Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  28495 6 декабря 2022  303 1 декабря 2022  1295
О назначении судебного разбирательства по уголовному делу по обвинению Сазанович Я.С., Навоши Д.А., Занемонской В.И., Высоцкой О.В., Богдановича Д.А. в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.130, ч.3 ст.203-1 УК Республики Беларусь
21 ноября 2022  1669 14 ноября 2022  895 11 ноября 2022  1233

Решение Верховного Суда Республики Беларусь от 16.11.2019 по делу № 12-01/164-2019

3 декабря 2019  1569

         дело № 12-01/164-2019

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Республики Беларусь

16 ноября 2019 года   Верховный  Суд  Республики  Беларусь   в составе судьи ….,

при секретаре судебного заседания ….,

представителя истца − общества с ограниченной ответственностью «Г» − С.,

представителя третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, на стороне истца − государственного учреждения «Национальный центр интеллектуальной собственности» − Х.,

представителя ответчика – частного торгового унитарного предприятия «Р» − Р.,

представителя третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, на стороне ответчика – общества с ограниченной ответственностью «И» – Л.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении Верховного Суда Республики Беларусь гражданское дело по иску общества с ограниченной ответственностью «Г» к частному торговому унитарному предприятию «Р» о взыскании компенсации в связи с нарушением исключительного права на объекты авторского права,

У С Т А Н О В И Л:

истец – общество с ограниченной ответственностью «Г» (далее – ООО «Г») – в заявлении суду указал, что на основании договоров, заключенных с авторами, является обладателем исключительного права на использование на территории Республики Беларусь музыкальных произведений с текстом (песен) «К» (авторы Р. и Р.) и «М» (автор Е.). При проведении 18 апреля 2019г. мониторинга объектов, оказывающих развлекательные услуги, истец зафиксировал факты незаконного использования вышеназванных произведений путем их публичного исполнения в принадлежащем ответчику – частному торговому унитарному предприятию «Р» (далее – частное предприятие «Р») – караоке-клубе «E». По мнению истца, ответчик использовал названные произведения указанным способом с нарушением требований законодательства об авторском праве, поскольку публично исполнил данные объекты без согласия правообладателя, заключения договора и выплаты авторского вознаграждения. Истец полагает, что в этой связи с ответчика на основании статьи 56 Закона Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах» подлежит взысканию компенсация в размере 10 базовых величин за каждый факт нарушения, а всего – компенсация в размере 50 базовых величин, что составляет 1 275,00 руб.

Ссылаясь на данные обстоятельства, истец просил взыскать с ответчика компенсацию в указанном размере, а также судебные расходы по оплате государственной пошлины.

В ходе судебного разбирательства представитель истца – ООО «Г» − С. иск поддержала и дала суду объяснения, аналогичные доводам искового заявления. Также просила о взыскании с ответчика в пользу истца в счет возмещения судебных расходов по уплате государственной пошлины 63,75 руб.

Представитель третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, на стороне истца (далее – третье лицо на стороне истца) – Национальный центр интеллектуальной собственности – Х. полагала иск подлежащим удовлетворению по основаниям, указанным истцом.

Представитель ответчика – частного предприятия «Р» – Р. иск не признал по основаниям возражения против иска и дополнений к нему, полагая, что ответчик не нарушил исключительного права истца на указанные музыкальные произведения, так как не использовал их путем публичного исполнения, а использовал при оказании развлекательных услуг правомерно созданные обществом с ограниченной ответственностью «И», Российская Федерация, (далее – ООО «И») аудиовизуальные произведения, обладателем прав на которые ООО «Г» не является.

Представитель третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, на стороне ответчика (далее – третье лицо на стороне ответчика) – ООО «И» – Л. полагал иск необоснованным, аргументируя правомерным введением ответчиком в гражданский оборот на территории Республики Беларусь караоке-файлов, созданных ООО «И» с использованием указанных в иске музыкальных произведений. По мнению данного представителя, подтверждением указанного являются лицензионный и сублицензионный договоры, согласно которым истец передал обществу с ограниченной ответственностью «П», Российская Федерация, (далее – ООО «П») исключительное право на публичное исполнение и переработку музыкальных произведений «К» и «М» для целей создания караоке-файлов на территории всех стран, которое в свою очередь выдало ООО «И» неисключительную лицензию на использование на территории всех стран этих же произведений указанными способами, а ООО «И» предоставило ответчику право на использование на территории Республики Беларусь караоке-файлов, содержащих аудиовизуальные произведения, в состав которых включены музыкальные произведения, указанные истцом.

Заслушав юридически заинтересованных в исходе дела лиц, проверив и исследовав письменные доказательства по делу, суд приходит к следующему.

В соответствии с пунктом 1 статьи 983 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК) обладателю имущественных прав на результат интеллектуальной деятельности (за исключением секретов производства (ноу-хау)) или средство индивидуализации принадлежит исключительное право правомерного использования этого объекта интеллектуальной собственности по своему усмотрению в любой форме и любым способом.

Использование другими лицами объектов интеллектуальной собственности, в отношении которых их правообладателю принадлежит исключительное право, допускается только с согласия правообладателя.

В силу пунктов 1, 2, 3 статьи 16 Закона Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах» (далее – Закона) автору в отношении его произведения или иному правообладателю принадлежат исключительное право на произведение, а также иные имущественные права в случаях, предусмотренных настоящим Законом.

Исключительное право на произведение означает право автора или иного правообладателя использовать произведение по своему усмотрению в любой форме и любым способом. При этом автору или иному правообладателю принадлежит право разрешать или запрещать другим лицам использовать произведение.

Использованием произведения признаются, в том числе, публичное исполнение.

Автор (наследники автора) имеет право на получение авторского вознаграждения за каждый способ использования произведения, за исключением случаев, предусмотренных главой 4 настоящего Закона и (или) договором.

Публичное исполнение согласно статья 4 Закона – это представление произведения или объекта смежных прав посредством актерской игры, пения, чтения, декламации, игры на музыкальном инструменте, танца или каким-либо иным образом, в том числе с помощью технических устройств (в отношении аудиовизуального произведения – показ кадров в их последовательности), в местах, где присутствуют или могут присутствовать лица, не принадлежащие к обычному кругу семьи или близким знакомым семьи лица, осуществляющего или организующего такое представление.

В силу пункта 4 статьи 12 Закона включение в состав аудиовизуального произведения или переработка для целей использования в аудиовизуальном произведении ранее существовавших произведений допускаются при условии соблюдения прав авторов таких произведений.

Нарушение авторского права или смежных прав, предусмотренных настоящим Законом, в соответствии с пунктом 3 статьи 55 Закона влечет ответственность, установленную законодательными актами Республики Беларусь.

Согласно пункту 2 статьи 56 Закона (в редакции Закона от 15 июля 2019г.) в случае нарушения исключительного права на объект авторского права или смежных прав наряду с использованием способов защиты исключительных прав, предусмотренных статьей 989 ГК, автор или иной правообладатель вправе требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации в размере от одной базовой величины до пятидесяти тысяч базовых величин, определяемом судом с учетом характера нарушения.

Компенсация подлежит взысканию в случае доказанности факта нарушения исключительного права на объект авторского права или смежных прав. При этом автор или иной правообладатель освобождаются от доказывания размера причиненных этим нарушением убытков.

По делу установлено, что истец – ООО «Г» − является на территории Республики Беларусь обладателем исключительного права на музыкальные произведения с текстом (песни) «К» (авторы Р. и Р.) и «М» (автор Е.).

Обладание ООО «Г» на территории Республики Беларусь исключительным правом на данные произведения на дату заявленного нарушения и в настоящее время юридически заинтересованные в исходе дела лица в судебном заседании не оспаривали.

Кроме их объяснений, данные обстоятельства подтверждается исследованными в ходе судебного разбирательства договорами №__ от 28 марта 2011г., №__ от 1 ноября 2011г. и №__ от 25 мая 2015г., в соответствии с которыми авторы названных произведений Р., Р. и Е. предоставили ООО «Г» исключительное право на использование, в том числе, путем публичного исполнения и переработки этих произведений для создания караоке-файлов.

Согласно договору №__ от 27 июня 2011г. ООО «Г» передало Национальному центру интеллектуальной собственности право на управление имущественными правами в отношении произведений, указанных в Перечне, являющимся приложением к настоящему договору, в том числе при их публичном исполнении.

Из Перечня произведений к данному договору следует, что музыкальные произведения «К» и «М» зарегистрированы в Национальном центре интеллектуальной собственности  и входят в данный Перечень.

На основании указанного договора Национальный центр интеллектуальной собственности, аккредитованный на территории Республики Беларусь в качестве органа по коллективному управлению имущественными правами авторов (правообладателей), получил право выдавать разрешения на использование названных произведений путем их публичного исполнения, заключения договоров с юридическими и физическими лицами, а также получил право на сбор и выплату авторского вознаграждения, причитающегося авторам за использование этих произведений.

Обстоятельства в указанной части представители ответчика и третьего лица на его стороне в ходе судебного разбирательства не оспаривали.

Кроме объяснений юридически заинтересованных в исходе дела лиц, указанного договора и приложений к нему, содержащих Перечень произведений, данные обстоятельства подтверждаются уставом Национального центра интеллектуальной собственности, утвержденным приказом Государственного комитета по науке и технологиям Республики Беларусь, свидетельствами о государственной аккредитации данного учреждения в качестве организации по коллективному управлению имущественными правами авторов (правообладателей) в отношении музыкальных произведений с текстом (без текста) при их публичном исполнении и сбору авторского вознаграждения.

Из объяснений в судебном заседании представителя ответчика, свидетельства о государственной регистрации и устава частного предприятия «Р», утвержденного решением собственника от 11 января 2012г., следует, что ответчик, зарегистрированный решением Брестского областного исполнительного комитета 16 января 2012г. в Едином государственном регистре юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, оказывает на территории Республики Беларусь в караоке-клубе «E», расположенном по адресу: …., развлекательные услуги. Данные услуги ответчик оказывает посредством караоке-системы «S», установленной в помещении караоке-клуба по указанному адресу.

Судом установлено, что 18 апреля 2019г. в помещении данного клуба были публично исполнены музыкальные произведения с текстом «К» (авторы Р. и Р.) и «М» (автор Е.).

Оказание потребителям данных услуг с использованием названной караоке-системы, а также факт использования 18 апреля 2019г. в составе аудиовизуальных произведений вышеназванных музыкальных произведений ответчик в судебном заседании не оспаривал, полагая, что такое использование не является их публичным исполнением.

Музыкальные произведения «К» и «М», как установлено, ответчик использовал без разрешения правообладателя, без заключения с ним или органом по коллективному управлению имущественными правами авторов (правообладателей) соответствующего договора и без выплаты авторского вознаграждения.

В судебном заседании представитель ответчика подтвердил, что договоров, регулирующих отношения по использованию названных музыкальных произведений путем их публичного исполнения, на 18 апреля 2019г. не имел и авторское вознаграждение за такое использование не выплачивал. Договор, в соответствии с которым орган по коллективному управлению имущественными правами авторов (правообладателей), предоставил частному предприятию «Р» право публичного исполнения музыкальных произведений с текстом (без текста), ответчик заключил только в июле 2019г.

Данные обстоятельства, кроме объяснений юридически заинтересованных в исходе дела лиц, подтверждаются материалами переписки сторон в ходе досудебного урегулирования спора (претензией истца от 24 июля 2019г. и ответом на претензию ответчика от 5 августа 2019г.), свидетельствующими об использовании 18 апреля 2019г. в караоке-файлах, записанных на жестком диске караоке-системы, установленной в помещении караоке-клуба «E», музыкальных произведений «К» и «М», обладателем исключительного права на которые на данную дату являлось ООО «Г»; письмом Национального центра интеллектуальной собственности в адрес ответчика от 27 марта 2019г. о необходимости заключения договора для правомерного использования при оказании развлекательных услуг музыкальных произведений, а также договором №__ от 10 июля 2019г. о предоставлении Национальным центром интеллектуальной собственности частному предприятию «Р» права на публичное исполнение музыкальных произведений с текстом (без текста), находящихся в коллективном управлении данного органа.

Оценив доводы юридически заинтересованных в исходе дела лиц в совокупности с представленными по делу доказательствами, суд приходит к выводу, что ответчик, использовав путем публичного исполнения музыкальные произведения с текстом «К» и «М» без разрешения правообладателя и заключения договора на использование этих объектов, а также без выплаты авторского вознаграждения, нарушил исключительное право ООО «Г», в связи с чем требование данного общества о взыскании с частного предприятия «Р» компенсации на основании статьи 56 Закона является обоснованным и подлежит удовлетворению.

Доводы ответчика и третьего лица на его стороне об отсутствии в действиях частного предприятия «Р» нарушений исключительного права на указанные объекты со ссылкой на то, что ответчик не использовал музыкальные произведения «К» и «М» путем их публичного исполнения, а использовал иные объекты (аудиовизуальные произведения, караоке-файлы), суд признает несостоятельными, поскольку указанные доводы противоречат фактическим обстоятельствам дела, представленным доказательствам и не основаны на положениях материального права, регулирующего данные правоотношения.

Так, в ходе судебного разбирательства представители ответчика и третьего лица на его стороне подтвердили, что частное предприятие «Р» по договору № __ от 20 января 2016г. приобрело у ООО «И» техническое устройство (караоке-систему «S») c модулем внутренней памяти (жестким диском), предназначенным для записи и воспроизведения караоке-файлов, а также то обстоятельство, что караоке-файлы, записанные в памяти данной системы, содержали аудиовизуальные произведения, в состав которых были включены музыкальные произведения, о правомерности использования которых возник спор. Данные представители также не отрицали, что посредством названного технического устройства и монитора, ответчик 18 апреля 2019г. воспроизводил аудиовизуальные произведения, сопровождаемые музыкальными произведениями «К» и «М», которые были публично исполнены в помещении караоке-клуба.

Из указанного договора, договоров №__ от 28 мая 2015г. и  №__ от 7 мая 2018г., на которые в обоснование доводов о правомерном использовании ответчиком караоке-файлов, содержащих названные музыкальные произведения, ссылались представители ответчика и третьего лица, не следует, что частное предприятие «Р», ООО «И» и ООО «П» на 18 апреля 2019г. обладали правом на публичное исполнение на территории Республики Беларусь музыкальных произведений с текстом «К» и «М».

Так, из исследованных в ходе судебного разбирательства лицензионного договора №__ от 28 мая 2015г. и сублицензионного договора №__ от 7 мая 2018г., а также приложений к ним, содержащих перечень произведений и территории их использования, следует, что ООО «Г» предоставило ООО «П» исключительное право, а последнее в свою очередь предоставило ООО «И» неисключительное право на публичное исполнение музыкальных произведений «К» и «М», а также право на переработку для использования этих произведений в составе караоке-файлов на территориях всех стран, за исключением Республики Беларусь и Украины.

Отсутствие у ответчика права на публичное исполнение на территории Республики Беларусь названных музыкальных произведений в судебном заседании представители ответчика и третьего лица на его стороне не отрицали.

При таких обстоятельствах и отсутствии доказательств правомерного публичного исполнения указанных музыкальных произведений на территории Республики Беларусь, суд полагает, что частным предприятием «Р» нарушены требования законодательства Республики Беларусь об авторском праве, в связи с чем ответчик должен нести ответственность, предусмотренную статьей 56 Закона.

Суд также признает несостоятельными доводы ответчика и третьего лица на его стороне о правомерном использовании частным предприятием «Р» на территории Республики Беларусь аудиовизуальных произведений, созданных ООО «И», обладающим на территории Российской Федерации правом на включение этих произведений в состав аудиовизуальных произведений, поскольку указанные доводы не соответствуют положениям пункта 4 статьи 12 Закона, согласно которому включение в состав аудиовизуального произведения или переработка для целей использования в аудиовизуальном произведении ранее существовавших произведений, в том числе музыкальных, допускается при условии соблюдения прав авторов таких произведений.

Учитывая, что музыкальные произведения «К» и «М» в составе аудиовизуальных произведений ответчик использовал на территории Республики Беларусь без разрешения обладателя исключительного права или органа по коллективному управлению имущественными правами авторов (правообладателей), а также без выплаты авторского вознаграждения за такое использование, суд полагает, что ответчиком не соблюдены требования, предусмотренные пунктом 4 статьи 12 Закона.

Наличие у ООО «П» и ООО «И» соответственно исключительного и неисключительного права на использование на территориях других стран произведений «К» и «М» путем их публичного исполнения и включения в состав аудиовизуальных произведений, не свидетельствует о правомерном использовании ответчиком этих музыкальных произведений в составе аудиовизуальных произведений на территории Республики Беларусь.

При таких обстоятельствах использование музыкальных произведений «К» и «М» в составе аудиовизуальных произведений, на которые ссылается ответчик, являлось незаконным.

В силу изложенного является несостоятельным и довод ответчика о неверном толковании истцом положений законодательства, регулирующего правоотношения по использованию на территории Республики Беларусь объектов авторского права.

Разрешая вопрос о размере подлежащей взысканию компенсации в порядке статьи 56 Закона, учитывая характер и объём допущенных ответчиком нарушений, отсутствие для истца серьёзных последствий, а также исходя из принципа разумности и справедливости, суд полагает, что заявленный иск подлежит частичному удовлетворению, и считает необходимым взыскать с частного предприятия «Р» в пользу ООО «Г» компенсацию в размере по 5 базовых величин за каждый факт нарушения 18 апреля 2019г. исключительного права истца на публичное исполнение музыкальных произведений с текстом «К» и «М», а всего – компенсацию в размере 10 (2 х 5) базовых величин, что исходя из размера базовой величины на день вынесения решения – составляет 255,00 (10 х 25,5) руб., отказав в удовлетворении требования о взыскании компенсации в оставшейся части.

В соответствии со статьей 114 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – ГПК) судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела.

В силу части 1 статьи 135 ГПК стороне, в пользу которой состоялось решение, суд присуждает за счет другой стороны возмещение всех понесенных ею судебных расходов по делу, хотя бы эта сторона и была освобождена от уплаты их в доход государства. Если иск удовлетворён частично, то указанные в настоящей статье суммы присуждаются истцу пропорционально размеру исковых требований, а ответчику – пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

В заявлении суду истец просил возместить ему за счет ответчика судебные расходы по уплате государственной пошлины за рассмотрение настоящего иска.

Согласно платежному поручению №__ от 2 сентября 2019г. при подаче иска ООО «Г» оплатило государственную пошлину в размере 63,75 руб., что составляет 5% от заявленной к взысканию суммы компенсации.

Поскольку иск подлежит частичному удовлетворению в размере 255,00 руб., с ответчика на основании части 1 статьи 135 ГПК в возмещение судебных расходов по уплате государственной пошлины подлежит взысканию 5% от указанной суммы, что составляет 12,75 (255,00 х 5%) руб.

В связи с изложенным в удовлетворении требования истца о взыскании судебных расходов в оставшейся части следует отказать.

Следовательно, с ответчика в пользу истца всего подлежит взысканию 267,75 (255,00 + 12,75) руб.

Руководствуясь ст.ст.302–304, 306 ГПК Республики Беларусь, суд

Р Е Ш И Л:

иск общества с ограниченной ответственностью «Г» к частному торговому унитарному предприятию «Р» о взыскании компенсации в связи с нарушением исключительного права на объекты авторского права и взыскании судебных расходов по уплате государственной пошлины удовлетворить частично.

Взыскать с частного торгового унитарного предприятия «Р» в пользу общества с ограниченной ответственностью «Г» в связи с нарушением исключительного права на объекты авторского права компенсацию в размере 255 (двести пятьдесят пять) рублей и расходы по уплате государственной пошлины в размере 12 (двенадцать) рублей 75 копеек, а всего – 267 (двести шестьдесят семь) рублей 75 копеек, отказав в удовлетворении требований о взыскании компенсации и судебных расходов по оплате государственной пошлины в оставшейся части.

Решение вступает в законную силу немедленно после его провозглашения, обжалованию и опротестованию в апелляционном порядке не подлежит.

Председательствующий

судья                                                                                  

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации