Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  25713
4 августа 2022  763 4 августа 2022  513 4 августа 2022  553 4 августа 2022  580 28 июля 2022  1783

Постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 26.01.2022 по делу № 155ЭАП21153

16 февраля 2022  164

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ  

                                                   26.01.2022                                                           

Дело №155ЭАП21153

                                                           г. Минск                                                                     

       Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь, рассмотрев в открытом судебном заседании с использованием систем видеоконференцсвязи  кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «М» на решение экономического суда от 22 октября 2021 года и постановление апелляционной инстанции этого суда от 25 ноября  2021 года по делу №155ЭАП21153  по заявлению общества с ограниченной ответственностью «М» о признании недействительным  решения Управления Департамента финансовых расследований Комитета государственного контроля Республики Беларусь  от 5 марта 2021 г. №18/1-2/9 (с изменениями и дополнениями),

            с участием в судебном заседании представителей: ООО «М» - адвоката П. (доверенность от 01.09.2021, копия в деле), заместителя директора В. (доверенность от 03.01.2022, копия в деле); органа финансовых расследований - главного специалиста К. (доверенность от 21.09.2021, копия в деле), старшего инспектора Козлова Д.Л. (доверенность  от 21.09.2021, копия в деле),

    УСТАНОВИЛА:

            решением экономического суда  от 22.10.2021, оставленным в силе постановлением апелляционной инстанции этого суда от 25.11.2021 по делу №155ЭАП21153 обществу с ограниченной ответственностью «М» (далее - ООО «М», заявитель, общество) в удовлетворении заявления о признании недействительным решения Управления Департамента финансовых расследований Комитета государственного контроля Республики Беларусь (далее - УДФР КГК Республики Беларусь, контролирующий орган, орган финансовых расследований) от 05.03.2021 (с изменениями и дополнениями) отказано.

  ООО «М» обратилось в судебную коллегию по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь с кассационной жалобой на решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции, в которой просит их отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

  Заявитель кассационной жалобы считает, что судами первой и апелляционной инстанций  неправомерно поддержаны выводы органа финансовых расследований о том, что основной целью совершения заявителем хозяйственных операций с  российскими субъектами хозяйствования - ООО «Т», ООО «О», ИП В., применяющих специальные режимы налогообложения, была минимизация обществом своих налоговых обязательств. Кроме того, суды необоснованно согласились с  выводом контролирующего органа о неправомерном применении обществом ставки НДС в размере 0% при осуществлении поставок товара российским подконтрольным субъектам. Заявитель указывает также на неправомерное внесение органом финансовых расследований изменений и дополнений в акт внеплановой проверки после окончания проверки и принятие по нему решения, а также на необоснованное применение положений пункта 4 статьи 33 Налогового кодекса Республики Беларусь (далее - НК)  к отношениям, возникшим до  введения указанной нормы в НК.

           Орган финансовых расследований  в отзыве на кассационную жалобу с доводами заявителя не согласился, указал на необоснованность изложенных в жалобе  позиций  ввиду  несоответствия  положениям законодательства  о бухгалтерском учете, налогового законодательства, в связи с чем просил  в удовлетворении кассационной жалобы отказать.

 В судебном заседании представители ООО «М»  изложенные в кассационной жалобе доводы поддержали. Представители органа финансовых расследований  с жалобой   не согласились по мотивам, изложенным в отзыве.

         Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь, изучив материалы дела, проанализировав доводы кассационной жалобы и проверив в порядке статьи 294 ХПК правильность применения судами первой и апелляционной  инстанций норм права, пришла к следующим выводам.

         В соответствии со статьей 297 ХПК основаниями для изменения или отмены судебных постановлений суда, рассматривающего экономические дела, первой и (или) апелляционной инстанций являются их необоснованность, нарушение либо неправильное применение норм материального и (или) процессуального права.

         Как следует из материалов дела и установлено судебными инстанциями, УДФР КГК Республики Беларусь на основании предписания от 27.08.2020 №10 была проведена внеплановая проверка ООО «М» по вопросу правильности исчисления и уплаты налогов в бюджет по взаимоотношениям с субъектами хозяйствования - резидентами Российской Федерации -ООО «Т», ООО «О», ИП В. за период с 01.03.20216 по 31.12.2019, по результатам которой составлен акт проверки от 14.10.2020 с изменениями от 24.11.2020 №10/1, от 05.01.2021 №10/2, от 12.01.2021 №10/3.

        Согласно решению  УДФР КГК Республики Беларусь  от 05.03.2020 № 18/1-2вн обществу доначислено 326 849 рублей 81 копейка, в том числе: налоги в сумме 289 509 рублей 75 копеек и пени в размере 37 340 рублей 06 копеек. Впоследствии проверяющими в акт проверки внесены изменения от 14.06.2021 №10/4, в связи с чем 27.08.2021 были внесены изменения в решение от 05.03.2020, данный документ был дополнен пунктом 4 с указанием на уменьшение разницы между суммой налоговых вычетов и общей суммой НДС, исчисленной по реализации товаров (работ, услуг), имущественных прав, в общей сумме 535 772 рублей 69 копеек.

         В ходе проверки было установлено, что в 2016-2019гг. в бухгалтерский учет заявителя помещались документы по реализации товарно-материальных ценностей в адрес резидентов Российской Федерации - ООО «Т», ООО «О», ИП В., в то время как товар от заявителя напрямую направлялся конечному покупателю. В связи с этим сделан вывод о том, что создание субъектов хозяйствования (ООО «Т», ООО «О», ИП В.) и документальное оформление с ними сделок было направлено на прикрытие деятельности ООО «М», не отвечавшего условиям для применения специального режима налогообложения, преследовало целью получение необоснованных преимуществ в налогообложении, предусмотренных таким режимом.

         Указанные  выводы основаны на установленных в ходе проверки фактах и обстоятельствах, подтверждающих, что товар, грузоотправителем которого значилось ООО «М», никогда не доставлялся по адресу местонахождения ООО «Т», ООО «О», ИП В., а отметка о получении товара от имени  указанных субъектов проставлялась уже после доставки и возврата комплекта документов; директором и учредителем ООО «М», а также ООО «Т», ООО «О» является В. При этом при оформлении товаросопроводительных документов в адрес указанных субъектов хозяйствования ООО «М» проставлялась цена товара, сформированная с минимальной торговой наценкой; оформление отгрузки товара от ООО «Т», ООО «О», ИП В. в адрес фактического покупателя производилось посредством курьерских фирм ООО «С», ООО «Б» и с указанием цены с действительной наценкой (по цене товара, заявленной на сайте «Trikotazh.by»).

        По мнению органа финансовых расследований, такая схема ведения бизнеса позволяла обществу формировать цены на товар с незначительной торговой наценкой, а также  минимизировать совокупный размер налогов, уплаченных всеми участниками цепочки по продаже товара в связи с применением резидентами Российской Федерации особого режима налогообложения (упрощенной системы налогообложения).

        В связи с этим на основании пункта 4 статьи 33 Налогового кодекса Республики Беларусь контролирующим органом была произведена корректировка налоговой базы по НДС, налогу на прибыль, в результате которой обороты, полученные от реализации товаров ООО «Т», ООО «О», ИП В., исходя из подлинного экономического содержания документально оформленных сделок с указанными субъектами хозяйствования, были признаны доходом заявителя, включены в его налогооблагаемую базу  в целях исчисления налога на прибыль и НДС.

        Оспаривая выводы контролирующего органа в экономическом суде, заявитель указывал на несоответствие данного ненормативного акта требованиям законодательства и нарушение им прав и законных интересов заявителя, неподтверждённость выводов соответствующими  доказательствами, а также нарушение норм материального права, в частности, пункта 59 Положения  о порядке организации и проведения проверок, утвержденного Указом Президента Республики Беларусь от 16.10.2009 №510 «О совершенствовании контрольной (надзорной) деятельности в Республике Беларусь» (далее - Положение), пункта 4 статьи 33 НК и необоснованное распространение положений указанной нормы на отношения, возникшие до принятия НК в новой редакции (до 01.01.2019).

         Отказывая  заявителю в удовлетворении заявленного требования, судебные инстанции исходили из того, что совокупностью собранных органом финансовых расследований доказательств подтверждается вывод о том, что основной целью заключения сделок между заявителем и ООО «Т», ООО «О», ИП В. являлась минимизация обществом своих налоговых обязательств в результате необоснованного применения НДС по ставке 0% при отсутствии к тому  правовых оснований,  искусственного  создания видимости взаимоотношений с подконтрольными субъектами хозяйствования, не осуществеляющими самостоятельной предпринимательской деятельности, использвания данных субъектов для прикрытия  деятельности самого  общества.

         С выводами судебных инстанций следует согласиться ввиду следующего.

         В силу пунктов  6, 7 и 8  статьи 3 Закона Республики Беларусь от 12.07.2013 №57-З «О бухгалтерском учете и отчетности»  бухгалтерский учет основывается на принципах  правдивости, осмострительности  и преобладания экономического содержания, что подразумевает отражение в нем активов, обязательств, собственного капитала, доходов, расходов плательщика при выполнении  установленных законодательством условий признания их таковыми.

          В соответствии с пунктом 2 статьи 39 НК налоговый учет основывается на данных бухгалтерского учета и (или) на иных документально подтвержденных данных об объектах, подлежащих налогообложению либо связанных с налогообложением.

         Исходя из содержания названных правовых норм, представленные плательщиком в налоговый орган надлежащим образом оформленные документы в целях  подтверждения обоснованности полученных  им доходов и понесенных расходов проверяются налоговым органом на предмет их полноты, достоверности и непротиворечивости.

        Поскольку в бухгалтерском учете должны быть отражены сведения о фактах хозяйственной жизни плательщика, объектах налогообложения,  указанные сведения должны соответствовать этим фактам (объектам).

         Как установлено контролирующим органом в ходе проверки, ООО «Т», ООО «О», ИП В., ООО «М» осуществляли один вид деятельности, для ведения бухгалтерского учета и управления компаниями использовались одни и те же помещения, отношения между руководителями и учредителями указанных организаций имеют признаки аффилированности,  функции  управления (в т.ч. бухучет, кадры, заключение договоров, юридическое сопровождение и др.) осуществлялись одними и теми же лицами, у подконтрольных субъектов РФ отсутствовали достаточные для управления кадровые ресурсы.

        Указанные  обстоятельства, а также  иные обозначенные в акте проверки факты обоснованно  признаны судами первой и апелляционной инстанций достаточными для вывода о том, что основной целью совершения хозяйственных операций общества с ООО «Т», ООО «О», ИП В. явилось использование  бизнес-структуры, позволяющей   получать всеми её  участниками   налоговые преимущества за счет средств бюджета при отсутствии  признаков реального осуществления предпринимательской деятельности каждым из перечисленных субъектов хозяйствования.

        При этом ссылки заявителя на достижение  посредством использования названной схемы и иных целей, таких как снижение стоимости доставки товара до конечного потребителя,   предоставление покупателям (физическим лицам) возможности оплачивать  покупку при получении посылки  с наибольшей для него выгодой, возможность  использования действенного механизма по возврату денежных средств покупателю и др., не  могут  свидетельствовать об отсутствии оснований для корректировки налоговой базы заявителя, поскольку получение необоснованных налоговых преимуществ  самим обществом  не может быть обусловлено   экономической выгодой  для  третьих  лиц.

         При оценке доводов ООО «М» о неправомерности выводов контролирующего органа относительно необоснованного применения обществом ставки 0% по НДС по экспортным операциям суды правомерно  исходили из положений подпункта 2.3 пункта 2 статьи 35, полпункта 1.1 пункта 1 статьи 115, абзаца второго подпункта 1.1, абзаца второго подпункта 1.2 пункта 1 статьи 116, пункта 1 статьи 122 НК, устанавливающих  перечень документов (в том числе при экспорте продукции физическим лицам) для применения льгот по налогам в виде налоговых ставок, пониженных по сравнению с общеустановленными. Поскольку материалами проверки подтверждаются факты  продажи и доставки товара потребителям-физическим лицам непосредственно самим ООО «М», а не его контрагентами согласно отраженным в бухучете первичным учетным документам, то выполнение условий для применения льготной  ставки НДС являлось для общества  обязательным, при отсутствии  соответствующих документов  применение  указанной льготы неправомерно.

         Доводам общества о  реализации товаров не только на основании договоров купли-продажи, но и комиссии, что существенно  должно было повлиять на сумму его налоговых обязательств по результатам проведенной корректировки, судебные инстанции дали надлежащую оценку, указав на включение в обороты по реализации товаров только сумм выручки, полученных российскими субъектами хозяйствования, при этом исчисленный заявителю НДС уменьшался на суммы налогов, уплаченных ООО «Т», ООО «О», ИП В. в РФ. Взаимоотношения заявителя с иными российскими субъектами предметом проверки не являлись.

         Не основаны на нормах законодательства доводы заявителя о несоблюдении органом финансовых расследований условий внесения изменений и (или) дополнений в акт внеплановой проверки, поскольку такие изменения обусловлены в данном случае обнаружением ошибки (описки) и неполного выяснения обстоятельств, которые существенно повлияли на сумму доначисленных налогов в силу положений абзаца третьего статьи 135, пункта 9 статьи 137 НК. При этом  положения пункта 65 Главы 8 Положения  в данном случае не нарушены. Кроме того, в результате внесенных в решение от 05.03.2020 № 18/1-2вн изменений оно дополнено  пунктом 4, что само по себе не свидетельствует о недействительности принятого решения в целом.

        Следует согласиться также с  выводом судебных инстанций  о правомерности применения  контролирующим органом в данном случае положений пунктов 4 и 5 статьи 33 НК, поскольку установленные названными нормами основания для корректировки налоговой базы плательщика, а также используемые при этом методы  корректировки применимы к проверкам, назначенным после 01.01.2019 (пункт 15 статьи 4 Закона Республики Беларусь от 30.12.2018 №159-З «О внесении изменений и дополнений в некоторые законы Республики Беларусь).

         Иным изложенным в кассационной жалобе доводам судами первой и апелляционной инстанций дана надлежащая оценка, основания для их  переоценки отсутствуют в силу положений статьи 294 ХПК.

         Таким образом, судами первой и апелляционной инстанций не допущено нарушений норм материального и процессуального права, правильно  и в полном объеме установлены обстоятельства, имеющие значение для дела, и им дана надлежащая правовая оценка, в связи с чем кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.

         В связи с отказом в удовлетворении кассационной жалобы и в силу положений статьи 133 ХПК понесенные заявителем расходы по уплате государственной пошлины за рассмотрение жалобы возмещению не подлежат.

         На основании изложенного, руководствуясь статьями 133, 294, 296, 298 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь, судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь,

    ПОСТАНОВИЛА:

           Решение экономического суда г.Минска от 22 октября 2021 года и постановление апелляционной инстанции этого суда от 25 ноября 2021 года по делу №155ЭАПП21153 оставить без изменения, а кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «М» - без удовлетворения.

           Постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в порядке надзора в соответствии со статьями 300-304 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь.

                                                                                              

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации