Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  28437 6 декабря 2022  75 1 декабря 2022  1126
О назначении судебного разбирательства по уголовному делу по обвинению Сазанович Я.С., Навоши Д.А., Занемонской В.И., Высоцкой О.В., Богдановича Д.А. в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.130, ч.3 ст.203-1 УК Республики Беларусь
21 ноября 2022  1581 14 ноября 2022  873 11 ноября 2022  1204

Постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 21.07.2021 по делу № 363-24/А/А/К

27 июля 2021  590

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

                                                          21.07.2021                                                             

Дело № 363-24/А/А/К

г. Минск

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь,  рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу закрытого акционерного общества «Т» на решение экономического суда города Минска от 22.04.2021 и постановление апелляционной инстанции экономического суда города Минска от 27.05.2021 по делу № 363-24/2020 по иску закрытого акционерного общества «Т» к обществу с ограниченной ответственностью «А» об установлении факта ничтожности части сделки – договора № 1/АЛ от 01.09.2011; третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований на предмет спора, на стороне ответчика – общество с ограниченной ответственностью «Л», компания L, с участием представителей,

УСТАНОВИЛА:

Решением экономического суда города Минска от 22.04.2021, оставленным в силе постановлением апелляционной инстанции от 27.05.2021, закрытому акционерному обществу «Т» (далее – ЗАО «Т», истец) отказано в удовлетворении иска к обществу с ограниченной ответственностью «А» (далее – ООО «А», ответчик) об установлении факта ничтожности части сделки – договора №1/АЛ от 01.09.2011.

В кассационной жалобе истец, ссылаясь на незаконность и необоснованность указанных судебных постановлений, просит их отменить и принять новое постановление об удовлетворении заявленных требований в полном объеме. В обоснование неправомерности обжалуемых судебных постановлений в жалобе приводятся доводы о ненадлежащей оценке судебными инстанциями представленных доказательств и установленных по делу фактических обстоятельств, касающихся действий сторон по исполнению оспариваемой сделки и последующего использования перечисленных ответчику в рамках этой сделки денежных средств, в том числе оспариваются выводы судебных инстанций об отсутствии преюдициального значения для рассмотрения настоящего дела фактов, установленных постановлением о прекращении уголовного преследования от 29.11.2019 по уголовному делу №1412830059, законность которого подтверждена судебным постановлением от 02.04.2020.

В судебном заседании представители истца поддержали жалобу по изложенным в ней основаниям.

Представитель ООО «А» (в лице управляющего в деле о его банкротстве) в судебном заседании согласилась с доводами кассационной жалобы и просила ее удовлетворить.

Общество с ограниченной ответственностью «Л» (далее – ООО «Л», третье лицо) в представленном отзыве и его представитель в судебном заседании просили отказать в удовлетворении кассационной жалобы, ссылаясь на ее необоснованность по изложенным в отзыве основаниям.

Представитель второго третьего лица – компании L, извещенной надлежащим образом о времени и месте проведения судебного разбирательства, в судебное заседание не явился, что в соответствии с частью третьей статьи 293 ХПК Республики Беларусь не препятствует рассмотрению дела.

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь, заслушав пояснения явившихся в судебное заседание представителей участвующих в деле лиц, изучив материалы дела, проанализировав доводы кассационной жалобы, приходит к выводу об отсутствии оснований для ее удовлетворения, исходя из следующего.

Согласно материалам дела, предметом судебного разбирательства в данном случае являются требования ЗАО «Т» об установления факта ничтожности по основаниям притворности (пункт 2 статьи 171 ГК Республики Беларусь) части сделки – ранее заключенного между истцом (инвестор) и ЧТУП «Ф» (застройщик, правопреемником которого является ООО «А») договора № 1/АЛ от 01.09.2011.

По условиям данного договора (пункт 1.1) застройщик обязался по заданию и за счет инвестора организовать и обеспечить проектирование и строительство (создание) пристройки к зданию, расположенному по ул. А…, 15 в г. Минске, и по окончании строительства и приемки здания с пристройкой в эксплуатацию передать объект в собственность инвестора. С учетом заключенных впоследствии дополнительных соглашений к договору предполагалось создание объекта площадью 8 308 кв.м. и гаража-стоянки на 24 машино-места, общая стоимость которых составляла 140 987 204 000 рублей (без учета деноминации). Данную сумму в полном объеме ЗАО «ТК Банк» перечислило ЧТУП «Ф» в качестве предоплаты в период с сентября 2011 года по июнь 2012 года.

Договор заключался при наличии у застройщика права на проектирование и строительство (решение Мингорисполкома №…. от 14.07.2011), права пользования земельными участками (свидетельства о государственной регистрации №№ 500/718-1…., 500/753-3051-3….) и архитектурно-планировочного решения пристройки с поэтажными эскизными чертежами.

Из материалов дела также усматривается, что письмом от 10.06.2014 № 12-16/1818 «О приемке объекта по договору № 1/АЛ от 01.09.2011» истец просил ЧТУП «Ф» в срок не позднее 05.06.2014 назначить приемочную комиссию приемки в эксплуатацию объекта. Письмом от 05.02.2018 № 15-10/1203 истец предложил ответчику установить срок окончания строительства объекта не позднее января 2019 года, в случае невозможности исполнить обязательства, предложил расторгнуть договор по соглашению сторон с возмещением банку внесенной суммы инвестиций с учетом индексации. В последующем истцом в адрес ответчика было направлено уведомление о расторжении договора от 17.05.2019 № 4640.

Оспаривая частично договор № 1/АЛ от 01.09.2011 по заявленному основанию, ЗАО «Т» в исковом заявлении ссылалось на то, что данный договор прикрывает фактически заключенный между его сторонами договор комиссии на сумму 78 676 321 830 рублей (без учета деноминации) по организации создания в 2011 году закрытого акционерного общества «Б» (далее – ЗАО «Б»), уставный фонд которого и был сформирован за счет этих средств. В данном случае, по мнению истца, в качестве комиссионера выступало ЧТУП «Ф», в качестве комитента – ЗАО «Т»; в качестве сделок, которые обязался совершить комиссионер от своего имени с привлечением субкомиссионеров, но в интересах и за счет ЗАО «Т», следует рассматривать договор об учреждении в Республике Беларусь нового банка – ЗАО «Б» с формированием его уставного фонда; для непосредственного исполнения обязательств по договору комиссии комиссионером привлекались субкомиссионеры – СООО «Л» и L, которые и выступили в качестве непосредственных учредителей нового банка.

В обоснование доводов о формировании уставного фонда ЗАО «Б» за счет денежных средств, перечисленных ЗАО «Т» в 2011 году ЧТУП «Ф» в рамках договора № 1/АЛ от 01.09.2011, и притворности указанного договора в оспариваемой части ЗАО «Т» в исковом заявлении и в ходе судебного разбирательства (в том числе и в суде кассационной инстанции) в качестве доказательств ссылалось на выводы, содержащиеся в постановлении следователя по особо важным делам главного управления по расследованию преступлений в сфере организованной преступности и коррупции центрального аппарата Следственного комитета Республики Беларусь от 29.11.2019 о прекращении предварительного расследования по уголовному делу №….. по факту хищения и пособничества в хищении принадлежащих истцу денежных средств в сумме 7 867 632,18 деноминированных белорусских рублей и их легализации в связи с отсутствием составов преступлений. Так как законность данного постановления следственного органа была подтверждена постановлением Минского городского суда от 18.09.2020 в рамках рассмотрения жалобы ЗАО «Т», то, по мнению истца, содержащиеся в этом постановлении суда обстоятельства в силу процессуального законодательства не требуют дополнительного доказывания.

Признавая заявленные истцом требования не подлежащими удовлетворению, судебные инстанции обоснованно пришли к выводам об отсутствии правовых и фактических оснований для признания договора № 1/АЛ от 01.09.2011 в части перечисления ЧТУП «Ф» 78 676 321 830 рублей (без учета деноминации) притворной сделкой, прикрывающей договор комиссии.

В соответствии с пунктом 2 статьи 171 ГК Республики Беларусь притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна; к сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки применяются относящиеся к ней правила.

Согласно пункту 1 статьи 880 ГК Республики Беларусь по договору комиссии одна сторона (комиссионер) обязуется по поручению другой стороны (комитента) за вознаграждение совершить одну или несколько сделок от своего имени, но за счет комитента: по сделке, совершенной комиссионером с третьим лицом, приобретает права и становится обязанным комиссионер, хотя бы комитент и был назван в сделке или вступил с третьим лицом в непосредственные отношения по исполнению сделки.

То есть, при заключении договора комиссии воля комиссионера направлена на приобретение прав и обязанностей по сделке, совершенной комиссионером с третьим лицом, и на получение за указанные действия вознаграждения от комитента, а воля комитента, в свою очередь, направлена на получение прибыли от сделки, совершенной комиссионером с третьим лицом, и уплату вознаграждения комиссионеру.

Исходя из указанных норм законодательства, а также с учетом пункта 1 статьи 881 и пункта 1 статьи 884 ГК Республики Беларусь, ЗАО «Т» должно было доказать, что изначально при заключении договора № 1/АЛ от 01.09.2011 стороны (и инвестор, и застройщик) намеревались вступить в правоотношения по договору комиссии, в рамках которого ЗАО «Т» должно было получить имущественную выгоду, а непосредственно  ЧТУП «Ф» за вознаграждение приняло на себя обязательства вступить в правоотношения с ООО  «Л» и компанией L, а последние при заключении между ними договора о создании ЗАО «Б» действовали во исполнение своих обязательств перед ЧТУП «Ф» как субкомиссионеров по соответствующим договорам субкомиссии, и должны были получить за это от ЧТУП «Ф» соответствующее вознаграждение.

Вместе с тем, как усматривается из материалов дела, таких доказательств ЗАО «Т» не представило, о чем обоснованно указали судебные инстанции.

Так, из вышеизложенных фактических обстоятельств следует, что и после создания ЗАО «Б» договорные отношения между ЗАО «Т» и ЧТУП «Ф» продолжались в рамках непосредственно указанных в договоре № 1/АЛ от 01.09.2011 предмета и обязательств, о чем свидетельствует заключение дополнительного соглашения к нему № 2 от 06.06.2012, перечисление ЗАО «Т» в 2012 году ЧТУП «Ф» дополнительных денежных средств, последующие требования ЗАО «Т» к ЧТУП «Ф» и его правопреемникам об исполнении договорных обязательств и прекращении договора только в 2019 году. Данные обстоятельства опровергают доводы истца о том, что изначально при заключении оспариваемого договора обе стороны намеревались и фактически вступили в правоотношения по договору комиссии.

Также материалами дела не подтверждается, что после заключения договора № 1/АЛ от 01.09.2011 непосредственно ЧТУП «Ф», как сторона по этому договору, принимало какое-либо участие в создании ЗАО «Б». В том числе в дело не представлено доказательств наличия каких-либо договорных отношений между ЧТУП «Ф» и ООО «Л» и компанией L, в рамках которых последние принимали на себя и исполняли обязательства перед ЧТУП «Ф» по созданию ЗАО «Б».

Не содержится таких выводов и в постановлении следственного органа от 29.11.2019 о прекращении предварительного расследования по уголовному делу №…. и постановлении суда от 18.09.2020, на которые ссылается истец в обоснование заявленных требований. В них лишь содержится описание движения денежных средств (с момента перечисления ЗАО «Т» в 2011 году 78 676 321 830 рублей (без учета деноминации) ЧТУП «Ф») посредством заключения и исполнения целого ряда сделок между несколькими субъектами предпринимательской деятельности по приобретению и продаже облигаций, займа, внесению вкладов в уставные фонды вновь создаваемых юридических лиц, в том числе и ЗАО «Б». Также в этих постановлениях указывается на причастность к осуществлению указанных сделок отдельных физических лиц, но в них не указывается на наличие каких-либо имевшихся договорных правоотношений между ЗАО «Т» и ЧТУП «Ф» по созданию ЗАО «Б».

При таких обстоятельствах судебные инстанции пришли к обоснованным выводам об отсутствии в данном случае между ЗАО «Т» и ЧТУП «Ф» правоотношений по договору комиссии, а между ЧТУП «Ф» и ООО «Л» и компанией L правоотношений по договору субкомисии.

Поэтому принятые по делу судебные постановления подлежат оставлению без изменения, а кассационная жалоба истца – без удовлетворения.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 293, 294, 296-298 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь, судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь

   ПОСТАНОВИЛА:

Решение экономического суда города Минска от 22.04.2021 и постановление апелляционной инстанции этого суда от 27.05.2021 по делу №363-24/2020 оставить без изменения, а кассационную жалобу закрытого акционерного общества «Б» – без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в порядке надзора в соответствии со статьями 300-304 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь.

Председательствующий, судья                                                

Судьи                                                                                           

                                                                                                      

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации