Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  26631 сегодня  12454 30 сентября 2022  605 28 сентября 2022  757 26 сентября 2022  471 23 сентября 2022  477

Решение Верховного Суда Республики Беларусь по делу № 1ИГИП21131 от 17.12.2021

1 июля 2022  186

дело № 1ИГИП21131

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Республики Беларусь

17 декабря 2021 года судебная коллегия по делам интеллектуальной собственности Верховного Суда Республики Беларусь в составе

председательствующего судьи К.,

судей К. и Т.,

при секретаре судебного заседания Б.,

с участием представителей истца – компании С. (S.), Соединенные Штаты Америки, – патентных поверенных Б. и Д.,

представителя ответчика – общества с ограниченной ответственностью Э., Республика Беларусь, – К.,

   рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении Верховного Суда Республики Беларусь гражданское дело по иску компании С. (S.), Соединенные Штаты Америки, к обществу с ограниченной ответственностью Э., Республика Беларусь, о пресечений действий, нарушающих исключительное право на товарный знак по свидетельству Республики Беларусь №***,

У С Т А Н О В И Л А:

   истец – компания С. (S.), Соединенные Штаты Америки (далее – компания С.), в заявлениях суду указал, что является правообладателем комбинированного товарного знака и знака обслуживания №***, состоящего из изобразительных элементов в виде двух кругов черного цвета разного диаметра, вписанных один в другой, стилизованного изображения в виде русалки с двумя хвостами, расположенного в центре внутреннего круга и двух словесных элементов S. и C., расположенных по периметру окружности (далее – товарный знак №***, товарный знак S.). Ответчик – общество с ограниченной ответственностью Э., Республика Беларусь (далее – ООО Э.), используя в гражданском обороте Республики Беларусь без разрешения истца комбинированное обозначение, состоящее из изобразительных элементов в виде двух кругов разного диаметра, словесных элементов B. C., и расположенного по центру стилизованного изображения осьминога (далее – комбинированное обозначение B., комбинированное обозначение), сходное, по мнению истца, с товарным знаком №***, нарушает исключительное право истца на этот товарный знак в отношении однородных товаров и услуг.

   Ссылаясь на указанные обстоятельства, истец просил суд пресечь действия ООО Э., нарушающие право истца на указанное средство индивидуализации, путем запрета использования ответчику комбинированного обозначения B. на товарах и их упаковках, которые хранятся, предлагаются к продаже, продаются или иным образом вводятся в гражданский оборот; в рекламе, на вывесках, в глобальной компьютерной сети Интернет в отношении товаров: кофе, молотый кофе и кофе в зернах, кофе «экспрессо» (напитки), напитки на основе кофе и/или кофе «экспрессо», готовые к употреблению кофейные напитки, являющиеся однородными части товаров 30 класса Международной классификации товаров и услуг (далее – МКТУ): «молотый кофе и кофе в зернах, кофе «экспрессо» (напитки), напитки на основе кофе и/или, кофе «экспрессо», готовые к употреблению готовые кофейные напитки», а также при оказании услуг по обеспечению пищевыми продуктами и напитками в кафе, в кафетериях, закусочных, кофейнях, являющихся однородными части услуг 43 класса МКТУ: «услуги по обеспечению пищевыми продуктами и напитками; кафе, кафетерии, закусочные, кофейни», для которых, в том числе, зарегистрирован товарный знак №***. Просил также обязать ООО Э. удалить за свой счёт комбинированное обозначение B. с вывесок кафе Б. (г.Минск, ул. М.. Т., д.*) и кафе B. (г. Минск, пр-т П., д.*), с упаковок товара, включая стаканчики, с визиток, а также из сети Интернет, а именно, из социальной сети Инстаграм (Instagram), расположенной по адресу ***, и со страниц сайта ***, принадлежащего ответчику.

   В ходе судебного разбирательства представители истца – компании С. – патентные поверенные Б. и Д. иск поддержали в полном объёме, дав суду объяснения, аналогичные доводам, изложенным в исковом заявлении и в заявлении об уточнении исковых требований (т.1, л.д. 2-30; т.2, л.д.1-7; 144-145). Пояснили также, что ответчик нарушает исключительное право истца на принадлежащий ему товарный знак с 2020г. по настоящее время.

   Представитель ответчика – ООО Э. – К., не отрицая использование обществом комбинированного обозначения B., иск не признал, ссылаясь на правомерность действий ответчика по использованию указанного обозначения, как не сходного до степени смешения с товарным знаком S. Пояснил, что словесный элемент B. и центральный изобразительный элемент используемого ответчиком обозначения в виде стилизованного изображения бородатого мужчины в очках, в 2019г. был зарегистрирован в Республике Беларусь в качестве знака обслуживания на его (представителя ответчика) имя, как единственного участника ООО Э., о чем было выдано свидетельство Республики Беларусь №*** (далее – знак обслуживания №***). Несмотря на отсутствие сходства комбинированного обозначения B. с товарным знаком S., ответчик, с целью предотвращения судебного спора, внес изменение в это комбинированное обозначение, исключив из него концентрические круги, и использует его в настоящее время на стаканах для розлива кофе, визитках, наклейках и картах лояльности.

   Заслушав объяснения юридически заинтересованных в исходе дела лиц, исследовав письменные и вещественные доказательства по делу, судебная коллегия приходит к следующему.

   Согласно ст.139 ГК Республики Беларусь в случаях и порядке, установленных настоящим Кодексом и иным законодательством, признается исключительное право (интеллектуальная собственность) гражданина или юридического лица на охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции, выполняемых работ и услуг (фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания и т.п.).

   Использование результатов интеллектуальной собственности и средств индивидуализации, которые являются объектом исключительных прав, может осуществляться третьими лицами только с согласия правообладателя.

   В силу ст.1019 ГК Республики Беларусь владелец товарного знака имеет исключительное право использовать товарный знак и распоряжаться этим исключительным правом, а также право запрещать использование товарного знака другим лицам.

   Никто не может использовать охраняемый на территории Республики Беларусь товарный знак без разрешения его владельца.

   В силу п.1 - 3 ст.3 Закона Республики Беларусь «О товарных знаках и знаках обслуживания» (далее – Закон) владелец товарного знака имеет исключительное право использовать товарный знак, может распоряжаться этим исключительным правом, а также вправе запрещать использование товарного знака другими лицами.

   Исключительное право на товарный знак возникает с даты регистрации товарного знака.

   Никто не может использовать охраняемый на территории Республики Беларусь товарный знак без разрешения его владельца.

   Нарушением исключительного права на товарный знак признается использование товарного знака или обозначения, сходного с ним до степени смешения, без разрешения владельца товарного знака, выражающееся в совершении действий, предусмотренных пунктом 1 статьи 20 настоящего Закона, в отношении однородных товаров, а также неоднородных товаров, обозначенных товарным знаком, признанным общеизвестным в Республике Беларусь.

   В соответствии с п.п.1.1 - 1.5 п.1 ст. 20 Закона использование товарного знака для индивидуализации товаров, в отношении которых зарегистрирован товарный знак, осуществляется в том числе путем применения товарного знака: на товарах, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются или иным образом вводятся в гражданский оборот, хранятся, перевозятся или ввозятся на территорию Республики Беларусь в целях введения в гражданский оборот, а также на этикетках, упаковках таких товаров; на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот; при выполнении работ и (или) оказании услуг; в рекламе, печатных изданиях, на вывесках, при демонстрации экспонатов на выставках и ярмарках, проводимых в Республике Беларусь; в глобальной компьютерной сети Интернет (в том числе в доменном имени, при иных способах адресации).

   В силу ч.3 и ч.4 п.2 ст. 29 Закона лицо, нарушившее исключительное право на товарный знак при введении товара в гражданский оборот, выполнении работ и (или) оказании услуг, обязано удалить товарный знак или обозначение, сходное с ним до степени смешения, с материалов, которыми сопровождаются введение этого товара в гражданский оборот, выполнение таких работ и (или) оказание таких услуг, в том числе с документации, рекламы, печатных изданий, вывесок, а также из глобальной компьютерной сети Интернет.

   Принятие мер, предусмотренных частями второй и третьей настоящего пункта, осуществляется за счет виновного лица.

   Судебной коллегией установлено, что товарный знак №***, о защите права на который заявлен иск, был зарегистрирован в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания Республики Беларусь (далее – Реестр товарных знаков) **.**.**** с приоритетом от **.**.**** по заявке №*** на имя компании С. (S.), учрежденной по законодательству штата Вашингтон, Соединенные Штаты Америки.

   Товарный знак №*** представляет собой комбинированное обозначение, состоящее из изобразительных элементов в виде двух кругов черного цвета разного диаметра, вписанных один в другой и разделенных белой линией; стилизованного изображения русалки, расположенного в центре внутреннего круга; двух словесных элементов S. и C., выполненных заглавными буквами латинского алфавита стандартным шрифтом, расположенных по периметру внешнего круга соответственно в верхней и нижней его частях и разделенных двумя изобразительными элементами в виде пятиконечных звезд. Словесные элементы, а также изобразительные элементы – две звезды и русалка выполнены в белом цвете.

   Правовая охрана названному средству индивидуализации предоставлена в Республике Беларусь в отношении товаров 07, 09, 11, 14, 16, 18, 21, 25, 28, 29, 32 и услуг 35 классов МКТУ, а также в отношении товаров 30 класса МКТУ: сахар, рис, тапиока (маниока), саго, заменители кофе; мука и зерновые продукты, хлебобулочные изделия, кондитерские изделия, мороженое; мед, сироп из патоки; дрожжи, пекарные порошки; соль, горчица; уксус, приправы; пряности; пищевой лёд; молотый кофе и кофе в зернах, какао, чай (травяной и нетравяной), кофе «экспрессо» (напитки), напитки на основе кофе и/или кофе «экспрессо», шоколад и ваниль в виде порошка, выпечка, включая сдобу, булочки, бисквиты, печенье, пирожные, хлеб, сэндвичи, готовые к употреблению зерновые продукты на основе цельного зерна и фруктов, готовые к употреблению кофейные напитки, готовые к употреблению чайные напитки, мороженое, замороженные кондитерские изделия; шоколад, конфеты» и услуг 43 класса МКТУ: «услуги по обеспечению пищевыми продуктами и напитками; обеспечение временного проживания; рестораны, кафе, кафетерии, закусочные, кофейни, услуги по приготовлению блюд и доставке их на дом; услуги по доставке кофе в офисы».

   Срок действия правовой охраны указанного средства индивидуализации – по **.**.****. Сведения, относящиеся к регистрации знака, были опубликованы в официальном бюллетене патентного органа **.**.****.

   Данные обстоятельства, кроме объяснений представителей истца, подтверждаются выпиской от 21 апреля 2021г. из Реестра компаний штата Вашингтон, США, в отношении компании С. и выпиской от 22 октября 2021г. из Реестра товарных знаков в отношении товарного знака №*** (т.1, л.д. 31-34; т.2, л.д. 49-52).

   Как следует из аффидевита К., выполняющей обязанности в компании С. по управлению каналами распределения, с марта 2018г. на рынке Республики Беларусь были представлены готовые к употреблению напитки компании С.: S., S. и S., а также были утверждены планы о поставках в Республику Беларусь с октября 2020г. обжаренного, молотого и цельнозернового кофейного продукта (т.1, л.д.166-169).

   Из объяснений в судебном заседании представителей истца – патентных поверенных Б. и Д. следует, что компания С., имея одноимённую сеть кофеен по всему миру, специализируется на продаже готового кофейного напитка, а также кофе. Для индивидуализации своей деятельности истец с 1971г. использует товарный знак S., в том числе с его незначительными изменениями. Вследствие длительного использования указанного знака при оказании услуг и продаже товаров, данный знак стал известен в мире, в том числе в Республике Беларусь.

   В подтверждение указанного истцом в материалы дела представлены письменные доказательства: страницы печатных изданий – книг: «Как чашка за чашкой строилась STARBUCKS», Г.Шульц, Дори Джонс Йенг; Пер. с англ.- 4-е изд.- М.: Альпина Паблишер, 2017; «Кофе для profi:Зерно, Технологии. Оборудование. Рецепты от бариста» [сост. Т.А. Полякова, Д.И. Денисов, С.В. Цыро] М.: ООО «Медиа группа» «Ресторанные ведомости, 2017г; «Кофеман. Как найти, приготовить и пить свой кофе»/ Рут Браун, пер с англ. – Москва: Эксмо, 2020г.; «Влейте в нее свое сердце», Г.Шульц и Д.Д.Йенг, С-Петербург, изд-во «Стокгольмская школа экономики в Санкт-Петербурге», 2004; «Полный вперед! Как Говард Шульц вернул STARBUCKS душу», Ш.Говард, М., изд-во «Эксмо», 2011; «Дело не в кофе», Г. Бехар, М., изд-во «Альпина Паблишер», 2010; «STARBUCKS навсегда. Как спасти бизнес, не потеряв душу», Г.Шульц, М., изд-во «Манн, Иванов и Фербер», Эксмо, 2013; страницы журналов «BusinessWeek» за август 2001 и 2003гг.; скриншоты страниц интернет-ресурса , содержащие сведения о компании С. и товарных знаках, зарегистрированных на её имя (т.1, л.д. 86-165).

   Представители истца также утверждали, что в связи со сходством комбинированного обозначения B., используемого ответчиком для индивидуализации своих товаров и услуг, с товарным знаком S., известным белорусскому потребителю, в гражданском обороте Республики Беларусь происходит смешение товаров и услуг истца и ответчика. Так, по мнению представителей истца, используемое ответчиком обозначение B. сходно до степени смешения с товарным знаком №*** ввиду доминирования в товарном знаке №*** изобразительного элемента в виде двух кругов разного диаметра, вписанных один в другой, а также общего впечатления, производимого сравниваемыми обозначениями в связи со сходным расположением элементов, цветового и шрифтового их исполнения и сходством изобразительных элементов, расположенных в центре сравниваемых обозначений.

   Далее по делу установлено, что ответчик – ООО Э., учредителем и единственным участником которого является К., зарегистрирован в Едином государственном регистре юридических лиц и индивидуальных предпринимателей Республики Беларусь **.**.****. Основным видом деятельности указанного общества является предоставление услуг парикмахерскими и салонами красоты.

   Установлено также, что 5 июня 2019г. на имя К. в Реестре товарных знаков был зарегистрирован с приоритетом от 23 февраля 2018г. по заявке №*** комбинированный знак обслуживания №***, состоящий из изобразительного элемента в виде стилизованного изображения головы мужчины с бородой и в очках, и словесного обозначения, выполненного в латинице, – B., расположенного по горизонтали под указанным обозначением.

   Правовая охрана данному знаку обслуживания предоставлена в Республике Беларусь в отношении услуг 43 класса МКТУ: «услуги по обеспечению пищевыми продуктами и напитками; обеспечение временного проживания» и услуг 44 класса МКТУ: «медицинские услуги; ветеринарные услуги; услуги в области гигиены и косметики для людей и животных; услуги в области сельского хозяйства, огородничества и лесоводства».

   Знак действует по 23 февраля 2028г. и охраняется в бежевом и тёмно-зелёном цветовом сочетании.

   Сведения о предоставлении правовой охраны указанному знаку обслуживания были опубликованы в официальном бюллетене патентного органа **.**.****.

   ООО Э. является также владельцем доменного имени ***, зарегистрированного на его имя 14 октября 2021г. со сроком действия до 14 октября 2022г.

   Из объяснений в судебном заседании представителя ответчика следует, что знак обслуживания №***, в том виде как он зарегистрирован, использовался обществом в 2019г. для индивидуализации парикмахерских услуг. В июне 2020г. в качестве дополнительного направления бизнеса ООО Э. были открыты два торговых объекта по продаже кофе (напитка), расположенных в г. Минске по адресам: пр-т П., д.* и ул. М..Т., д.*, работающие в формате «take away» (по реализации продукции на вынос). С целью индивидуализации оказываемых ответчиком услуг, знак обслуживания №*** был адаптирован под данное направление бизнеса путем расположения знака в концентрическом круге зеленого цвета.

   Данное комбинированное обозначение B., используемое ответчиком в отношении услуг по продаже кофе (напитка), состоит из двух кругов разных диаметров, расположенных один в другом. По центру имеется внутренний круг белого цвета, в котором размещен элемент знака обслуживания №*** – стилизованное изображение головы мужчины с бородой и в очках. Внешний круг выполнен в зеленом цвете. Во внешнем круге по центру размещены: сверху – словесное обозначение B.; внизу – словесное обозначение C., выполненные заглавными буквами латинского алфавита стандартным шрифтом.

   По мнению представителя ответчика – ООО Э. – К., отсутствие сходства комбинированного обозначения B. с товарным знаком №*** обусловлено тем, что основным индивидуализирующим элементом товарного знака истца S. является изобразительный элемент в виде стилизованного изображения русалки, который не сходен с используемым ответчиком изобразительным элементом в виде стилизованного изображения бородатого мужчины в очках, имеющимся в комбинированном обозначении B.; не являются сходными и словесные элементы сравниваемых обозначений – S. и B.

   Также представитель ответчика суду пояснил, что, получив в сентябре 2020г. претензию истца, содержащую требования о прекращении использования комбинированного обозначения B., ответчик, не признавая сходство используемого им обозначения с товарным знаком истца, с целью предотвращения судебного спора, в феврале 2021г. разработал новое обозначение для упаковок – одноразовых бумажных стакачиков для розлива кофе, исключив из комбинированного обозначения обрамление в виде концентрического круга, а также прекратил использование спорного обозначения в полиграфической продукции – на визитках, наклейках и картах лояльности.

   Данные обстоятельства подтверждаются: свидетельством о государственной регистрации ООО Э. и уставом данного общества (т.2, л.д.57-70); выписками из ЕГР по стоянию на 23 октября 2020г. и 29 ноября 2021г. (т.1, л.д. 37-38; т.2, л.д.141-143); выпиской из Реестра товарных знаков от 22 октября 2021г. в отношении знака обслуживания №*** (т.2, л.д. 46-47); уведомлениями Администрации Центрального района г. Минска о внесении сведений в Торговый реестр Республики Беларусь о розничных торговых объектах: Б. (г. Минск, пр-т П., д.*) и магазине Б. (г. Минск, ул. М..Т., д.*) (т.2, л.д. 139-140); скриншотом сайта , из которого следует, что владельцем доменного имени *** является ООО Э. (т.2, л.д.37); протоколом осмотра письменных доказательств, составленного 19 мая 2021г. нотариусом Минского городского нотариального округа Б., из которого усматривается, что знак обслуживания №*** использовался ответчиком на страницах сайта в отношении парикмахерских услуг, а комбинированное обозначение B. – в отношении торговых объектов по реализации кофе (напитков), в том числе на вывесках указанных объектов (т.1, л.д. 48-63); кассовыми чеками от 16 мая и 9 августа 2021г., подтверждающими оказание ООО Э. услуг клиентам по продаже кофейного напитка (т.1, л.д.64,65); скриншотами сайта *** по состоянию на 5 октября 2021г., из которых усматривается, что ответчик использует комбинированное обозначение B. на страницах указанного сайта и на упаковках для розлива кофе – бумажных стаканчиках (т.2, л.д. 8-25); скриншотами сайта *** на эту же дату - 5 октября 2021г., содержащими комбинированные обозначения B., размещенные на фотографических изображениях упаковок для розлива кофе – стаканчиках; на вывесках торговых объектов по продаже кофейного напитка; а также на упаковке товара – кофе (т.2, л.д.27-36); скриншотом сайта *** по состоянию на 27 октября 2021г., на котором размещено комбинированное обозначение B. (т.2, л.д.100); фотографическими изображениями торговых точек B. и Б. по состоянию на 12 декабря 2021г., содержащими вывески с комбинированным обозначением B. (т.2, л.д. 137, 138); исследованными в ходе судебного разбирательства вещественными доказательствами: картой лояльности, визиткой и этикеткой для упаковки товара (кофе), на которых использован знак обслуживания №***, обрамленный круговой замкнутой линией, а не концентрическими кругами (т.2, л.д.101-102); упаковками для розлива кофе – бумажными стаканчиками, содержащими по состоянию на 16 мая и 9 августа 2021г. комбинированное обозначение B.; на 19 мая 2021г. – знак обслуживания №65237.

   Судебная коллегия, сравнив используемое ответчиком комбинированное обозначение B. с товарным знаком S., приходит к выводу об отсутствии их сходства исходя из следующего.

   Согласно п.117 Положения о порядке регистрации товарного знака и знака обслуживания, утвержденного постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 28 декабря 2009г. №1719, обозначение считается сходным до степени смешения с другим обозначением, если оно ассоциируется с ним в целом, несмотря на их отдельные отличия.

   Оценка сходства обозначений производится на основе общего впечатления, формируемого с учетом неохраняемых элементов. При этом формирование общего впечатления может происходить под воздействием любых особенностей обозначения, в том числе доминирующих словесных или графических элементов, их композиционного и цветового исполнения и так далее.

   Согласно п.121 Положения сходство словесных, буквенных и цифровых обозначений может быть звуковым (фонетическим), графическим (визуальным) и смысловым (семантическим).

   Согласно п. 127 названного Положения сходство изобразительных либо объемных обозначений определяется на основании следующих признаков: внешняя форма; наличие или отсутствие симметрии; смысловое значение; вид и характер изображений (натуралистическое, стилизованное, карикатурное и так далее);сочетание цветов и тонов.

   В силу п. 128 и п.129 Положения комбинированные обозначения сравниваются: с комбинированными обозначениями; с теми видами обозначений, которые входят в состав проверяемого комбинированного обозначения как элементы.

   При определении сходства комбинированных обозначений используются признаки, приведенные в - и настоящего Положения, а также исследуется значимость положения, занимаемого тождественным или сходным элементом в заявленном обозначении.

   Определяя доминирующие элементы сравниваемых обозначений с учетом пространственного положения входящих в их состав изобразительных и словесных элементов, судебная коллегия исходит из того, что значимость положения элементов в комбинированном обозначении зависит не только от его пространственного положения и размера, но и от того, в какой степени этот элемент способствует осуществлению основной функции – индивидуализации товаров и услуг, предлагаемых потребителю.

   Судебная коллегия считает, что основную индивидуализирующую функцию в комбинированном обозначении ответчика и в товарном знаке истца выполняют соответственно словесные элементы B. и S., которые размещены по периметру круга сравниваемых композиций и не являются сходными по фонетическим и графическим признакам.

   Размещенные в центре круга под указанными словесными элементами изобразительные элементы: в комбинированном обозначении B. – стилизованное изображение головы мужчины с бородой и в очках, а в товарном знаке S. – стилизованное изображение русалки, не являются сходными по внешней форме, их смысловому значению и цветовому исполнению.

   По мнению коллегии, именно эти элементы (словесные и изобразительные) сравниваемых обозначений, как обладающие индивидуализирующей способностью, оказывают влияние на потребителя при восприятии сравниваемых обозначений в целом, что позволяет потребителям отличать товары и услуги истца и ответчика.

   Словесный элемент C., который используется в комбинированном обозначении B. и товарном знаке S., не способен индивидуализировать услуги, оказываемые разными лицами, поскольку обладает описательным характером по отношению к товару «кофе» и услугам 43 класса МКТУ: «услуги по обеспечению пищевыми продуктами и напитками, кафе, кафетерии, закусочные, кофейни».

   Имеющееся в сравниваемых обозначениях сходство в элементах в виде внешних концентрических кругов, обрамляющих изобразительные элементы, а также одинаковое композиционное расположение словесных элементов, выполненных в латинице, наличие в обоих обозначениях словесного элемента C., расположенного в одном и том же месте, а также размещение во внутреннем круге по центру изобразительных элементов, выполненных в одном масштабе, не влияет на восприятие товарного знака S. и комбинированного обозначения B., как сходных, поскольку они являются незначительными при восприятии сравниваемых обозначений в целом ввиду наличия индивидуализирующих различных словесных элементов B. и S., а также различных изобразительных элементов в центре композиции.

   При таких обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу о том, что сравниваемые обозначения не являются сходными до степени смешения и не ассоциируются друг с другом в целом.

   Довод представителей истца о сходстве вышеназванных обозначений со ссылкой на отчет о выполнении пилотажного социологического исследования по теме: В., утвержденный директором государственного научного учреждения «Институт философии НАН Беларуси» 2 сентября 2021г. (т.1, л.д.73-85), судебная коллегия оценивает критически, поскольку к социологическому опросу не приложены анкеты (опросные листы), что не позволяет проверить достоверность его результатов (выводов). Из содержания социологического исследования невозможно достоверно установить, что в 2021г. респонденты являлись лицами, проживающими на территории Республики Беларусь, и обладали определенной возрастной дееспособностью, которая позволяла бы их отнести к потребителям товаров и услуг 30 и 43 классов МКТУ, для которых зарегистрирован товарный знак истца. Кроме того, количество опрошенных – 100 человек, по мнению коллегии, является недостаточным для объективного исследования.

   Ввиду изложенного, судебная коллегия приходит к выводу, что ответчик – ООО Э., используя комбинированное обозначение B., не являющееся сходным до степени смешения с товарным знаком S., не нарушает исключительное право истца на принадлежащее ему средство индивидуализации, в связи с чем в удовлетворении иска компании С. следует отказать в полном объёме.

   Руководствуясь ст.ст.302-304, ч.1 ст.306 ГПК Республики Беларусь, судебная коллегия

Р Е Ш И Л А:

   компании С. (S.), Соединенные Штаты Америки, в удовлетворении иска к обществу с ограниченной ответственностью Э., Республика Беларусь, о пресечений действий, нарушающих исключительное право на товарный знак по свидетельству Республики Беларусь №***, отказать.

   Решение вступает в законную силу немедленно после его провозглашения, обжалованию и опротестованию в апелляционном порядке не подлежит.

Председательствующий судья                                                 К.

 

Судьи                                                                                          К.

                                                                                                    Т.

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации