Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  28437 6 декабря 2022  74 1 декабря 2022  1121
О назначении судебного разбирательства по уголовному делу по обвинению Сазанович Я.С., Навоши Д.А., Занемонской В.И., Высоцкой О.В., Богдановича Д.А. в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.130, ч.3 ст.203-1 УК Республики Беларусь
21 ноября 2022  1578 14 ноября 2022  872 11 ноября 2022  1202

Решение Верховного Суда Республики Беларусь от 24.06.2021 по делу № 1ЭАП214           

20 июля 2021  1480

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

24.06.2021

             Дело №1ЭАП214                   

г. Минск

Верховный    Суд    Республики   Беларусь, рассмотрев в открытом судебном заседании дело по заявлениям общества с ограниченной ответственностью «В», общества с ограниченной ответственностью «ГА», общества с ограниченной ответственностью «АС», областного коммунального унитарного производственно-торгового предприятия по оказанию комплекса агротехнических, агротехнологических, агрохимических и снабженческо-торговых услуг «Б», общества с ограниченной ответственностью «ААБ», общества с ограниченной ответственностью «Э», общества с ограниченной ответственностью «ХСС», общества с ограниченной ответственностью «БВ», общества с ограниченной ответственностью «А», закрытого акционерного общества «КИ», совместного общества с ограниченной ответственностью «БС», закрытого акционерного общества «АБ», общества с ограниченной ответственностью «ПГ» к Министерству антимонопольного регулирования и торговли Республики Беларусь о признании частично недействительным ненормативного правового акта – решения Министерства антимонопольного регулирования и торговли Республики Беларусь от 13.04.2021 №338/16-2021,

с участием представителей:

общества с ограниченной ответственностью «В» - директора С-ча В.Б.  (протокол №15 от 03.05.2001), юрисконсульта Б-й Е.Г. (доверенность №9 от 18.05.2021);

общества с ограниченной ответственностью «ГА» - главного специалиста С-й О.Н. (доверенность №04-02/231 от 18.05.2021);

общества с ограниченной ответственностью «АС» - адвоката П-к Н.А. (доверенность от 12.05.2021), директора Д-н Т.Н. (приказ №1 от 04.01.2016);

областного коммунального унитарного производственно-торгового предприятия по оказанию комплекса агротехнических, агротехнологических, агрохимических и снабженческо-торговых услуг «Б» - ведущего юрисконсульта Т-к Н.В. (доверенность №2/1996 от 19.05.2021), начальника отдела Г-к Ю.Л. (доверенность №2/1995 от 19.05.2021);

общества с ограниченной ответственностью «ААБ» - начальника отдела Ю-о Б.А. (доверенность №181 от 20.05.2021), юрисконсульта К-р И.В. (доверенность №180 от 20.05.2021);

общества с ограниченной ответственностью «Э» - юрисконсульта Б-й Е.Г. (доверенность №7 от 28.04.2021), директора С-ча С.В. (приказ №1 от 06.09.2011);

общества с ограниченной ответственностью «ХСС» - главного бухгалтера Б-й О.Г. (доверенность №56 от 19.05.2021), адвоката Л-й В.В. (доверенность №55 от 19.05.2021);

общества с ограниченной ответственностью «БВ» - учредителя Д-ко В.В. (доверенность №8 от 05.05.2021); адвоката М-ва Ю.Н. (доверенность от 27.05.2021);

общества с ограниченной ответственностью «А» - адвоката Б-й Е.Н. (доверенность от 12.05.2021); адвоката П-ты С.Ю. (доверенность от 20.04.2021); директора У-а А.А. (приказ №1-к от 16.02.2015);

закрытого акционерного общества «КИ» - директора Ю-а Е.С. (приказ №03-Л от 25.01.2021), специалиста А-к Л.Е. (доверенность №13 от 19.05.2021);

совместного общества с ограниченной ответственностью «БС» - коммерческого менеджера Н-го А.И. (доверенность №60 от 18.05.2021), ведущего юрисконсульта С-й Е.А. (доверенность №59 от 18.05.2021);

закрытого акционерного общества «АБ» - адвоката Н-го А.А. (доверенность №04-06/14 от 23.02.2021), адвоката И-й Т.В. (доверенность №04-06/13 от 23.02.2021);

общества с ограниченной ответственностью «ПГ» - заместителя директора М-ча С.Г. (доверенность №514 от 20.05.2021), Т-к Т.Н. (доверенность №112 от 19.02.2020);

Министерства антимонопольного регулирования и торговли Республики Беларусь – начальника управления В-о А.В. (доверенность №17-02-12/473К от 12.05.2021), консультанта Д-а Я.А. (доверенность №17-02-12/474К от 12.05.2021),

УСТАНОВИЛ:

Общество с ограниченной ответственностью «В», общество с ограниченной ответственностью «ГА», общество с ограниченной ответственностью «АС», областное коммунальное унитарное производственно-торговое предприятие по оказанию комплекса агротехнических, агротехнологических, агрохимических и снабженческо-торговых услуг «Б», общество с ограниченной ответственностью «ААБ», общество с ограниченной ответственностью «Э», общество с ограниченной ответственностью «ХСС», общество с ограниченной ответственностью «БВ», общество с ограниченной ответственностью «А», закрытое акционерное общество «КИ», совместное общество с ограниченной ответственностью «БС», закрытое акционерное общество «АБ», общество с ограниченной ответственностью «ПГ» (далее – заявители) обратились в суд с заявлениями о признании недействительным ненормативного правового акта – решения Министерства антимонопольного регулирования и торговли Республики Беларусь (далее – антимонопольный орган, заинтересованное лицо, МАРТ) от 13.04.2021 №338/16-2021 в части установления факта наличия нарушения антимонопольного законодательства в действиях указанных заявителей, которые были объединены в одно производство.

В обоснование своих требований о неправомерности обжалуемого ненормативного правового акта в соответствующей части заявителями приведены доводы о том, что заинтересованным лицом не был определен товарный рынок, на котором заключено вменяемое им антиконкурентное соглашение и на котором они осуществляют деятельность и являются конкурентами. Обязанность антимонопольного органа определить географические границы, товарные (продуктовые) границы товарного рынка, временной интервал, состав участников товарного рынка, включая определение наличия конкурентных отношений между ЗАО «АБ» и его дилерами, вытекает из совокупного применения положений пункта 1 статьи 20, абзацев седьмого, пятнадцатого статьи 1 Закона Республики Беларусь от 12.12.2013 «О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции» (далее – Закон), а конкретный порядок осуществления вышеуказанного анализа товарного рынка предусмотрен Методическими рекомендациями о проведении анализа и оценки состояния конкуренции на товарных рынках Республики Беларусь, утвержденных приказом Министра антимонопольного регулирования и торговли Республики Беларусь от 13.02.2017 №19 (далее – Методические рекомендации №19), а также Инструкцией о порядке установления доминирующего, в том числе монопсонического, положения хозяйствующего субъекта, утвержденной постановлением Министерства антимонопольного регулирования и торговли Республики Беларусь от 27.12.2017 №63 (далее – Инструкция №63).

Далее заявители ссылались на недоказанность заинтересованным лицом факта заключения между ними картельного соглашения, поскольку имеющаяся в материалах антимонопольного расследования совокупность доказательств недостаточна и достоверно не подтверждает достижение его участниками какой-либо взаимной договоренности, направленной на установление, поддержание и повышение цен при реализации средств защиты растений (далее – СЗР) либо раздел рынка по кругу потребителей, более того, фактическое поведение заявителей при осуществлении своей предпринимательской деятельности опровергает наличие такой договоренности.

Как  полагают  заявители,   объяснения   Ш-кого  А.Г.  и   Б-ка Е.В. являются лишь одними из доказательств по делу, при этом имеются показания У-ва С.М. и представителей иных дилеров противоположного содержания, которым со стороны заинтересованного лица не было дано никакой оценки.

Обнаруженные при проведении уголовно-процессуальных мероприятий файлы «условия сотрудничества 2020», «нарушение правил на 12.02.2020», «список стратегических партнеров», «СВОД по дилерам» и «ОБЩИЙ СВОД 2020», также положенные антимонопольным органом в основание принятого им решения, были составлены единолично Ш-ким А.Г. по собственной инициативе, об их существовании заявители не знали, а информация, использовавшаяся Ш-ким А.Г. для составления некоторых из них, направлялась ими во исполнение обязательств по дилерским договорам исключительно для информирования производителя и ее распространение для общего сведения ими не предполагалось. Заявители считают, что при таких обстоятельствах ни наличие данных файлов, ни их содержание не могут подтверждать картельный сговор.

Что касается «совещания дилеров» от 12.02.2020, то согласно протоколу оперативно-розыскного мероприятия «слуховой контроль» от 27.03.2020 в нем принимали участие не все дилеры, а из содержания данного протокола не следует, что присутствовавшие на нем представители пришли к какому-либо соглашению, нарушающему антимонопольное законодательство, поскольку основу таких совещаний составляет обмен мнениями в целях улучшения условий работы, что характерно для любой коммерческой деятельности.

Включение Ш-ким А.Г. ряда субъектов хозяйствования в список рассылки для направления своих электронных сообщений, то, как указывают заявители, данные действия указанного лица от них не зависели, предотвратить направление Ш-ким А.Г. в их адрес писем они не могли, и само по себе одностороннее действие одного субъекта по направлению электронного письма в адрес другого субъекта нельзя считать доказательством заключения антиконкуретного соглашения.

В части электронной переписки, имеющейся в материалах антимонопольного расследования, заявители отмечают, что не все из них принимали участие в такой переписке. При этом, по мнению заявителей, содержание данной переписки подтверждает лишь то, что участвующие в ней лица поддерживали активную коммуникацию с производителем и поставщиком СЗР по всем вопросам, связанным с осуществляемой дилерами деятельностью по их реализации, в целях налаживания бесперебойной работы, а также своевременного устранения замечаний к их работе, и не позволяет вести речь о заключении либо исполнении какого-либо соглашения.

В отношении писем, направленных некоторыми заявителями в Министерство сельского хозяйства и продовольствия Республики Беларусь о предполагаемых ценах на СЗР в 2020 году, заявители указывают, что данные цены предоставлялись государственному органу в процессе мониторинга в ноябре 2019 года, когда заявители еще не имели подписанных контактов с производителем СЗР, в связи с чем не знали условий их приобретения у ЗАО «АБ», и соответственно не могли предоставить иных цен, чем те, которые им дал производитель. Кроме того, как указывают заявители, рекомендация со стороны компании-производителя максимальных цен, выше которых дилеры не имеют право продавать СЗР, является нормальной практикой работы на рынке СЗР.

В рассматриваемой ситуации, по мнению заявителей, можно вести речь либо об односторонней попытке отдельных сотрудников ЗАО «Т «А» координировать деятельность дилеров на рынке с использованием элементов давления, что могло бы исследоваться антимонопольным органом как нарушение статьи 18 Закона, либо о возможном наличии между производителем и его дилерами «вертикального» соглашения, которое подлежало проверке со стороны антимонопольного органа на предмет того, нарушает ли оно антимонопольное законодательство, а также с точки зрения его допустимости в соответствии с пунктом 2 статьи 22 Закона.

Оспаривая выводы заинтересованного лица о нарушении ими подпунктов 1.1 и 1.2 пункта 1 статьи 20 Закона, заявители указывали на отсутствие предусмотренных Законом последствий в части установления, поддержания, повышения цен, раздела рынка по кругу потребителей, и на недоказанность антимонопольным органом возможности наступления таких последствий.

Так, заявители ссылаются на то, что выставляемые ими на тендер цены были отличными от рекомендованных со стороны производителя (так называемых «базовых» цен), формировались ими самостоятельно исключительно исходя из складывающейся на рынке ситуации и собственной рентабельности, в ходе торгов данные цены снижались в процессе конкурентной борьбы, происходившей также между заявителями, в том числе ниже минимальной цены (так называемой «стоп-цены», «стоп-линии»), которая по сути является ценой с нулевой рентабельностью, о чем ими представлены документы.

Что касается списков «стратегических партнеров», указывающих, как считает антимонопольный орган, на раздел рынка по кругу потребителей, то фактически никто из дилеров не придерживался данного перечня, о чем также имеется документальное подтверждение. Кроме того, само понимание «стратегического партнера» не соответствует изложенным в обжалуемом решении выводам заинтересованного лица, так как данный термин определяет в отношении каждого заявителя лишь то, в каких хозяйствах те или иные дилеры в предыдущие годы проводили опытные испытания и поставляли существенные объемы СЗР.

Заявители считают, что проведение расследования в такие короткие сроки и без уведомления о нем заявителей привело к невозможности реализации ими своих прав, закрепленных в пункте 5 статьи 40 Закона, в части представления доказательств и пояснений, заявления ходатайств, свидетельствует о неполном и необъективном исследовании данным государственным органом всех обстоятельств дела, а само обжалуемое решение не соответствует требованиям, предъявляемым к нему пунктом 3 статьи 44 Закона.

В судебном заседании представители заявителей доводы поданных ими заявлений поддержали, просили суд их удовлетворить и решение №338/16-2021 от 13.04.2021 в обжалованной ими части отменить.

Представители заинтересованного лица заявления не признали, считают вынесенное им решение №338/16-2021 от 13.04.2021 законным и обоснованным, просили суд в удовлетворении требований о признании недействительным данного решения отказать.

В обоснование своей позиции заинтересованное лицо указало, что обжалованное в рамках настоящего дела решение принято в пределах компетенции данного государственного органа и с соблюдением требований законодательства.

Согласно приведенным заинтересованным лицом доводам предмет доказывания по делам о картелях, как правило, включает такие элементы как: наличие устного или письменного соглашения, состав участников соглашения, наличие между участниками картеля конкурентных отношений, возможность наступления либо наличие последствий, предусмотренных пунктом 1 статьи 20 Закона. Проведение анализа и оценки состояния конкуренции на товарных рынках при проведении антимонопольного расследования при таких нарушениях антимонопольного законодательства Законом и иными актами законодательства не предусмотрено.

Инструкция №63, Методические рекомендации №19, считает заинтересованное лицо, применяются при анализе товарного рынка для определения доли участников на нем в целях установления доминирующего положения хозяйствующих субъектов на данных товарных рынках, а также допустимости заключенного субъектами вертикального соглашения. Поскольку горизонтальные соглашения (картели) запрещены безусловно и независимо от доли участников картельного соглашения, расчет долей таких хозяйствующих субъектов-участников соглашения и необходимое для этого исследование товарного рынка не предусмотрены.

Заинтересованное лицо далее указывает, что в целях установления наличия конкурентных отношений между участниками соглашения им были определены товарные и географические границы рынка, в пределах которых заявители рассматривались как конкуренты, а именно: оптовая реализация СЗР в географических границах Республики Беларусь.

Антимонопольный орган полагает, что наличие антиконкурентного соглашения между заявителями в 2020 году (временной период, охваченный антимонопольным расследованием) доказано всей совокупностью имеющихся в деле доказательств, в том числе объяснениями Ш-кого А.Г. и Б-ка Е.В., содержанием прослушки совещания дилеров 12.02.2020 и телефонных переговоров Б-ка Е.В., пояснительной запиской, подписанной директором ЗАО «КИ» Ю-м Е.С., скопированными с внешнего жесткого диска, изъятого в ходе осмотра по ул.Замковой, 00 в г.Минске, файлами «условия сотрудничества 2020», «нарушения правил на 12.02.2020», «СВОД по дилерам», «общий свод 2020», «СТОП-линия», многочисленной электронной перепиской между заявителями, Ш-ким А.Г. и У-вым А.С., письмами заявителей в Министерство сельского хозяйства и продовольствия Республики Беларусь, оценка которых в их взаимной связи позволяет прийти к однозначному выводу о вступлении заявителей в картельный сговор. При этом, как считает МАРТ, при доказывании факта наличия такого соглашения он не обязан подтвердить его заключение в конкретную дату в виде договора по правилам гражданского законодательства, поскольку Закон содержит более широкое понятие соглашения, существование которого может подтверждаться в том числе конклюдентными действиями хозяйствующих субъектов, в отношении которых установлен факт наличия нарушения.

По мнению заинтересованного лица, предметом картельного соглашения является порядок оптовой реализации средств защиты растений производства ЗАО «АБ» и АО «Ф «А» (Российская Федерация), который не ограничивается рамками оптовых продаж посредством использования электронных торговых площадок (биржи или площадки icetrade.by).

Исходя из анализа содержания собранных доказательств, антимонопольный орган посчитал, что условия достигнутой участниками соглашения договоренности касались: 1) первоначального выставления на тендерах по закупке сельскохозяйственными организациями СЗР рекомендованной цены производителя, 2) необходимости договариваться между собой при снижении цены и снижать ее минимально, 3) установления нижнего предела цен, ниже которых нельзя опускать цену, 4) осуществления ценовой борьбы с теми участниками тендеров, которые предлагают СЗР других производителей, аналогичные продукции компании «АБ», 5) раздела между участниками соглашения сельскохозяйственных организаций, в адрес которых ими должны поставляться товары.

При этом квалификация заинтересованным лицом достигнутого заявителями картельного соглашения в том числе как раздел товарного рынка по кругу потребителей, согласно позиции данного государственного органа, не означает буквально то, что товарный рынок оптовой реализации СЗР в целом и все потребители поделены между участниками картеля, а отражает сущность договоренности.

Также заинтересованное лицо указывает на то, что доказывать факт реального исполнения соглашения, запрет на которое установлен пунктом 1 статьи 20 Закона, а также наступление или возможность наступления предусмотренных Законом последствий не требуется, поскольку нарушение состоит в самом наличии между участниками соответствующей договоренности, при этом негативные последствия для конкуренции презюмируются. Тем не менее, указывает далее заинтересованное лицо, фактическое соблюдение договоренности подтверждено материалами расследования и приведено, например, в приложении 1 к обжалуемому решению.

Кроме того, антимонопольный орган считает, что ООО «ПГ» был пропущен предусмотренный пунктом 6 статьи 44 Закона срок обжалования решения №338/16-2021 от 13.04.2021, что является самостоятельным основанием к отказу в удовлетворении требований.

Выслушав объяснения представителей заявителей и заинтересованного лица, исследовав материалы дела и материалы антимонопольного расследования, оценив представленные доказательства, суд считает заявленные требования подлежащими удовлетворению частично, исходя из следующего.

Приказом Министерства антимонопольного регулирования и торговли Республики Беларусь от 07.04.2021 №79 было начато антимонопольное расследование в отношении закрытого акционерного общества «АБ» (далее – ЗАО «АБ»), общества с ограниченной ответственностью «ААБ» (далее – ООО «ААБ»), общества с ограниченной ответственностью «Э» (далее – ООО «Э»), общества с ограниченной ответственностью «ХСС» (далее – ООО «ХСС»), общества с ограниченной ответственностью «В» (далее – ООО «В»), общества с ограниченной ответственностью «ГА» (далее – ООО «ГА»), общества с ограниченной ответственностью «АС» (далее – ООО «АС»), областного коммунального унитарного производственно-торгового предприятия по оказанию комплекса агротехнических, агротехнологических, агрохимических и снабженческо-торговых услуг «Б» (далее – КУП «Б»), закрытого акционерного общества «ПА», общества с ограниченной ответственностью «БВ» (далее – ООО «БВ»), общества с ограниченной ответственностью «А» (далее – ООО «А»), общества с ограниченной ответственностью «ПАТ», закрытого акционерного общества «КИ» (далее – ЗАО «КИ»), общества с ограниченной ответственностью «Р», совместного общества с ограниченной ответственностью «БС» (далее – СООО «БС»), общества с ограниченной ответственностью «ПГ» (далее – ООО «ПГ»), общества с ограниченной ответственностью «Ю».

Основанием к данному расследованию послужило обращение Управления Департамента финансовых расследований Комитета государственного контроля Республики Беларусь по Витебской области, которым в рамках уголовно-процессуального законодательства проводилась проверка в отношении должностных лиц ЗАО «АБ» и должностных лиц организаций, являющихся дилерами ЗАО «АБ», по вопросу осуществления ими противоправной деятельности, направленной на установление и поддержание цен при реализации СЗР.

В рамках данных проверочных мероприятий были получены материалы, свидетельствующие о наличии признаков нарушения антимонопольного законодательства, переданные впоследствии вышеуказанным Управлением в МАРТ.

По результатам антимонопольного расследования комиссией Министерства антимонопольного регулирования и торговли Республики Беларусь по установлению факта наличия (отсутствия) нарушения антимонопольного законодательства было принято обжалуемое по настоящему делу решение №338/16-2021 от 13.04.2021.

Данным решением установлен факт отсутствия нарушений антимонопольного законодательства, предусмотренных подпунктами 1.1 и 1.2 пункта 1 статьи 20 Закона, в действиях закрытого акционерного общества «ПА», общества с ограниченной ответственностью «Ю», признано отсутствие оснований для вынесения предписания, начала административного процесса и совершения антимонопольным органом иных действий, направленных на устранение и (или) предотвращение нарушения антимонопольного законодательства, и установлен факт наличия нарушений антимонопольного законодательства, предусмотренных подпунктами 1.1 и 1.2 пункта 1 статьи 20 Закона, в действиях закрытого акционерного общества «АБ», общества с ограниченной ответственностью «ААБ», общества с ограниченной ответственностью «Э», общества с ограниченной ответственностью «ХСС», общества с ограниченной ответственностью «В», общества с ограниченной ответственностью «ГА», общества с ограниченной ответственностью «АС», областного коммунального унитарного производственно-торгового предприятия по оказанию комплекса агротехнических, агротехнологических, агрохимических и снабженческо-торговых услуг «Б», общества с ограниченной ответственностью «БВ», общества с ограниченной ответственностью «А», общества с ограниченной ответственностью «ПАТ», закрытого акционерного общества «КИ», общества с ограниченной ответственностью «Р», совместного общества с ограниченной ответственностью «БС», общества с ограниченной ответственностью «ПГ», признано наличие оснований для вынесения предписания и начала административного процесса, признано отсутствие оснований для совершения антимонопольным органом иных действий, направленных на устранение и (или) предотвращение нарушения антимонопольного законодательства.

Устанавливая факт наличия нарушений антимонопольного законодательства в действиях заявителей, антимонопольный орган принял во внимание полученные им от управления Департамента финансовых расследований Комитета государственного контроля Республики Беларусь по Витебской области и собранные в ходе расследования доказательства, в частности, объяснения заместителя директора закрытого акционерного общества «Т «А» Ш-кого А.Г. (письменные объяснения от 09.12.2020, от 12.01.2021, от 01.04.2021, том 2 стр. 13-24, том 3 стр. 179-182); объяснения директора общества с ограниченной ответственностью «Р», являвшегося в 2020 году одним из дилеров ЗАО «АБ», Б-ка Е.В. (протокол опроса от 28.01.2021, том 1 стр. 38-41); прослушивание переговоров на «совещании дилеров» от 12.02.2020 и телефонных переговоров Ш-кого А.Г. и Б-ка Е.В. (протокол оперативно-розыскного мероприятия от 28.07.2020, протокол оперативно-розыскного мероприятия от 09.09.2020, протокол оперативно-розыскного мероприятия «слуховой контроль» от 27.03.2020, протокол оперативно-розыскного мероприятия «контроль в сетях электросвязи» от 24.03.2020, том 2 стр. 78-166, том 1 стр.26-37); переписка в электронном виде (приложение 1 к протоколу осмотра документов от 12.01.2021, том 1 стр.79-106, приложение 2 к протоколу осмотра предметов и документов от 11.01.2021, том 1 стр. 131-368, приложение 1 к протоколу осмотра документов от 07.04.2021, том 4 стр.1-21, приложение 1 к протоколу осмотра документов от 07.04.2021, том 4 стр. 1-23, приложение 1 к протоколу осмотра документов от 07.04.2021, том 4 стр. 1-39, приложение 1 к протоколу осмотра документов от 08.04.2021, том 4 стр. 1-6, приложения к протоколу осмотра документов от 07.04.2021, том 5 стр. 1-258, приложения к протоколу осмотра документов от 07.04.2021, том 6 стр. 1-52); сведения о сделках с СЗР, заключенных в 2020 году в ОАО «Белорусская универсальная товарная биржа», и сведения о процедурах закупок СЗР, размещенных в 2020 году на ЭТП и в ИС «Тендеры» (CD-диски с информацией, том 1 стр. 10-11, протокол осмотра документов от 08.04.2021, том 6 стр. 7-108); распечатанные с внешнего жесткого диска файлы «условия сотрудничества 2020», «нарушения правил на 12.02.2020»,  «СВОД по дилерам», «ОБЩИЙ СВОД 2020 (география поставок 2020)», «прайс 2020» от 16.03.2020, «список стратегических партнеров», «СТОП-линия 20» (приложения 2, 3 к протоколу осмотра документов от 11.01.2021, том 1 стр.73-74, приложения к протоколу осмотра документов от 07.04.2021, том 4, стр. 35-107); пояснительная записка по процедуре снижения цены в СПК «Б» 03.03.2020 (пояснительная записка, подписанная директором ЗАО «КИ» Ю-м Е.С., том 3, стр. 187-190); дилерские договоры и договоры поставки ЗАО «АБ» СЗР в 2020 году (том 8 стр. 2-604, том 9 стр.2-497, том 10 стр. 1-518); информация от Министерства сельского хозяйства и продовольствия Республики Беларусь о планируемых ценах на СЗР в 2020 году (копии писем ЗАО «АБ» и его дилеров, том 3 стр.194-226).

Сопоставив имеющиеся доказательства, проанализировав материалы расследования в их совокупности и взаимной связи, МАРТ пришел к выводу об участии заявителей в антиконкурентном соглашении, запрет на которое установлен подпунктами 1.1 и 1.2 пункта 1 статьи 20 Закона.

В силу статьи 229 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь суд, рассматривающий экономические дела, в судебном заседании проверяет: компетенцию государственного органа, органа местного управления и самоуправления, иного органа или должностного лица, издавших ненормативный правовой акт, соответствие этого ненормативного правового акта или его обжалуемых отдельных положений законодательным и иным нормативным правовым актам.

Суд не связан основаниями и доводами, изложенными в заявлениях об оспаривании ненормативного правового акта или об обжаловании действий (бездействия).

При рассмотрении заявления о признании ненормативного правового акта противоречащим законодательству на государственный орган, орган местного управления и самоуправления, иной орган или должностное лицо, издавших такой акт, возлагается обязанность доказывания: соответствия этого акта законодательному или иному нормативному правовому акту; наличия у государственного органа, органа местного управления и самоуправления, иного органа или должностного лица надлежащих полномочий на издание оспариваемого ненормативного правового акта.

Компетенция Министерства антимонопольного регулирования и торговли Республики Беларусь на принятие соответствующих решений установлена абзацем пятым статьи 14 Закона и заявителями не оспаривалась.

При проверке соответствия решения №338/16-2021 от 13.04.2021 положениям законодательства Республики Беларусь, судом установлено следующее.

Закрытым акционерным обществом «АБ» на 2020 год были подписаны следующие дилерские договоры: №1 от 08.01.2020 с обществом с ограниченной ответственностью «АС», №2 от 08.01.2020 с закрытым акционерным обществом «КИ», №3 от 08.01.2020 с обществом с ограниченной ответственностью «ПАТ», №4 от 08.01.2020 с обществом с ограниченной ответственностью «ПГ», №5 от 08.01.2020 с закрытым акционерным обществом «ПА», №6 от 09.01.2020 с областным коммунальным унитарным производственно-торговым предприятием по оказанию комплекса агротехнических, агротехнологических, агрохимических и снабженческо-торговых услуг «Б», №9 от 15.01.2020 с открытым акционерным обществом «У «А», №259 от 26.12.2019 с обществом с ограниченной ответственностью «ААБ», №260 от 26.12.2019 с обществом с ограниченной ответственностью «А», №261 от 26.12.2019 с совместным обществом с ограниченной ответственностью «БС», №262 от 26.12.2019 с обществом с ограниченной ответственностью «БВ», №263 от 27.12.2019 с обществом с ограниченной ответственностью «В», №265 от 27.12.2019 с обществом с ограниченной ответственностью «Р», №266 от 27.12.2019 с обществом с ограниченной ответственностью «Э», №267 от 27.12.2019 с обществом с ограниченной ответственностью «ХСС», все сроком действия до 31.12.2020.

Согласно условиям данных дилерских договоров производитель предоставляет, а дилер принимает на себя право по продаже товаров производителя – средств защиты растений согласно приложению №1 к данным договорам. В приложении №1 ко всем дилерским договорам содержится перечень из 65 наименований препаратов.

В соответствии с дилерскими договорами дилер, в частности, продает от своего имени и за свой счет товары, приобретенные у производителя; действует в качестве регионального дилера производителя на своем сегменте товарного рынка, а также в качестве участника товаропроводящей сети производителя; информирует производителя о своей деятельности в той мере, в какой это касается производителя; предоставляет в срок не позднее 1 ноября отчет по продажам и складским остаткам товаров производителя, в том числе информацию по участию в процедурах закупок в течение срока действия договоров; обязуется соблюдать Правила сотрудничества, с которыми обязан ознакомиться при заключении настоящих договоров.

В объяснениях Ш-го А.Г. от 09.12.2020 указано, что дилер обязан выполнять все условия, указанные в дилерском соглашении, в частности, все дилеры в конце календарного года подают в торговый отдел закрытого акционерного общества «Т «А» сведения об объемах реализованных СЗР, об остатках СЗР и о потребности объемов СЗР на следующий год. При этом между ЗАО «Т «А» (поверенный) и ЗАО «АБ» (доверитель) подписан агентский договор от 07.03.2018 №3, по которому поверенный вправе совершать от имени и за счет доверителя ряд юридических действий, связанных с реализацией СЗР.

Между ЗАО «АБ» (поставщик) и заявителями (покупатели) подписаны также договоры поставки, по которым поставщик обязался поставлять продукцию (химические СЗР) в ассортименте и количестве согласно спецификациям к договорам, а покупатели обязались принимать и оплачивать товар согласно условиям договоров. Цель приобретения товаров: для оптовой торговли на территории Республики Беларусь.

В объяснениях от 09.12.2020 Ш-кий А.Г. пояснял, что реализация СЗР производится ЗАО «Т «А» как в адрес конечных потребителей, так и в адрес дилеров, которых имелось 12, перечислив следующие: ООО «ААБ», ООО «А», СООО «Б», ООО «В», ООО «Э», ООО  «ГА», ЗАО «КИ», ООО «ПАТ», ООО «Р», ООО «ХСС», КУП «Б», ООО «ПГ».

В этих же объяснениях Ш-кий А.Г. указывал, что каким-либо иным субъектам хозяйствования, не являющимся дилерами ЗАО «АБ», общество СЗР для дальнейшей продажи не реализует. Вся реализация для дальнейшей оптовой торговли осуществляется исключительно через дилеров. Напрямую, то есть не через дилера, ЗАО «АБ» реализовывает СЗР только сельскохозяйственным организациям для собственного потребления. При реализации напрямую торговым отделом ЗАО «Т «А» применяются базовые цены, установленные компанией «А», однако в ходе проведения тендеров базовые цены снижаются в зависимости от иных предложений.

Далее в объяснениях Ш-го А.Г. от 09.12.2020 и от 12.01.2021,  а также в объяснениях Б-ка Е.В. от 28.01.2021 сообщено о проведении руководством ЗАО «АБ» ежегодных совещаний, на последнем из которых между ЗАО «АБ» и дилерами было заключено устное соглашение на поддержание коммерческой политики компании «А» и о совместных согласованных действиях при осуществлении оптовой торговли СЗР производства ЗАО «АБ» и АО «Ф «А» в целях поддержания уровня цен на данные СЗР, установленные производителем. По условиям соглашения дилер обязан при проведении торгов или электронных аукционов первоначально выставлять базовую стоимость (указана в прайсе ЗАО «АБ»), а на процедуре снижения – договариваться до какого уровня снизить цену и снижать ее минимально. То есть продажа СЗР на кредитных условиях должна осуществляться по ценам не ниже базовых цен, установленных в долларах США, а максимальный размер скидки на условиях предоплаты не должен превышать 20 % от установленной базовой цены. Также участники соглашения должны соблюдать территориальный принцип: участвовать в тендерах в тех регионах, где имеется региональный представитель, либо хозяйство является стратегическим партнером данного дилера.

Файл «условия сотрудничества 2020», обнаруженный среди документов и сведений, скопированных с внешнего жесткого диска компьютера, находящегося в пользовании Ш-го А.Г., У-ва С.М., компьютера, установленного в приемной ЗАО «Т «А», в ходе производства осмотра по ул.Замковая, 00 в г.Минске, содержит следующую информацию:

Правила для всех едины.

Любое первое предложение на тендер – исключительно рекомендованная цена.

Если дилер не собирается присутствовать на тендере (на процедуре снижения цены) – не подает конкурсные документы (не участвует).

Работа без субдилеров.

К участию в конкурсах (тендерах) допускаются дилеры, у которых имеется товар на складе либо подтвержденный объем на складе производителя (товар не выбран и указан в спецификации к договору поставки, либо товар выбран и согласован дополнительный объем к поставке производителем).

Участие в предоплатных тендерах в конкретном хозяйстве (регионе) только при наличии регионального представителя в этом регионе и оплаченном ассортименте товара (либо остатки на складах).

На процедурах снижения – договариваться.

Комментарии: Минимум на предоплатных условиях – предоплатная контрактная цена, минимум на отсрочке – контрактная цена по кредитному договору.

II. Два нарушения правил, на третье – исключение препарата из договора. Безапелляционно.

III. Все решения по правилам игры – исключительно подаются от руководителя (учредителя) предприятия.

IV. На тендерах выставляем либо наши препараты, либо аналоги. Выбираем одно из двух (трех, четырех).

V. Ценовая конкурентная борьба с аналогичными препаратами приветствуется.

Давая объяснения от 12.01.2021, Ш-кий А.Г. разъяснил, что документ «Правила для всех едины» готовился им к совещанию 12.02.2020, в нем изложены условия достигнутого соглашения о совместных действиях, известные всем дилерам, данный документ был вручен представителям дилеров, присутствовавшим на совещании 12.02.2020, перечень присутствующих лиц был им также приведен.

Из протокола оперативно-розыскного мероприятия «слуховой контроль», в котором зафиксированы переговоры 12.02.2020 в административном здании по ул.Замковой, 00 в г.Минске между Ш-ким А.Г. и У-вым С.М. и представителями СООО «БС», ООО «Р», ЗАО «КИ», ООО «ГА», ООО «ПГ», ООО «А», ООО «ААБ», ООО «ХСС», ООО «Э», усматривается, что принимавшие участие в них лица обсуждали вопросы относительно существующих «правил» работы при участии в тендерах, имеющихся нарушений данных «правил», необходимости договариваться и поддерживать уровень цен на торгах, определения сферы влияния.

Что касается файла «нарушение правил на 12.02.2020», то согласно объяснениям Ш-го А.Г. от 12.01.2020 данный документ также готовился им к совещанию 12.02.2020, в нем выбраны нарушения соглашения, допущенные конкретными дилерами, такие как: снижение цен ниже «стоп-цены», изначальное выставление на торги СЗР по ценам ниже рекомендованных (прайсовых цен производителя), не соблюдение территориального принципа при торгах. В данном файле упоминаются, в частности, ООО «ГА», ЗАО «КИ», ООО «ХСС», ООО «ПГ».

Из объяснений Ш-го А.Г. от 01.04.2021 относительно файлов «Расчет КП 2020», «Расчет КП 2020 от 13.03», «Стоп-цена» усматривается следующее.

В части файлов «Расчет КП 2020», «Расчет КП 2020 от 13.03»:  в приведенных в них таблицах имеются сведения о минимальной отпускной цене в долларах США на СЗР производства компании «А», ниже которой нельзя реализовывать СЗР дилерам и конечным потребителям (столбец «Порог 2020 предоплата без НДС» и столбец «Порог 2020 кредит без НДС (с отсрочкой платежа)»), это показатель себестоимости выпускаемой продукции; в графе «Базовая цена №1 (предоплата)» и «Базовая цена №2 (кредит)» отражена цена завода-изготовителя для конечного потребителя, указываемая в прайсе завода-изготовителя, применяемая для реализации СЗР потребителям, не являющимся дилером ЗАО «А», в зависимости от условий оплаты; дилерам предоставляются скидки от базовой цены, размер которой определяется в соответствии с коммерческой политикой компании «А» и зависит от результата работы дилера (объема реализации) и формы расчета (предоплата, кредит).

Файл «Стоп-линия» (или «стоп-цена») представляет собой расчет контрактных цен на условиях предоплаты и отсрочки платежа, и это те цены, при снижении на торгах до уровня которых продажная цена препарата имеет нулевую рентабельность, это и есть минимальная цена для реализации (контрактная цена с нулевой рентабельностью).

Файлы «СВОД по дилерам», «ОБЩИЙ СВОД 2020», «список стратегических партнеров» в соответствии с вышеуказанными объяснениями Ш-го А.Г. называются также «география поставок», составлены Ш-ким А.Г. и отображают сведения о стратегических партнерах дилеров, т.е. тех субъектах хозяйствования, с которыми дилеры сотрудничают в течение длительного времени (более года), поставляя помимо СЗР также и агрономические консультации, а при необходимости – проводится технологическое сопровождение поставленных препаратов. Каждый дилер имеет преимущество при участии в тендерах в тех регионах, где имеется региональный представитель, либо хозяйство является стратегическим партнером данного дилера.

Файл «ОБЩИЙ СВОД 2020» («география поставок 2020») представляет собой таблицу из шести колонок с наименованиями дилера, области, района, хозяйства, препарата и объема поставки, в некоторых местах – года. В данном файле имеются наименования следующих заявителей: общества с ограниченной ответственностью «Э», общества с ограниченной ответственностью «ПГ», совместного общества с ограниченной ответственностью «БС», общества с ограниченной ответственностью «В», закрытого акционерного общества «КИ», общества с ограниченной ответственностью «ААБ», общества с ограниченной ответственностью «ГА», общества с ограниченной ответственностью «АС», общества с ограниченной ответственностью «А», общества с ограниченной ответственностью «ХСС».

В файл «СВОД по дилерам» в виде таблицы включены сведения о таких заявителях как: совместное общество с ограниченной ответственностью «БС», общество с ограниченной ответственностью «ГА», общество с ограниченной ответственностью «А», общество с ограниченной ответственностью «ААБ», закрытое акционерное общество «КИ», общество с ограниченной ответственностью «Э», общество с ограниченной ответственностью «В», общество с ограниченной ответственностью «АС», общество с ограниченной ответственностью «ПГ», общество с ограниченной ответственностью «ХСС», со списком наименований хозяйств под каждым из них.

В файле «Список стратегических партнеров» приведены сведения об обществе с ограниченной ответственностью «Э», обществе с ограниченной ответственностью «В», обществе с ограниченной ответственностью «А», обществе с ограниченной ответственностью «ААБ», обществе с ограниченной ответственностью «ПГ», обществе с ограниченной ответственностью «БВ» с перечнем сельскохозяйственных организаций по каждому.

Имеющаяся в материалах дела электронная переписка, которая на взаимной основе велась между представителями общества с ограниченной ответственностью «ААБ», общества с ограниченной ответственностью «ГА», общества с ограниченной ответственностью «А», общества с ограниченной ответственностью «ПГ», совместного общества с ограниченной ответственностью «БС», общества с ограниченной ответственностью «В», общества с ограниченной ответственностью «Э», закрытого акционерного общества «КИ», общества с ограниченной ответственностью «ХСС» и закрытого акционерного общества «АБ», содержит обмен информацией относительно осуществления указанными субъектами хозяйствования действий при участии в тендерах, в том числе в части распределения лотов и закрепление их за конкретными заявителями, обсуждение предлагаемых цен и недопустимости их снижения, необходимость отозвать некоторыми из них свои предложения и т.п.

Кроме того, рассылка электронных писем направлялась помимо перечисленных выше субъектов также в адрес КУП «Б», ООО «АС», ООО «БВ», указанные заявители упоминались Ш-ким А.Г., У-вым С.М. в своих электронных письмах.

Пояснительная записка, подписанная директором ЗАО «КИ» Ю-м Е.С., содержит описание хода событий об участии в процедуре снижения цены на тендере в СПК «Б» 03.03.2020 самим ЗАО «КИ», а также заявителями ООО «ГА», СООО «БС», ООО «ААБ», где между ними была достигнута договоренность о разделении лотов, об отказе от конкурентной борьбы по ним и сохранении хорошей рентабельности по этой причине, снятии предложений по одному из лотов в связи с ошибочным указанием цены по старому прайсу, о нарушении договоренности со стороны ООО «ГА».

Министерством сельского хозяйства и продовольствия Республики Беларусь были представлены письма ЗАО «АБ» и ООО «АС», ООО «А», СООО «БС», ООО «БВ», КУП «Б», ООО «В», ООО «ГА», ООО «ПГ», ООО «Э», направленные названными юридическими лицами в ноябре 2019 года в ходе осуществления данным Министерством ежегодного мониторинга в целях анализа цен на СЗР, результаты которого размещаются на официальном сайте Министерства. В этих письмах вышеперечисленными заявителями указаны идентичные цены на перечисленный в них ассортимент СЗР производства ЗАО «АБ».

Согласно подпунктам 1.1 и 1.2 пункта 1 статьи 20 Закона запрещаются соглашения между хозяйствующими субъектами, которые являются конкурентами (картели), если такие соглашения приводят или могут привести к установлению, поддержанию, повышению или снижению цен (тарифов); разделу товарного рынка по территориальному принципу, видам, объемам сделок, видам, объемам, ассортименту товаров и их ценам (тарифам), кругу продавцов или потребителей.

  В силу абзацев седьмого, восьмого, тринадцатого, пятнадцатого статьи 1 Закона:

конкуренты – хозяйствующие субъекты, осуществляющие продажу и (или) приобретение товаров на одном товарном рынке;

конкуренция – состязательность хозяйствующих субъектов, при которой самостоятельными действиями каждого из них исключается или ограничивается возможность в одностороннем порядке воздействовать на общие условия обращения товаров на соответствующем товарном рынке;

соглашение – договоренность в письменной или электронной форме, содержащаяся в документе или нескольких документах, а также договоренность в устной форме;

товарный рынок – сфера обращения товара, не имеющего заменителей, либо взаимозаменяемых (аналогичных) товаров на территории Республики Беларусь или ее части, определяемая исходя из экономической, технической или иной возможности потребителя либо целесообразности приобретения товара на соответствующей территории и отсутствия этой возможности либо целесообразности за ее пределами.

В соответствии со статьей 36 Закона факт наличия (отсутствия) нарушения антимонопольного законодательства устанавливается в том числе на основании документов, сведений, иных доказательств, указывающих на наличие признаков нарушения антимонопольного законодательства (далее – доказательства), поступающих из государственных органов; доказательств, полученных в рамках осуществления антимонопольным органом установленных законодательством полномочий.

Исходя из анализа вышеприведенных положений Закона, при установлении факта наличия запрещенного «горизонтального» антиконкуретного соглашения (картеля) антимонопольный орган обязан установить состав субъектов, участвующих в таком соглашении, доказать тот факт, что указанные субъекты хозяйствования действуют на одном товарном рынке и между ними имеются конкурентные отношения, подтвердить наличие взаимной договоренности в любой форме (письменной или устной), которая могла быть исполнена и содержание которой имело направленность на достижение последствий, указанных в пункте 1 статьи 20 Закона, а также определить реальные либо потенциальные последствия такого соглашения.

По смыслу Закона для доказанности наличия такого нарушения как картельный сговор достаточно достоверно подтвердить сам факт его номинального существования,  и при этом не имеет квалифицирующего значения доказывание таких обстоятельств как, например, по чьей инициативе он был совершен, конкретные способ и дата его заключения, активность участия в нем тех или иных лиц, фактическое исполнение его участниками условий соглашения, мотивы, которыми руководствовались участники соглашения при участии в нем, доля каждого из его участников, занимаемая на товарном рынке, экономическая рентабельность такого соглашения.

В целях подтверждения нарушения пункта 1 статьи 20 Закона антимонопольным органом может использоваться любая доказательственная база, собранная им в ходе антимонопольного расследования либо полученная иными компетентными органами в установленном законодательством порядке, в которой имеются сведения об обстоятельствах, имеющих значение для подтверждения факта наличия или отсутствия нарушений антимонопольного законодательства.

Буквальное прочтение норм Закона свидетельствует, что картельные соглашения возможны между хозяйствующими субъектами-конкурентами, действующими на одном товарном рынке, в связи с чем задачей антимонопольного органа при их доказывании является установление товарного рынка, на котором участники соглашения являются конкурентами.

Антимонопольным органом, исходя из материалов расследования, предмета содержащего признаки нарушения антимонопольного законодательства соглашения, территории, на которой предполагалась его реализация, были определены товарные и географические границы рынка, в пределах которого заявители действовали как конкуренты.

Установление иных параметров товарного рынка не имеет значения для квалификации действий заявителей в качестве картельного сговора.

Исходя из изложенного, доводы заявителей о необходимости проведения антимонопольным органом исследования товарного рынка в порядке, установленном Методическими рекомендациями №19, Инструкцией № 63, не основаны на Законе.

Проверяя законность решения №338/16-2021 от 13.04.2021 в части установления антимонопольным органом факта наличия нарушения антимонопольного законодательства, предусмотренного подпунктом 1.1 пункта 1 статьи 20 Закона, в действиях заявителей, суд пришел к следующим выводам.

Как следует из материалов дела, нарушение антимонопольного законодательства было выявлено на товарном рынке оптовой реализации СЗР в географических границах Республики Беларусь, а антимонопольным расследованием был охвачен период времени с 01.01.2020 по 31.12.2020.

Имеющими в деле доказательствами подтверждается, что все заявители, являясь дилерами ЗАО «АБ», осуществляли оптовые поставки СЗР данного производителя, причем ассортимент поставляемой продукции являлся идентичным, что вытекает из приложений №1 к дилерским договорам, а также из писем в Министерство сельского хозяйства и продовольствия Республики Беларусь.

Доводы ООО «ГА» о не подписании им дилерского договора на выводы антимонопольного органа по настоящему делу не влияют, поскольку подтверждением вступления в дилерские отношения по правилам пункта 3 статьи 408 ГК Республики Беларусь является заключение договоров поставки с ЗАО «АБ» на условиях, предлагавшихся для дилеров, а также имеющиеся в материалах антимонопольного дела объяснения директора заявителя М-ко В.Р. от 09.12.2020, в которых он указал на факт наличия дилерских отношений между ООО «ГА» и ЗАО «АБ».

Признавая всех заявителей конкурентами, заинтересованное лицо исходило также из того, что реализация СЗР осуществлялась в адрес конечных потребителей – сельскохозяйственных организаций, закупающих продукцию для собственного потребления, как заявителями-дилерами, так и самим ЗАО «АБ».

Закупки товаров сельскохозяйственными организациями, в частности СЗР, в Республике Беларусь могут осуществляться в соответствии с правилами, предусмотренными Законом Республики Беларусь от 13.07.2012 «О государственных закупках товаров (работ, услуг)», постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 15.03.2012 №229 «О совершенствовании отношений в области закупок товаров (работ, услуг) за счет собственных средств».

При этом в силу абзаца шестого статьи 1 Закона закупка товаров – приобретение товаров на конкурентной основе, в котором принимают или могут принять участие два и более участника, в том числе приобретение товаров при осуществлении государственных закупок (за исключением процедуры закупки из одного источника), закупок за счет собственных средств (за исключением процедуры закупки из одного источника), закупок при строительстве.

Анализ имеющихся в деле доказательств свидетельствует, что условия достигнутого участниками антиконкурентного соглашения предусматривали его реализацию в случаях, когда закупки СЗР производства ЗАО «АБ» и компании «Ф «А» осуществлялись конкурентными способами, то есть когда в них принимали участие или могли принимать участие два и более участника.

В этой связи судом не принимаются во внимание доводы заявителей о том, что производитель и его дилеры не могут являться конкурентами ввиду наличия между ними вертикальных отношений, поскольку взаимоотношения между производителем и реализующими его продукцию поставщиками могут носить горизонтальный характер, когда они участвуют либо имеют возможность участвовать в конкурентных видах закупок и имеющееся между ними соглашение соответствует требованиям подпункта 1.1 пункта 1 статьи 20 Закона.

Учитывая, что вменяемое заявителям нарушение представляет собой картельный сговор, что предполагает достижение ими соглашения как взаимной договоренности, в данном случае подтверждению со стороны компетентного государственного органа подлежит согласованность выражения воли всеми участниками соглашения, что включает доказывание как осведомленности каждого из участников соглашения о его условиях, так и намерения каждого из участников соглашения действовать в соответствии с достигнутой договоренностью.

Достижение картельного соглашения между обществом с ограниченной ответственностью «В», обществом с ограниченной ответственностью «ГА», обществом с ограниченной ответственностью «ААБ», обществом с ограниченной ответственностью «Э», обществом с ограниченной ответственностью «ХСС», обществом с ограниченной ответственностью «А», закрытым акционерным обществом «КИ», совместным обществом с ограниченной ответственностью «БС», закрытым акционерным обществом «АБ», обществом с ограниченной ответственностью «ПГ» подтверждено прямыми доказательствами, в частности, прослушиванием переговоров представителей этих юридических лиц, а также их общей перепиской.

Анализ содержания представленной заинтересованным лицом электронной переписки, носящей взаимный характер, изучение содержания протокола ОРМ «слуховой контроль» о существе переговоров между участниками совещания 12.02.2020, явно и однозначно свидетельствует об обоснованности выводов антимонопольного органа относительно участия данных заявителей в антиконкурентном соглашении, запрещенном в соответствии с подпунктом 1.1 пункта 1 статьи 20 Закона.

Существование между указанными заявителями соглашения в 2020 году, достижение такого соглашения в том числе при участии в совещании 12.02.2020 и его основные условия – проведение согласованной ценовой политики на СЗР производства ЗАО «АБ» и АО «Ф «А», носящие антиконкурентный характер и нарушающие требования подпункта 1.1 пункта 1 статьи 20 Закона, дополнительно было подтверждено Ш-ким А.Г., Б-ком Е.В. в своих объяснениях, а также следует из содержания файлов «правила для всех едины» и «нарушения правил на 12.02.2020».

Факт наличия незаконного ценового соглашения вытекает из содержания пояснительной записки директора ЗАО «КИ».

Следовательно, доводы заявителей о недоказанности заинтересованным лицом факта заключения между ними картельного соглашения, являются несостоятельными.

Ссылка заявителей на наличие объяснений У-ва С.М. и представителей иных дилеров, указавших на отсутствие вменяемого им антиконкурентного соглашения, подлежит отклонению, поскольку данные объяснения даны лицами, заинтересованными в исходе дела, и они противоречат доказательствам, носящим объективный характер, в то время как показания Ш-го А.Г. и Б-ка Е.В. с такими доказательствами полностью согласуются.

Что касается доводов представителей ООО «БС» и ООО «А» о том, что они не принимали участие в совещании 12.02.2020, то суд их во внимание не принимает, поскольку эти доводы противоречат содержанию протокола от 27.03.2020 оперативно-розыскного мероприятия «слуховой контроль».

Участие в нем представителей ООО «А» У-ца А.А. и СООО «БС» Н-го А.И. усматривается из беседы между участниками совещания, в которой шла речь об указанных лицах.

Представленный СООО «БС» путевой лист №3872/1 за период с 04 по 13 февраля 2020 года, согласно которому 12.02.2020 с 8-00 до 17-00 часов автомобиль передавался водителю Н-му А.И., посещавшему г.Могилев, не опровергает участие данного лица в совещании, поскольку в представленном заявителем документе зафиксировано время выезда и возвращения автомобиля, маршрут следования, что необходимо для целей учета, однако конкретное передвижение по данному маршруту с указанием времени такого передвижения в нем не отражается.

Письмо Белорусской универсальной биржи №14-09/1238 от 01.06.2021 об участии У-ца А.А. 12.02.2020 в биржевых торгах с 9-32 до 14-23 часов также не свидетельствует о невозможности принятия данным лицом участия в совещании дилеров, проводившемся в этот же день, так как доступ к торгам производится посредством сети Интернет и местонахождения участника торгов для этого значения не имеет.

Суд также исходит из того, что участие в совещании имеет более широкое значение в контексте использования современных средств связи. Кроме того, конкретное время проведения 12.02.2020 совещания дилеров не устанавливалось.

Поскольку нарушением антимонопольного законодательства является сам факт участия в картельном соглашении и достижение такого соглашения между обществом с ограниченной ответственностью «В», обществом с ограниченной ответственностью «ГА», обществом с ограниченной ответственностью «ААБ», обществом с ограниченной ответственностью «Э», обществом с ограниченной ответственностью «ХСС», обществом с ограниченной ответственностью «А», закрытым акционерным обществом «КИ», совместным обществом с ограниченной ответственностью «БС», закрытым акционерным обществом «АБ», обществом с ограниченной ответственностью «ПГ» прямо подтверждено представленными доказательствами, изучение антимонопольным органом фактического поведения данных заявителей и выяснение вопросов исполнения ими данного соглашения не является обязательным.

Относительно приведенных заявителями доводов о том, что антимонопольным органом в данном случае должны быть доказаны наступление либо возможность наступления последствий, предусмотренных подпунктом 1.1 пункта 1 статьи 20 Закона, суд отмечает, что поскольку речь идет о картеле, на что Законом установлен безусловный запрет, ограничение конкуренции в результате заключения такого соглашения предполагается и не подлежит доказыванию. При этом возможность в данном случае наступления последствий, указанных в подпункте 1.1 пункта 1 статьи 20 Закона, следует, например, из имевших место закупок СЗР, в которых аналоги СЗР других производителей не предлагались, о чем имеется электронная переписка, из пояснительной записки представителя ЗАО «КИ», в которой описан факт сохранения хорошей рентабельности при участии в торгах некоторых дилеров ЗАО «АБ» при их отказе от конкурентной борьбы между собой. Кроме того, потенциальные последствия данного картельного соглашения возможны при реализации СЗР производства ЗАО «АБ» и АО «Ф «А» одновременно с более дорогими аналогами.

Что касается установления факта наличия нарушений антимонопольного законодательства в действиях общества с ограниченной ответственностью «АС», общества с ограниченной ответственностью «БВ», областного коммунального унитарного производственно-торгового  предприятия по оказанию комплекса агротехнических, агротехнологических, агрохимических и снабженческо-торговых услуг «Б», то суд приходит к выводу, что заинтересованным лицом не собрано ни прямых, ни достаточной совокупности косвенных доказательств, однозначно и достоверно указывающих на достижение антиконкурентного соглашения указанными заявителями либо их участие в таком соглашении в 2020 году.

Как следует из имеющихся доказательств, представители указанных субъектов хозяйствования в совещании дилеров 12.02.2020 участия не принимали, также как и в электронной переписке касательно закупочных процедур, проводившихся сельскохозяйственными организациями.

Соответственно, указанные доказательства сами по себе не подтверждают их участие в картельном сговоре, который обсуждался в   ходе этого совещания либо при ведении электронной переписки, равно как и объяснения Ш-го А.Г. и Б-ка В.Е. в этой части, а также файлы «условия сотрудничества 2020» и «нарушения правил на 12.02.2020», подготовленные Ш-ким А.Г. к совещанию дилеров.

Доводы заинтересованного лица о направлении в их адрес электронных писем со стороны Ш-го А.Г. и иных лиц, что доказывает их участие в картеле, судом в данном случае отклоняются, поскольку доказательное значение может иметь лишь такая переписка, при которой осуществляется обмен сообщениями между его участниками либо с помощью которой можно установить волю каждого участника, направленную на достижение соглашения.

Соответственно, только лишь получение электронных писем, направляемых другими участниками антиконкурентного соглашения, может подтверждать осведомленность таких субъектов хозяйствования о предполагаемом участии иных лиц в соглашении, однако не свидетельствует об их собственном намерении придерживаться возможной договоренности.

Ссылка заинтересованного лица в обоснование участия ООО «АС» в переписке на электронное письмо Татьяны Д-н от 02.06.2020 в адрес Ш-го А.Г. не свидетельствует об участии в соглашении, поскольку содержание данного письма носит информационный характер, извещающий представителя производителя о состоявшейся в апреле 2020 года поставке препарата Лазурит Ультра 100л в адрес КСУП «К-А» Мозырского района Гомельской области.  Факт такой поставки, произведенной указанным заявителем 02.04.2020 по ТТН №5834701, предприятием «К-А» был подтвержден письмом №796 от 12.04.2021, направленным в адрес МАРТ. Какое-либо иное значение содержания электронного письма Татьяны Д-н от 02.06.2020 в адрес Ш-го А.Г. заинтересованным лицом не доказано.

ООО «АС» в суд представлено письмо Белорусской универсальной товарной биржи №23-08/1201 от 27.05.2021 об участии заявителя в 2020 году в 11 биржевых торгах при реализации им СЗР, однако при проведении антимонопольного расследования анализ указанных торгов на предмет выявления возможной фактической реализации данным заявителем антиконкурентных договоренностей МАРТ не осуществлялся.

Обосновывая участие ООО «БВ» в антиконкурентном соглашении, МАРТ ссылается на электронное письмо Ш-го А.Г. от 24.02.2020 с упоминанием ООО «БВ» в отношении закупки, осуществляемой ОАО «БЭ» - управляющая компания холдинга «А-ты», ответ на которое не направлялся.

Письмом от 12.04.2021 №84/36/2768, направленным в МАРТ в ответ на его запрос, ОАО «БЭ» - управляющая компания холдинга «А-ты» сообщило, что 12.02.2020 на сайте Icetrade за №2020-783382 им было размещено задание на закупку СЗР, предложения на которую представили 12 субъектов хозяйствования, в том числе ООО «БВ». Аукцион не состоялся, поскольку ни один из претендентов не представил предложение, соответствующее заданию на закупку. Повторные торги не проводились, закупки СЗР производились в апреле, мае, июле, сентябре у участников торгов с самыми низкими ценами: ООО «ААБ», ООО «ХСС», ООО «МУ», ООО «БВ», ООО «ПАТ» и ООО «АХА».

Заявителем указано, что после несостоявшейся процедуры закупки ООО «БВ» поставило в адрес ОАО «БЭ» - управляющая компания холдинга «А-ты» лишь 1 из 24 заявленных лотов, что с содержанием письма не согласуется. Иные обстоятельства проведения ОАО «БЭ» - управляющая компания холдинга «А-ты» данной закупки и последовавших после ее отмены поставок СЗР заинтересованным лицом не выяснялись, также как и обстоятельства других поставок СЗР со стороны ООО «БВ», имевших место в период с 27.02.2020 по 03.04.2020.

Что касается КУП «Б», то на участие данного субъекта хозяйствования в картельном сговоре, по мнению антимонопольного органа, указывают электронные сообщения Ш-го А.Г. от 15.05.2020 и от 18.05.2020, а также электронное сообщение У-ва А.С. от 13.08.2020, в которых называется данное предприятие в связи с проведением отдельных процедур закупок сельскохозяйственными организациями Брестской области.

Доказательств направления КУП «Б» какого-либо ответа на данные сообщения не представлено, порядок проведения упомянутых в сообщениях закупок и поведение на них данного заявителя заинтересованным лицом не изучались, доказательств того, что включение КУП «Б» в список рассылки по бирже каким-либо образом повлияло на осуществление его коммерческой деятельности, представлено не было.

Таким образом, участие в картеле ООО «АС», КУП «Б», ООО «БВ», выступавших исключительно получателями писем либо объектами переписки иных лиц, не может быть признано доказанным без наличия иных доказательств, подтверждающих согласование данными заявителями рассылаемых в их адрес сообщений, в том числе путем совершения конклюдентных действий, свидетельствующих о том, что указанные заявители придерживались обозначенной для них линии поведения и осуществляли свою хозяйственную деятельность в интересах иных лиц, что их фактические действия при проведении закупочных процедур не являлись самостоятельными и соответствовали общей схеме, выработанной в результате договоренности.

Письма, направленные ООО «АС», ООО «БВ», КУП «Б», а также иными заявителями, в адрес Министерства сельского хозяйства и продовольствия Республики Беларусь с указанием идентичных цен на СЗР производства ЗАО «АБ» при тех обстоятельствах, которые установлены в рамках настоящего дела, не могут служить доказательством наличия картельного сговора.

Как следует из материалов дела, указанные письма направлялись в данный государственный орган в период с 22 по 29 ноября 2019 года в процессе осуществляемого Министерством ежегодно мониторинга и содержали сведения о планируемых ценах на СЗР. В момент направления писем ни у одного из дилеров не имелось подписанного с ЗАО «АБ» на 2020 год дилерского договора, а также договоров поставки. При этом именно данными договорами, а также результатами работы в качестве дилера определяются условия приобретения заявителями СЗР согласно коммерческой политике компании «А».

Соответственно, приведенные заявителями доводы о том, что в момент направления писем в Министерство сельского хозяйства и продовольствия Республики Беларусь ими не могла быть представлена иная обоснованная информация о ценах на СЗР в 2020 году, кроме цен производителя, суд считает подлежащими принятию во внимание, поскольку такие действия не выходят за рамки разумного поведения обычного участника гражданского оборота, а иного заинтересованным лицом не доказано. Так, например, КУП «Б» в письме от 29.11.2019 №10/4123 было прямо указано о предоставлении данной информации на основании писем производителей.

Доводы МАРТ о невозможности представления идентичных цен в отсутствие картельного сговора судом в данном случае отклоняются, исходя из того, что представление таких цен производилось в государственный орган, а не в рамках конкурентных процедур, заявителями направлялась информация о предполагаемых ценах на СЗР одного производителя и все заявители являлись официальными дилерами ЗАО «АБ», намеревавшимися продолжить сотрудничество.

Что касается квалификации заинтересованным лицом достигнутого соглашения в том числе как раздела рынка по кругу потребителей согласно подпункту 1.2 пункта 1 статьи 20 Закона, то как следует из материалов дела, антимонопольным органом конкретная сущность договоренностей в этой части установлена не была, вследствие чего вывод антимонопольного органа о достижении соответствующего соглашения всеми его участниками носит предположительный характер, основан на доказательствах, не прошедших надлежащую проверку и оценку, и не может быть признан достоверно доказанным.

Вменяя заявителям картельный сговор в части раздела товарного рынка по кругу покупателей, антимонопольный орган не определил четкую и конкретную модель их рыночного поведения, составлявшую предмет такого соглашения, которая была понятна и согласована всеми участниками картеля и подлежала реализации при осуществлении их коммерческой деятельности.

В подтверждение достижения заявителями соглашения в данной части заинтересованное лицо ссылается на содержание совещания дилеров 12.02.2020 и объяснения Ш-го А.Г. и Б-ка Е.В. об обсуждении на данном совещании вопроса о необходимости соблюдения территориального принципа, что предполагает участие дилеров в тендерах в тех регионах, где имеется региональный представитель, либо хозяйство является стратегическим партнером данных дилеров, на  файлы «правила для всех едины», «нарушения правил на 12.02.2020», «СВОД по дилерам», «ОБЩИЙ СВОД 2020», «список стратегических партнеров», электронную переписку.

Вместе с тем, ни буквальное содержание, ни совокупный анализ указанных доказательств не дает ясного и четкого представления о характере соглашения, квалифицированного антимонопольным органом как раздел рынка по кругу покупателей.

Так, ссылаясь на содержание протокола ОРМ «слуховой контроль» по совещанию от 12.02.2020, заинтересованным лицом не приведены выдержки из него, позволяющие выявить договоренность о вменяемом заявителям принципе раздела товарного рынка, а также выделить круг покупателей, в отношении которых он был произведен. Файлы «правила для всех едины» и «нарушения правил на 12.02.2020», предназначавшиеся к указанному совещанию, соответствующих данных также не содержат.

В электронной переписке, на которую ссылается заинтересованное лицо, прямо указано на наличие споров и неразберихи в части определения поставщика в ту или иную сельскохозяйственную организацию, сам факт ведения между заявителями такой переписки был вызван в том числе необходимостью определить конкретных участников из числа дилеров проводимых заказчиками закупочных процедур, а также победителей по тем или иным лотам, о чем свидетельствует ряд соответствующих уведомлений со стороны Ш-го А.Г.

Файлы «СВОД по дилерам», «ОБЩИЙ СВОД 2020», «список стратегических партнеров», составленные Ш-ким А.Г., а также объяснения Ш-го А.Г. относительно этих документов наличие картельного соглашения о разделе рынка по кругу потребителей не могут подтверждать ввиду того, что указанные файлы имеют различное содержание, при этом обстоятельства формирования и использования каждого из этих файлов, их целевое назначение, соотношение друг с другом заинтересованным лицом не выяснялось, сравнительный анализ и сопоставление сведений, включенных в указанные документы, с фактическим участием заявителей в закупках, проводимых соответствующими покупателями, не производились.

В материалах антимонопольного и судебного дела отсутствуют доказательства, указывающие на то, что субъекты хозяйствования, в отношении которых принято решение о наличии факта нарушения антимонопольного законодательства, предусмотренного подпунктом 1.2 пункта 1 статьи 20 Закона,  в результате раздела между собой закупочных процедур были объективно лишены возможности реализовывать СЗР у соответствующих групп покупателей, либо самостоятельно в силу достигнутой договоренности воздерживались от участия в тех закупках, которые проводились «стратегическими партнерами» иных дилеров.

Более того, доводы заявителей о том, что определение «стратегического партнера» для них означает лишь то, в каких хозяйствах ими в предыдущие годы проводились опытные испытания и поставлялись существенные объемы СЗР, согласуются с пояснениями Ш-го А.Г. в данной части и заинтересованным лицом не опровергнуты.

Обосновывая предоставление производителю такой информации, заявители ссылались на исполнение дилерских договоров.

Дилерскими договорами, заключенными ЗАО «АБ» с иными заявителями, действительно предусмотрено предоставление дилерами производителю информации и различного рода отчетов о своей деятельности, в том числе по участию в процедурах закупок, такой сбор информации производителем осуществлялся, например, согласно электронному письму М-вич О.А. от 28.08.2020 затребовалась информация по географии поставок, включая хозяйства, называемые «стратегическими партнерами».

При таких обстоятельствах, вывод антимонопольного органа о том, что исполнение дилерами данных обязательств производилось именно с целью достижения соглашения о разделе рынка по кругу покупателей, не согласуется с имеющимся в деле доказательствами и оспаривается заявителями, соответственно, не может быть признан доказанным без устранения таких противоречий.

Представленные антимонопольным органом доказательства свидетельствуют, что сущность достигнутого заявителями соглашения, исходя из всех установленных и изложенных в судебном заседании представителями МАРТ его условий, была направлена на установление, поддержание и повышение цен на СЗР производства ЗАО «АБ» и АО «Ф «А» при их реализации конечным покупателям в рамках конкурентных закупочных процедур в целях получения максимальной прибыли как производителем, так и самими дилерами, а снижение данных цен допускалось в случаях, когда участниками закупочных процедур являлись субъекты хозяйствования, предлагавшие аналогичные товары иных производителей, с целью сохранения объемов продажи продукции и общей доли рынка ЗАО «АБ» и АО «Ф «А».

Таким образом, поскольку антимонопольным органом не было доказано преследование заявителями иных целей, нежели проведение согласованной ценовой политики, а обстоятельства, имевшие значение для квалификации действий субъектов хозяйствования по подпункту 1.2 пункта 1 статьи 20 Закона, не нашли своего подтверждения в ходе судебного заседания, выводы МАРТ о наличии соглашения, приведшего к разделу рынка по кругу покупателей, не могут быть признаны обоснованными.

Доводы заявителей о том, что антимонопольным органом были нарушены права заявителей, закрепленные в пункте 5 статьи 40 Закона, судом отклоняются как не основанные на действующем законодательстве.

В силу пункта 5 статьи 40 Закона заявитель, лицо, в отношении которого подано заявление о нарушении, лицо, в действиях (бездействии) которого антимонопольным органом обнаружены признаки нарушения антимонопольного законодательства, а также лицо, чьи права, свободы и законные интересы затрагиваются в связи с установлением факта наличия (отсутствия) нарушения антимонопольного законодательства, вправе знакомиться с содержанием заявления о нарушении и доказательствами, за исключением информации, составляющей коммерческую, служебную, иную охраняемую законом тайну, делать выписки из них, представлять доказательства, заявлять ходатайства, знакомиться с ходатайствами других лиц, возражать против ходатайств других лиц, давать пояснения в письменной и (или) устной формах.

При этом ни статья 40 Закона, предусматривающая порядок рассмотрения заявлений о нарушении, ни Положение о комиссии Министерства антимонопольного регулирования и торговли Республики Беларусь по установлению факта наличия (отсутствия) нарушения антимонопольного законодательства, утвержденное приказом Министра антимонопольного регулирования и торговли Республики Беларусь от 14.12.2016 №133 (в редакции на дату расследования), ни Инструкция о порядке рассмотрения обращений о нарушении антимонопольного законодательства, утвержденная приказом Министерства антимонопольного регулирования и торговли Республики Беларусь от 13.10.2017 №185 (в редакции на дату расследования), не содержат положений о необходимости уведомления о проведении антимонопольного расследования лиц, в действиях (бездействии) которых антимонопольным органом обнаружены признаки нарушения антимонопольного законодательства, либо о рассмотрении комиссией материалов такого расследования, из положений вышеперечисленных актов не следует обязательность реализации заявителями соответствующих прав именно на данных стадиях.

Нарушения антимонопольным органом требований к подготовке решения, установленных пунктом 3 статьи 44 Закона, суд также не усматривает.

Доводы заинтересованного лица о пропуске ООО «ПГ» 30-дневного срока на обжалование решения, предусмотренного пунктом 6 статьи 44 Закона, что является самостоятельным основанием к отказу в удовлетворении заявленных требований, суд считает несостоятельными.

Обжалуемое решение вынесено 13.04.2021, следовательно, последний день установленного Законом срока на его обжалование истекал 13.05.2021. Подача в суд заявления о признании недействительным ненормативного правового акта государственного органа является процессуальным действием, в связи с чем днем обращения ООО «ПГ» в суд с учетом письма Борисовского регионального узла почтовой связи Минского филиала РУП «Белпочта» №14-17/562 от 14.06.2021 является 13.05.2021, то есть последний день срока.

В соответствии с правилами статьи 133 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь, части третьей подпункта 1.26 пункта 1 статьи 288 Налогового кодекса Республики Беларусь, понесенные заявителями расходы на уплату государственной пошлины в части удовлетворенных требований суд относит на Министерство антимонопольного регулирования и торговли Республики Беларусь, расходы по уплате государственной пошлины за рассмотрение заявлений в оставшейся части суд относит на заявителей.

Руководствуясь статьями 133, 190 – 193, 199, 201 – 204, 230 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь, суд

РЕШИЛ:

Признать недействительным с момента принятия решение Министерства антимонопольного регулирования и торговли Республики Беларусь от 13.04.2021 №338/16-2021 в части установления факта наличия нарушений антимонопольного законодательства, предусмотренных подпунктами 1.1 и 1.2 пункта 1 статьи 20 Закона Республики Беларусь от 12.12.2013 №94-З «О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции», в действиях общества с ограниченной ответственностью «АС», общества с ограниченной ответственностью «БВ», областного коммунального унитарного производственно-торгового  предприятия по оказанию комплекса агротехнических, агротехнологических, агрохимических и снабженческо-торговых услуг «Б», признания наличия в отношении указанных субъектов хозяйствования оснований для вынесения предписания и начала административного процесса.

Признать недействительным с момента принятия решение Министерства антимонопольного регулирования и торговли Республики Беларусь от 13.04.2021 №338/16-2021 в части установления факта наличия нарушений антимонопольного законодательства, предусмотренных подпунктом 1.2 пункта 1 статьи 20 Закона Республики Беларусь от 12.12.2013 №94-З «О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции», в действиях общества с ограниченной ответственностью «В», общества с ограниченной ответственностью «ГА», общества с ограниченной ответственностью «ААБ», общества с ограниченной ответственностью «Э», общества с ограниченной ответственностью «ХСС», общества с ограниченной ответственностью «А», закрытого акционерного общества «КИ», совместного общества с ограниченной ответственностью «БС», закрытого акционерного общества «АБ», общества с ограниченной ответственностью «ПГ».

В остальной части в удовлетворении заявлений общества с ограниченной ответственностью «В», общества с ограниченной ответственностью «ГА», общества с ограниченной ответственностью «ААБ», общества с ограниченной ответственностью «Э», общества с ограниченной ответственностью «ХСС», общества с ограниченной ответственностью «А», закрытого акционерного общества «КИ», совместного общества с ограниченной ответственностью «БС», закрытого акционерного общества «АБ», общества с ограниченной ответственностью «ПГ» отказать.

Взыскать с Министерства антимонопольного регулирования и торговли Республики Беларусь в пользу общества с ограниченной ответственностью «АС» 1 450 рублей в возмещение расходов по государственной пошлине.

Выдать судебный приказ.

Взыскать с Министерства антимонопольного регулирования и торговли Республики Беларусь в пользу общества с ограниченной ответственностью «БВ» 1 450 рублей в возмещение расходов по государственной пошлине.

Выдать судебный приказ.

Взыскать с Министерства антимонопольного регулирования и торговли Республики Беларусь в пользу областного коммунального унитарного производственно-торгового предприятия по оказанию комплекса агротехнических, агротехнологических, агрохимических и снабженческо-торговых услуг «Б» 1 450 рублей в возмещение расходов по государственной пошлине.

Выдать судебный приказ.

Взыскать с Министерства антимонопольного регулирования и торговли Республики Беларусь в пользу общества с ограниченной ответственностью «В» 725 рублей в возмещение расходов по государственной пошлине.

Выдать судебный приказ.

Взыскать с Министерства антимонопольного регулирования и торговли Республики Беларусь в пользу общества с ограниченной ответственностью «ГА» 725 рублей в возмещение расходов по государственной пошлине.

Выдать судебный приказ.

Взыскать с Министерства антимонопольного регулирования и торговли Республики Беларусь в пользу общества с ограниченной ответственностью «ААБ» 725 рублей в возмещение расходов по государственной пошлине.

Выдать судебный приказ.

Взыскать с Министерства антимонопольного регулирования и торговли Республики Беларусь в пользу общества с ограниченной ответственностью «Э» 725 рублей в возмещение расходов по государственной пошлине.

Выдать судебный приказ.

Взыскать с Министерства антимонопольного регулирования и торговли Республики Беларусь в пользу общества с ограниченной ответственностью «ХСС» 725 рублей в возмещение расходов по государственной пошлине.

Выдать судебный приказ.

Взыскать с Министерства антимонопольного регулирования и торговли Республики Беларусь в пользу общества с ограниченной ответственностью «А» 725 рублей в возмещение расходов по государственной пошлине.

Выдать судебный приказ.

Взыскать с Министерства антимонопольного регулирования и торговли Республики Беларусь в пользу закрытого акционерного общества «КИ» 725 рублей в возмещение расходов по государственной пошлине.

Выдать судебный приказ.

Взыскать с Министерства антимонопольного регулирования и торговли Республики Беларусь в пользу совместного общества с ограниченной ответственностью «БС» 725 рублей в возмещение расходов по государственной пошлине.

Выдать судебный приказ.

Взыскать с Министерства антимонопольного регулирования и торговли Республики Беларусь в пользу закрытого акционерного общества «АБ» 725 рублей в возмещение расходов по государственной пошлине.

Выдать судебный приказ.

Взыскать с Министерства антимонопольного регулирования и торговли Республики Беларусь в пользу общества с ограниченной ответственностью «ПГ» 725 рублей в возмещение расходов по государственной пошлине.

Выдать судебный приказ.

Решение вступает в законную силу с момента его объявления, может быть обжаловано в кассационном порядке в соответствии со статьями 282 – 286 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь.

Судья                                                                                         

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации