Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  28495 6 декабря 2022  303 1 декабря 2022  1295
О назначении судебного разбирательства по уголовному делу по обвинению Сазанович Я.С., Навоши Д.А., Занемонской В.И., Высоцкой О.В., Богдановича Д.А. в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.130, ч.3 ст.203-1 УК Республики Беларусь
21 ноября 2022  1669 14 ноября 2022  895 11 ноября 2022  1233

Постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 08.09.2020 по делу № 29-9/2020/79А/888К

14 сентября 2020  464

                  ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

                                                     08.09.2020                                                         

Дело №29-9/2020/79А/888К

г. Минск

     Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь, рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу частного торгово-производственного унитарного предприятия «И» на решение экономического суда Могилевской области от 02.06.2020 и постановление апелляционной инстанции этого суда от 14.07.2020 по делу №29-9/2020 по иску общества с ограниченной ответственностью «С» к частному торгово-производственному унитарному предприятию «И» о взыскании 16 948,85 рублей,

    с участием представителей сторон,

УСТАНОВИЛА:

     Решением экономического суда Могилевской области от 02.06.2020 по делу №29-9/2020 частично удовлетворены исковые требования ООО «С», с ЧТПУП «И» в пользу  ООО «С» взыскано 9 423,40 рублей убытков по договору аренды № 7 от 01.10.2017, а также 471,17 рублей расходов по оплате государственной пошлины и 416,27 рублей расходов по оплате услуг адвоката. В части взыскания 364,70 рублей убытков в виде стоимости работ по восстановительному ремонту потолков согласно локальной смете №3 принят отказ истца от иска, производство по делу в данной части прекращено. В остальной части в иске отказано.

     Постановлением апелляционной инстанции экономического суда Могилевской области от 14.07.2020 решение суда от 02.06.2020 оставлено без изменения, а апелляционная жалоба ЧТПУП «И» - без удовлетворения.

     ЧТПУП «И» обратилось в судебную коллегию по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь с кассационной жалобой, в которой просит вышеуказанные судебные постановления отменить в части взыскания убытков по договору аренды №7 от 01.10.2017 в размере 8 697,37 рублей и, не передавая дело на новое рассмотрение, принять новое постановление, отказав истцу во взыскании указанной суммы, ссылаясь на то, что судом допущено неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, а также на нарушение судом норм материального права.

     Заявитель кассационной жалобы полагает, что истцом не предоставлено доказательств, подтверждающих факт причинения ущерба со стороны ЧТПУП «И» и в рамках договора аренды от 01.10.2017 №7, в связи с чем выводы суда об обязанности ответчика возместить ущерб являются необоснованными.

     По мнению заявителя кассационной жалобы, отсутствует его вина в наличии отверстий на панелях МДФ, образовавшихся до передачи помещения ему в аренду, после демонтажа перегородок, которые ранее разделяли помещение на торговые точки, а также образовавшихся от действий других арендаторов, так как имеющимися в деле доказательствами подтверждается факт того, что при принятии помещения в аренду данное помещение имело недостатки в виде многочисленных отверстий на панелях МДФ, а при возврате помещения оно было возвращено арендодателю в состоянии лучшем, чем было получено в аренду, с учетом нормального износа. Ущерб подоконникам в помещении также не был причинен, так как с 07.10.2019 ответчик доступа в арендованные помещения не имел, а из акта приемки-передачи помещений с новым арендатором – ООО «А» усматривается, что у подоконников дефектов нет.

       Заявитель кассационной жалобы указал, что истцом не доказан размер понесенных убытков, так как в предоставленном истцом заключении специалиста 10-11/19 от 24.10.2019 отражены объем и стоимость ремонтно-­восстановительных работ всего помещения, ранее арендованного ответчиком, и данная стоимость определенна как ущерб, причиненный арендатором внутренней и наружной отделке части изолированного помещения, расположенного по адресу: г.Бобруйск, ул.С. д.113 (710/D-12628). Вместе с тем, из заключения следует, что специалист произвел расчет стоимости ремонта помещения для улучшения арендуемого имущества, а не восстановления его состояния с учетом нормального износа. Кроме того, заявитель жалобы полагает, что данное заключение составлено на основании одностороннего обследования помещения (без участия его представителей), оно содержит много неясностей и не отражает фактических обстоятельств дела.

     В судебном заседании кассационной инстанции представители ЧТПУП «И» кассационную жалобу поддержали, ссылаясь на изложенные в ней доводы.

     Представитель ООО «С» полагает, что оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется, поскольку судом не допущено нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену судебных постановлений.

     Заслушав представителей лиц, участвующих в деле, обсудив доводы кассационной жалобы, проверив законность и обоснованность обжалуемых судебных постановлений, судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь приходит к выводу, что оснований для их отмены не имеется исходя из следующего.

     Согласно статье 297 Хозяйственного процессуального кодекса  Республики Беларусь (далее – ХПК) основаниями для изменения или отмены судебных постановлений суда, рассматривающего экономические дела, первой и (или) апелляционной инстанций являются необоснованность судебных постановлений, нарушение либо неправильное применение норм материального и (или) процессуального права.

     Как установлено судом и следует из материалов дела, предметом   иска являлись требования ООО «С» к ЧТПУП «И» о взыскании 19 694,75 рублей убытков в виде реального ущерба в связи с ненадлежащим исполнением договора аренды №7 от 01.10.2017 на основании статей 14, 364, 593 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК).

     В ходе судебного разбирательства истец уменьшил исковые требования до 16 948,85 рублей, а также истец заявил отказ от иска в сумме 364,70 рублей стоимости восстановительного ремонта потолка с учетом материалов, согласно локальной смете. Судом первой инстанции в соответствии со статьей 63 ХПК принят отказ от иска в размере 364,70 рублей и уменьшение исковых требований.

     Представители ответчика исковые требования не признали, указав, что свои обязательства по договору аренды арендатор выполнил должным образом, передав арендодателю имущество из аренды в надлежащем состоянии. Указанные арендодателем недостатки имущества в виде отверстий в плитах МДФ имелись на момент передачи данного имущества в аренду, и данные недостатки стороны определили как надлежащее состояние помещения и элементов отделки. Поскольку арендатором не было допущено нарушение обязательств по договору, следовательно, отсутствует и прямая причинно-следственная связь с понесенными истцом убытками.

     Исследовав и оценив представленные доказательства в совокупности, проанализировав нормы действующего законодательства, суд первой инстанции пришел к выводу о частичном удовлетворении заявленных исковых требований, взыскав с ЧТПУП «И» в пользу ООО «С» 9 423,40 рублей убытков по договору аренды №7 от 01.10.2017, указав на то, что считает доказанным факт возврата ответчиком помещений из аренды в состоянии, которое требует проведения комплекса ремонтно-восстановительных работ в связи с наличием ряда недостатков, а также истцом доказан размер причиненного данными недостатками ущерба. Вместе с тем, учитывая, что истец, будучи арендодателем, содействовал увеличению размера убытков, суд первой инстанции на основании пункта 1 статьи 375 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК) уменьшил размер подлежащих взысканию расходов по восстановительному ремонту стен на 40%.

     С указанными выводами суда первой инстанции согласилась и апелляционная инстанция суда, оставив решение суда первой инстанции без изменения.

     Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь считает выводы суда правильными, основанными на материалах дела и нормах действующего законодательства.

     Из материалов дела усматривается, что ООО «С» является собственником изолированного помещения с инвентарным номером 710/D-12628 площадью 725,7 кв.м, расположенного по адресу: Могилевская область, г.Бобруйск, ул.С., 113, что подтверждается свидетельством (удостоверением) № 710/1237-7740 о государственной регистрации от 05.11.2013.

     01.10.2017 между ООО «С» (арендодатель) и ЧТПУП «И» (арендатор) был заключен договор аренды нежилого помещения №7, согласно которому арендатору во временное владение и пользование по акту приема-передачи от 01.10.2017 была передана часть изолированного помещения с инвентарным номером 710/D-12628 площадью 187,4 кв.м для осуществления розничной торговли промышленной группой товаров.

     В соответствии с пунктом 2.1 договора срок аренды помещений - 3 года с момента подписания акта приема-передачи.

     Письмом от 25.06.2019 №123 арендатор обратился к арендодателю с просьбой расторгнуть договор аренды с 25.09.2019. Письмом от 17.09.2019 арендодатель согласился расторгнуть договор с указанной даты и сообщил о необходимости демонтировать оборудование, освободить помещение, а также возвратить его в первоначальное состояние, устранить повреждения за свой счет, восстановить электроснабжение, охранно-пожарную сигнализацию, привести в надлежащее состояние прилегающую территорию, фасад здания после снятия наружной рекламы, защитные роллеты на окнах.

     25.09.2019 приемка-передача помещения не состоялась, в связи с наличием замечаний у арендодателя к его состоянию и не освобождением помещения арендатором.

     Письмом от 25.09.2019 № 151 арендатор сообщил арендодателю о возможности освобождения помещения не позднее 06.10.2019.

     Как следует из материалов дела и не оспаривается сторонами, в октябре 2019 года стороны предпринимали попытки оформить возврат помещения от арендатора арендодателю двухсторонним актом, однако такой акт сторонами подписан не был.

     17.10.2019 арендодатель с участием индивидуального предпринимателя Т., имеющего лицензию на осуществление судебно-экспертной деятельности №07050/72, произвел осмотр помещения, по результатам которого составил акт приемки помещения с перечислением обнаруженных дефектов (повреждений) имущества, отраженных, в том числе и в заключении специалиста от 24.10.2019 № 10-11/19.

     В связи с отказом возместить причиненные убытки в добровольном порядке, ООО «С» обратился с настоящим иском.

     В соответствии со статьей 14 ГК лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законодательством или соответствующим законодательству договором не предусмотрено иное.

     Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

      Возмещение убытков - это мера гражданско-правовой ответственности, поэтому ее применение возможно лишь при наличии условий ответственности, предусмотренных законодательством. Лицо, требующее возмещения убытков, должно подтвердить наличие у него прав, которые нарушены, а также доказать факт нарушения другим лицом возложенных на него обязанностей (совершение незаконных действий или бездействия), наличие причинно-следственной связи между допущенным нарушением и возникшими у заявителя убытками, а также размер убытков.

     В силу пункта 2 статьи 587 ГК арендатор обязан поддерживать имущество в исправном состоянии, производить за свой счет текущий ремонт и нести расходы на содержание имущества, если иное не установлено законодательством или договором аренды.

     В соответствии с пунктом 4.2.10 договора арендатор принял на себя обязательства: поддерживать помещение в надлежащем состоянии, осуществлять при необходимости текущий ремонт помещения, содержать его в надлежащем санитарном и техническом состоянии, обеспечивать чистоту.

     В случае порчи (повреждения) помещений, мест общего пользования в здании, коммуникаций, приборов, сетей, оборудования в помещениях по вине арендатора или его клиентов арендатор принял на себя обязанность возместить причиненные убытки (пункт 4.2.11 договора)

     Пунктом 4.2.13 договора стороны согласовали, что в случае освобождения помещений арендатор обязан привести помещения в первоначальное состояние с учетом естественного (нормального) износа.

     Из акта приема-передачи помещения от 01.10.2017 усматривается, что нежилое помещение, переданное в аренду арендатору, соответствовало договору аренды, находилось в технически исправном состоянии и было пригодно для использования по назначению. Замечания по состоянию пола, стен, потолка, окон и дверей, роллетов, системы электроснабжения в акте отсутствуют.

     Из актов приемки помещения от 07.10.2019 и от 17.10.2019, составленных представителями ООО «С», усматривается, что при возврате помещения из аренды были обнаружены недостатки в отношении качественных характеристик возвращенного из аренды имущества, а именно: указано на повреждения стен, плит потолка, системы электроснабжения, неисправного оконного роллета, разбитого стеклопакета, поврежденных (загрязненных) подоконных досок. Данные повреждения отражены также в заключении специалиста от 24.10.2019 №10-11/19.

     В соответствии со статьей 100 ХПК каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на обоснование своих требований и возражений.

     Поскольку арендованное помещение использовалось ЧУП «И» для розничной торговли люстрами и светильниками, и суду не предоставлено допустимых и достоверных доказательств того, что все отверстия в панелях МДФ, которые использовались ЧУП «И» для крепления своих образцов товара, были сделаны иными лицами и до передачи помещения в аренду ответчику, то доводы заявителя кассационной жалобы о том, что данные повреждения уже имелись до передачи помещения в аренду судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь находит несостоятельными.

     Анализ собранных доказательств с учетом фактических обстоятельств дела в совокупности подтверждают обоснованность выводов суда о доказанности факта нарушения арендатором качественных характеристик возвращенного из аренды имущества, так как арендатором осуществлен возврат помещения из аренды в состоянии, которое требует проведения комплекса ремонтно-восстановительных работ в связи с наличием недостатков: повреждений стен, плит потолка, системы электроснабжения, неисправного оконного роллета, разбитого стеклопакета, поврежденных (загрязненных) подоконных досок.

     При этом суд учел, что стеновые панели МДФ не подлежат ремонту, устранение повреждений в виде отверстий возможно только путем их замены.

     Поскольку из возвратного акта усматривается, что на момент передачи помещения из аренды были установлены механические повреждения стен, плит потолка, системы электроснабжения, неисправность оконного роллета, разбит стеклопакет, повреждены (загрязнены) подоконные доски, которые были переданы в аренду вместе с самим помещением без замечаний по их техническому состоянию, то правильными являются выводы суда о том, что  вышеуказанные повреждения образовались в период нахождения данного имущества в пользовании у ЧТПУП «И» и не относятся к нормальному износу.

     Таким образом, собранными доказательствами подтверждаются выводы судов о том, что помещение возвращено не в технически исправном состоянии, как это определено по условиям договора, вследствие чего арендатор обязан возместить причиненные убытки.

     Из материалов дела усматривается, что истцом в обоснование размера своих требований были представлены локальная смета №1 с расчетом стоимости восстановительного ремонта стен и локальная смета №2 с расчетом стоимости смены подоконных досок.

     Поскольку виды и объемы работ, указанные в локальных сметах, совпадают с повреждениями имущества истца, установленными при возврате помещения из аренды и отраженными в возвратном акте, то правомерными являются выводы суда о предоставлении истцом доказательств, подтверждающих размер причиненных истцу и заявленных к возмещению убытков.

    Так как доказательств, подтверждающих иной расчет размера ущерба, чем предоставленный истцом, ответчиком не предоставлено, суд апелляционной инстанции, с учетом включенных в смету работ, обоснованно признал представленный истцом расчет убытков соответствующим объему нарушенных прав истца.

     Оценив в совокупности по правилам статьи 108 ХПК представленные в материалы дела доказательства, суд правомерно пришел к выводу о наличии оснований для удовлетворения заявленных требований о взыскании убытков в виде реального ущерба, поскольку представленные истцом в материалы дела в обоснование заявленного требования доказательства подтверждают факт неисполнения ответчиком своих обязательств в рамках заключенного договора в виде добровольного восстановления потребительских свойств помещения, приведших к возникновению у истца убытков.

     При этом суд, установив, что арендодатель содействовал увеличению размера убытков, поскольку в момент передачи арендодателем помещения в аренду 01.10.2017 стены были частично окрашены, а также имели отдельные заделанные отверстия, исходя из принципов разумности, добросовестности и справедливости, усмотрел основания для применения статьи 375 ГК и  правомерно уменьшил размер подлежащих взысканию расходов по восстановительному ремонту стен на 40%.

     На основании вышеизложенного, учитывая, что представленные истцом доказательства в соответствии со статьей 108 ХПК отвечают критериям достаточности и взаимной связи в их совокупности, исходя из принципа добросовестности и разумности участников гражданских правоотношений, то обоснованными судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь находит выводы суда о частичном удовлетворении исковых требований ООО «С» и взыскании с ЧТПУП «И» в пользу ООО «С» 9 423,40 рублей убытков по договору аренды № 7 от 01.10.2017.

     Таким образом, все изложенные в кассационной жалобе доводы заявителя являлись предметом рассмотрения суда, получили надлежащую оценку в принятых по делу судебных постановлениях.

     Каких-либо иных доводов, основанных на доказательствах, которые имели бы юридическое значение для переоценки выводов суда, влияли бы на оценку законности и обоснованности обжалуемых судебных постановлений, либо опровергали выводы суда, кассационная жалоба не содержит.

      Нарушений норм материального и (или) процессуального права, влекущих отмену обжалуемых судебных постановлений, судом не допущено.

     При таких обстоятельствах обжалуемые судебные постановления являются законными и обоснованными, предусмотренных статьей 297 ХПК оснований для их отмены и изменения не имеется.

     Судебные расходы, понесенные в связи с рассмотрением кассационной жалобы, распределяются по правилам статьи 133 ХПК и относятся на ЧТПУП «И».

       С учетом изложенного и руководствуясь статьями 294, 296, 298 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь, судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь

ПОСТАНОВИЛА:

      Решение экономического суда Могилевской области от 02.06.2020 и постановление апелляционной инстанции этого суда от 14.07.2020 по делу №29-9/2020 оставить без изменения, а кассационную жалобу частного торгово-производственного унитарного предприятия «И» - без удовлетворения.

     Постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано (опротестовано) в порядке надзора в соответствии со статьями 300-304 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь.     

                                                    

                                                                                        

                                                                                                                                                                             

    

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации