Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  25711
4 августа 2022  762 4 августа 2022  512 4 августа 2022  552 4 августа 2022  580 28 июля 2022  1783

Решение Верховного Суда Республики Беларусь от 05.08.2020 по делу № 12-01/37-2020

28 августа 2020  429

дело № 12-01/37-2020

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Республики Беларусь

5 августа 2020 года судебная коллегия по делам интеллектуальной собственности Верховного Суда Республики Беларусь в составе

председательствующего судьи ….,

судей ….. и ….,

при секретаре судебного заседания ….,

с участием представителя органа, решение которого обжалуется – государственного учреждения «Национальный центр интеллектуальной собственности» – Т.,

представителя заинтересованного лица – компании «П», Республика Польша, – патентного поверенного Р.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении Верховного Суда Республики Беларусь гражданское дело по жалобе частного торгового унитарного предприятия «С», Республика Беларусь, на решение Апелляционного совета при патентном органе от 15 апреля 2019г.  №__,

У С Т А Н О В И Л А:

заявитель – частное торговое унитарное предприятие «С», Республика Беларусь, (далее – частное предприятие «С») – в жалобе суду просил отменить, как незаконное и необоснованное, решение Апелляционного совета при патентном органе (далее – Апелляционный совет) от 15 апреля 2019г. №__, которым ему было отказано в удовлетворении возражения против предоставления правовой охраны  в Республике Беларусь комбинированному товарному знаку «S…» по свидетельству Республики Беларусь №__ (далее – товарный знак №__), владельцем которого является компания «П», Республика Польша, (далее  – компания «П»). Заявитель также просил признать недействительным предоставление правовой охраны указанному средству индивидуализации в отношении товаров 18 класса Международной классификации товаров и услуг (далее – МКТУ): «кожа и имитация кожи, изделия из них, не относящиеся к другим классам; кошельки; портмоне; бумажники; визитницы [картодержатели]; ключницы; сумки; портфели; чемоданы [багаж]»; товаров 25 класса МКТУ: «одежда, головные уборы, их части и принадлежности, включенные в данный класс; одежда готовая; одежда верхняя; трикотаж [одежда]; одежда кожаная; спортивная одежда, относящаяся к данному классу; одежда форменная; белье нижнее; женское белье; блузы; рубашки; жакеты; жилеты; платья; брюки; юбки; пиджаки; костюмы; купальные и пляжные костюмы; спортивные костюмы; куртки [одежда]; плащи; пальто; джемперы; колготки; носки; чулки; изделия трикотажные; перчатки [одежда]; ремни, пояса [одежда]; шарфы; платки [одежда]; шали», а  также в отношении услуг 35 класса МКТУ: «реклама; интернет-реклама; услуги, связанные с оптовой и розничной торговлей товарами 18 класса МКТУ «изделия из кожи и имитация кожи, не относящиеся к другим классам; кожгалантерея; кошельки; портмоне; бумажники; визитницы [картодержатели]; ключницы; сумки; портфели» и товарами 25 класса МКТУ,  для которых зарегистрирован знак, за исключением товаров «обувь, ее части и принадлежности, включенные в данный класс»; продвижение товаров 18 класса МКТУ «изделия из кожи и имитация кожи, не относящиеся к другим классам; кожгалантерея; кошельки; портмоне; бумажники; визитницы [картодержатели]; ключницы; сумки; портфели» и товаров 25 класса МКТУ, для которых зарегистрирован знак, за исключением товаров «обувь, ее части и принадлежности, включенные в данный класс» и услуг для третьих лиц»; продвижение товаров 18 класса МКТУ «изделия из кожи и имитация кожи, не относящиеся к другим классам; кожгалантерея; кошельки; портмоне; бумажники; визитницы [картодержатели]; ключницы; сумки; портфели» и товаров 25 класса МКТУ, для которых зарегистрирован знак,  за исключением товаров «обувь, ее части и принадлежности, включенные в данный класс» и услуг для третьих лиц через Интернет».

Свои требования заявитель аргументировал несостоятельностью вывода Апелляционного совета об отсутствии оснований для удовлетворения возражения в силу п. 4 ст. 5 Закона Республики Беларусь «О товарных знаках и знаках обслуживания», полагая, что индивидуализирующая часть его фирменного наименования – обозначение «С…» – сходна до степени смешения с товарным знаком №__, а виды деятельности,  которые осуществляет заявитель, по своему назначению, условиям реализации и кругу потребителей однородны вышеназванным  товарам и услугам 18, 25 и 35 классов МКТУ, для индивидуализации которых зарегистрирован указанный товарный знак.

Заявитель  - частное предприятия «С» - в судебное заседание не явился. В заявлении суду от 31 июля 2020г. просил о рассмотрении дела в отсутствие его представителя.

          Представитель государственного учреждения «Национальный центр интеллектуальной собственности» (далее – патентный орган), решение которого обжалуется, Т. полагала жалобу  не подлежащей удовлетворению, указав на законность и обоснованность обжалуемого решения Апелляционного совета.

           Представитель заинтересованного лица – компании «П» – патентный поверенный Р. полагал жалобу не подлежащей удовлетворению.

          Заслушав объяснения юридически заинтересованных в исходе дела лиц, проверив и исследовав письменные доказательства по делу, судебная коллегия приходит к следующему.      

          Согласно п.п.1.1 п.1, ч.2 и ч.3 п.3,  п.4 ст.25 Закона Республики Беларусь «О товарных знаках и знаках обслуживания» в редакции от 5 января 2016г. (далее – Закон) предоставление правовой охраны товарному знаку может быть признано недействительным полностью или частично в течение срока действия правовой охраны, если она была предоставлена в нарушение требований, предусмотренных пунктом 1 статьи 2, статьей 4, пунктами 4 и 5 статьи 5 настоящего Закона.

Заинтересованное лицо или его представитель могут подать в сроки, предусмотренные пунктом 1 настоящей статьи, возражение против предоставления правовой охраны товарному знаку в Апелляционный совет, если правовая охрана была предоставлена в нарушение требований, предусмотренных пунктом 1 статьи 2, статьей 5 настоящего Закона, а также по основанию, предусмотренному подпунктом 1.3 пункта 1 настоящей статьи.

Порядок рассмотрения возражений Апелляционным советом устанавливается Советом Министров Республики Беларусь.

Решение Апелляционного совета, принятое по результатам рассмотрения возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку, может быть обжаловано в Верховный Суд Республики Беларусь в течение шести месяцев с даты его получения.

          В ходе судебного разбирательства установлено, что оспариваемый товарный знак был зарегистрирован 13 мая 2015г. в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания Республики Беларусь (далее – Реестр товарных знаков)  за  №__ с приоритетом от 15 сентября 2014г. на имя компании «П» в отношении:

 товаров 18 класса МКТУ: «кожа и имитация кожи, изделия из них, не относящиеся к другим классам; кожгалантерея; кошельки; портмоне; бумажники; визитницы [картодержатели]; ключницы; сумки; портфели; чемоданы[багаж]»; 
              25 класса МКТУ: «одежда, обувь, головные уборы, их части и принадлежности, включенные в данный класс; одежда готовая; одежда верхняя; трикотаж [одежда]; одежда кожаная; спортивная одежда, относящаяся к данному классу; одежда форменная; белье нижнее; женское белье; блузы; рубашки; жакеты; жилеты; платья; брюки; юбки; пиджаки; костюмы; купальные и пляжные костюмы; спортивные костюмы; куртки [одежда]; плащи; пальто; джемперы; колготки; носки; чулки; изделия трикотажные; перчатки [одежда]; ремни, пояса [одежда]; шарфы; платки [одежда];шали»;
             услуг 35 класса МКТУ: «реклама; интернет-реклама; услуги, связанные с оптовой и розничной торговлей товарами 18 и 25 классов МКТУ; продвижение товаров и услуг для третьих лиц; продвижение товаров и услуг для третьих лиц через Интернет; организация показов мод, выставок, торговых ярмарок и других мероприятий в коммерческих или рекламных целях; оформление витрин».

Оспариваемый товарный знак представляет собой комбинированное обозначение, состоящее из словесного элемента «S…» и изобразительного элемента в виде стилизованного изображения сердечка. Знак охраняется в черно-белом цветовом сочетании.

Срок действия регистрации товарного знака  - по 15 сентября 2024г. Сведения о предоставлении ему правовой охраны были опубликованы в официальном бюллетене патентного органа 15 июля 2015г., что подтверждается выпиской из Реестра товарных знаков от 23 декабря 2019г. 

          По делу также установлено, что частное предприятие «С»  было зарегистрировано в Едином государственном регистре юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (далее – ЕГР) решением администрации Октябрьского района  г. Гродно от 29 февраля 2008г., что подтверждается свидетельством о государственной регистрации указанного предприятия  и извещением о присвоении учетного номера плательщика.

Согласно п. 1.3 устава заявителя и выписки из ЕГР его полное наименование – частное торговое унитарное предприятие «С», сокращенное – частное предприятие «С». Индивидуализирующая часть названного фирменного наименования - обозначение «С»  - выполнено в кириллице стандартным шрифтом. Видами деятельности предприятия являются, в том числе, розничная и оптовая торговля  трикотажными и чулочно-носочными изделиями, одеждой, текстильными товарами, изделиями из кожи (п.1.18 устава).

          29 октября 2018г. частное предприятие «С» обратилось в патентный орган с возражением против предоставления правовой охраны товарному знаку №__ на имя компании «П» в отношении всех товаров и услуг 18, 25 и 35 классов МКТУ, для которых он зарегистрирован, за исключением товаров 25 класса МКТУ: «обувь, ее части и принадлежности, включенные в данный класс» и услуг 35 класса МКТУ: «услуги, связанные с оптовой и розничной торговлей обувью, ее частями и принадлежностями».

В обоснование возражения частное предприятие «С» указало,  что предоставление правовой охраны товарному знаку №__ противоречит требованиям п.4 ст.5 Закона, поскольку заявитель является обладателем исключительного права на фирменное наименование, право на которое возникло ранее даты приоритета оспариваемого товарного  знака, Индивидуализирующая часть фирменного наименования и оспариваемый товарный знак по критериям звукового, графического и смыслового сходства сходны до степени смешения.  Товары и услуги 18, 25 и 35 классов МКТУ, в отношении которых зарегистрирован товарный знак,  являются однородными услугам, оказываемым  заявителем на  дату приоритета оспариваемого знака.

  Апелляционный совет, установив отсутствие сходства до степени смешения оспариваемого товарного знака с фирменным наименованием заявителя, решением от  15 апреля 2019г.  №__ в удовлетворении возражения отказал и оставил в силе предоставление правовой охраны  в Республике Беларусь товарному знаку  №__ в отношении всех товаров и услуг, для индивидуализации которых знак зарегистрирован.

          Полагая решение Апелляционного совета незаконным и необоснованным, частное предприятие «С» в установленный законом шестимесячный срок обратилось в суд с настоящей жалобой.

          Указанные обстоятельства, кроме объяснений представителей юридически заинтересованных в исходе дела лиц, подтверждаются решением Апелляционного совета от 15 апреля 2019г. № __, а также исследованными в ходе судебного разбирательства материалами дела №__ Апелляционного совета по рассмотрению возражения частного предприятия «С» против предоставления правовой охраны указанному средству индивидуализации.

          Проверяя законность и обоснованность оспариваемого решения, судебная коллегия приходит к следующему.

Согласно п.1 и п.2 ст.1013 ГК Республики Беларусь (в редакции от 26 декабря 2007г., действовавшей на дату регистрации частного предприятия «С» в ЕГР), юридическое лицо имело исключительное право использовать фирменное наименование на товарах, их упаковке, в рекламе, вывесках, проспектах, счетах, печатных изданиях, официальных бланках и иной документации, связанной с его деятельностью, а также при демонстрации товаров на выставках и ярмарках, которые проводились на территории Республики Беларусь.

 Фирменное наименование юридического лица определялось при утверждении его устава и подлежало регистрации путем включения в Единый государственный регистр юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

В соответствии с п.4 ст.5 Закона (в редакции от 09 июля 2012г., действовавшей на дату приоритета оспариваемого товарного знака), не могли быть зарегистрированы в качестве товарных знаков в отношении однородных товаров обозначения, тождественные или сходные до степени смешения с охраняемым в Республике Беларусь фирменным наименованием (отдельными элементами такого наименования), право на которое в Республике Беларусь возникло у другого лица ранее даты приоритета регистрируемого товарного знака.

Согласно п.117 Положения о порядке регистрации товарного знака и знака обслуживания, утвержденного постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 28 декабря 2009г. № 1719 (в редакции от 14 января 2013г. действовавшей на дату приоритета оспариваемого товарного знака) (далее – Положение), обозначение считалось сходным до степени смешения с другим обозначением, если оно ассоциировалось с ним в целом, несмотря на их отдельные отличия. Оценка сходства обозначений производилась на основе общего впечатления, формируемого с учетом неохраняемых элементов. При этом формирование общего впечатления могло происходить под воздействием любых особенностей обозначения, в том числе доминирующих словесных или графических элементов, их композиционного и цветового исполнения и так далее.

В силу п.п. 120-121 Положения словесные обозначения сравнивались со словесными обозначениями, выполненными как стандартным шрифтом, так и в особом графическом исполнении (логотип).

Сходство словесных обозначений могло быть звуковым (фонетическим), графическим (визуальным) и смысловым (семантическим).

Признаки, определяющие звуковое (фонетическое), графическое (визуальное) и смысловое (семантическое) сходство словесных обозначений, содержались в п.п. 122-124 Положения.

Признаки, перечисленные в п.п. 122-124 настоящего Положения, могли учитываться как каждый в отдельности, так и в различных сочетаниях.

В соответствии с п.130 Положения при установлении однородности товаров определялась принципиальная возможность возникновения у потребителя представления о принадлежности этих товаров одному производителю.

Для установления однородности товаров могли приниматься во внимание род (вид) товаров, их потребительские свойства и функциональное назначение (объем и цель применения), вид материала, из которого они изготовлены, взаимодополняемость либо взаимозаменяемость товаров, условия их реализации (в том числе общее место продажи, продажа через розничную либо оптовую сеть), круг потребителей, традиционный или преимущественный уклад использования товаров и другое.

Вывод об однородности товаров и услуг делался по результатам анализа по перечисленным критериям в их совокупности в том случае, если товары или услуги по причине их природы или назначения могли быть отнесены потребителями к одному и тому же источнику происхождения.

Сравнив комбинированное обозначение, зарегистрированное в качестве оспариваемого товарного знака, и индивидуализирующую часть фирменного наименования заявителя – обозначение «С», Апелляционный совет пришел к выводу, что противопоставленные обозначения не сходны до степени смешения,    поскольку не  ассоциируются  друг с другом в целом в силу   оригинального графического исполнения  товарного знака и отсутствия у сравниваемых обозначений  семантического сходства.

Судебная коллегия считает данный вывод правильным на основании следующего.

Как установлено, в качестве товарного знака зарегистрировано комбинированное обозначение, содержащее словесный элемент  «S…»,  выполненный в латинице в особом графическом и шрифтовом исполнении,  две последних буквы  которого «r» и «s» разделены апострофом,  а начальная буква «S» выполнена заглавной.  Над буквой «i» вместо точки расположен изобразительный элемент в виде стилизованного изображения сердечка.

Индивидуализирующая часть фирменного наименования заявителя  представляет собой словесное обозначение «С», выполненное в кириллице строчными буквами стандартным шрифтом, за исключением буквы «С», выполненной заглавной.

Сопоставив указанные средства индивидуализации, судебная коллегия полагает, что  данные обозначения по критерию фонетического (звукового) сходства являются сходными, что обусловлено наличием в них близких и совпадающих звуков, одинаковым числом слогов, их расположением в одинаковой последовательности.

Судебная коллегия считает, что сравниваемые средства индивидуализации производят разное зрительное впечатление, поскольку имеют графические (визуальные) отличия в их исполнении, обусловленные использованием различных алфавитов при их написании (в латинице и кириллице), выполнением  товарного знака в особом графическом и шрифтовом исполнении, а индивидуализирующей части фирменного наименования – в простом шрифтовом исполнении, а также   наличием в товарном знаке изобразительного элемента в виде стилизованного изображения сердечка, расположенного над буквой «i» вместо точки.  Вышеперечисленные отличия  существенным образом, по мнению коллегии,  влияют на восприятие указанных обозначений как различных. 

Сравниваемые обозначения, по мнению судебной коллегии, не являются  сходными  и по критерию смыслового (семантического) сходства, поскольку обозначение  «S…»  представляет собой притяжательный падеж существительного «s..», являющегося лексической единицей английского языка,  и имеет значение в переводе на русский язык «принадлежащий с.», а  слово «С» в связи с его отсутствием в словарных статьях русского языка смыслового (семантического) значения не имеет.

В  связи с изложенным судебная коллегия считает, что вышеназванные обозначения, не ассоциируясь друг с другом в целом, не являются сходными до степени смешения.

Учитывая, что противопоставленный товарный знак и фирменное наименование  заявителя не являются сходными до степени смешения, однородность товаров и услуг товарного знака №__ услугам, осуществляемым частным предприятием «С» на дату приоритета указанного знака, правового значения для  разрешения данного спора не имеет.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия полагает правильным  вывод Апелляционного совета о том,  что предоставление в Республике Беларусь правовой охраны  товарному знаку  №__ не противоречит положениям  п. 4 ст. 5 Закона и считает необходимым в удовлетворении жалобы частного предприятия «С» на решение Апелляционного совета от 15 апреля 2019г. № __  отказать.

Довод  представителя заинтересованного лица – компании «П» – патентного поверенного Р. об отсутствии  у заявителя заинтересованности в оспаривании предоставления правовой охраны товарному  знаку №__ в связи с тем, что заявитель не осуществлял с использованием своего фирменного наименования деятельность в отношении товаров и услуг, для индивидуализации которых знак зарегистрирован, судебная коллегия признает несостоятельным исходя из следующего.

Так, из материалов дела следует, что право на фирменное наименование  возникло у частного предприятия «С» с даты его регистрации в ЕГР  - 29 февраля 2008г., то есть ранее даты приоритета оспариваемого товарного знака (15 сентября 2014г.), и использовалось им при осуществлении  предпринимательской деятельности на территории Республики Беларусь при  оказании  услуг оптовой и розничной торговли одеждой, текстильными, трикотажными, чулочно-носочными изделиями и кожгалантереей различных производителей. Указанные виды деятельности осуществлялись заявителем как на дату приоритета оспариваемого товарного знака, так и на дату подачи возражения в Апелляционный совет. 

Для индивидуализации услуг указанное предприятие  использовало своё фирменное наименование на вывеске торговых объектов, при их рекламе, в документации, связанной с торговлей товарами.

Данные обстоятельства подтверждаются: договорами поставки товаров для оптовой и розничной торговли на территории Республики Беларусь, заключенными частным предприятием «С» с различными субъектами хозяйствования в период с 20 мая 2008г. по 26 февраля 2019г., спецификациями и товаросопроводительными документами к ним; декларациями частного предприятия «С» в налоговый орган за период 2013-2014гг. и письмом инспекции Министерства по налогам и сборам Республики Беларусь по Ленинскому району  г. Гродно от 26 июля 2019г. об осуществлении заявителем вышеуказанной деятельности; специальными разрешениями (лицензиями) на право осуществления  розничной торговли в торговых объектах г.Гродно и в г.Витебске; документом, содержащим обязательный ассортимент товаров  в торговых объектах частного предприятия «С» на период действия лицензий; удостоверениями о государственной гигиенической регистрации продукции - одежды; договорами аренды помещений и фотографическими изображениями вывесок на  торговых объектах заявителя; страницами газет, содержащими рекламные объявления с указанием на индивидуализирующую часть  фирменного наименования заявителя.

В связи с изложенным судебная коллегия не находит оснований для отказа в удовлетворении жалобы по основанию отсутствия  заинтересованности заявителя в оспаривании предоставления правовой охраны товарному знаку №__.

Руководствуясь ст.ст. 302-306 ГПК Республики Беларусь, судебная коллегия

Р Е Ш И Л А:

частному торговому унитарному предприятию «С», Республика Беларусь, в удовлетворении жалобы на решение Апелляционного совета при патентном органе от 15 апреля 2019г. № __ отказать.

Решение вступает в законную силу немедленно после его провозглашения, обжалованию и опротестованию в апелляционном порядке не подлежит.

Председательствующий судья                                        

Судьи                                                                                 

                                                                                  

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации