Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Решение Верховного Суда Республики Беларусь от 13.01.2020 по делу № 12-01/22-2020

31 января 2020  3694

                                                                                 дело № 12-01/22-2020

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Республики Беларусь

13 января 2020 года Верховный Суд Республики Беларусь в составе судьи ….,

при секретаре судебного заседания ….,

представителя истца – открытого акционерного общества «П» – адвоката С.,

представителя ответчика – закрытого акционерного общества «П.С.» – Я.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении Верховного Суда Республики Беларусь гражданское дело по иску открытого акционерного общества «П» к закрытому акционерному обществу «П.С.» о взыскании пени и штрафа в связи с просрочкой исполнения обязательств по договору,

У С Т А Н О В И Л:

истец – открытое акционерное общество «П» (далее – ОАО «П») – в заявлении суду указал, что между ним и ответчиком – закрытым акционерным обществом «П.С.» (далее – ЗАО «П.С.») – 24 сентября 2015г. был заключён договор №__, по которому ответчик обязался изготовить и передать ОАО «П» в установленный договором срок в количестве (20 единиц) сборочные комплекты к Почтоматам (автоматизированные почтовые устройства самообслуживания со встроенным терминалом оплаты услуг, далее ‒ оборудование) в составе с программным обеспечением «П»  (далее ‒ ПО), а ОАО «П» в соответствии с условиями договора обязалось принять оборудование и  ПО и своевременно произвести оплату.

В соответствии с п.2.1.1. договора ответчик обязался осуществить поставку в два этапа, а именно: в срок до 1 октября 2015 г. поставить  1 единицу оборудования и ПО; в срок до 7 декабря 2015 г. ‒ поставить 19 единиц оборудования и ПО.  7 декабря 2015 г. ответчик поставил 2 единицы оборудования и ПО, а 18 единиц оборудования с ПО на общую сумму 1 080 101 руб. 52 коп.  поставил 27 мая 2016 г.

Ссылаясь на указанные обстоятельства, а также на п.7.2 договора (в редакции дополнительного соглашения №_ к нему), предусматривающего взыскание пени в размере 0,1% от стоимости не поставленного в срок оборудования и (или) ПО за каждый день просрочки, но не более 1% от его стоимости, истец просил в связи с нарушением обязательств по поставке 18-и единиц оборудования с ПО взыскать с ответчика ‒ ЗАО «П.С.»  ‒ за период с 7 декабря 2015 г. по 27 мая 2016 г.  пеню в размере 10 801 руб. 02 коп., а также на основании п.91 Положения о поставке товаров в Республике Беларусь, утверждённого постановлением Кабинета Министров Республики Беларусь от 8 июля 1996 г. № 444, взыскать штраф в размере 10% стоимости непоставленных в срок до 7 декабря 2015 г. 18-и единиц оборудования стоимостью 284 364 руб. 86 коп., что составляет 28 436 руб. 49 коп., а всего просил взыскать пеню и штраф в размере 39 237 руб. 51 коп. Просил также взыскать судебные расходы по оплате государственной пошлины в размере 1 961 руб. 88 коп. и по оплате юридической помощи в размере 900 руб.

В ходе судебного разбирательства представитель истца – ОАО «П» – адвокат С. иск поддержал в полном объёме и дал суду объяснения, аналогичные доводам искового заявления и дополнений к нему, указав на нарушение ответчиком предусмотренных договором обязательств и наличие, в этой связи, оснований для взыскания с него договорной неустойки и штрафа в размерах, указанных в расчете к иску. Просил взыскать с ответчика в счет возмещения расходов истца по оплате юридической помощи в общей сумме 2 880 руб. (900+1980).

Представитель ответчика – ЗАО «П.С.» – Я. иск признал частично. Не оспаривая нарушение ответчиком срока поставки 18 единиц оборудования с ПО по договору №_, просил к требованиям истца применить срок исковой давности. Полагал, что истец, обратившись с иском в суд 20 ноября 2019 г., пропустил трёхгодичный срок исковой давности, течение которого началось с 7 декабря 2015 г., по требованиям о взыскании штрафа в размере 28 436 руб. 49 коп. Утверждал, что, учитывая направление 21 мая 2019 г. истцом в адрес ответчика претензии и приостановление, в связи с этим, срока исковой давности по требованиям о взыскании пени до этой даты, истец также пропустил срок исковой давности. Просил суд, ссылаясь на ст. 314 ГК Республики Беларусь, уменьшить размер пени до 500 руб. ввиду её несоразмерности последствиям нарушения обязательства, а также учитывая её высокий процент, установленный договором, отсутствие негативных последствий для истца  вследствие нарушения обязательств ответчиком. Считал также, что сумма расходов по оплате юридической помощи, которая заявлена истцом, исходя из сложности дела и времени, затраченного на его рассмотрение, является завышенной.

 Заслушав юридически заинтересованных в исходе дела лиц, проверив и исследовав письменные доказательства по делу, суд приходит к следующему.

В соответствии со статьей 288 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК) в силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности.

Обязательства возникают из договора, вследствие причинения вреда, неосновательного обогащения и из иных оснований, указанных в настоящем Кодексе и других актах законодательства.

Согласно статье 290 ГК обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями законодательства, а при отсутствии таких условий и требований – в соответствии с обычно предъявляемыми требованиями.

В силу пункта 1 статьи 295 ГК, если обязательство предусматривает или позволяет определить день его исполнения или период времени, в течение которого оно должно быть исполнено, обязательство подлежит исполнению в этот день или соответственно в любой момент в пределах такого периода.

Исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой, залогом, удержанием имущества должника, поручительством, гарантией, банковской гарантией, задатком и другими способами, предусмотренными законодательством или договором (пункт 1 статьи 310 ГК).

Согласно пункту 1 статьи 311 ГК неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законодательством или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору, если иное не предусмотрено законодательными актами, в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков.

В ходе судебного разбирательства установлено, что 24 сентября 2015г. между истцом – ОАО «П» ‒ и ответчиком – ЗАО «П.С.» ‒ был заключён договор  №_, по которому ответчик обязался в установленный договором срок изготовить и передать в собственность истца в количестве, ассортименте и цене сборочные комплекты к Почтоматам ‒ автоматизированные почтовые устройства самообслуживания со встроенным терминалом оплаты услуг в составе с программным обеспечением «П» (далее ‒ оборудование с ПО), а истец ‒ обязался принять оборудование с ПО и своевременно произвести оплату на условиях договора. Согласно п.1.2. договора цель приобретения оборудования с ПО ‒ собственное производство и (или) потребление.

По условиям договора (п.2.1.1., 4.1) ответчик должен был поставить оборудование с ПО в два этапа, а именно: в срок до 1 октября 2015 г. поставить оборудование с ПО в количестве 1 единицы; в срок до 7 декабря 2015 г. ‒ поставить 19 единиц оборудования с ПО. В соответствии с п. 4.1. договора общая стоимость оборудования в составе с ПО составила 12 001 128 000 (неденоминированных) руб.

Согласно товарной накладной №_ ответчик 7 декабря 2015 г. осуществил поставку 2 единиц оборудования с ПО, а согласно товарным накладным №_ и №_ поставка 18 единиц оборудования с ПО на общую сумму 1 080 101 руб. 52 коп. была произведена ответчиком  27 мая 2016г.

В силу п.п.7.1. договора за неисполнение или ненадлежащее исполнение условий настоящего договора стороны несут ответственность в соответствии с законодательством Республики Беларусь и условиями настоящего договора. В соответствии с п.7.2. договора и дополнительного соглашения №_ к нему за нарушение п.2.1.1. договора поставщик (ответчик) уплачивает покупателю (истцу) пеню в размере 0,1% от стоимости непоставленного в срок оборудования и (или) ПО за каждый день просрочки, но не более 1% от его стоимости.

Согласно п.8.2 договора сторона, чьи права или законные интересы нарушены, с целью непосредственного урегулирования спора с нарушителем этих прав или интересов обязана предъявить ему претензию. Получатель претензии в течение 14 дней обязан письменно уведомить заявителя претензии о результатах её рассмотрения.

Судом установлено, что 21 мая 2019 г. истцом в адрес ответчика была направлена претензия о необходимости уплаты пени за период просрочки с 7 декабря 2015 г. по 27 мая 2016 г. поставки 18 единиц оборудования с ПО и штрафа в соответствии с п.91 Положения о поставках товаров в Республике Беларусь, утвержденного постановлением Кабинета Министров Республики Беларусь 8 июля 1996 г. № 444 (с последующими изменениями и дополнениями, далее ‒ Положение). Претензия получена ответчиком 25 мая 2019 г., однако истец не был уведомлен ответчиком письменно о результатах её рассмотрения.

Вышеуказанные обстоятельства не оспаривались юридически заинтересованными в исходе дела лицами и подтверждаются письменными доказательствами, а именно: договором №_ от 24 сентября 2015 г.; дополнительным соглашением №_к договору; протоколом согласования цен, спецификацией  №_ (приложение №_ и №_ к договору); почтовым уведомлением о вручении ответчику 25 мая 2019 г. корреспонденции; претензией от 21 мая 2019 г.; товарными накладными от 27 мая 2016 г. №_ и №_, из которых следует, что общая стоимость 18 единиц оборудования с ПО составляет 10 801 015 200  (неденоминированных) руб.; квитанцией РУП  «Белпочта» от 21 мая 2019г. об отправлении ОАО «П» в адрес ЗАО «П.С.» почтовой корреспонденции.

           В судебном заседании представитель истца адвокат С., ссылаясь на вышеназванные обстоятельства, настаивал на удовлетворении в полном объёме исковых требований о взыскании  с ответчика (в связи  с нарушением им сроков поставки истцу оборудования с ПО в количестве 18 единиц) пени за период просрочки с 7 декабря 2015 г. по 27 мая 2016 г.  в размере 10 801 руб. 02 коп. и штрафа на основании п. 91 Положения в размере 28 436 руб. 49 коп. за не поставку ответчиком в срок до 7 декабря 2015 г. оборудования (18 единиц) стоимостью 284 364 руб. 86 коп.

          Представитель ответчика ‒ ЗАО «П.С.» ‒ Я., заявив о применении срока исковой давности по требованиям истца, полагал, что в удовлетворении иска о взыскании с ответчика штрафа в размере 28 436 руб. 49 коп. следует отказать в связи с истечением трёхгодичного срока исковой давности ко дню предъявления  рассматриваемого иска. По мнению представителя, течение срока исковой давности по этому требованию началось 7 декабря 2015 г., однако истец обратился с иском в суд лишь 30 ноября 2019 г., пропустив срок исковой давности. Считал также, что срок исковой давности по требованиям о взыскании пени следует исчислять по каждому дню просрочки поставки, вследствие чего с учётом предъявления ответчиком претензии 21 мая 2019 г. срок исковой давности по требованиям о взыскании пени за период до момента предъявления претензии истцом пропущен, а потому  в этой части просил суд в иске отказать.

Согласно ст. ст. 196,197 ГК Республики Беларусь исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. Общий срок исковой давности устанавливается в три года.

В силу п.2 ст. 200 ГК Республики Беларусь исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения.

Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

В соответствии п.1, ч.1 п.2 ст. 201 ГК Республики Беларусь течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Изъятия из этого правила устанавливаются законодательными актами.

По обязательствам с определенным сроком исполнения течение исковой давности начинается по окончании срока исполнения.

Судом установлено, что согласно условиям договора №_ ответчик обязан был поставить 19 единиц оборудования до 7 декабря 2015 г. В связи  с тем, что до указанной даты оборудование поставлено не было, т.е. ответчик узнал о нарушении своего права, то с 7 декабря 2015 г. в пределах трехгодичного срока исковой давности, т.е. не позднее 6 декабря 2018 г., он вправе был обратиться за защитой своего нарушенного права, а именно, с требованием о взыскании штрафа в соответствии с п.91 вышеназванного Положения. Вместе с тем, истец обратился с иском в суд лишь 20 ноября 2019г., т.е. по истечении трёхгодичного срока исковой давности.

Поскольку истечение срока исковой давности, о применении которой было заявлено ответчиком, является самостоятельным основанием для отказа в иске, суд считает, что в удовлетворении требований ОАО «П» о взыскании с ЗАО «П.С.» штрафа в размере 28 436 руб. 49 коп.  следует отказать.

          Довод представителя истца ‒ ОАО «П» ‒ адвоката С. о том, что срок исковой давности по требованиям о взыскании штрафа был прерван в связи с осуществлением ответчиком 27 мая 2016 г. поставки 18 единиц оборудования, а в последующем был приостановлен предъявлением претензии 21 мая 2019 г.,  основан на неправильном толковании норм гражданского законодательства, регулирующего порядок перерыва и приостановления течения срока исковой давности.

Так, согласно ст. 204 ГК Республики Беларусь  течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке, а также совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга.

После перерыва течение срока исковой давности начинается заново. Время, истекшее до перерыва, не засчитывается в новый срок.

В соответствии с разъяснениями Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь, изложенными  в ч.2 п. 13 постановления от 2 декабря 2005 г. № 29 «О некоторых вопросах, связанных с применением сроков исковой давности», которое в данном случае применимо, следует иметь в виду, что к действиям, свидетельствующим о признании долга, которые прерывают течение срока исковой давности, могут относиться: частичная уплата должником или с его согласия другим лицом основного долга и (или) сумм неустойки, процентов; уплата процентов по основному долгу; признание претензии полностью или частично в отношении конкретных требований; заключение дополнительного соглашения, из которого следует, что должник признает наличие долга; обращение должника с просьбой об изменении договора в части, касающейся погашения долга; обращение должника с просьбой о предоставлении отсрочки или рассрочки платежа; акцепт платежного требования, а также другие действия, в зависимости от конкретных обстоятельств дела, подлежащих исследованию и оценке хозяйственным судом.

По мнению суда, совершение ответчиком действий по исполнению обязательства по поставке оборудования с ПО в соответствии с условиями договора не свидетельствует о признании им долга по уплате штрафа в связи с нарушением срока поставки, вследствие чего это обстоятельство не прерывает течение срока исковой давности.

          Разрешая требования истца о взыскании с ответчика пени в размере 10 801 руб. 02 коп. за период с 7 декабря 2015 г. по  27 мая 2016 г., суд,  в соответствии с вышеуказанными нормами ст.197, 200, 201 ГК Республики Беларусь, приходит к выводу, что истцом пропущен         трёхгодичный срок исковой давности, который исчисляется с 7 декабря 2015 г. по каждому дню просрочки поставки 18 единиц оборудования с ПО, по требованиям о взыскании пени за период с 7 декабря 2015 г. по 21 мая 2016 г., вследствие чего в удовлетворении иска о взыскании пени за период с 7 декабря 2015 г. по 21 мая 2016 г. следует отказать.

По вышеуказанным основаниям является несостоятельным довод представителя истца ‒ ОАО «П» ‒ адвоката С. без правового обоснования этого довода о том, что срок исковой давности по требованиям о взыскании пени за период с 7 декабря  2015 г. по 21 мая 2016 г. истцом не пропущен.

Вместе с тем, суд считает, что требования истца о взыскании с ответчика в связи с нарушением им сроков поставки 18 единиц оборудования с ПО стоимостью 1 080 101 руб. 52 коп.  пени за период с 22 мая 2016 г. по 27 мая 2016 г., т.е. за 6 дней, размер которой составляет в соответствии с п.7.2. договора 6 480 руб. 61 коп. ((1 080 101,52 (стоимость непоставленного в срок оборудования с ПО) х 0,1% (размер пени по п.7.2. договора) х 6 (дни просрочки)), заявлены в пределах срока исковой давности с учётом следующих обстоятельств.

Согласно подп.5 п.1, п.2, ч.ч.1,2. п.3 ст. 203 ГК Республики Беларусь течение срока исковой давности приостанавливается, в частности, если предъявлена претензия. Течение срока исковой давности приостанавливается при условии, если указанные в настоящей статье обстоятельства возникли или продолжали существовать в последние шесть месяцев срока давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев, - в течение срока давности.

Со дня прекращения обстоятельства, послужившего основанием приостановления давности, течение ее срока продолжается. Оставшаяся часть срока удлиняется до шести месяцев, а если срок исковой давности равен шести месяцам или менее шести месяцев, - до срока давности.

При предъявлении претензии течение срока исковой давности приостанавливается со дня направления претензии до получения ответа на претензию или истечения срока для ответа, установленного законодательством или договором.

Так, как установлено судом, истцом 21 мая 2019 г. направлена ответчику претензия об уплате неустойки за несвоевременную поставку 18 единиц оборудования с ПО за период с 7 декабря 2015 г. по 27 мая 2016 г. Таким образом, с даты направления претензии ‒ с 21 мая 2019 г. ‒ срок исковой давности приостановлен на основании подп.5 п.1  и п.2 ст. 203 ГК Республики Беларусь до получения ответа на претензию на 14 дней (исходя из положений  п.8.2. договора), а в последующем, с учётом положений п.3 ст. 203 ГК Республики Беларусь, продлён до шести месяцев. По мнению суда, требования  истца о взыскании пени за период с 22 мая 2016 г. по 27 мая 2016 г. были заявлены в пределах срока исковой давности, который в данном случае был удлинён,  что ответчиком не оспаривалось.

В судебном заседании представитель ответчика ‒                                    ЗАО «П.С.» ‒ Я. просил суд при решении вопроса о взыскании пени, снизить её размер до 500 руб. с учетом положений ст. 314 ГК Республики Беларусь.

Согласно ч.1 ст. 314 ГК Республики Беларусь, если подлежащая уплате неустойка (пеня) явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку (пеню).

Разрешая вопрос о размере пени, подлежащей взысканию с ответчика за период с 22 мая 2016 г. по 27 мая 2016 г., суд учитывает срок нарушения обязательства, принимает во внимание отсутствие каких-либо тяжелых последствий вследствие нарушения срока исполнения обязательства, о чём, в том числе, свидетельствует предъявление иска в последние дни истечения срока исковой давности, и считает, что пеня в размере 6 480 руб. 61 коп. явно несоразмерна последствиям нарушения обеспеченного ею обязательства.

В этой связи суд считает возможным, уменьшить размер взыскиваемой пени на основании ч.1 ст. 314 ГК Республики Беларусь на 50 % и взыскать с ответчика − ЗАО «П.С.»  − в пользу истца – ОАО «П» ‒ неустойку в размере 3 240 руб. 30 коп., отказав в удовлетворении данного требования в остальной части. 

Довод представителя истца адвоката С. о том, что неисполнение ответчиком обязательств по договору №_  о поставке оборудования с ПО повлекло для истца негативные последствия, а именно неисполнение обязательств ОАО «П» перед РУП «Б», о чём свидетельствует решение Верховного Суда Республики Беларусь от 28 октября 2019 г., постановленное по  иску РУП «Б» к ОАО «П» о взыскании неустойки, является не состоятельным, поскольку истцом не представлены суду доказательства о наличии причинно-следственной связи при исполнении обязательств ответчиком по договору №_ и нарушением истцом обязательств по договору с РУП  «Б».

Согласно ч.1 ст.135 ГПК Республики Беларусь стороне, в пользу которой состоялось решение, суд присуждает за счет другой стороны возмещение всех понесенных ею судебных расходов по делу, хотя бы эта сторона и была освобождена от уплаты их в доход государства. Если иск удовлетворен частично, то указанные в настоящей статье суммы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику – пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано. 

 В силу статьи 114 ГПК Республики Беларусь судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела.                         

Как следует из платежного поручения №_ от 16 ноября  2019г. истцом при подаче искового заявления была уплачена государственная пошлина в размере 1961 руб. 88 коп. 

Поскольку требования истца удовлетворены частично на сумму 3 240 руб. 30 коп. с ответчика – ЗАО «П.С.» − в пользу истца − ОАО «П» − в возмещение расходов по уплате государственной пошлины за подачу искового заявления следует взыскать 162 руб. 01 коп., отказав в остальной части требований.

  Согласно п.6 ст. 116 ГПК Республики Беларусь к издержкам, связанным с рассмотрением дела, относятся расходы по оплате помощи представителя, другие расходы, признанные судом необходимыми.

 В силу  части 1 статьи 124 ГПК Республики Беларусь стороне, в пользу которой состоялось решение, суд присуждает возмещение понесенных расходов по оплате помощи представителя за счёт другой стороны исходя из сложности дела и времени, затраченного на его рассмотрение.

В соответствии с п.19 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 2 июня 2011 г. № 1 (с последующими изменениями и дополнениями) «О практике взыскания судебных расходов по гражданским делам и процессуальных издержек по уголовным делам» к издержкам, помимо перечисленных в ст. 116 ГПК, следует относить и иные расходы, связанные с рассмотрением дела и признанные судом необходимыми (п. 8 ст. 116 ГПК). К необходимым расходам, в частности, относятся суммы, уплаченные за оценку имущества, изготовление документов по делу, оказание юридической помощи по составлению заявлений и жалоб, оформление доверенности на представительство в суде и на другие расходы, непосредственно связанные с собиранием и исследованием доказательств, а также с исполнением решения.

Истцом заявлены требования о взыскании расходов в размере           2 880 руб. по оплате юридической помощи адвоката С., являющегося представителем истца по настоящему спору.

Представитель ответчика, ссылаясь на наличие в штате ОАО «П» юриста, а также на непродолжительное время рассмотрения настоящего спора, считал размер расходов по оплате помощи представителя завышенным.

 В подтверждение расходов по оплате юридической помощи представителем истца суду предоставлены: договор на оказание юридической помощи юридическому лицу адвокатом юридической консультации от 4 сентября 2019 г., акт на оказание юридической помощи от 15 ноября 2019 г., в котором указано об оказании истцу правовой помощи адвокатом С. в виде устных консультаций по законодательству, подготовки проекта искового заявления и о стоимости  оказанных услуг в размере 900 руб.; аналогичный акт от 9 января 2020 г., из которого следует, что адвокатом оказана правовая помощь истцу в виде устных консультаций по законодательству Республики Беларусь, подготовлены пояснения по иску по настоящему делу, представлены интересы истца в судебных заседаниях в Верховном Суде Республики Беларусь, а также указана стоимость оказанных услуг в размере 1 980 руб.; платёжные поручения от 18 ноября 2019 г. №_ об уплате ОАО «П» на расчётный счёт Минской городской коллегии адвокатов за оказание юридических услуг по договору №_ от 4 сентября 2019 г. 900 руб., и аналогичное платёжное поручение от 8 января 2020 г. №_  об оплате суммы 1980 руб.

Суд, определяя размер судебных расходов на оплату юридической помощи, подлежащих взысканию с ЗАО «П.С.» в пользу ОАО «П» в соответствии со ст.124 ГПК Республики Беларусь, учитывая степень сложности гражданского дела по иску ОАО «П» к ЗАО «П.С.» о взыскании штрафа и пени в связи с просрочкой исполнения обязательств по договору, характер спорных правоотношений, а также принимая во внимание количество и продолжительность судебных заседаний с участием адвоката С. и объем оказанных им юридических услуг, приходит к выводу о том, что требование истца о взыскании судебных расходов по оплате помощи представителя следует удовлетворить частично на сумму 800 руб., отказав в остальной части этих требований.

Ввиду вышеизложенного, руководствуясь статьями 302-304, частью 1 статьи 306 ГПК Республики Беларусь, суд

 

Р Е Ш И Л:

 

взыскать с закрытого акционерного общества «П.С.» в пользу открытого акционерного общества  «П» пеню  по договору от 24 сентября 2015 г. №_ за период с 22 мая 2016 года по 27 мая 2016 года в размере 3 240 руб. 30 коп., судебные расходы по уплате государственной пошлины в размере 162 руб. 01 коп., по оплате  юридической помощи в размере 800 руб., а всего – 4 202 (четыре тысячи двести два) руб. 31 коп., отказав в удовлетворении требований о взыскании штрафа, а также в остальной части требований о взыскании пени и судебных расходов.

Решение вступает в законную силу немедленно после его провозглашения, обжалованию и опротестованию в апелляционном порядке не подлежит.

Судья                                                                                 

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации