Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  25713
4 августа 2022  763 4 августа 2022  513 4 августа 2022  552 4 августа 2022  580 28 июля 2022  1783

Решение Верховного Суда Республики Беларусь от 05.06.2020 по делу № 12-01/10-2020

19 июня 2020  910

                                                                                дело № 12-01/10-2020

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Республики Беларусь

5 июня 2020 года       судебная коллегия по делам интеллектуальной собственности  Верховного  Суда  Республики  Беларусь  в составе председательствующего судьи ….,

судей …. и ….,

при секретаре судебного заседания ….,

с участием представителя заявителя – общества с ограниченной ответственностью «Х», Республика Беларусь – В.,

представителя органа, решение которого обжалуется, – государственного учреждения «Национальный центр интеллектуальной собственности» – Т.,

представителей заинтересованного лица – компании «А», США, – патентных поверенных Б. и Д.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении Верховного Суда Республики Беларусь гражданское дело по жалобе общества с ограниченной ответственностью «Х», Республика Беларусь, на решение Апелляционного совета при патентном органе от 19 марта 2019г.   № __,

У С Т А Н О В И Л А:

заявитель – общество с ограниченной ответственностью «Х», Республика Беларусь, (далее – ООО «Х») в жалобе суду просил об отмене решения Апелляционного совета при патентном органе (далее – Апелляционный совет) от 19 марта 2019г. №__, которым отказано в удовлетворении возражения данного общества против предоставления правовой охраны товарному знаку «A» по свидетельству Республики Беларусь №__ (далее – товарный знак №__) в отношении всех товаров, для которых знак зарегистрирован на имя компании «А», США, (далее – компания «А»).

Требование заявитель аргументировал несоответствием предоставления правовой охраны товарному знаку требованиям статьи 2 Закона Республики Беларусь «О товарных знаках и знаках обслуживания» (далее – Закон), полагая, что заявка на его регистрацию подана с нарушением порядка, установленного законодательством о товарных знаках. По мнению заявителя, при обращении в патентный орган представитель владельца знака не имел полномочий на подачу заявки и уплату патентной пошлины за его регистрацию. Представленная им доверенность по форме и содержанию, порядку удостоверения и предъявления не соответствовала требованиям законодательства. В связи с чем, по мнению заявителя, заявка не подлежала экспертизе, и предоставление правовой охраны товарному знаку по такой заявке является недействительным.

В ходе судебного разбирательства представитель заявителя – ООО «Х» – В. поддержал требование доверителя и дал суду объяснения, аналогичные доводам жалобы и дополнения к ней, полагая несостоятельным вывод Апелляционного совета о предоставлении правовой охраны товарному знаку №__ с соблюдением порядка, установленного законодательством.

Представитель органа, решение которого обжалуется, – государственного учреждения «Национальный центр интеллектуальной собственности» (далее – Национальный центр интеллектуальной собственности) – Т. просила оставить жалобу без удовлетворения, аргументируя тем, что предоставление правовой охраны названному знаку не нарушает положений пункта 1 статьи 2 Закона, так как заявка на его регистрацию принята и рассмотрена патентным органом в установленном порядке, а представленная к заявке доверенность по форме и содержанию, порядку удостоверения и предъявления соответствует требованиям законодательства.

Представители заинтересованного лица – компании «А» – патентные поверенные Б. и Д. полагали жалобу не подлежащей удовлетворению по основаниям, указанным представителем Национального центра интеллектуальной собственности. Кроме того, указали на отсутствие заинтересованности ООО «Х» в оспаривании правовой охраны названного средства индивидуализации.

Заслушав юридически заинтересованных в исходе дела лиц, проверив и исследовав письменные доказательства по делу, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с пунктом 1 статьи 2 Закона (в редакции от 15 июля 2009г., действовавшей на дату подачи заявки на регистрацию товарного знака) правовая охрана товарного знака в Республике Беларусь осуществлялась на основании его регистрации в государственном учреждении «Национальный центр интеллектуальной собственности» в порядке, установленном законодательством о товарных знаках, или в силу международных договоров Республики Беларусь.

Согласно подпункту 1.1 пункта 1, пунктов 3 и 4 статьи 25 Закона (в редакции от 5 января 2016г.) предоставление правовой охраны товарному знаку может быть признано недействительным полностью или частично в течение срока действия правовой охраны, если она была предоставлена в нарушение требований, предусмотренных пунктом 1 статьи 2 настоящего Закона.

Заинтересованное лицо или его представитель могут подать в сроки, предусмотренные пунктом 1 настоящей статьи, возражение против предоставления правовой охраны товарному знаку в Апелляционный совет, если правовая охрана была предоставлена в нарушение требований, предусмотренных пунктом 1 статьи 2 настоящего Закона.

Решение Апелляционного совета, принятое по результатам рассмотрения возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку, может быть обжаловано в Верховный Суд Республики Беларусь в течение шести месяцев с даты его получения.

По делу установлено, что 6 августа 2013г. в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания Республики Беларусь (далее – Реестр товарных знаков) на имя компании «А» по заявке №__ от 29 декабря 2010г. за №__ зарегистрирован товарный знак «A» со сроком действия правовой охраны по 29 декабря 2020г.

Сведения об указанном опубликованы в официальном бюллетене национального патентного органа 15 ноября 2013г.

Согласно выписке из Государственного реестра лицензионных договоров, договоров уступки и договоров залога прав на объекты интеллектуальной собственности Республики Беларусь (далее – Реестр лицензионных договоров) в отношении названного средства индивидуализации по состоянию на 8 апреля 2020г. отсутствовали сведения о заключенных договорах.

Согласно выписке из Реестра товарных знаков от 8 апреля 2020г. товарный знак №__ представляет собой словесное обозначение «A», выполненное заглавными буквами в латинице в стандартном шрифтовом исполнении.

Правовая охрана знаку предоставлена в отношении товаров 01 класса Международной классификации товаров и услуг (далее – МКТУ): – химические продукты, предназначенные для использования в промышленных, научных целях, в сельском хозяйстве; товаров 05 класса МКТУ – фармацевтические, ветеринарные и гигиенические препараты; диетические вещества для медицинских целей, детское питание; препараты для уничтожения вредных животных; фунгициды, гербициды; реактивы химические для медицинской диагностики и анализов; товаров 09 класса МКТУ – приборы и инструменты научные, для измерения и спасания; программы для компьютеров, программы компьютерные (загружаемое программное обеспечение), оборудование для обработки информации и компьютеры; товаров 10 класса МКТУ – приборы и инструменты хирургические, медицинские и ветеринарные; автоматизированные электронные приборы и инструменты для медицинской диагностики и анализов и товаров 29 класса МКТУ – молоко и молочные продукты.

Как следует из материалов дела № __ за 2019г. по рассмотрению Апелляционным советом возражения, 24 октября 2018г. ООО «Х» обратилось в патентный орган с возражением против предоставления правовой охраны товарному знаку №__ на имя компании «А» в отношении всех товаров, для которых знак зарегистрирован, на основании пункта 1 статьи 2 Закона в связи с предоставлением ему правовой охраны в нарушение установленного законодательством о товарных знаках порядка.

Решением Апелляционного совета от 19 марта 2019г. №__ в удовлетворении возражения отказано, и правовая охрана товарного знака         № __ оставлена в силе.

Не согласившись с решением, ООО «Х» обратилось с жалобой в суд с соблюдением срока, предусмотренного пунктом 4 статьи 25 Закона.

Указанное юридически заинтересованные в исходе дела лица в судебном заседании не оспаривали, и, кроме их объяснений, подтверждается: выписками из Реестров товарных знаков и лицензионных договоров от 8 апреля 2020г., содержащими сведения о предоставлении правовой охраны названному средству индивидуализации на территории Республики Беларусь; возражением ООО «Х» от 24 октября 2018г. в патентный орган против предоставления правовой охраны данному знаку и дополнением к нему; решением Апелляционного совета от 19 марта 2019г. №__, уведомлениями патентного органа от 17 мая 2019г. заинтересованных лиц о состоявшемся решении и вручении им его копии.

Изложенные обстоятельства также подтверждаются исследованными в ходе судебного разбирательства материалами дела №__ за 2019г. по рассмотрению Апелляционным советом возражения ООО «Х».

Отказывая в удовлетворении возражения и оставляя в силе правовую охрану товарного знака №__, Апелляционный совет исходил из того, что правовая охрана указанному средству индивидуализации предоставлена с соблюдением порядка, установленного законодательством о товарных знаках. В связи с чем, по его мнению, отсутствуют основания для признания ее недействительной согласно пункту 1 статьи 2 Закона.

Судебная коллегия считает, что решение Апелляционного совета об отказе в удовлетворении возражения и оставлении в силе правовой охраны названного знака является правильным. Вместе с тем, коллегия не может согласиться с обоснованием отказа в удовлетворении возражения исходя из следующего.

Согласно пункту 3 статьи 25 Закона возражение против предоставления правовой охраны товарному знаку по основанию, предусмотренному пунктом 1 статьи 2 Закона, может быть подано только заинтересованным лицом.

Заинтересованность для целей настоящей статьи определяется исходя из мотивов, по которым подается возражение.

Судебная коллегия считает, что применительно к пункту 1 статьи 2 Закона в случае нарушения установленного законодательством порядка регистрации товарного знака, его правовая охрана может быть признана недействительной только при наличии у заявителя заинтересованности в ее оспаривании в отношении всех товаров, для которых зарегистрирован знак.

Как следует из возражения ООО «Х», дополнения к нему и протоколов заседания Апелляционного совета от 13 февраля и 13 марта 2019г., в обоснование заинтересованности в оспаривании правовой охраны товарного знака №__ данное общество указало на причинение ему убытков, обусловленных выплатой штрафа и конфискацией товаров, в связи с привлечением к административной ответственности на основании части 3 статьи 9.21 Кодекса об административных правонарушениях Республики Беларусь (далее – КоАП) судом Октябрьского района г.Минска от 19 июня 2018г. за незаконное использование товарного знака «А», правовая охрана которому на территории Республики Беларусь предоставлена на имя компании «А».

В ходе судебного разбирательства представитель заявителя В. поддержал указанное обоснование заинтересованности ООО «Х» в оспаривании правовой охраны товарного знака и указал, что его доверитель не является производителем товаров, но заинтересован в аннулировании знака, поскольку поставляет в Республику Беларусь изделия медицинского назначения компании «А.В.», США, (далее – «А.В.»), содержащие на упаковках обозначение «А» и относящиеся к товарам 10 класса МКТУ (приборы медицинские), в отношении которых на территории Республики Беларусь предоставлена правовая охрана товарному знаку № __ на имя компании «А». При этом признал, что заинтересованность ООО «Х» ограничена только названными товарами, и заинтересованности в отношении иных товаров, для которых зарегистрирован знак, его доверитель не имеет.

По мнению представителя заявителя, доказательствами заинтересованности ООО «Х» в оспаривании охраны знака на основании пункта 1 статьи 2 Закона являются договор и товаросопроводительные документы к нему, свидетельствующие о поставке в марте 2018г. данным обществом в Республику Беларусь товаров с использованием обозначения «А»; постановление о привлечении ООО «Х» к административной ответственности на основании части 3 статьи 9.21 КоАП в виде штрафа и конфискации этих товаров, свидетельствующих о причинении ООО «Х» убытков.

Представитель Национального центра интеллектуальной собственности Т. в судебном заседании доводы представителя заявителя в указанной части поддержала, полагая, что приведенные им обстоятельства и доказательства свидетельствуют о наличии заинтересованности его доверителя в оспаривании правовой охраны товарного знака №__.

Возражая против доводов заявителя, представитель компании «А» патентный поверенный Б. указал на отсутствие заинтересованности ООО «Х» в оспаривании правовой охраны знака, полагая, что нарушение данным обществом требований законодательства о товарных знаках и использование на территории Республики Беларусь без разрешения правообладателя принадлежащего ему средства индивидуализации, не может свидетельствовать о заинтересованности ООО «Х» в оспаривании правовой охраны товарного знака №__.

Как следует из объяснений в ходе судебного разбирательства представителя заявителя на основании контракта № __ от 26 июня 2017г., заключенного между компаний «Т», Германия, и ООО «Х», последнее в марте 2018г. поставило в Республику Беларусь изделия медицинского назначения компании «А.В.» с использованием на упаковках обозначения «А».

Кроме объяснений представителя заявителя и контракта, указанное подтверждается счетами (инвойсами) R__ и R__ от 13 марта 2018г., содержащими сведения о поставленном ООО «Х» в Республику Беларусь товаре, его количестве, стоимости и производителе.

Согласно постановлению суда Октябрьского района г.Минска от 19 июня 2018г. ООО «Х» за незаконное использование товарного знака «А» на основании части 3 статьи 9.21 КоАП подвергнуто административному взысканию в виде штрафа в доход государства в размере 100 базовых величин (2 450,00 руб.). Этим же постановлением предметы административного правонарушения (изделия медицинского назначения) с использованием товарного знака «А» в количестве 285 единиц оценочной стоимостью 83 329,84 руб., изъятые на основании протокола изъятия от 20 марта 2018г., конфискованы в доход государства.

Из платежных поручений № _и №_ от 20 февраля 2019г. следует, что ООО «Х» штраф уплатило.

В судебном заседании представитель заявителя В. данное обстоятельство и конфискацию в доход государства предметов административного правонарушения подтвердил, указав, что жалоба заявителя на постановление о привлечении к административной ответственности оставлена без удовлетворения, и последнее вступило в законную силу.

Оценив доводы юридически заинтересованных в исходе дела лиц относительно заинтересованности ООО «Х» в оспаривании правовой охраны товарного знака №__ на основании пункта 1 статьи 2 Закона в совокупности с представленными по делу доказательствами, судебная коллегия считает, что применительно к пункту 3 статьи 25 Закона доводы заявителя и представленные доказательства не свидетельствуют о его заинтересованности, поскольку для оспаривания правовой охраны знака по данному основанию учитывается не любой интерес для его аннулирования, а лишь тот, который направлен на защиту прав или законных интересов лица, нарушенных такой регистрацией.

По мнению коллегии, заявитель, не имеющий интерес в отношении всех товаров, для которых зарегистрирован знак, и привлеченный к административной ответственности на основании части 3 статьи 9.21 КоАП за незаконное использование товарного знака «А», не может признаваться лицом, заинтересованным в оспаривании правовой охраны товарного знака №__ на основании пункта 1 статьи 2 Закона.

Поскольку отсутствие заинтересованности в оспаривании правовой охраны знака является основанием к отказу в удовлетворении возражения, которое в этой связи не подлежит рассмотрению по существу, судебная коллегия считает, что доводы заявителя о нарушении требований пункта 1 статьи 2 Закона при предоставлении правовой охраны товарному знаку              № __ не имеют правового значения.

Довод представителя заявителя о том, что обозначение, содержащееся на упаковках поставленного ООО «Х» в Республику Беларусь товара, не сходно до степени смешения с товарным знаком №__, в связи с чем в действиях его доверителя отсутствует нарушение исключительного права на указанное средство индивидуализации, судебная коллегия считает несостоятельным, поскольку проверка данных обстоятельств не входит в предмет доказывания по настоящему делу.

С учетом изложенного судебная коллегия приходит к выводу, что в удовлетворении жалобы ООО «Х» на решение Апелляционного совета от 19 марта 2019г. № __ следует отказать.

Учитывая положения статьи 135 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь, регулирующей распределение судебных расходов, и оставление жалобы заявителя без удовлетворения, коллегия полагает не подлежащим удовлетворению требование о взыскании с Национального центра интеллектуальной собственности в пользу ООО «Х» судебных расходов по уплате государственной пошлины в размере 1 275,00 руб.

Руководствуясь ст.ст.302-306, ст.310 ГПК Республики Беларусь, судебная коллегия

Р Е Ш И Л А:

в удовлетворении жалобы общества с ограниченной ответственностью «Х» на решение Апелляционного совета при патентном органе от 19 марта 2019г. №__ об отказе в удовлетворении возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку «A» по свидетельству Республики Беларусь №__ в отношении всех товаров, для которых знак зарегистрирован, и взыскании судебных расходов по уплате государственной пошлины в размере 1 275,00 руб. отказать.

Решение вступает в законную силу немедленно после его провозглашения, обжалованию и опротестованию в апелляционном порядке не подлежит.

Председательствующий судья                                 

Судьи                                                                         

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации