся в том, что, будучи обязанным по решению суда Климовичского района  от 28 февраля 2017 года к ежемесячной уплате алиментов в размере 25 % заработка или иного дохода в пользу К. на содержание сына Вячеслава, 9 января 2004 года рождения, с 1 февраля 2018 года по 7 сентября 2018 года, а именно в феврале, апреле, мае, июне, июле и августе 2018 года, то есть более трех месяцев в течение года, умышленно уклонялся от уплаты средств на содержание ребенка. 

Исследовав представленные стороной обвинения доказательства и дав им оценку, суд пришел к выводу об отсутствии в действиях Ф. состава преступления и постановил в отношении него оправдательный приговор.

Считая оправдание необоснованным, прокурор просит в протесте приговор и последующие судебные постановления отменить и дело передать на новое судебное разбирательство. При этом указывает, что приговор постановлен без исследования и оценки всех доказательств в их совокупности. Судом не учтены обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы. В частности, свидетели – медицинские работники О., К., С., Ж. показали, что при нахождении матери Ф. в больнице с 6 февраля по 11 апреля, с 7 по 18 мая и с 12 июля по 16 августа 2018 года необходимости в постоянном присутствии там самого Ф. не имелось. Из показаний Ш. следует, что и после выписки из больницы за матерью Ф. не требовалось постоянного ухода. Заключением МРЭК от 11 апреля 2018 года Ф-вой была установлена вторая группа инвалидности, которая по показаниям врача-невролога С. не предусматривает нуждаемости больного в постоянном постороннем уходе. Однако, как каждое их этих доказательств в отдельности, так и вся их совокупность не получили всесторонней оценки в приговоре. Суд не привел мотивов, по которым отверг показания медицинских работников о состоянии матери обвиняемого, не учел, что болезнь близкого родственника не освобождает лицо от обязанности содержать детей и уплачивать взысканные алименты. Судом также не учтено, что Ф. не работал с 2014 года. Сведений о том, что он был вынужден оставить работу в связи с болезнью матери, не имеется, в органах службы занятости населения он не регистрировался и мер по обеспечению уплаты средств на содержание ребенка не предпринимал. Указанные обстоятельства необоснованно не были учтены также судами апелляционной и надзорной инстанций.

Рассмотрев дело и обсудив протест, судебная коллегия находит протест не подлежащим удовлетворению исходя из следующего.

В соответствии с ч.3 ст. 16 УПК сомнения в обоснованности предъявленного обвинения толкуются в пользу обвиняемого.  

Согласно ч. 4 ст. 350 УПК каждый невиновный подлежит оправданию.

Вопреки доводам протеста все представленные сторонами доказательства подвергнуты всестороннему, полному и объективному исследованию и оценке, которая у судебной коллегии сомнений не вызывает и является правильной. При этом судом учтены все обстоятельства, имеющие существенное значение для его выводов. 

По смыслу закона под уклонением от содержания детей (ч. 1 ст. 174 УК) следует понимать осознанные действия лица, направленные на то, чтобы избежать выплаты денежных средств на содержание детей.

По настоящему делу таких действий со стороны Ф. не установлено.

Отрицая наличие умысла на уклонение от уплаты средств на содержание несовершеннолетнего сына, Ф. указывал, что до февраля 2018 года, а также в марте 2018 года уплачивал алименты на его содержание. Однако после операции, сделанной матери в феврале 2018 года, она не могла самостоятельно передвигаться. За ней требовался постоянный уход, который он стал осуществлять, поэтому не работал. В апреле 2018 года матери установили вторую группу инвалидности, а в августе того же года – первую группу, и ему было назначено пособие по уходу за матерью.

То, что Ф. осуществлял уход за своей больной матерью как в больнице, так и после ее выписки, бесспорно доказано как показаниями свидетелей-медицинских работников, на которых делается ссылка в протесте, так и показаниями свидетеля Л. и самой Ф-вой.

При этом, как правильно признал суд, если за Ф-вой при нахождении ее в больнице действительно не требовался постоянный уход со стороны ее сына Ф., поскольку это входило в обязанности работающих там медицинских работников, то после выписки из больницы с учетом состояния ее здоровья такой уход, вопреки доводам протеста, с его стороны требовался.

Об этом прямо свидетельствуют показания свидетеля К. (врача хирургического отделения УЗ «Климовичская ЦРБ»), которыми опровергаются предположительные показания свидетеля Ш., на которые делается ссылка в протесте прокурора.

Согласно показаниям свидетеля Р. (заведующего сектором социальной защиты населения Климовичского РИК), еще в апреле 2018 года Ф. обращался с вопросом оформления пособия по уходу за матерью, однако ему было отказано в связи с тем, что мать не достигла 80-летнего возраста и не являлась инвалидом первой группы.

Как следует из материалов дела, 11 апреля 2018 года Ф-вой была установлена вторая, а 29 августа 2018 года первая группа инвалидности, после чего Ф. было назначено пособие по уходу за матерью.

Вместе с тем, свидетель - председатель МРЭК А. не исключила возможность установления Ф-вой первой группы инвалидности уже в апреле 2018 года. Однако, согласно ее показаниям, такая группа не была установлена, так как Ф-ва не была доставлена на освидетельствование и решение принималось лишь на основании представленных документов.

На освидетельствование же, как следует из показаний Ф. и свидетеля К., Ф-ва в апреле 2018 года не была доставлена в связи с указанием в направлении на МРЭК о ее нетранспортабельности.

При таких обстоятельствах вывод суда о том, что Ф. не уплачивал алименты на содержание несовершеннолетнего сына по уважительным причинам, является обоснованным.

В марте 2018 года он перечислил К. в счет алиментов 100 рублей. В дальнейшем же он не имел такой возможности в силу объективных причин.

Период нахождения матери Ф. в больнице, вменяемый ему в срок уклонения от уплаты средств на содержание сына, составил менее трех месяцев. Со дня выписки Ф-вой из больницы до назначения пособия по уходу за ней Ф. осуществлял постоянный уход за матерью, поэтому ссылки в протесте на то, что он длительное время не работал, не был зарегистрирован в службе занятости населения, не влияют на правильность выводов суда первой и последующих судебных инстанций об отсутствии у него умысла на уклонение более трех месяцев в течение года от уплаты средств на содержание несовершеннолетнего ребенка.

Изложенная в протесте прокурора иная оценка доказательств не ставит под сомнение выводы суда, поскольку они соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Приговор постановлен судом с соблюдением принципов презумпции невиновности, состязательности и равенства сторон в уголовном процессе, в строгом соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Судами апелляционной и надзорной инстанций при проверке законности и обоснованности приговора приняты во внимание все обстоятельства дела, в том числе и те, на которые указывается в протесте.

При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения протеста заместителя Генерального прокурора не имеется.

Руководствуясь ст. 412 УПК Республики Беларусь, судебная коллегия

                                        О П Р Е Д Е Л И Л А:

протест заместителя Генерального прокурора Республики Беларусь по уголовному делу в отношении Ф. оставить без удовлетворения.

Председательствующий    

                                                      

Судьи                                                                                           

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации