Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  28437 6 декабря 2022  75 1 декабря 2022  1126
О назначении судебного разбирательства по уголовному делу по обвинению Сазанович Я.С., Навоши Д.А., Занемонской В.И., Высоцкой О.В., Богдановича Д.А. в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.130, ч.3 ст.203-1 УК Республики Беларусь
21 ноября 2022  1581 14 ноября 2022  873 11 ноября 2022  1204

Решение Верховного Суда Республики Беларусь по делу № 12-01/83-2020

15 января 2021  543

дело № 12-01/83-2020

РЕШЕНИЕ

Именем Республики Беларусь

14 декабря 2020 года судебная коллегия по делам интеллектуальной собственности Верховного Суда Республики Беларусь в составе председательствующего судьи ….,

судей …. и ….,

при секретаре судебного заседания ….,

с участием представителей истца – общества с дополнительной ответственностью «У», Республика Беларусь, – патентных поверенных Б. и Д.,

представителей ответчика – общества с ограниченной ответственностью «С», Российская Федерация, – адвоката Ц. и патентного поверенного В.,

экспертов Д. и С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении Верховного Суда Республики Беларусь гражданское дело по иску общества с дополнительной ответственностью «У», Республика Беларусь, к обществу с ограниченной ответственностью «С», Российская Федерация, о пресечении действий, нарушающих исключительное право на полезную модель по патенту Республики Беларусь №__,

У С Т А Н О В И Л А:

истец – общество с дополнительной ответственностью «У», Республика Беларусь, (далее – ОДО «У») – обратился в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью «С», Российская Федерация, (далее – ООО «С») о пресечении действий, нарушающих исключительное право патентообладателя, в котором указал, что является владельцем действующего на территории Республики Беларусь патента №__ (далее – патент №__) на полезную модель «Роликовая направляющая для шахтных подъемных сосудов», сведения о предоставлении правовой охраны которой были опубликованы в официальном бюллетене патентного органа 30 октября 2013г.

По сведениям истца, ответчик – ООО «С» – посредством участия в 2018г. в процедуре закупки оборудования для шахт 11 мая 2019г. заключил с открытым акционерным обществом «Б» (далее – ОАО «Б») договор №__ на поставку оборудования «Скип шахтный СН-19,5 с секторным затвором с подвесным устройством», содержащего устройства «Роликоопоры шахтных подъемных сосудов УНР 250», изготовленные с применением технического решения, защищенного названным патентом. Данный договор был исполнен ответчиком путем продажи и ввоза на территорию Республики Беларусь вышеназванного оборудования, содержащего указанное устройство, в количестве 24 штук.

По мнению истца, действия ответчика по предложению к продаже, продаже и ввозу на территорию Республики Беларусь устройства «Роликоопоры шахтных подъемных сосудов УНР 250», в котором использованы все признаки независимого п.1 формулы полезной модели «Роликовая направляющая для шахтных подъемных сосудов» по патенту №__ без его, как патентообладателя, разрешения, в соответствии со ст. 9 Закона Республики Беларусь «О патентах на изобретения, полезные модели, промышленные образцы», являются нарушением исключительного права на запатентованную полезную модель.

Ссылаясь на указанные обстоятельства, истец – ОДО «У» – просил суд признать действия ответчика – ООО «С» – по предложению к продаже, продаже и ввозу на территорию Республики Беларусь устройства «Роликоопоры шахтных подъемных сосудов УНР 250» в количестве 24 штук нарушением исключительного права истца на полезную модель по патенту №__.

В ходе судебного заседания представители истца – ОДО «У» – патентные поверенные Б. и Д. уточнили заявленное требование и просили суд пресечь действия ООО «С», нарушающего исключительное право на полезную модель «Роликовая направляющая для шахтных подъемных сосудов» по патенту №__, путем запрета ответчику предлагать к продаже, продавать и ввозить на территорию Республики Беларусь устройство «Роликоопора шахтных подъемных сосудов УНР 250». В остальной части представители истца дали суду объяснения, аналогичные доводам, изложенным в исковом заявлении и дополнении к нему. Также просили взыскать в пользу истца с ответчика судебные расходы по уплате государственной пошлины в размере 1 350 белорусских рублей.

Представители ответчика – ООО «С» – адвокат Ц. и патентный поверенный В., не оспаривая введение их доверителем в 2018-2019гг. в гражданский оборот на территории Республики Беларусь устройства «Роликоопоры шахтных подъемных сосудов УНР 250» в количестве 24 штук посредством их предложения к продаже, продажи и ввоза в составе оборудования «Скип шахтный СН-19,5 с секторным затвором с подвесным устройством», полагали иск не подлежащим удовлетворению, аргументируя тем, что исключительное право истца на полезную модель по патенту № __ ответчик не нарушил. В устройстве «Роликоопоры шахтных подъемных сосудов УНР 250» не использованы четыре признака: «левая, правая и лобовая роликовые опоры», «подшипник закреплен неподвижно», «подшипник скольжения, размещенный в корпусе подшипниковой опоры», и «устройство регулировки жесткости пружины, расположенное в верхней обойме амортизатора», включенные в независимый п.1 формулы полезной модели истца, или признаки, эквивалентные им. Просили в случае отказа в удовлетворении иска взыскать с истца в пользу ответчика в возмещение расходов по оплате помощи представителей 89 899,50 российских рублей и 640 белорусских рублей.

Заслушав объяснения юридически заинтересованных в исходе дела лиц, показания экспертов Д. и С., проверив и исследовав письменные доказательства по делу, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с ч.1 ст. 989 ГК Республики Беларусь защита исключительных прав осуществляется способами, предусмотренными статьей 11 настоящего Кодекса.

Согласно п.3 ст. 11 ГК Республики Беларусь защита гражданских прав осуществляется путем пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.

В силу ст. 999 ГК Республики Беларусь право на изобретение, полезную модель, промышленный образец охраняется государством и удостоверяется патентом.

В соответствии с п.1, ч.1 и ч.2 п.3 ст. 1001 ГК Республики Беларусь патентообладателю принадлежит исключительное право на изобретение, полезную модель, промышленный образец.

Исключительное право на изобретение, полезную модель, промышленный образец включает право использовать их по своему усмотрению, если это не нарушает прав других лиц, разрешать или запрещать их использование другим лицам.

Нарушением исключительного права патентообладателя признаются осуществленные без его согласия: изготовление, применение, ввоз, предложение к продаже, продажа, иное введение в гражданский оборот или хранение для этих целей продукта, в котором применено изобретение, устройства, в котором применена полезная модель, изделия, содержащего промышленный образец, а также совершение названных действий в отношении устройства, при функционировании или эксплуатации которого в соответствии с его назначением автоматически осуществляется способ, охраняемый патентом на изобретение.

Согласно п.2 ст. 36 Закона Республики Беларусь «О патентах на изобретения, полезные модели, промышленные образцы» (далее – Закон) использованием полезной модели признаются изготовление, применение, ввоз, предложение к продаже, продажа, иное введение в гражданский оборот или хранение для этих целей устройства, в котором применена полезная модель.

Полезная модель признается примененной в устройстве, если в нем использован каждый признак полезной модели, включенный в независимый пункт формулы, или признак, эквивалентный ему и ставший известным в качестве эквивалентного признака в данной области техники до даты приоритета полезной модели.

По делу установлено, что ОДО «У» является обладателем патента Республики Беларусь №__ на полезную модель «Роликовая направляющая для шахтных подъемных сосудов», зарегистрированную в Государственном реестре полезных моделей Республики Беларусь (далее – Реестр полезных моделей) 17 июня 2013г. с приоритетом от 14 февраля 2013г.

Сведения о предоставлении правовой охраны указанной полезной модели были опубликованы в официальном бюллетене патентного органа 30 октября 2013г. Срок действия указанного патента по 14 февраля 2021г.

Патент на полезную модель содержит один независимый пункт формулы, согласно которой:

1.Роликовая направляющая для шахтных подъемных сосудов, состоящая из левой, правой и лобовой роликовых опор, каждая из которых включает связанные между собой ролик, рычаг, подшипниковую опору с опорной пластиной и амортизатор, отличающаяся тем, что ролик состоит из корпуса с размещенными в нем двумя подшипниками качения, установленными на оси ролика, массивной шины, неподвижно насаженной на корпус, и крышки, закрепленной на корпусе с возможностью ограничения осевого положения массивной шины, подшипниковая опора состоит из корпуса с опорной пластиной и крышкой и неподвижно размещенного в корпусе подшипника скольжения, установленного с возможностью свободного вращения в нем оси подшипниковой опоры, амортизатор состоит из размещенных в трубчатом корпусе цилиндрической винтовой пружины, установленной с упором на нижнюю обойму со стороны опорной пластины и верхнюю обойму со стороны рычага, буферного элемента, расположенного внутри пружины с упором на нижнюю обойму, и устройства регулировки жесткости пружины, расположенного в верхней обойме.

Судебной коллегией также установлено, что ответчик – ООО «С» – участвовал в процедуре закупки оборудования «Скипы, клети шахтные копровые, кулаки посадочные и стопоры путевые», приглашение об участии в которой было размещено 24 октября 2018г. ОАО «Б» на интернет-сайте www…..by. Приглашение содержало техническое задание на закупку скипа шахтного с секторным затвором, включающего, в том числе, роликоопоры. По результатам проведения закупки между ОАО «Б» и ответчиком 11 мая 2019г. был заключен договор №__.

В соответствии с указанным договором ответчик изготовил и поставил ОАО «Б» 29 ноября и 2 декабря 2019г. скип шахтный СН-19,5 с секторным затвором в количестве двух экземпляров. Конструкция каждого скипа включает 12 роликоопор, собранных по 3 (три) роликоопоры (лобовая, левая и правая) на одной плите. Гарантийные обязательства ответчика по договору составляют 24 месяца с даты ввода оборудования в эксплуатацию и предусматривают замену неисправного или некомплектного оборудования, в том числе роликоопор.

Вышеназванные обстоятельства не оспаривались юридически заинтересованными в исходе дела лицами и подтверждаются письменными доказательствами: патентом № __ на полезную модель; описанием полезной модели к указанному патенту; выпиской из Реестра полезных моделей; письмом патентного органа от 29 января 2018г. о продлении срока действия патента №__; протоколом осмотра нотариусом Минского городского нотариального округа письменного доказательства (информационного ресурса ….by) от 10 января 2020г. и приложениями к нему (скриншоты страниц данного интернет-сайта); договором №__ от 11 мая 2019г. и товаросопроводительными документами о его исполнении; руководством по эксплуатации скипа СН-19,5В и паспортом на это изделие; руководством по эксплуатации УНР 250 РЭ «Роликоопоры шахтных подъемных сосудов УНР 250» и паспортом на это устройство; чертежами и спецификациями роликоопор УНР 250, входящими в состав поставленного ответчиком по указанному договору оборудования.

В соответствии с ч.1 и ч.2 п.53 Положения о порядке составления заявки на выдачу патента на полезную модель, проведения по ней экспертизы и принятия решения по результатам экспертизы, утвержденного постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 2 февраля 2011г. № 120 (в редакции от 28 июня 2018г.) (далее – Положение о заявке на полезную модель), действовавшего на дату предложения ответчиком к продаже устройства «Роликоопоры шахтных подъемных сосудов УНР 250», в разделе "Сущность полезной модели" раскрывается техническая задача, на решение которой направлена заявленная полезная модель, с указанием технического результата, который может быть получен при использовании полезной модели.

Техническая задача заключается в создании объекта, характеристики которого удовлетворяют заданным требованиям. Этим объектом может быть техническое решение, относящееся к устройствам.

Согласно п.55 Положения о заявке на полезную модель технический результат представляет собой характеристику технического эффекта, явления, свойства и тому подобного, объективно проявляющихся при изготовлении либо использовании устройства.

Из содержания п.502.9 Положения о порядке составления заявки на выдачу патента на изобретение, проведения по ней экспертизы и принятия решения по результатам экспертизы, утвержденного постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 2 февраля 2011г. № 119 (в редакции от 28 июня 2018г.) (далее – Положение о заявке на изобретение), действовавшего на дату предложения ответчиком к продаже устройства «Роликоопоры шахтных подъемных сосудов УНР 250», следует, что в запросе патентного органа не допускается использовать для вывода о несоответствии условию новизны заявленного изобретения сведения о средстве того же назначения, хотя бы один признак которого является не идентичным признаку независимого пункта формулы изобретения, а эквивалентным ему, то есть выполняющим ту же функцию с таким же результатом, но являющимся иным по форме выполнения.

Поскольку критерий «новизна» является одним из условий охраноспособности технических решений, заявленных к охране в качестве изобретений и полезных моделей, судебная коллегия считает, что п.502.9 Положения о заявке на изобретение применим к оценке использования признаков полезной модели на предмет их идентичности или эквивалентности признакам устройства ответчика.

Проанализировав признаки независимого пункта формулы полезной модели по патенту №__, описание этой полезной модели, документы, касающиеся введения устройства «Роликоопоры шахтных подъемных сосудов УНР 250» ответчика (далее – устройство ответчика) в гражданский оборот на территории Республики Беларусь, на предмет использования признаков независимого пункта формулы в названном устройстве, судебная коллегия приходит к следующему.

Из Паспорта 250 ПС «Роликоопоры шахтных подъемных сосудов УНР 250 ПС», Руководства по эксплуатации скипа СН-19,5В и сборочного чертежа УНР 250.00.00.000СБ «Направляющая трехроликовая», содержащего конструкцию трех роликоопор (левая, лобовая и правая) в трех проекциях, смонтированных на одной плите, следует, что признак «левая, правая и лобовая роликовые опоры» независимого пункта формулы полезной модели используется в устройстве ответчика. Указанный сборочный чертеж представлен представителем ответчика патентным поверенным В., который в судебном заседании не оспаривал использование его доверителем роликоопор в конструкции, содержащейся на указанном чертеже и поставленной в составе скипа шахтного СН-19,5.

Ввиду изложенного является несостоятельным довод представителя ответчика адвоката Ц. о неиспользовании названного признака полезной модели в устройстве ответчика.

Признак «подшипник скольжения, размещенный в корпусе подшипниковой опоры» независимого пункта формулы полезной модели, по мнению судебной коллегии, является эквивалентным признаку «подшипник качения, размещенный в корпусе подшипниковой опоры» устройства ответчика, поскольку, несмотря на разную форму их выполнения (подшипник скольжения и подшипник качения), они выполняют одну и ту же функцию опоры осей с одним и тем же техническим результатом – обеспечение плавной балансировки рычага, связанного с подшипниковой опорой и амортизатором, и тем самым «гашение» колебаний ролика, также связанного с рычагом. Указанный результат содержится в описании полезной модели по патенту №__.

При таких обстоятельствах довод представителей ответчика адвоката Ц. и патентного поверенного В. о том, что технический результат указанных признаков в полезной модели и устройстве ответчика отличается ввиду более высокого коэффициента скольжения у подшипника качения по сравнению с подшипником скольжения, что, по их мнению, придает признаку «подшипник качения, размещенный в корпусе подшипниковой опоры» дополнительные полезные качества и существенные преимущества в сравнении с признаком «подшипник скольжения, размещенный в корпусе подшипниковой опоры», является несостоятельным.

коллегия также полагает, что признак «подшипник скольжения неподвижно размещен в корпусе подшипниковой опоры» независимого пункта формулы полезной модели является эквивалентным признаку «подшипник качения размещен в корпусе подшипниковой опоры» устройства ответчика, поскольку по своей конструкции оба подшипника (скольжения и качения) имеют внешнюю обойму, которая, как элемент подшипника, для выполнения им своей функции опоры осей неподвижно размещена как в запатентованной полезной модели, так и в устройстве ответчика. Указанное следует из представленных ответчиком сборочных чертежей «Роликоопора правая» УНР 250.00.01.000СБ» и СНМ-20.04.010 СБ. Наличие неподвижно закрепленных внешних обойм этих подшипников представитель ответчика патентный поверенный В. в судебном заседании не оспаривал.

С учетом изложенного является несостоятельным довод представителя ответчика адвоката Ц. о неиспользовании указанного признака в устройстве ответчика.

По мнению судебной коллегии, признак «устройство регулировки жесткости пружины, расположенное в верхней обойме амортизатора» независимого пункта формулы полезной модели является эквивалентным признаку «устройство регулировки жесткости пружины» устройства ответчика, поскольку, несмотря на разное их расположение в запатентованной полезной модели и устройстве ответчика, они выполняют одну и ту же функцию с одним и тем же результатом – исключение недопустимых деформаций цилиндрической винтовой пружины и обеспечение возможности простой и удобной регулировки амортизатора, обеспечивающего заданное усилие прижима ролика к проводнику за счет устройства регулировки жесткости пружины, расположенного в верхней части как в запатентованной полезной модели, так и в устройстве ответчика.

Исходя из указанных обстоятельств, судебная коллегия считает несостоятельным довод представителя ответчика о том, что технический результат, достигаемый применением указанного признака в устройстве ответчика, является иным.

Известность до даты приоритета полезной модели истца четырех вышеназванных признаков устройства «Роликоопоры шахтных подъемных сосудов УНР 250» в области техники, в которой техническому решению истца предоставлена правовая охрана, представители ответчика не оспаривали.

Выводы судебной коллегии об эквивалентности признаков «подшипник скольжения, размещенный в корпусе подшипниковой опоры», «устройство регулировки жесткости пружины, расположенное в верхней обойме амортизатора» запатентованной полезной модели соответствующим признакам устройства ответчика, то есть их использование в этом устройстве, подтверждаются заключением патентно-технической экспертизы от 29 октября 2020г.

Допрошенные в ходе судебного разбирательства эксперты Д. и С. поддержали экспертное заключение от 29 октября 2020г., дали объяснения, аналогичные доводам, изложенным в этом заключении. Также эксперты пояснили, что признак «левая, правая и лобовая роликовые опоры» независимого пункта формулы полезной модели также используется в устройстве ответчика. При этом указали, что ими при экспертизе принималось во внимание только Руководство по эксплуатации УНР 250 РЭ «Роликоопоры шахтных подъемных сосудов УНР 250».

В отношении признаков «подшипник скольжения неподвижно размещен в корпусе подшипниковой опоры» независимого пункта формулы полезной модели и «подшипник качения размещен в корпусе подшипниковой опоры» устройства ответчика эксперты пояснили, что внешние обоймы этих подшипников для выполнения своей функции запрессованы в корпуса подшипниковых опор полезной модели и устройства ответчика, что, по мнению судебной коллегии, свидетельствует об использовании названного признака полезной модели в устройстве ответчика.

коллегия считает, что экспертное заключение является аргументированным, убедительным, последовательным и логичным, оснований сомневаться в правильности выводов экспертов, обладающих специальными познаниями в области техники и патентоведения, не имеется. коллегия, оценив доводы сторон в совокупности с представленными в материалы дела источниками информации и заключением судебной патентно-технической экспертизы, считает, что в устройстве «Роликоопоры шахтных подъемных сосудов УНР 250» ответчика использован каждый признак первого независимого пункта формулы полезной модели «Роликовая направляющая для шахтных подъемных сосудов» по патенту №__.

Учитывая изложенное, судебная коллегия приходит к выводу, что поскольку ответчик при ввозе на территорию Республики Беларусь, предложении к продаже и продаже устройства «Роликоопоры шахтных подъемных сосудов УНР 250» использовал без разрешения истца полезную модель «Роликовая направляющая для шахтных подъемных сосудов» по патенту №__, исключительное право ОДО «У» на названную полезную модель было нарушено, в связи с чем исковое требование истца о пресечении нарушения его исключительного права на запатентованную полезную модель является обоснованным и подлежит удовлетворению.

Довод представителей ответчика адвоката Ц. и патентного поверенного В. о том, что ООО «С» не нарушило исключительное право истца на полезную модель по патенту №__, поскольку в устройстве «Роликоопоры шахтных подъемных сосудов УНР 250», введенном ответчиком в гражданский оборот на территории Республики Беларусь, не использованы четыре признака запатентованного технического решения истца, опровергается вышеизложенным.

В соответствии с ч. 1 ст. 135 ГПК Республики Беларусь стороне, в пользу которой состоялось решение, суд присуждает за счет другой стороны возмещение всех понесенных ею судебных расходов по делу, хотя бы эта сторона и была освобождена от уплаты их в доход государства. Если иск удовлетворен частично, то указанные в настоящей статье суммы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику - пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

Согласно платежному поручению № __ от 17 марта 2020г. истцом при подаче искового заявления в суд была уплачена государственная пошлина в размере 1 350 белорусских рублей. С учетом того, что иск подлежит удовлетворению, с ответчика в пользу истца следует взыскать вышеназванную сумму.

В связи с удовлетворением иска не подлежат возмещению расходы ответчика по оплате помощи представителей в размере 89 899,50 российских рублей и 640 белорусских рублей.

В силу п. 4 ч. 1 ст. 97 и ч. 3 ст. 125 ГПК Республики Беларусь эксперт имеет право получать вознаграждение за проведение экспертизы и возмещение расходов, связанных с ней, кроме тех случаев, когда эти обязанности выполнялись в порядке служебного задания.

В соответствии с п.8 Положения о порядке выплаты и размерах сумм, подлежащих выплате потерпевшим, гражданским истцам и их представителям, свидетелям, экспертам, специалистам, переводчикам, понятым, лицам, оказывающим содействие в проведении следственного действия, утвержденного постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 30 декабря 2006г. № 1775 (в редакции от 30 апреля 2019г.), размер вознаграждения эксперта, специалиста, переводчика, которые выполняют свои функции не в порядке служебного задания, устанавливается органом или судом в размере 7 процентов базовой величины, устанавливаемой Правительством Республики Беларусь, за один час работы.

Судебной коллегией установлено, что при проведении судебной патентно-технической экспертизы по делу эксперты Д., П. и С. выполняли возложенные на них обязанности не в порядке служебного задания, а также без предварительной выплаты причитающегося им вознаграждения.

Судебная коллегия считает, что в связи с удовлетворением иска судебные расходы, связанные с проведением экспертизы, следует возложить на ответчика.

Из представленных в материалы дела экспертами Д., П. и С. калькуляций следует, что на производство экспертизы ими затрачено по 52 часа каждым.

Следовательно, размер вознаграждения, подлежащий взысканию в пользу каждого из экспертов, исходя из размера базовой величины, составляющей на день проведения экспертизы 27 белорусских рублей, и количества часов, затраченных на ее проведение, составляет 98,29 (27х52х7%) белорусских рублей.

Представленный экспертами расчет времени, затраченного на проведение экспертизы, представителями ответчика в ходе судебного разбирательства не оспаривался.

В силу изложенного с ответчика – ООО «С» – подлежит взысканию вознаграждение в пользу экспертов Д., П. и С. в размере по 98,29 белорусских рублей каждому.

Руководствуясь статьями 302-306 ГПК Республики Беларусь, судебная коллегия

РЕШИЛА:

удовлетворить исковое требование общества с дополнительной ответственностью «У», Республика Беларусь, и запретить обществу с ограниченной ответственностью «С», Российская Федерация, предлагать к продаже, продавать и ввозить на территорию Республики Беларусь устройство «Роликоопоры шахтных подъемных сосудов УНР 250», в котором использованы все признаки независимого пункта формулы полезной модели «Роликовая направляющая для шахтных подъемных сосудов» по патенту Республики Беларусь №__.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «С», Российская Федерация, в пользу общества с дополнительной ответственностью «У», Республика Беларусь, судебные расходы по уплате государственной пошлины в размере 1 350 (одна тысяча триста пятьдесят) белорусских рублей.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «С», Российская Федерация, в пользу экспертов Д., П., С. за проведение судебной патентно-технической экспертизы вознаграждение в размере по 98 (девяносто восемь) белорусских рублей 29 копеек каждому.

Решение вступает в законную силу немедленно после его провозглашения, обжалованию и опротестованию в апелляционном порядке не подлежит.

Председательствующий судья

Судьи

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации