Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  25714
4 августа 2022  764 4 августа 2022  515 4 августа 2022  554 4 августа 2022  580 28 июля 2022  1783

Постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 18.08.2020 по делу № 121-12/2020/635А/802К

25 августа 2020  409

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

                                             18.08.2020                                                   

Дело №121-12/2020/635А/802К

г. Минск

     Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь, рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с дополнительной ответственностью «С» на решение экономического суда города Минска от 12.05.2020 и постановление апелляционной инстанции этого суда от 18.06.2020 по делу №121-12/2020 по иску открытого акционерного общества «Б» к обществу с дополнительной ответственностью «С» и обществу с ограниченной ответственностью «В» об установлении факта ничтожности сделки от 02.03.2017 № 41,

     с участием представителей сторон,

УСТАНОВИЛА:

     Решением экономического суда города Минска от 12.05.2020 по делу №121-12/2020 заявленные исковые требования ОАО «Б» удовлетворены, установлен факт ничтожности сделки от 02.03.2017 №41, заключенной между ООО «В» и ОДО «С». Суд взыскал с ОДО «С» в пользу ОАО «Б» 270 рублей в возмещение расходов по уплате государственной пошлины, а также с ООО «В» в пользу ОАО «Б» 270 рублей в возмещение расходов по уплате государственной пошлины.

     Постановлением апелляционной инстанции экономического суда города Минска от 18.06.2020 решение экономического суда города Минска от 12.05.2020 оставлено без изменения, а апелляционная жалоба ОДО «С» - без удовлетворения.

     ОДО «С» обратилось в судебную коллегию по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь с кассационной жалобой, в которой просит вышеуказанные судебные постановления отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции, ссылаясь на несоответствие выводов суда обстоятельствам дела, а также на нарушение судом норм процессуального и материального права.

     Заявитель кассационной жалобы считает, что на момент заключения между ООО «В» и ОДО «С» договора поставки от 02.03.2017 № 41 право собственности на станок принадлежало ООО «В», и какие-либо ограничения по распоряжению станком по состоянию на 02.03.2017 у поставщика отсутствовали, в связи с чем оспариваемый договор на момент его заключения соответствовал требованиям законодательства. Так как истец реализовал свое право требования оплаты поставленного товара путем оформления исполнительной надписи, чем утратил имущественные права в отношении предмета договора от 02.03.2017 №41, соответственно, право собственности на имущество принадлежит ООО «В».  

     По мнению заявителя кассационной жалобы, судом не учтено, что он является добросовестным приобретателем, изъятие имущества у которого запрещается законодательством.

     Представитель компании ОДО «С» кассационную жалобу поддержал, ссылаясь на изложенные в ней доводы.

     Представитель ОАО «Б» полагает, что оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется, поскольку судом не допущено нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену принятых судебных постановлений.

     В судебное заседание кассационной инстанции представители ООО «В» не явились, о времени и месте судебного разбирательства извещены надлежащим образом, поэтому судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь считает возможным рассмотрение дела в их отсутствие.

     Заслушав представителей лиц, участвующих в деле, обсудив доводы кассационной жалобы, отзыва на кассационную жалобу, проверив законность и обоснованность обжалуемых судебных постановлений, судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь приходит к выводу, что оснований для их отмены не имеется исходя из следующего.

     Согласно статье 297 Хозяйственного процессуального кодекса  Республики Беларусь (далее – ХПК) основаниями для изменения или отмены судебных постановлений суда, рассматривающего экономические дела, первой и (или) апелляционной инстанций являются необоснованность судебных постановлений, нарушение либо неправильное применение норм материального и (или) процессуального права.

     Как установлено судом и следует из материалов дела, предметом  иска являлись требования ОАО «Б» к ОДО «С» и ООО «В» об установлении факта ничтожности сделки – договора поставки от 02.03.2017 №41 по основаниям статьей 169, 210, 219, 224 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК).

    Возражая против удовлетворения иска, представитель ответчика - ОДО «С» указал, что оспариваемый договор не содержит сведений, идентифицирующих товар, в связи с чем невозможно сделать вывод о том, что ОДО «С» поставлен товар, приобретенный ООО «В» у истца по договору № 11/1 от 01.11.2016. Поскольку положения договора № 11/1 от 01.11.2016 о переходе права собственности на товар были изменены дополнительным соглашением от 31.03.2017, то на момент заключения оспариваемого договора право собственности на станок принадлежало ООО «В». Истец, получив исполнительную надпись о взыскании с ООО «В» задолженности по договору поставки №11/1 от 01.11.2016, констатировал переход права собственности на поставленный товар к ООО «В».

     Представитель ответчика - ООО «В» исковые требования признал и пояснил, что договор № 41 от 02.03.2017 является притворной сделкой, которая была заключена с целью перечисления ООО «В» займа для закупки сырья и изготовления по заказу ОДО «С» продукции на принадлежащем истцу станке, который был использован как предмет залога.

     Суд первой инстанции, исследовав и оценив представленные доказательства в совокупности, проанализировав нормы действующего законодательства, пришел к выводу о наличии оснований для установления факта ничтожности договора поставки от 02.03.2017 №41 как сделки, не соответствующей требованиям законодательства. При этом суд указал, что поскольку  спирально-навивной станок TUBEFОRMER SBTF-1500 был передан истцом ООО «В» 31.03.2017 после подписания дополнительного соглашения к договору № 11/1 от 01.11.2016 и покупателем не был оплачен, в связи с чем право собственности на поставленный товар сохранялось за истцом (продавцом), то ООО «В» не вправе было отчуждать товар ОДО «С» по договору № 41 от 02.03.2017.

     С указанными выводами суда первой инстанции согласилась и апелляционная инстанция экономического суда, оставив решение суда первой инстанции без изменения.

     Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь считает выводы суда правильными, основанными на материалах дела и нормах действующего законодательства.

     Из материалов дела усматривается, что 01.11.2016 между ОАО «Б» (поставщик) и ООО «В» (покупатель) был заключен договор № 11/1, согласно пункту 1.1 которого поставщик принял на себя обязательство поставить продукцию в ассортименте и количестве согласно спецификации №1 (спирально-навивной станок TUBEFORMER SBTF-1500, стоимостью 23 400 долларов США, включая НДС 20%), а покупатель обязался принять и оплатить продукцию в сроки, согласно условиям договора (пункт 1.1. договора).

     Согласно пункту 4.1 договора оплата производится в белорусских рублях по курсу Национального банка Республики Беларусь на день оплаты в течение 10 календарных дней по факту поставки продукции на склад покупателя.

     По товарной накладной № 0079008 от 31.03.2017 истец передал, а ООО «В» принял спирально-навивной станок TUBEFORMER SBTF-1500 (производство КНР), стоимостью 43 804,80 рублей, в том числе НДС 20%.

     Дополнительным соглашением от 31.03.2017, подписанным сторонами, договор №11/1 от 01.11.2016 был дополнен пунктом 3.6 следующего содержания: «Право собственности на поставленную продукцию, оговоренную в пункте 1.1 договора, переходит к покупателю с момента поступления на счет поставщика полной оплаты его стоимости».

     Поскольку ООО «В» в установленный договором срок не произвело расчет за поставленный истцом станок, ОАО «Б» получило исполнительную надпись нотариуса от 16.10.2018 о взыскании с ООО «В» задолженности по договору поставки в сумме 43 804,80 рублей и штрафа в сумме 9 000 рублей.

     02.03.2017 между ООО «В» (поставщик) и ОДО «С» (покупатель) был заключен договор №41, согласно которому поставщик принял на себя обязательство поставить спирально-навивной станок TUBEFЕRMER SBTF-1500, а покупатель – оплатить и принять продукцию в срок, согласно условиям договора.

    Согласно пункту 2.1 договора отгрузка товара производится в течение 30-ти банковских дней с момента поступления оплаты от покупателя.

     Покупатель обязан оплатить 100% стоимости товара в течение 5-ти банковских дней с даты подписания договора № 41 от 02.03.2017 (пункт 3.3. договора).

     Платежным поручением №84 от 10.03.2017 на основании счета-протокола согласования свободных-договорных цен на товары (продукцию) № Т-041 от 02.03.2017 от ОДО «С» в адрес ООО «В» было перечислено 39 240 рублей за спирально-навивной станок TUBEFЕRMER SBTF-1500.

     На основании ТТН №0910524 от 03.04.2017 от ООО «В» в адрес ОДО «С» был поставлен и принят товар - спирально-навивной станок TUBEFЕRMER SBTF-1500.

     Находя, что на момент передачи ОДО «С» вышеуказанного станка ООО «В» не являлось его собственником, истец обратился в суд с настоящим иском.

     В соответствии со статьей 169 ГК сделка, не соответствующая требованиям законодательства, ничтожна, если законодательный акт не устанавливает, что такая сделка оспорима или не предусматривает иных последствий нарушения.

     В силу статьи 210 ГК права владения, пользования и распоряжения своим имуществом принадлежат собственнику.

     Согласно части 1 статьи 461 ГК в случаях, когда договором купли-продажи предусмотрено, что право собственности на переданный покупателю товар сохраняется за продавцом до оплаты товара или наступления иных обстоятельств, покупатель не вправе до перехода к нему права собственности отчуждать товар или распоряжаться им иным образом, если иное не предусмотрено законодательством или договором либо не вытекает из назначения и свойств товара.

     Из материалов дела усматривается, что дополнительное соглашение к договору №11/1 от 01.11.2016, в соответствии с которым договор был дополнен пунктом 3.6 и ТН №0079008, по которой истец передал в адрес ООО «В», а последнее - приняло спирально-навивной станок TUBEFORMER SBTF-1500 датированы одной датой - 31.03.2017.

     Доказательств, опровергающих доводы истца о заключении вышеуказанного дополнительного соглашения к договору перед передачей товара ответчику, суду предоставлено не было.    

      Анализ норм законодательства и условий договора, по которым стороны согласовали, что право собственности на поставленную продукцию переходит к покупателю с момента поступления на счет поставщика полной оплаты его стоимости (редакция дополнительного соглашения от 31.03.2017),  с учетом того, что спирально-навивной станок TUBEFОRMER SBTF-1500 был передан истцом ООО «В» 31.03.2017 после подписания дополнительного соглашения к договору и не был оплачен, привели суд к обоснованному выводу о том, что право собственности на поставленный товар не перешло к ООО «В» и сохранялось за ОАО «Б», соответственно, ООО «В» не вправе было отчуждать товар ОДО «С» по оспариваемому договору №41 от 02.03.2017.

     Поскольку сделка – договор поставки от 02.03.2017 №41 на момент передачи спирально-навивного станка TUBEFОRMER SBTF-1500 в адрес ОДО «С» не соответствовала требованиям законодательства, то судом правомерно установлен факт ее ничтожности.

     Доводы заявителя кассационной жалобы о том, что ОАО «Б» реализовало свое право требования оплаты поставленного товара путем оформления исполнительной надписи, чем утратило имущественные права в отношении предмета договора от 02.03.2017 №41, соответственно, право собственности на имущество принадлежит ООО «В», обоснованно отклонены судом как не основанные на нормах законодательства.

    Несостоятельными также судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь находит доводы заявителя кассационной жалобы о том, что на основании пункта 2 статьи 425 ГК ООО «В» соответствующий договор о приобретении товара могло заключить позднее договора от 02.03.2017 (товар приобретается продавцом в будущем), так как по условиям оспариваемого договора стороны согласовали поставку товара, находящегося непосредственно у ООО «В» (поставщика), без указаний на приобретение данного товара в будущем.

    Исходя из предмета заявленных требований, ссылки заявителя кассационной жалобы на нормы пункта 1 статьи 283 ГК и Директиву Президента Республики Беларусь от 31.12.2010 №4 «О развитии предпринимательской инициативы и стимулировании деловой активности в Республике Беларусь» являются необоснованными.

    Каких-либо иных доводов, основанных на доказательствах, которые имели бы юридическое значение для переоценки выводов суда, влияли бы на оценку законности и обоснованности обжалуемых судебных постановлений, либо опровергали выводы суда, кассационная жалоба не содержит.

     При таких обстоятельствах обжалуемые судебные постановления являются законными и обоснованными, предусмотренных статьей 297 ХПК оснований для их отмены и изменения не имеется.

     Судебные расходы, понесенные в связи с рассмотрением кассационной жалобы, распределяются по правилам статьи 133 ХПК и относятся на ОДО «С».

     С учетом изложенного и руководствуясь статьями 294, 296, 298 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь, судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь

ПОСТАНОВИЛА:

     Решение экономического суда города Минска от 12.05.2020 и постановление апелляционной инстанции этого суда от 18.06.2020 по делу №121-12/2020 оставить без изменения, а кассационную жалобу общества с дополнительной ответственностью «С» - без удовлетворения.

     Постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано (опротестовано) в порядке надзора в соответствии со статьями 300-304 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь.

   

    

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации