Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  25562
4 августа 2022  601 4 августа 2022  429 4 августа 2022  462 4 августа 2022  508 28 июля 2022  1681

Решение Верховного Суда Республики Беларусь по делу № 12-01/13-2019

8 февраля 2019  3020

дело № 12-01/13-2019

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Республики Беларусь

1 февраля 2019 года Верховный Суд Республики Беларусь в составе председательствующего судьи ….,

с участием секретаря судебного заседания ….,

истца П.,

представителя ответчика – Минского областного унитарного предприятия  «Р» – Д.,

третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, на стороне ответчика – К.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении Верховного Суда Республики Беларусь гражданское дело по иску П. к Минскому областному унитарному предприятию «Р» о взыскании компенсации в связи с нарушением исключительного права на объект авторского права,

У С Т А Н О В И Л:

истец П. в заявлении суду указал, что 19 октября 2018 г. во время мониторинга публикаций в СМИ, сети Интернет он ознакомился с публикациями, которые касаются его творчества, в частности обнаружил, что на странице газеты «М» и на интернет – сайте http://....by размещён материал «С» автора К. Под фотографией, которая иллюстрирует названный материал, напечатан отрывок из стихотворения «Б», автором которого он, истец, является. По мнению П., ответчик – Минское областное унитарное предприятие  «Р» (далее – УП «Р») − нарушил требования Закона Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах», поскольку допустил воспроизведение и распространение в газете «М» и сообщение для всеобщего сведения посредством сети Интернет указанного произведения без его, истца, разрешения, без выплаты вознаграждения.

Ссылаясь на вышеуказанные обстоятельства, истец просил взыскать с     УП «Р» в свою пользу компенсацию в связи с нарушением исключительного права на воспроизведение и распространение вышеуказанного произведения в размере 10 базовых величин, а также в связи с нарушением исключительного права на сообщение для всеобщего сведения − 10 базовых величин, а всего − 20 базовых величин, что на момент предъявления иска составляло 490 рублей исходя из размера базовой величины 24 руб. 50 коп. Кроме того, истец просил взыскать с ответчика судебные расходы по уплате государственной пошлины.

В судебном заседании истец П. иск поддержал, увеличив сумму компенсации. Просил взыскать с ответчика за факт нарушения исключительного права на воспроизведение и распространение, а также сообщение для всеобщего сведения названного объекта авторского права компенсацию в размере 20 базовых величин, что составляет 510 руб., исходя из базовой величины 25 руб. 50 коп., установленной законодательством с 1 января 2019г. Также просил взыскать с ответчика в счет возмещения судебных расходов по уплате государственной пошлины за подачу иска 24 руб. 50 коп. Поддержал объяснения, аналогичные доводам искового заявления и объяснениям, данным им в предварительном судебном заседании, уточнив, что ответчик нарушил его исключительное право на сообщение произведения для всеобщего сведения путём размещения на интернет-сайте http://....by в свободном доступе в формате pdf номера газеты «М».

Представитель ответчика – Минского областного унитарного предприятия  «Р» − Д. иск не признала по основаниям, изложенным в возражении на иск. Утверждала, что отрывок из стихотворения истца под снимком девочки в статье «С» в объёме, оправданном информационной целью, ответчик вправе был использовать без согласия  автора и выплаты вознаграждения  в силу п.3 ст. 33 Закона Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах»  (далее – Закон), регулирующей случай свободного использования произведений в средствах массовой информации. Пояснила, что данное произведение было услышано К., являющейся автором статьи «С», в период её командировки в Иркутскую область, в том числе в  д. Т., и в объёме, оправданном информационной целью, воспроизведено под фотографией девочки в репортаже, посвящённом самобытности д. Т. и её жителям, которые поддерживают белорусские традиции, не забывают белорусского языка, и исполняют песни на белорусском языке фольклорные коллективы. Полагала, что имя автора произведения в данном случае указывать не требовалось, так как оно не было известно журналисту и, кроме того, из содержания ст. 33 вышеуказанного закона не следует, что имя автора должно было быть обязательно указано.

Третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований на предмет спора, на стороне ответчика (далее – третье лицо) − К. полагала, что иск не подлежит удовлетворению по основаниям, указанным представителем ответчика. Пояснила, что репортаж «С» был подготовлен ею по результатам  служебной командировки в Иркутскую область. Под иллюстрировавшей её репортаж «С» фотографией девочки, размещены слова песни, которую девочка исполняла в музе д. Т. перед журналистами. Девочку в музей привела её бабушка, которая является руководителем детского фольклорного ансамбля в деревне. Автор четверостишия при воспроизведении в газете указан не был, поскольку полагали, что этого и не требовалось.

Заслушав юридически заинтересованных в исходе дела лиц, проверив и исследовав представленные по делу доказательства, суд приходит к следующему.

Согласно ст.980 ГК Республики Беларусь к объектам интеллектуальной собственности относятся, в частности произведения науки, литературы и искусства.

В силу ч.1 п.1 ст.982 ГК Республики Беларусь авторам результатов интеллектуальной деятельности принадлежат в отношении этих результатов личные неимущественные и имущественные права.

В соответствии с п.1 ст.983 ГК Республики Беларусь обладателю имущественных прав на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации принадлежит исключительное право правомерного использования этого объекта интеллектуальной собственности по своему усмотрению в любой форме и любым способом.

Использование другими лицами объектов интеллектуальной собственности, в отношении которых их правообладателю принадлежит исключительное право, допускается только с согласия правообладателя.

Согласно п.2 ст.56 Закона Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах» (далее – Закон) в случае нарушения исключительного права на объект авторского права или смежных прав наряду с использованием способов защиты исключительных прав, предусмотренных статьей 989 Гражданского кодекса Республики Беларусь, автор или иной правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в размере от десяти до пятидесяти тысяч базовых величин, определяемом судом с учетом характера нарушения.

Компенсация подлежит взысканию в случае доказанности факта нарушения исключительного права на объект авторского права или смежных прав. При этом автор или иной правообладатель освобождаются от доказывания размера причиненных этим нарушением убытков.

По делу установлено, что истец П. является автором и обладателем исключительного права на литературное произведение −  стихотворение (далее – произведение, стихотворение) «Б», состоящее из двух четверостиший. Из объяснений истца П. в судебном заседании следует, что указанное произведение было впервые обнародовано в 1993г. в книге «Д», изданной республиканским унитарным предприятием «И» (далее – РУП «И»).

Указанное, кроме объяснений истца, подтверждается  книгой «Д» автора П., изданной РУП «И» в 1993г., которая обозрена и исследована в ходе судебного разбирательства. На 4-ой странице книги воспроизведено произведение «Б», о правомерности использования  части которого возник спор.

По делу также установлено, что УП «Р»  (ответчик) решением Минского областного исполнительного комитета зарегистрировано в Едином государственном регистре юридических лиц и индивидуальных предпринимателей и согласно Уставу предприятия осуществляет свою деятельность в соответствии с Законом Республики Беларусь «О средствах массовой информации», иными актами законодательства, настоящим уставом, локальными нормативными правовыми актами предприятия.

Согласно свидетельству о государственной регистрации средства массовой информации УП «Р» является редакцией печатного издания − газеты «М», которая Министерством информации Республики Беларусь  зарегистрирована в качестве средства массовой информации с предполагаемой территорией распространения Минская область и г. Минск.

Из объяснений юридически заинтересованных в исходе дела лиц и материалов дела также следует, что ответчик − УП «Р» − является в сети Интернет администратором доменного имени  http://....by, и ответчиком на  сайте под этим доменным именем размещаются выпуски вышеуказанной газеты в формате pdf (pdf-файл) с предоставлением возможности скачивания экземпляра газеты пользователями названного сайта.

Далее судом установлено, что на 6-ой странице печатного издания −  газеты «М» от «__»____ 2018 г., которая также размещена ответчиком в формате pdf  на  интернет-сайте http://....by, была опубликована статья «С». Указанная статья, названная в газете, как репортаж, была подготовлена работником ответчика К. по результатам служебной командировки, проходившей в рамках пресс-тура представителей СМИ и экспертов России и Беларуси, и задачей которой являлось знакомство с Иркутской областью, белорусской диаспорой Прибайкалья. Согласно программы пресс-тура, было запланировано посещение д. Т. Иркутской области. Автор  в названной статье излагает информацию о д. Т., её жителях, о  народном фольклорном хоре «В», которому исполнилось 60 лет,  и в репертуаре которого много песен на беларусском языке, о переселенцах-белорусах, и о том, что их правнуки учат белорусский язык вместе с учительницей начальных классов, которая руководит детской фольклорной студией «Р». Статья иллюстрирована фотографиями женщин-участниц народного фольклорного хора, домов в деревне, улиц, музея, а также  фотографией девочки. Под её фотографией  размещён текст: «____».

Вышеуказанные обстоятельства  подтверждаются: объяснениями юридически заинтересованных в исходе дела лиц, экземпляром газеты                «М»   №__, согласно выходным данным которой данное средство массовой информации вышло в свет «__»____ 2018 г. тиражом 24 873 экземпляра, документами о служебной командировке  К., справками УП «Р», номером газеты «М» от “__”___2018 г., который был размещён ответчиком в сети Интернет на сайте http://....by  в формате pdf и направлен истцом pdf-файлом по электронной почте в адрес Верховного Суда Республики Беларусь, где и был распечатан.

В судебном заседании истец П., ссылаясь  на вышеназванные доказательства, утверждал, что  ответчиком нарушено его исключительное  право на произведение «Б», так как его часть воспроизведена и распространена ответчиком − УП «Р» − в газете от «__»___ 2018 г., а также сообщена для всеобщего сведения посредством сети Интернет на сайте ответчика http://....by без его, как автора, согласия и без выплаты вознаграждения и, более того,  без указания  его, П., имени, как автора произведения.

Однако представитель ответчика Д. и третье лицо К., не оспаривая факт отсутствия согласия П. на использование произведения, отрицали нарушение исключительного права истца, утверждая, что УП «Р» правомерно использовало  часть произведения в силу п.3 ст. 33 Закона, допускающего использование произведения и его части без согласия автора и без выплаты вознаграждения в средствах массовой информации. К. также утверждала, что установить имя автора спорного произведения не представилось возможным.

Суд, оценив объяснения юридически заинтересованных в исходе дела лиц в совокупности с представленными по делу доказательствами,  приходит к выводу, что при издании и распространении, а также сообщении для всеобщего сведения посредством сети Интернет вышеназванного средства массовой информации, в котором воспроизведен отрывок из произведения ПИ. «Б»,  без согласия автора и выплаты ему вознаграждения, без соблюдения личного неимущественного права истца, в частности − права на имя,  ответчик − УП «Р» − нарушил исключительное право истца на воспроизведение и распространение, а также сообщение для всеобщего сведения данного объекта авторского права.

Доказательств правомерного использования произведений указанными способами ответчик суду не представил.

Вышеуказанный довод ответчика и третьего лица о правомерном использовании произведения в силу п.3 ст. 33 Закона, суд признает несостоятельным, исходя из следующего.

  Согласно п.2 ст.139, ч.2 п.1 ст.983 ГК Республики Беларусь использование объектов интеллектуальной собственности, в отношении которых их правообладателю принадлежит исключительное право, допускается только с согласия правообладателя.

В соответствии с  ч.1 и ч.3 п.1 ст.32  главы 4 «Свободное использование объектов авторского права и смежных прав» Закона в случаях, предусмотренных настоящей главой, допускается использование объектов авторского права и смежных прав без согласия их авторов или иных правообладателей, и, если иное не предусмотрено настоящей главой,   без выплаты вознаграждения за такое использование (свободное использование) с соблюдением личных неимущественных прав авторов используемых произведений.

Во всех случаях свободного использования произведений и исполнений, если иное не предусмотрено настоящей статьёй, должны соблюдаться личные неимущественные права авторов и исполнителей используемых произведений и исполнений.

Как следует из содержания п.3 ст.33 Закона, регулирующей случай свободного использования произведений в средствах массовой информации,  на который ссылаются ответчик и третье лицо в обоснование правомерности действий ответчика, в составе обзоров текущих событий в объеме, оправданном информационной целью, могут быть воспроизведены в печатных средствах массовой информации, переданы в эфир или по кабелю электронными средствами массовой информации, а также сообщены для всеобщего сведения иным образом произведения или их части, которые были увидены или услышаны в ходе таких событий.

Суд считает, что из смысла вышеуказанных норм следует несколько условий, необходимых для  использования произведений в средствах массовой информации без согласия автора и без выплаты ему вознаграждения, а именно: 1) использование в составе обзоров текущих событий произведений, увиденных или услышанных (случайно или попутно) в ходе таких событий;

2) использование произведения должно быть в объёме, оправданном информационной целью;

3) при использовании произведения должны быть соблюдены личные неимущественные права автора произведения, в том числе право на имя.

Исследовав статью «С», суд полагает, что, исходя из объёма и содержания изложенной в ней информации, способа подачи материала, данная статья не может быть отнесена к обзору текущих событий в смысле п. 3 ст. 33 Закона. По мнению суда, понятие «обзор текущих событий» подразумевает сообщение читателю сведений о важнейших происходящих событиях, которые актуальны, злободневны, происходят в настоящее время, чего в данном случае не  имелось.

Суд также полагает, что  воспроизведение отрывка из стихотворения «Б» автора П. под фотографией девочки, о которой не упоминается в статье «С», использовано ответчиком не в информационных целях, а направлено на усиление художественного воздействия, эстетического восприятия указанной статьи читателями.

Кроме того, информация об авторе произведения, часть которого использована ответчиком, последним не указана.

Таким образом, судом не установлено наличие всех названных условий в их совокупности, необходимых для признания правомерным использования ответчиком произведения истца.

Довод представителя ответчика Д. о том,  что ответчик  в силу п. 3 ст.33 Закона и с учётом того, что авторство истца не оспаривается,  не обязан был при использовании произведения П. соблюдать личные неимущественные права автора, в частности − право на имя, является не состоятельным, так как основан на неправильном толковании действующего законодательства об авторском праве.

Довод третьего лица К. о том, что несмотря на её усилия, было невозможно установить имя автора  спорного произведения,  не  является  в силу Закона основанием для освобождения ответчика от ответственности за незаконное использование произведения.

Не основан на Законе  и довод представителя ответчика   Д. о том, что  при взыскании компенсации в связи с нарушением исключительного права истец не освобожден от доказывания факта возникновения убытков, поскольку в силу ч.2 ст. 56 Закона истец обязан доказать лишь факт нарушения исключительного права.

На основании изложенного, суд приходит к выводу, что поскольку истец П. доказал факт нарушения ответчиком − УП «Р» − его, истца, исключительного права  на воспроизведение и распространение, а также сообщение для всеобщего сведения объекта авторского права – произведение «Б», на использование которого ответчик согласия автора П. не получал, не заключил соответствующего договора и не выплатил причитающееся данному автору вознаграждение за такое использование, требования истца о взыскании компенсации подлежат удовлетворению.

С учетом объёма заявленных истцом требований о взыскании минимального размера компенсации, установленной законодательством, за каждый факт нарушения исключительного права истца, количества допущенных ответчиком нарушений, а также исходя из базовой величины, размер которой на момент разрешения спора составляет 25 руб. 50 коп., суд считает необходимым взыскать с ответчика в пользу истца компенсацию за использование его произведения «Б» способами воспроизведения, распространения и сообщения для всеобщего сведения в размере 20 базовых величин,  что составляет 510 (25,5 х 10 х 2) руб.

В соответствии с ч.1 ст.135 ГПК Республики Беларусь стороне, в пользу которой состоялось решение, суд присуждает за счет другой стороны возмещение всех понесенных ею судебных расходов по делу, хотя бы эта сторона и была освобождена от уплаты их в доход государства.

Из квитанции ЦБУ № 527 ОАО «Белинвестбанк» следует, что за подачу искового заявления истец уплатил государственную пошлину в размере 24 руб. 50 коп. (490 х 5%), что соответствует 5% цены иска от первоначально заявленной суммы компенсации (л.д.2).

Учитывая, что иск подлежит удовлетворению, с ответчика в пользу истца в счет возмещения судебных расходов по уплате государственной пошлины на основании ч.1 ст.135 ГПК Республики Беларусь следует взыскать 24 руб.50 коп.

В силу п.1.7. ст. 288 Налогового Кодекса Республики Беларусь  (Особенная часть) при увеличении размера исковых требований производится доплата государственной пошлины в соответствии с увеличением цены иска по ставке и (или) исходя из размера базовой величины, установленных на день обращения в суд с заявлением об увеличении размера исковых требований, а в случае, предусмотренном частью первой пункта 7 статьи 287 настоящего Кодекса,  − на день доплаты государственной пошлины до установленного размера.

  Согласно п.6 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь «О практике взыскания судебных расходов по гражданским и процессуальных издержек по уголовным делам» от 2 июня 2011г. № 1 (с последующими изменениями и дополнениями) в случае невыполнения истцом требования о доплате государственной пошлины в ходе рассмотрения дела довзыскание государственной пошлины производится судом при вынесении решения по существу спора.

С учетом указанного и увеличения истцом цены иска ввиду  изменения с 1 января 2019 г. в соответствии с постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 27 декабря 2018г. № 956 размера базовой величины до 25 руб. 50 коп., применяемой для расчета компенсации, размер которой на день разрешения спора составляет 510 (25,5 х 20) руб., а также учитывая удовлетворение требований истца в полном объёме, суд считает, что с ответчика с доход государства подлежит довзысканию государственная пошлина в размере 1 руб. (510 х 5%) – 24,5).

На основании изложенного, руководствуясь  ст.ст.302 - 304,  п.3 ч.1, ч.2 ст.305,  ч.1 ст.306 ГПК Республики Беларусь, суд

Р Е Ш И Л:

исковое требование П. удовлетворить.

Взыскать с Минского областного унитарного предприятия «Р» в пользу П. в связи с нарушением исключительного права на объект авторского права компенсацию в размере 510 (пятьсот десять) рублей и в счет возмещения расходов по уплате государственной пошлины 24  (двадцать четыре) рубля 50 копеек,  а всего – 534 (пятьсот тридцать четыре) рубля 50 копеек.

Взыскать с Минского областного унитарного предприятия «Р» в доход государства государственную пошлину в размере 1 (один) рубля.

Решение вступает в законную силу немедленно после его провозглашения, обжалованию и опротестованию в апелляционном порядке не подлежит.

Председательствующий

судья                                                                                  

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации