Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  28437 6 декабря 2022  75 1 декабря 2022  1123
О назначении судебного разбирательства по уголовному делу по обвинению Сазанович Я.С., Навоши Д.А., Занемонской В.И., Высоцкой О.В., Богдановича Д.А. в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.130, ч.3 ст.203-1 УК Республики Беларусь
21 ноября 2022  1579 14 ноября 2022  872 11 ноября 2022  1203

Постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 01.09.2020 по делу № 45-28/2020/663А/860К

8 сентября 2020  542

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

                                              01.09.2020                                                     

Дело №45-28/2020/663А/860К

г. Минск

       Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь, рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу гражданина К. на решение экономического суда города Минска от 14.05.2020 и постановление апелляционной инстанции этого суда от 02.07.2020 по делу №45-28/2020 по иску общества с ограниченной ответственностью «О» к обществу с ограниченной ответственностью «К» и обществу с ограниченной ответственностью «Т» об установлении факта ничтожности сделок,

     третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований на предмет спора, на стороне ответчиков – гражданин К.,

     с участием представителей сторон,

УСТАНОВИЛА:

     Экономический суд города Минска решением от 14.05.2020 по делу №45-28/2020 исковые требования ООО «О» удовлетворил,  установил факт ничтожности договора купли-продажи грузового седельного тягача Renault Т440, 2016 года выпуска, регистрационный номер AM 8058-1, кузов (шасси, рама) №VF611A363GD003977, заключенного 16.10.2019 между ООО «К» и ООО «Т», а также установил факт ничтожности договора купли-продажи полуприцепа SCHMITZ SCS 24, 2011 года выпуска, регистрационный номер А 8078 Е-1, кузов (шасси, рама) №WSM00000003133152, заключенного 16.10.2019 между ООО «К» и ООО «Т».

      Постановлением апелляционной инстанции экономического суда города Минска от 02.07.2020 по делу №45-28/2020 решение суда первой инстанции оставлено без изменения, а апелляционная жалоба ООО «Т» - без удовлетворения.

     Гражданин К. обратился в судебную коллегию по экономическим делам          

Верховного Суда Республики Беларусь с кассационной жалобой, в которой просит вышеуказанные судебные постановления отменить, вынести по делу новое постановление, ссылаясь на несоответствие выводов суда обстоятельствам дела, а также на нарушение судом норм процессуального и материального права.

     Заявитель кассационной жалобы считает недоказанными истцом и необоснованными выводы судов о том, что стороны оспариваемых договоров не намеревались исполнять сделку, что оспариваемые сделки не были исполнены и что данные сделки не породили правовых последствий для сторон, так как покупатель фактически вступил в права собственности на транспортные средства, произвел оплату за них путем заключения договоров возложения обязательств на третье лицо и перечислением денежных средств на расчетный счет ОАО «Б» в счет погашения кредитных платежей ООО «К» по кредитному договору от 17.10.2017, зарегистрировал транспортные средства на себя в органах ГАИ МВД Республики Беларусь и распоряжался  ими по собственному усмотрению.

     По мнению заявителя кассационной жалобы, заключенные договоры купли-продажи транспортных средств не повлияли на платежеспособность ООО «К», и отчуждением транспортных средств не был причинен вред интересам кредиторов.

     Представитель гражданина К. и ООО «Т» кассационную жалобу поддержал, ссылаясь на изложенные в ней доводы.

     Представитель ООО «О» полагает, что оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется, поскольку судом не допущено нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену принятых судебных постановлений.

     В судебное заседание кассационной инстанции представители ООО «К» не явились, о времени и месте судебного разбирательства извещены надлежащим образом, поэтому судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь считает возможным рассмотрение дела в их отсутствие.

     Заслушав представителей лиц, участвующих в деле, обсудив доводы кассационной жалобы, отзыва на кассационную жалобу, проверив законность и обоснованность обжалуемых судебных постановлений, судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь приходит к выводу, что оснований для их отмены не имеется исходя из следующего.

     Согласно статье 297 Хозяйственного процессуального кодекса  Республики Беларусь (далее – ХПК) основаниями для изменения или отмены судебных постановлений суда, рассматривающего экономические дела, первой и (или) апелляционной инстанций являются необоснованность судебных    постановлений, нарушение либо неправильное применение норм материального и (или) процессуального права.

     Как установлено судом и следует из материалов дела, предметом  иска являлись требования ООО «О» к ООО «К» и ООО «Т» об установлении факта ничтожности сделок - договора купли-продажи от 16.10.2019 грузового седельного тягача Renault Т440 и договора купли-продажи от 16.10.2019 полуприцепа SCHMITZ SCS 24, заключенных между ООО «К» и ООО «Т», по основаниям статьи 171 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее - ГК).

    Возражая против удовлетворения иска, представители ответчиков ООО «К» и ООО «Т», выразив единую позицию, указали, что фактическое и реальное исполнение договоров купли-продажи путем передачи имущества и его оплаты свидетельствует об отсутствии мнимости сделок. Доказательством их реального исполнения является то, что после заключения договоров ООО «Т» (покупатель) осуществляло права владения, пользования и распоряжения имуществом, а именно: произвело перерегистрацию данных транспортных средств, а также осуществило полную оплату их стоимости.

     Суд первой инстанции, исследовав и оценив представленные доказательства в совокупности, проанализировав нормы действующего законодательства, пришел к выводу о наличии оснований для установления факта ничтожности договоров купли-продажи от 16.10.2019,  указав, что оспариваемые договоры купли-продажи транспортных средств являются мнимыми сделками, поскольку воля ответчиков направлена не на установление между ними каких-либо гражданско-правовых отношений, а на возникновение правовых последствий для ООО «К» в отношении ООО «О» в целях предотвращения обращения взыскания на транспортные средства в исполнительных производствах.

     С указанными выводами суда первой инстанции согласилась и апелляционная инстанция экономического суда, оставив решение суда первой инстанции без изменения.

     Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь считает выводы суда правильными, основанными на материалах дела и нормах действующего законодательства.

     Из материалов дела усматривается, что ООО «О» в период с 2015 года по август 2019 года являлось поставщиком товара ООО «К» (покупателю) по договору поставки товара №29 от 07.12.2015.

     По состоянию на 31.08.2019 задолженность ООО «К» перед истцом составила 18 394 072,31 российских рублей, последняя оплата за товар произведена 30.07.2019.

     Вышеуказанную задолженность ООО «О» взыскало с ООО «К» путем совершения 4-х исполнительных надписей нотариуса в период с 26.09.2019 по 01.10.2019, на основании которых 07.10.2019, 08.10.2019 и 14.10.2019 по заявлению ООО «О» в отношении ООО «К» возбуждено 4 исполнительных производства.

     Согласно данным Единого государственного регистра юридических лиц и индивидуальных предпринимателей по состоянию на 16.10.2019 участниками ООО «К»  в равных долях (по 50% уставного фонда) являлись гражданин К. и гражданин Г., которыми в 2019 году осуществлена государственная регистрация следующих юридических лиц:

     ООО «Т» зарегистрировано 22.03.2019 участником К. с долей в уставном фонде 100%;

     ООО «А» зарегистрировано 04.07.2019 участником Г. с долей в уставном фонде 100%;

     ООО «П» зарегистрировано 05.07.2019 участником Г. с долей в уставном фонде 100%.

     Вышеуказанным юридическим лицам от ООО «К» в 2019 году передан (реализован) принятый от истца и не оплаченный товар, а также транспортные средства, принадлежащие ООО «К» на праве собственности, включая транспортные средства, проданные по оспариваемым договорам.

     Так, с мая по октябрь 2019 года ООО «К» произвело отчуждение всех принадлежащих ему восьми транспортных средств, что подтверждено сведениями из базы данных ГАИ МВД Республики Беларусь. 

     16.10.2019 ООО «К» на основании двух договоров купли-продажи произведено отчуждение ООО «Т» седельного тягача Renault Т440, 2016 года выпуска, по цене 108 645,77 рублей и полуприцепа SCHMITZ SCS 24, 2011 года выпуска по цене 28 369,69 рублей с оплатой стоимости транспортных средств не позднее 31.12.2020.

     16.10.2019 между ООО «К» и ООО «Т» заключено два договора о возложении обязательств на третье лицо, по условиям которых ООО «К» возложило на ООО «Т» исполнение своих кредитных обязательств перед ОАО «Банк» на общую сумму 137 015,46 рублей.

     16.10.2019 между ООО «К» и ООО «Т» также были заключены дополнительные соглашения к договорам о возложении обязательств на третье лицо, в которых ответчики согласовали, что с момента поступления денежных средств на счет ОАО «Банк» считаются исполненными обязательства ООО «Т» по оплате ООО «К» задолженности по договорам купли-продажи седельного тягача Renault Т440, 2016 года выпуска и полуприцепа SCHMITZ SCS 24, 2011 года выпуска.

     01.11.2019 судебным исполнителем вынесено предписание в адрес ООО «Т» (получено последним 12.11.2019), которым приостановлено направление денежных средств на погашение задолженности ООО «К» перед иными лицами, а денежные средства, причитающиеся должнику, подлежали перечислению на счет отдела принудительного исполнения.

     В ответ на это предписание ООО «Т» информировало судебного исполнителя (получено последним 16.11.2019) о том, что по состоянию на 15.11.2019 дебиторская задолженность в отношении ООО «К» отсутствует.

     При этом ООО «Т» 16.11.2019, 19.11.2019 и 26.11.2019, 13.01.2020 и 24.01.2020 произвело платежи на общую сумму 137 015,46 рублей на расчетный счет ОАО «Б» в счет оплаты по кредитному договору за ООО «К», по которому одним из поручителей и залогодателей являлся гражданин К. – родной брат гражданина К.

     03.01.2020 ООО «К» по договорам купли-продажи произвело отчуждение седельного тягача Renault Т440, 2016 года выпуска и полуприцепа SCHMITZ SCS 24, 2011 года выпуска гражданину К. по ценам, соответственно, 3 000 рублей и 2 000 рублей.

     Указывая, что оспариваемые сделки являются мнимыми, совершены лишь для вида, без намерения создать соответствующие юридические последствия, с целью уклонения от погашения задолженности перед истцом, ООО «О» обратилось с настоящим иском.

     В соответствии с пунктом 1 статьи 171 ГК мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей юридические последствия, ничтожна.

     В соответствии с пунктом 15 постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 28.10.2005 № 26 «О некоторых вопросах применения хозяйственными судами законодательства, регулирующего недействительность сделок» при совершении мнимой сделки воля сторон направлена не на установление между ними каких-либо гражданско-правовых отношений, а на возникновение правовых последствий для каждой стороны или одной из них в отношении третьих лиц.

     При заключении мнимой сделки стороны действуют недобросовестно и не стремятся к достижению того правового результата, который должен возникнуть из данной сделки. Мнимая сделка не предполагает исполнения и совершается сторонами лишь для того, чтобы создать у третьих лиц представление о том, что сделка совершена.

     Материалами дела подтверждается, что участниками ООО «К» гражданами К. и Г. в 2019 году  были созданы 3 юридических лица, собственниками и учредителями которых являлись участники данного общества и подконтрольные им лица (родственники), и активы (товары, транспортные средства) ООО «К» были переведены в пользу данных лиц. 

     Так, согласно акту сверки расчетов от 03.02.2020 задолженность ООО «П» перед ООО «К» составила 2 131 347,53 рублей, ООО «А» перед ООО «К» - 820 795,25 рублей, и ООО «К» не представлено доказательств оплаты принятого товара указанными обществами.

     Проанализировав обстоятельства подписания в один и тот же день оспариваемых договоров купли-продажи транспортных средств c условиями отсрочки оплаты до 31.12 2020, двух договоров о возложении обязательств на третье лицо, по условиям которых ООО «К» возложило на ООО «Т» исполнение своих кредитных обязательств перед ОАО «Б» на общую сумму 137 015,46 рублей, а также дополнительных соглашений к ним, согласно которым с момента поступления денежных средств на счет ОАО «Б» считаются исполненными обязательства ООО «Т» по оплате ООО «К» задолженности по договорам купли-продажи, а также обстоятельства исполнения данных договоров, учитывая, что по условиям кредитного договора исполнение обязательств кредитополучателя ООО «К» обеспечено поручительством граждан К. и Г., а также залогом имущества граждан К., суд пришел к правильному выводу о том, что совершение вышеуказанных действий позволило ООО «К» в отсутствие исполнительного документа в пользу ОАО «Б» и при наличии возбужденного по заявлению истца в отношении ООО «К» исполнительного производства произвести расчет с банком по кредитному договору, а также избежать обращения взыскания на транспортные средства в счет погашения задолженности ООО «К» перед истцом в исполнительном производстве.

     При этом суд правомерно указал, что оплата ООО «Т» с 16.11.2019 по 24.01.2020 на расчетный счет ОАО «Б» денежных средств во исполнение обязательств ООО «К» по кредитному договору, не свидетельствует о том, что эти платежи совершены в счет исполнения обязательств по оспариваемым договорам купли-продажи, поскольку ООО «Т», получив 12.11.2019 предписания судебного исполнителя о запрете совершения расчетов с должником и перечислении всех средств, причитающихся ему, на счет отдела принудительного исполнения, сообщило судебному исполнителю не соответствующие действительности сведения об отсутствии по состоянию на 15.11.2019 дебиторской задолженности в отношении ООО «К». Вместе с тем, на вышеуказанную дату существовала задолженность по оспариваемым сделкам в сумме 137 015,46 рублей, при этом ООО «Т» начал производить платежи банку по кредитному договору за ООО «К» 16.11.2019, т.е. после получения предписания, осуществив последний платеж 24.01.2020.

     Данные действия правомерно оценены судом как доказательства отсутствия намерений у ООО «Т» исполнять оспариваемые договоры купли-продажи.

     Поскольку основной целью деятельности юридического лица, как в силу норм гражданского законодательства, так и положений Устава ООО «Т», является получение прибыли, и суду не предоставлено надлежащих доказательств того, что ООО «Т», приобретя транспортные средства и имея дебиторскую задолженность в значительном размере перед ООО «К», вовлекло данное имущество в хозяйственную деятельность с целью получения прибыли и надлежащего исполнения обязательств перед кредиторами, учитывая, что по истечении двух месяцев общество продало эти транспортные средства брату гражданина К. – гражданину К. по заведомо заниженной стоимости, суд правильно указал на то, что данные действия ООО «Т» свидетельствуют о недобросовестном поведении участника гражданского оборота. В связи с чем доводы заявителя кассационной жалобы гражданина К. о вовлечении им транспортных средств в хозяйственный оборот посредством заключения договоров аренды транспортных средств не влияют на оценку судом действий ООО «К» и ООО «Т».

     Так как регистрация транспортных средств осуществляется в целях допуска транспортных средств к участию в дорожном движении, то доводы заявителя кассационной жалобы о том, что государственная регистрация транспортных средств в ГАИ за ООО «Т» опровергает выводы суда о мнимости сделок и свидетельствует о наступивших для сторон правовых последствиях сделок по купле-продаже транспортных средств, судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь находит несостоятельными. 

     Доводы заявителя кассационной жалобы о том, что заключенные договоры купли-продажи транспортных средств не повлияли на платежеспособность ООО «К», и отчуждением транспортных средств не был причинен вред интересам кредиторов, с учетом предмета заявленных требований не могут быть приняты во внимание, поскольку они не влияют на установленные судом обстоятельства и оценку представленных в материалы дела доказательств.

     Анализ и оценка собранных доказательств в порядке статьи 108 ХПК, исходя из принципов относимости, допустимости, достоверности каждого доказательства в отдельности, а также достаточности и взаимной связи доказательств в их совокупности, с учетом обстоятельств дела, подтверждающих факт несоответствия волеизъявления сторон, закрепленного в договорах, их действительной воле, а также факт отсутствия соответствующих договорам купли-продажи имущества юридических последствий, с учетом того, что задолженность ООО «К» перед истцом до настоящего времени не погашена и не принято реальных мер по ее погашению, привели суд к обоснованному выводу о том, что оспариваемые договоры купли-продажи транспортных средств являются мнимыми сделками, поскольку воля ответчиков направлена не на установление между ними каких-либо гражданско-правовых отношений, а на возникновение правовых последствий для ООО «К» в отношении ООО «О» в целях предотвращения обращения взыскания на транспортные средства в исполнительных производствах.

     Проанализировав доводы заявителя, изложенные в кассационной жалобе, судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь находит, что данные доводы являлись предметом рассмотрения суда, получили надлежащую оценку в принятых по делу судебных постановлениях.

     Каких-либо иных доводов, основанных на доказательствах, которые имели бы юридическое значение для переоценки выводов суда, влияли бы на оценку законности и обоснованности обжалуемых судебных постановлений, либо опровергали выводы суда, кассационная жалоба не содержит.

     На основании вышеизложенного, законными и обоснованными судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь находит выводы суда об установлении факта ничтожности сделок - договора купли-продажи грузового седельного тягача Renault Т440, 2016 года выпуска, регистрационный номер AM 8058-1, кузов (шасси, рама) №VF611A363GD003977, а также договора купли-продажи полуприцепа SCHMITZ SCS 24, 2011 года выпуска, регистрационный номер А8078Е-1, кузов (шасси, рама) №WSM00000003133152, заключенных 16.10.2019 между ООО «К» и ООО «Т».

      Нарушений норм материального и (или) процессуального права, влекущих отмену обжалуемых судебных постановлений, судом не допущено.

     При таких обстоятельствах обжалуемые судебные постановления являются законными и обоснованными, предусмотренных статьей 297 ХПК оснований для их отмены и изменения не имеется.

     Судебные расходы, понесенные в связи с рассмотрением кассационной жалобы, распределяются по правилам статьи 133 ХПК и относятся на гражданина К.

     С учетом изложенного и руководствуясь статьями 294, 296, 298 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь, судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь

ПОСТАНОВИЛА:

     Решение экономического суда города Минска от 14.05.2020 и постановление апелляционной инстанции этого суда от 02.07.2020 по делу №45-28/2020 оставить без изменения, а кассационную жалобу гражданина К. - без удовлетворения.

     Постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано (опротестовано) в порядке надзора в соответствии со статьями 300-304 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь.

   

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации