Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  28437 6 декабря 2022  75 1 декабря 2022  1123
О назначении судебного разбирательства по уголовному делу по обвинению Сазанович Я.С., Навоши Д.А., Занемонской В.И., Высоцкой О.В., Богдановича Д.А. в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.130, ч.3 ст.203-1 УК Республики Беларусь
21 ноября 2022  1579 14 ноября 2022  872 11 ноября 2022  1203

Постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 29.12.2020 по делу № 63-5/2020/463А/1255К

12 января 2021  810

                  ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

        ПОСТАНОВЛЕНИЕ

                                                       29.12.2020                                                        

Дело №63-5/2020/463А/1255К

г. Минск

     Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь, рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу закрытого акционерного общества «П» на решение экономического суда Минской области от 05.10.2020 и постановление апелляционной инстанции этого же суда от 04.11.2020 по делу №63-5/2020 по иску Минского районного исполнительного комитета к закрытому акционерному обществу «П» о расторжении договора купли-продажи предприятия как имущественного комплекса от 30.07.2004,

     с участием представителей сторон,

УСТАНОВИЛА:

     Решением экономического суда Минской области от 05.10.2020 по делу №63-5/2020 исковые требования Минского районного исполнительного комитета (далее – Минского райисполкома) удовлетворены, расторгнут договор купли-продажи предприятия как имущественного комплекса от 30.07.2004, заключенный между Минским райисполкомом и закрытым акционерным обществом «П» (далее – ЗАО «П»).

     Постановлением апелляционной инстанции этого же суда от 04.11.2020 по делу №63-5/2020 решение экономического суда первой инстанции от 05.10.2020 оставлено без изменения, а апелляционная жалоба ЗАО «П» - без удовлетворения.

     ЗАО «П» обратилось с кассационной жалобой, в которой просит вынесенные судебные постановления отменить и, не передавая дело на новое рассмотрение, принять новое постановление об отказе в удовлетворении заявленных требований, ссылаясь на неполное выяснение судом обстоятельств, имеющих значение для дела, а также на несоответствие выводов суда обстоятельствам дела.

    Заявитель кассационной жалобы указал, что он исполнил свои обязательства по договору в полном объеме, но не в состоянии был осуществлять сельскохозяйственную деятельность в 2018 – 2019 годах ввиду отсутствия у него в пользовании пахотных и луговых земель, которые у него были изъяты по решению Минского райисполкома, а имеющиеся земельные участки не позволяют вести деятельность сельскохозяйственного назначения.

     Заявитель кассационной жалобы полагает, что судом необоснованно не принят во внимание факт отсутствия с 2012 года и по настоящее время объекта договора – имущественного комплекса по причине прекращения его существования.

     По мнению заявителя кассационной жалобы, к правоотношениям сторон необоснованно не были применены сроки исковой давности.

     В судебном заседании кассационной инстанции представители ЗАО «П» кассационную жалобу поддержали, ссылаясь на изложенные в ней доводы.

     Представитель Минского райисполкома полагает, что оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется, поскольку судом не допущено нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену судебных постановлений.

     Заслушав представителей лиц, участвующих в деле, обсудив доводы кассационной жалобы, проверив законность и обоснованность обжалуемых судебных постановлений, судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь приходит к следующему выводу.

     Согласно статье 297 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – ХПК) основаниями для изменения или отмены судебных постановлений суда, рассматривающего экономические дела, первой и (или) апелляционной инстанций являются необоснованность судебных постановлений, нарушение либо неправильное применение норм материального и (или) процессуального права.

Судебное постановление является необоснованным в целом или его части, если судом, рассматривающим экономические дела, допущено неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела; обстоятельство, имеющее значение для дела и положенное судом, рассматривающим экономические дела, в основу судебного постановления, не подтверждено достоверными и убедительными доказательствами; выводы, изложенные в судебном постановлении, не соответствуют материалам и фактическим обстоятельствам дела.

     Как установлено судом и следует из материалов дела, предметом   иска являлись требования Минского райисполкома к ЗАО «П» о расторжении договора купли-продажи предприятия как имущественного комплекса от 30.07.2004 по основаниям, предусмотренным частью 2 статьи 420 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК).

     Представители ответчика в судебном заседании исковые требования не признали и пояснили, что невыполнение показателей темпов роста валовой продукции сельского хозяйства в 2018-2019 годах было обусловлено действиями Минского райисполкома, который принял решение в 2012 и 2014 годах об изъятии у ответчика пахотных (луговых) земель, поэтому сельскохозяйственная деятельность не ведется с 2015 года, при этом данное нарушение договора не является существенным. Имущественный комплекс в 2012 году прекратил свое существование, объекта сделки не существует, следовательно, обязательства сторон прекращены. Заявили о пропуске истцом срока исковой давности, который просили применить.

     Суд первой инстанции пришел к выводу об удовлетворении заявленных исковых требований и расторжении договора купли-продажи предприятия как имущественного комплекса от 30.07.2004, указав, что обстоятельства неисполнения со стороны ответчика договора в части обеспечения деятельности по росту производства валовой продукции сельскохозяйственного назначения в 2018 и 2019 годах (либо отсутствие деятельности по производству сельскохозяйственной продукции вообще) являются существенным нарушением договора.  При этом суд указал, что ответчиком имущественный комплекс уже не используется в предпринимательской деятельности ввиду его отсутствия, а сам ответчик не только в 2018 и 2019 годах, но и уже с 2015 года и по день принятия судом первой инстанции решения по делу не осуществляет сельскохозяйственную деятельность. Находя, что правоотношения между сторонами не прекращены, на день предъявления иска обязательства покупателя существуют, а нарушение условий договора продолжается, суд первой инстанции пришел к выводу, что настоящий иск подан в пределах общего срока исковой давности, исчисляемого со дня окончания нарушения обязательств.

     С указанными выводами суда первой инстанции согласилась и апелляционная инстанция суда, оставив решение суда первой инстанции без изменения.

     Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь считает, что вынесенные по делу вышеуказанные судебные постановления нельзя признать обоснованными, исходя из следующего.

     Из материалов дела усматривается, что между Минским районным исполнительным комитетом (продавец) и ЗАО «П» (покупатель) на основании Указов Президента Республики Беларусь от 19.03.2004 № 138 «О некоторых мерах по финансовому оздоровлению сельскохозяйственных организаций и привлечению инвестиций в сельскохозяйственное производство» (далее – Указ №138) и от 14.06.2004 № 280 «О порядке и условиях продажи юридическим лицам предприятий как имущественных комплексов убыточных сельскохозяйственных предприятий» (далее – Указ №280) был заключен договор купли-продажи предприятия как имущественного комплекса от 30.07.2004.

     Согласно пункту 1.1. договора продавец обязался передать                        в собственность покупателя предприятие – РСУП «О» как имущественный комплекс, а покупатель обязался принять и оплатить               его.

     В соответствии с пунктом 1.2 имущественный комплекс приобретался покупателем для использования его в предпринимательской деятельности.

     В пункте 2.2. договора стороны согласовали обязанности покупателя:  погасить задолженности РСУП «О» в порядке и сроки, установленные Указом 138 (пункт 2.2.2. договора), принять в порядке перевода всех работников РСУП «О» и сохранить рабочие места на период предоставления отсрочки исполнения обязательств РСУП «О» (пункт 2.2.3. договора), обеспечить деятельность по росту производства валовой продукции сельскохозяйственного назначения в стоимостном выражении не ниже прогнозных показателей, доведенных до района в соответствии с распоряжениями Президента Республики Беларусь и иными актами законодательства (пункт 2.2.4. договора).

     Главой 4 договора были определены цена продажи предприятия и порядок расчетов между сторонами.

     По акту приема-передачи от 30.07.2004 продавец передал, а покупатель принял объект (предприятие как имущественный комплекс).

      Договор купли-продажи предприятия как имущественного комплекса от 30.07.2004 зарегистрирован 31.07.2004 в Едином государственном регистре недвижимого имущества, прав на него и сделок с ним.

     Находя, что покупателем нарушены существенные условия договора, связанные с невыполнением принятых на себя обязательств в части обеспечения темпов роста валовой продукции сельского хозяйства в период 2018-2019 годов, истец обратился с иском о расторжении договора купли-продажи предприятия как имущественного комплекса от 30.07.2004.

     В силу пункта 2 статьи 420 ГК по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только при существенном нарушении договора другой стороной.

    Существенным признается нарушение договора одной из сторон, влекущее для другой стороны такой ущерб, в результате которого она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

     В соответствии с пунктом 1.3. Указа №280 обязательными условиями продажи имущественного комплекса являются:

погашение задолженности убыточной сельскохозяйственной организации в порядке и сроки, установленные Указом Президента Республики Беларусь от 19 марта 2004 года №138 «О некоторых мерах по финансовому оздоровлению сельскохозяйственных организаций и привлечению инвестиций в сельскохозяйственное производство»;

сохранение рабочих мест на период предоставления отсрочки исполнения обязательств убыточной сельскохозяйственной организации;

обеспечение деятельности по производству сельскохозяйственной продукции.

     Анализ условий договора купли-продажи предприятия как имущественного комплекса от 30.07.2004 и норм законодательства, привели суд к обоснованному выводу о согласованности сторонами договора его существенных условий, в частности, о наличии в пунктах 2.2.2 – 2.2.4. договора условий продажи имущественного комплекса, указанных в пункте 1.3. Указа №280.

     При рассмотрении дела ответчиком утверждалось, что им в полном объеме были выполнены условия договора в части погашения задолженности РСУП «О» в порядке и сроки, установленные Указом 138 (пункт 2.2.2. договора), а также о принятии в порядке перевода всех работников РСУП «О» и сохранении рабочих мест (пункт 2.2.3. договора), а условия пункта 2.2.4 договора по обеспечению деятельности по росту производства валовой продукции сельскохозяйственного назначения исполнялись ответчиком до момента изъятия пахотных и луговых земель по решениям Минского райисполкома, т.е. до 2015 года.

     Материалами дела подтверждается, что по решениям Минского райисполкома, принятым в 2011 – 2014 годах часть предоставленных ответчику в пользование пахотных и луговых земель, изъяты из земель ЗАО «П» и предоставлены в постоянное пользование для ведения товарного сельского хозяйства РУП «П».

     При этом судом не выяснены причины и основания изъятия Минским райисполкомом, находящихся в пользовании у ЗАО «П» пахотных и луговых земель, а также взаимосвязь изъятия данных земель с возможностью (невозможностью) исполнения пункта 2.2.4 договора в части производства валовой продукции сельскохозяйственного назначения.

     Судом не установлено, какие земли и на каких основаниях находились у ЗАО «П» в 2018-2019 годах, и могли ли они использоваться для производства валовой продукции сельскохозяйственного назначения в вышеуказанный период, обеспечивая исполнение пункта 2.2.4. договора.

     Кроме того, с учетом условий пункта 2.2.4. договора, судом не выяснен порядок и обстоятельства доведения до сведения ЗАО «П» Минским райисполкомом прогнозных показателей по производству валовой продукции сельскохозяйственного назначения в период 2018-2019 годов, не выяснено как Минским райисполкомом осуществлялся контроль за исполнением условий договора купли-продажи предприятия как имущественного комплекса от 30.07.2004, начиная с 2015 года.

     При этом судебными инстанциями сделаны выводы о том, что неисполнение ответчиком пункта 2.2.4. договора в части производства валовой продукции сельскохозяйственного назначения в 2018-2019 годах не связано с изъятием пахотных (луговых) земель.

     Вместе с тем, судебные постановления содержат выводы о том, что из материалов дела с достоверностью следует, что ответчик не в состоянии осуществлять сельскохозяйственную деятельность в виду отсутствия у него в пользовании пахотных и луговых земель, а имеющиеся земельные участки не позволяют вести деятельность сельскохозяйственного назначения.

     На основании вышеизложенного, учитывая противоречивость выводов судов, которые сделаны без оценки и анализа определенных обстоятельств исполнения договора, судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь находит, что судами первой и апелляционной инстанций не в полном объеме выяснены обстоятельства, имеющие значение для дела, а выводы суда не соответствуют материалам и фактическим обстоятельствам дела.

     Кроме того, согласно сведениям Единого регистра государственной регистрации недвижимого имущества, прав на него и сделок с ним с 07.09.2012 имущественный комплекс прекратил свое существование, в том числе прекращены вещные права ЗАО «П» на него.

     Вышеуказанное обстоятельство свидетельствует о том, что с 07.09.2012 прекращено существование предмета договора – имущественного комплекса, о чем была информирована сторона договора - Минский районный исполнительный комитет.

     Поскольку в соответствии с пунктом 1 статьи 379 ГК надлежащее исполнение прекращает обязательство, судом не выяснено какие обязательства и в каком объеме были исполнены покупателем, в связи с чем не дана оценка договору купли-продажи на предмет его исполнения, а также на предмет иных оснований для прекращения обязательств, предусмотренных главой 26 ГК.

     При разрешении ходатайства ответчика о применении сроков исковой давности судом не принято во внимание, что в абзаце 1 пункта 4 Указа №280 установлен специальный срок исковой давности по договорам купли-продажи имущественных комплексов шесть месяцев с даты государственной регистрации этих договоров.

      В абзаце 2 пункта 4 Указа №280 определено, что Министерство сельского хозяйства и продовольствия, областные, районные (городские) исполнительные комитеты, заключившие договоры (согласовавшие проекты договоров) купли-продажи имущественных комплексов, обязаны предъявлять иски в суды о расторжении таких договоров при несоблюдении сроков оплаты имущественных комплексов, определяемых в соответствии с частью второй подпункта 1.4 пункта 1 настоящего Указа, а также иных обязательных условий их продажи, предусмотренных данным Указом. Эти иски подаются в пределах общего срока исковой давности, исчисляемого со дня окончания срока оплаты, установленного договорами купли-продажи имущественных комплексов.

    Таким образом, при разрешении вопроса о применении сроков исковой давности судом не были проанализированы и оценены обстоятельства исполнения договора купли-продажи предприятия как имущественного комплекса от 30.07.2004, в том числе связанные с исполнением договора в части соблюдения порядка и сроков оплаты данного комплекса покупателем и иных обязательных условий продажи, предусмотренных Указом №280 и договором.

     На основании вышеизложенного, учитывая, что судом допущено неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела, а выводы суда не соответствуют материалам и фактическим обстоятельствам дела, судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь приходит к выводу, что решение экономического суда Минской области от 05.10.2020 и постановление апелляционной инстанции этого же суда от 04.11.2020 по делу №63-5/2020 нельзя признать законными и обоснованными, и они подлежат отмене с направлением дела на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе.

       При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное, полно и всесторонне установить все обстоятельства, имеющие значение для дела, дать надлежащую оценку договору и всем доказательствам, имеющимся в материалах дела и дополнительно представленным (истребованным), исходя из требований статей 100, 103, 104 и 108 ХПК, и принять судебное постановление в полном соответствии с нормами материального и процессуального права, материалами дела и обстоятельствами, с достоверностью установленными судом.

     Судебные расходы сторон по данному делу, в том числе понесенные в суде кассационной инстанции, следует распределить экономическому суду первой инстанции по результатам нового рассмотрения в соответствии со статьей 133 ХПК.

       С учетом изложенного и руководствуясь статьями 294, 296-298 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь, судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь

ПОСТАНОВИЛА:

     Решение экономического суда Минской области от 05.10.2020 и постановление апелляционной инстанции этого же суда от 04.11.2020 по делу №63-5/2020 отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе.

     Постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в порядке, установленном статьями 300-304 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь.

 

                                                                                        

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации